Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Человек в экзистенциализме



Введение.

Девизом экзистенциализма может служить название книги французского философа, писателя Жана Поля Сартра “Экзистенциализм — это гуманизм”, как самое краткое и точное выражение смысла и назначения целого направления современной философии.(1)

Жан Поль Сартр, высвечивая неблагополучие мира и показывая его абсурдность, предлагает не падать духом, а мужественно выполнять свой человеческий долг, не страшась утрат, не склоняясь под ударами судьбы, спокойно делать свое будничное дело, когда же гнет действительности становится нестерпимым, отваживаться на бунт, устраняющий и ослабляющий этот гнет.(2)

Экзистенциальную философию отличают настроение высокой тревожности, иногда и трагичности. Начало философии не удивление, как учил Аристотель, а отчаяние, писал Кьеркегор. Он определял экзистенцию как inter-esse (бытие-между). Человеческое существование разорвано надвое, оно протекает в промежутке между бытием и ничто, Богом и внешним миром.

Внешний, предметный мир эта философия рассматривает как “отчуждённое бытие” человеческой экзистенции. Этот безличный мир, управляемый фатальными законами природы и истории, отрицает всякую свободу воли и стремится поглотить и растворить в себе экзистенцию. Здесь протекает повседневное существование индивидуума, для жизни в этом мире и предназначен разум. О подлинном же, экзистенциальном бытии человеку напоминают внеразумные эмоциональные состояния – безотчетный и беспричинный “страх” (Кьеркегор, Хайдеггер), “тревога” и “тошнота” (Жан-Поль Сартр), “скука” (Альбер Камю). (6)

Экзистенциализм, или философия существования (от позднелатинского existentia — существование) зародился в начале 20 века и в течение нескольких десятилетий завоевал широкое признание и популярность. Среди первых представителей экзистенциализма принято считать русских философов Льва Шестова и Николая Бердяева, хотя основное развитие это течение получило после 1—ой мировой войны в трудах немецких мыслителей Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса и в сороковых годах в работах Альбера Камю, Жана Поля Сартра и Симоны де Бовуар. В то же время своими предшественниками экзистенциалисты считают Паскаля, Достоевского и Ницше. (1)

Человек в экзистенциализме

 

Человек понимается в экзистенциализме как существо, приносящее жизнь в жертву своему предназначению. Изначальное определение личности состоит в «готовности к самопожертвованию», но не ради существующего идеала. Сознавая свою бренность, человек устремляется к вечному, но не к бессмертию души или человеческого рода, а к надвременной значимости безусловного принципа.

Сущность экзистенциалистской антропологии изложена М. Хайдеггером в работе «Бытие и время». Философ обозначает бытие человека как «Dasein» - бытие сознания, на русский язык это можно перевести как «бытие-сознание». По Хайдеггеру, ничто сущее, кроме человека, не знает о своей конечности, смертности, потому что только ему ведома временность, а с ней и само бытие.

Структуру бытия в ее целостности Хайдеггер обозначает как «заботу». Она представляет собой единство трех моментов: «бытия-в-мире», «забегания вперед», «бытия-при-внутримировом-сущем». Забота есть, по Хайдеггеру, целостная структура. Каждый из перечисленных моментов заботы является определенным «модусом» времени: «бытие-в-мире» есть модус прошлого, «забегание вперед» - модус будущего, а «бытие-при» - настоящего. Эти три модуса, взаимно проникая друг в друга, составляют единый феномен «заботы». Моменты времени - прошлое, настоящее, будущее - существенно отличаются от трех измерений «объективного» времени: прошлое - это не то, чего больше нет, - оно присутствует и определяет собой настоящее и будущее. Также и два других модуса. Если объективное время мыслится как однородная линия, то у Хайдеггера каждый из моментов времени приобретает качественную характеристику. Модус прошлого выступает как «фактичность», модус настоящего - как «обреченность вещам», сущему; модус будущего - как «проект», постоянно на нас воздействующий. В этом смысле экзистенциальный поток времени идет не от прошлого к будущему, но и в обратном направлении.

В зависимости от того, какой модус времени оказывается выдвинутым на первый план, будущее, направленность к смерти, или настоящее, обреченность вещам, - в зависимости от этого человеческое бытие будет подлинным или неподлинным. Неподлинное бытие - перевес моментов настоящего - выражается в том, что «мир вещей» заслоняет от человека его конечность. Вещественно-природная и социальная среда, в которой существует человек, является его неподлинным бытием. Человеческое бытие оказывается полностью поглощенным своей средой и рассматривает себя как вещь.

