Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эстетика / Николай Гаврилович Чернышевский

Признанным главою революционно-демократической идеологии России был Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889), которого К. Маркс назвал «великим русским ученым и критиком». Чернышевский - это человек действия, борец, революционер, создавший целую эпоху в различных отраслях знания: философии, политической экономии, истории, этике, истории общественной мысли и т. д. Он является также выдающимся художником слова. Особое место в научной деятельности великого мыслителя занимали проблемы эстетики. Разносторонне образованный, обладающий превосходным эстетическим вкусом, философ-материалист, соединяющий в себе величие художника и мыслителя, Н. Г. Чернышевский смог достичь таких глубин проникновения в эстетическую проблематику, каких не смог достичь ни один буржуазный мыслитель той эпохи. То, что В. И. Ленин говорил о Чернышевском как о писателе и мыслителе, полностью относится к нему как эстетику. «Чернышевский, - писал В. И. Ленин, - единственный действительно великий русский писатель, который сумел с 50-х годов вплоть до 88-го года остаться на уровне цельного философского материализма и отбросить жалкий вздор неокантианцев, позитивистов, махистов и прочих путаников. Но Чернышевский не сумел, вернее, не мог, в силу отсталости русской жизни, подняться до диалектического материализма Маркса и Энгельса» (Ленин В.И. Поли. собр. соч. - Т. 18. - С. 384).

Разрабатывая свою эстетическую теорию, Чернышевский опирался на достижения зарубежной и отечественной эстетической мысли. Вместе с тем он был глубоко оригинальным мыслителем. Одна из больших заслуг Чернышевского заключается в том, что он подверг всестороннему критическому анализу немецкую идеалистическую эстетику, в частности гегелевскую, составляющую тогда вершину мировой эстетической мысли. Однако им были глубоко усвоены достижения немецкой классической философии в области методологии (диалектика) и применены в анализе основных эстетических понятий.

Чернышевский впервые в истории домарксистской эстетической мысли сделал попытку на принципах философского материализма построить систему эстетических категорий.Таким образом, речь идет не о разрозненных высказываниях по вопросам эстетики, а о разработке фундаментальных понятий эстетической науки на основе материалистической теории, хотя она и несет на себе отпечаток известной ограниченности. При этом широкие философские обобщения делаются русским мыслителем при скрупулезном изучении конкретных фактов литературы и искусства, а также на материалах самой жизни. Таким образом, в эстетической теории Чернышевского мы видим соединение широких философских обобщений с обстоятельным анализом конкретных явлений художественно-эстетической жизни России и зарубежных стран. Его исследования отличаются философской глубиной и исторической конкретностью и всецело подчинены задачам революционного преобразования России. Внешне главные эстетические труды Чернышевского носят абстрактно-академический характер, но внутренне они полны энергии и движения, заключают в себе обобщение конкретных фактов и имеют определенную социально-политическую направленность. Не случайно его диссертация и другие труды стали программой русского реалистического искусства XIX в. Все демократически-гуманистические тенденции русской художественной культуры его эпохи восходят к Чернышевскому (речь идет не только о литературе, но и о изобразительном искусстве, музыке, театре и т. д.).

Приступая к написанию своего основного труда «Эстетические отношения искусства к действительности», Чернышевский ясно осознавал новаторскую сущность своего исследования. Он полагал, что речь идет не об исследовании частных проблем эстетической науки, а о коренном пересмотре ее фундаментальных понятий, более того, о пересмотре ее исходных философских принципов.
«Уважение к действительной жизни, недоверчивость к априорическим, хотя бы и приятным фантазиям, гипотезам, - пишет в самом начале своей диссертации Чернышевский, - вот характерные направления, господствующие ныне в науке. Автору кажется, что необходимо привести к этому знаменателю и наши эстетические убеждения, если еще стоит говорить об эстетике».

Как известно, основные эстетические категории вырабатывались на протяжении длительного времени. Чернышевский не мог не заметить, что категория прекрасного занимала центральное место среди других эстетических понятий. Более того, часто другие эстетические категории рассматривались как модификации прекрасного. На уровне философского обобщения эта проблема выступает в форме осознания отношения между красотой и искусством. Н. Г. Чернышевский решает ее в плане расширения области художественного познания. «Область искусства, - пишет он, - не ограничивается областью прекрасного в эстетическом смысле слова, прекрасного по живой сущности своей, а не только по совершенству формы: искусство воспроизводит все, что есть интересного для человека в жизни». С этой точки зрения становится понятным спор между революционными демократами и либералами по вопросу, что является подлинным предметом искусства.

Основной задачей искусства для Чернышевского и его единомышленников были социальные преобразования. Это высокое предназначение могло выполнить только такое искусство, которое правдиво отображало бы наиболее важные проблемы общественной жизни эпохи. В этом свете становится понятной теоретическая борьба между двумя направлениями в русской литературе: гоголевским и пушкинским.

Концепция прекрасного Чернышевского полностью подчинена решению одного из важнейших вопросов эстетики - обоснованию художественного метода - реализма. Проблеме прекрасного великий русский мыслитель отводит центральное место.
И это вполне понятно: речь идет об основной эстетической категории. Здесь он выступает с обстоятельной критикой идеалистического истолкования прекрасного. Объектом критики является последователь Гегеля - Фишер. У Фишера трактовка прекрасного в природе приобретает такой характер, когда становится совершенно неясным, чем обусловлена естественная красота, ибо выдвигаемые им субъективные и объективные детерминанты причудливо переплетаются. Правда, у Гегеля имеют место известные колебания на этот счет, поэтому проблемы природной красоты он рассматривает сравнительно бегло, уделяя главное внимание прекрасному в искусстве.

Н. Г. Чернышевский видел разницу между Гегелем и Фишером. Главные удары сосредоточивает он на Фишере, поскольку недостатки идеалистической трактовки основных категорий проявились особенно отчетливо у либеральных интерпретаторов Гегеля, каким являлся Фишер. Следовательно, дело не только в причинах цензурного порядка, хотя это имело решающее значение. Чернышевский выдвинул совершенно новую концепцию прекрасного. Прежде всего он выступил против идеалистического истолкования этой категории. В этом плане заслуживает внимания его обстоятельная критика Гегеля и Фишера. Он отвергает сам идеалистический подход их к данной проблеме. Гегель и Фишер исходят из того, что в основе всех явлений природы лежит «идея», порождающая все многообразие природных форм. По Чернышевскому, «в природе нечего искать идей; в ней есть разнородная материя с разнородными качествами...». Таким образом, как следствие основной идеалистической посылки, гегелевское определение прекрасного несостоятельно. Но это определение не выдерживает критики, будучи взято и вне связи с общими идеалистическими установками. В самом деле, когда Гегель говорит, что прекрасное есть полное выражение идеи, то это означает лишь то, что прекрасное есть не что иное, как превосходное в своем роде. Совершенно справедливо, говорит Чернышевский, что предмет должен быть превосходен в своем роде, чтобы называться прекрасным, но роды бывают разные, и не все превосходное в своем роде прекрасно. Следовательно, гегелевское определение прекрасного, как полного соответствия отдельного предмета с его идеей, слишком широкое.

Совершенно иной смысл, отмечает Чернышевский, имеет другое выражение, которое отождествляется с первым: «...прекрасное есть единство идеи и образа, полное слияние идеи с образом». Но в данном случае имеется в виду сфера искусства и мастерства. В этом плане надо различать следующие высказывания: «прекрасно нарисовать лицо» и «нарисовать прекрасное лицо». Но в таком утверждении содержится зародыш того направления в эстетике, когда прекрасное в искусстве начинает становиться выше прекрасного в действительности. А это противоречило основным установкам Чернышевского. Не случайно в своих главных эстетических трудах он обстоятельно критикует все аргументы Фишера в пользу тезиса о превосходстве красоты искусства над красотою природы. Шаг за шагом он отвергает утверждения Фишера, которые свидетельствуют о том, что прекрасное, создаваемое искусством, выше прекрасного в природе. Упреки прекрасному в природе известны: прекрасное в природе непреднамеренно, оно редко встречается в действительности, мимолетно, непостоянно, сочетается с антиэстетическими процессами жизни и т. д. Опровержение идеалистических постулатов дано с такой основательностью, какой мы до этого не встречали в мировой эстетической мысли.

В своем толковании прекрасного Чернышевский исходит из материалистических установок. Для него прекрасное объективно, существует в самой действительности, присуще самим предметам и явлениям реального мира. Но он пытается понять прекрасное в его органической целостности, его существенных признаках. Это не абстрактная гармония, не единство в многообразии, те или иные разрозненные материальные качества вещей и явлений, это некая целостность, принимающая самые разнообразные формы. Для Чернышевского это жизнь, и не только как чисто биологический процесс, жизнедеятельность. «В прекрасном, - пишет он, - есть что-то милое, дорогое нашему сердцу. Но это «что-то» должно быть нечто чрезвычайно многообъемлющее, нечто способное принимать самые разнообразные формы, нечто чрезвычайно общее; потому прекрасными кажутся нам предметы чрезвычайно разнообразные, существа, совершенно непохожие друг на друга. Самое общее из того, что мило человеку, и самое милое ему на свете -жизнь; ближайшим образом такая жизнь, какую хотелось бы ему вести, какую любит он; потом и всякая жизнь, потому что все-таки лучше жить, чем не жить... прекрасное есть жизнь; прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, какова должна быть она по нашим понятиям; прекрасен тот предмет, который выказывает в себе жизнь и напоминает нам о жизни». Это самое глубокое определение прекрасного. Оно имеет решающее значение для правильного понимания сущности искусства.