Характерной особенностью неподлинного бытия является, по Хайдеггеру, своеобразная структура его отношений с другими людьми. Во-первых, человек рассматривает себя по аналогии с сущим и с любым другим человеком, выступающим тоже как сущее, поэтому возникает так называемый объективный взгляд на личность, при котором она оказывается вполне заменимой любой другой личностью. Эта взаимозамещаемость, мысленная подстановка себя «на место любого человека» создает феномен усредненности. Во-вторых, поскольку индивиды взаимозамещаемы, то «другой» не есть кто-то определенный, а другой «вообще». «Человеческое бытие как повседневное бытие-друг-с-другом стоит под знаком господства Других. Другие отняли у него бытие... Причем эти Другие не являются определенными Другими. Каждый сам принадлежит Другим и усиливает их власть. Субъектом является не тот и не этот, не я сам и не некоторые и не сумма всех. Субъект - это нечто Среднее, «Man».

Изображая неподлинный мир, «Man», где индивиды полностью «взаимозамещаемы», Хайдеггер рисовал реальность «массового общества» XX века, где обесценивается индивидуальность, где каждый хочет быть «таким же, как другой». Шаблонный образ жизни человек воспринимает как «извечный», не ставит его под сомнение и ощущает себя счастливым, когда отождествляет себя с коллективным конформизмом, с этим всесильным «Man». Такое массовое общество служит питательной средой для тоталитарных режимов.

«Подлинное существование» у Хайдеггера - это осознание человеком своей исторической конечности и свободы. Оно достижимо только «перед лицом смерти» в так называемых пограничных ситуациях. Человек вырывается за пределы неподлинного существования, ощутив «экзистенциальный страх». Этот страх не есть боязнь чего-то конкретного. Онтологический страх - это боязнь не найти своего предназначения, ради которого человек жертвует благами, своей жизнью. Страх как в основе своей страх смерти раскрывает перед человеком новую перспективу - смерть. Страх - основное ощущение человеческого бытия - выступает как средство обращения к своему Я, «вырывает нас из-под власти Man, изолирует от других, предоставляя нас самим себе и обнажая правду о нашем одиночестве».

Мир, согласно взглядам другого крупного представителя экзистенциализма Ж.П. Сартра, - это «универсальное не то», полное отсутствие чего-либо, соответствующего человеческим ожиданиям, понятиям. Быть реальным - значит оказываться чуждым сознанию, противоположным предполагаемой упорядоченности мира, а в пределе - абсурдным. Такое понимание мира говорит об убеждении Сартра в том, что бога не существует.

Если мир ни в чем не похож на бога и не позволяет рассчитывать на него, следовательно, мир не способен воздействовать на человека, побуждать его, определять его поступки. Сартр отрицает детерминированность человеческого поведения. Тайна человеческого поведения состоит в его абсолютной необусловленности, спонтанности, и всякая попытка объяснить поступок обстоятельствами или склонностями есть уловка. В этой уловке выражает себя малодушие и страх перед личной ответственностью. Поэтому с человека можно спрашивать за все, что он совершил, не делая скидок на обстоятельства его жизни или прирожденные ему склонности, инстинкты.

Миру как «в-себе (бытию)», в котором нет ничего похожего на намерение, противостоит у Сартра человек в качестве чистого «для-себя (бытия)», которое является сплошной преднамеренностью. У человека вообще не бывает непроизвольных действий. Сартр считает, что у человека якобы безотчетные, бесцельные действия выражают определенную расчетливость и целенаправленность. Падая в обморок, человек просто отрицает ситуацию, которая стала невыносима. В этом смысле всякий «эмоциональный приступ» разыгрывается человеком.

Таким образом, «безотчетные действия», во-первых, осуществляются преднамеренно, сознательно, во-вторых, эта преднамеренность может выражать себя в частичном или полном (как при обмороке) выключении сознания, в самоинспирируемом беспамятстве. Согласно Сартру, субъект «безотчетных действий» вдвойне отвечает за то, что творит, ибо он не только творит акцию, но и обеспечивает себе «алиби». Поведение этого поддельного безумца раскрывает тайны человеческого поведения вообще. Таким образом, люди безгранично свободовольны, они непознавательным образом знают об этом свободоволии и маскируют свою сущность вплоть до полного погашения сознания как инстанции, свидетельствующей об их не имеющей предела вменяемости.

Сартровская мораль утверждает готовность сознаться и отвечать за все, что совершилось при твоем, даже бессознательном, участии. Сартр называет это решимостью «взвалить на себя бремя бытия» или «выбором». Речь не идет о способах разрешения ситуации, сущность «выбора» во вседозволенности при условии последующего осуждения и расплаты. Можно даже убить при условии, что индивид, намеревающийся это сделать, не станет увиливать от ответа, искать оправдания. Поэтому мораль сводится к признанию своей полной подсудности.

Таким образом, теоретики экзистенциализма выдвигали важную в философии идею об уникальности, неповторимости человека. «Место, которое определенный индивид в каждый данный момент занимает в бытии, совершенно неповторимо. Каждый человек имеет миссию истины», - писал Ортега-и-Гассет.46 Каждый человек должен выражать свою неповторимую индивидуальность, свое «Я». (3)