Тезис Чернышевского - «прекрасное есть жизнь» -снимает покров таинственности с основного эстетического понятия, которое было запутано идеалистической эстетикой. Он открывает путь к материалистическому истолкованию прекрасного. Чернышевский не отвергал таких характеристик прекрасного, как гармония, единство многообразия и др., но он считал -их слишком общими и поэтому формальными. Он считал своей задачей выявить содержание момента красоты. В качестве главного критерия он берет жизнь. Это согласуется с его материалистическим принципом в философии. Рассматривая различные «царства природы», Чернышевский приходит к мысли, что прекрасное в природе «имеет значение прекрасного только как намек на человека». И отсюда он делает вывод: «Поэтому, показав, что прекрасное в человеке жизнь, не нужно и доказывать, что прекрасное во всех остальных областях действительности, которое становится в глазах человека прекрасным только потому, что служит намеком на прекрасное в человеке и его жизни, также есть жизнь». Выдвигая в качестве критерия прекрасного жизнь в ее высшей форме выражения - человеческой жизни, Чернышевский, в сущности, расшифровывает эстетические понятия, которые высказывались различными эстетиками, начиная с античности: «мера», «гармония», «целесообразность», «закономерность» и др. В раскрытии содержания названных категорий состоит величайшая заслуга Чернышевского как эстетика. Он сформулировал новые методологические принципы в анализе эстетических явлений. Данные современных конкретных наук подтверждают основные теоретические и методологические принципы Чернышевского.

Громадная заслуга Чернышевского заключается также в том, что он не только открыл объективные основы красоты, но и показал, что понятия о прекрасном являются «следствиями образа жизни» людей. Понятия о красоте у простого народа несходны и даже противоположны с понятиями высших классов.
Говоря о том, что идеалы людей зависят от их образа жизни, Чернышевский вовсе не склонен признавать равноправность эстетических вкусов различных социальных групп. Совершенно ясно, что идеал светской красавицы или идеал, сложившийся в купеческом сословии, Чернышевскому представляется отклонением от нормы. Подлинной нормой красоты являются для него понятия простого народа. «В красавице, по понятиям простого русского человека, - пишет он, - мы не найдем ни одной черты, которая не была бы выражением цветущего здоровья и его причины жизни в умеренном довольстве при работе, не доходящей до изнурительности».

Попытки охарактеризовать эстетические идеалы различных слоев русского общества встречались и до Чернышевского. Но это были отдельные зарисовки, носившие отрывочный характер. Для Чернышевского это методологический прием, который был принят в дальнейшем русской революционно-демократической критикой и получивший законченное научное обоснование в марксизме. Классовый подход к анализу эстетических вкусов и эстетических идеалов является одним из выдающихся завоеваний русской революционно-демократической эстетики.

Говоря о том, что прекрасное есть жизнь, Чернышевский вовсе не хотел сказать, что реальная действительность представляет собою воплощение совершенства. Здесь есть и прекрасное, и уродливое. Цель человеческой деятельности - преобразовать мир таким образом, чтобы он отвечал представлениям людей о хорошей жизни. Речь идет о преобразовании природы и общественной жизни. Революционная программа преобразования России, о чем Чернышевский говорил неоднократно, известна. Но он уделял большое внимание и проблемам покорения природы.

Таким образом, тезис о том, что источник красоты - сама действительность, не есть ее идеализация, а призыв повернуться лицом к ней, постичь ее глубины и преобразовать ее в соответствии с тем, «какой она должна быть». Источником искусства, стимулом художественного творчества является жизнь, реальная действительность, которая должна быть признана и преобразована в соответствии с потребностями человека. Как видим, концепция прекрасного Чернышевского всецело направлена на обоснование реалистического искусства.

Известное внимание Чернышевский уделял категории возвышенного - одной из основных категорий классической эстетики.
Здесь он также выступает против идеалистического истолкования этого понятия. В противоположность идеалистическому определению возвышенного Чернышевский предлагает свое. «Возвышенное есть то, что гораздо больше всего, с чем сравнивается нами». «Возвышенный предмет предмет, много превосходящий своим размером предметы, с которыми сравнивается нами; возвышенно явление, которое гораздо сильнее других явлений, с которыми сравнивается нами».

Два обстоятельства важно подчеркнуть, рассматривая концепцию возвышенного у Чернышевского. Во-первых, для него эта категория имеет значение, так как открывает путь к расширению предмета искусства (для идеалистической эстетики она является лишь модификацией прекрасного); во-вторых, для него оно служит теоретическим обоснованием необходимости создания в искусстве героического характера (героическое есть частное выражение возвышенного, что естественно для философа-революционера).

Мировое значение эстетики великого русского мыслителя заключается в том, что впервые в истории эстетической мысли он дал развернутую критику наиболее распространенных учений об основных эстетических категориях и попытался создать свою систему категорий этой науки на основе материалистического мировоззрения.