Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Я не понял, что он имеет в виду, пока он жестом руки не показал поверх моего плеча. Я оглянулся и снова увидел Сатану, улыбавшегося своей отвратительной улыбкой.



– Что, захотелось узнать причину моей плохой репутации? Некоторые говорят, что она мной заслужена, но они просто невежды. В действительности она не что иное, как ваше отражение, вас, жалких людишек, отражение вашей собственной низменности.
– Как это?

– Твой друг уже рассказал тебе о моей цели. Я отвлекаю детей Адама от их Создателя и сбиваю их с пути истинного так, чтобы они отвернулись от Него, и мне ни с кем не пришлось делить мою любовь к Нему. Чтобы поймать их в ловушку нафса, самости, для меня все средства хороши. Если необходимо, я использую для отвлечения даже самые благородные качества и поступки.

– Невозможно!.. Как же добро может быть разрушительным?

– Это просто. Когда верующий совершает праведный поступок, я делаю так, чтобы этот поступок показался ему прекрасным. Я нашептываю сладкие слова поощрения, говоря им, какие они замечательные. Они исполняются чувством самодовольства и начинают много мнить о себе – вместо того, чтобы вспомнить о Боге, которому на самом деле принадлежит вся хвала. Я заставляю их гордиться своими действиями, так что они раздуваются от важности и начинают смотреть на других свысока.

– Действительно невероятно!

– А я и есть невероятный парень. Теперь-то ты начинаешь понимать. Ну, так дальше. Если эту тактику постигает неудача, я толкаю их на дорогу благих намерений. Когда они заняты добродетельными действиями – например, поминанием Бога, я нашептываю им в уши: “Приближается время молитвы, а ты ведь можешь поминать Бога в любое время. Если пропустишь время молитвы, ты допустишь небрежение по отношению к своему долгу. Иди, соверши свои молитвы – и можешь вернуться к поминанию”. Когда я отвлеку их, таким образом, далее я соблазняю их, подталкивая к возвращению в мир, говоря: “Ты выполнил свой долг перед Богом и заслужил отдых. Ты можешь вспоминать Его позднее. А сейчас выпей чаю, поговори с друзьями, ты заслужил это”. Так, вытесняя одно за другим хорошие намерения, я отвлекаю их от первоначальных замыслов и увожу от поминания Бога. Поистине у меня в запасе несметное количество способов добиваться своего, используя даже высочайшее благо.

Правда, я редко прибегаю к таким уверткам. В своих усилиях сбить человеческие существа с пути истинного я сперва всегда играю на низменных чувствах. Только когда я терплю в этом неудачу, я использую добро. И в самом деле, с чего бы это мне обращаться к благому, если того же самого я гораздо легче добьюсь с помощью неблагого?

Единственная причина, по которой меня знают как гнусного и подлого – в том, что это именно те качества, благодаря которым люди обычно отвращаются от своего Создателя. Так что для достижения своих целей я прибегаю к добру крайне редко. Если бы вы сами не были так низки и гнусны, я никогда бы не заработал такой плохой репутации. Всё, что ты видишь во мне, не более чем твое собственное отражение. Так что нечего проклинать меня, а если уж очень хочется, так проклинай самого себя.

Я не знал, что сказать. Опять Сатана преуспел. Мой ум пребывал в полном смятении. Как можно спорить с ним? У него были ответы на все вопросы, и они были так же неуязвимы, как чернота его души. В совершенном отчаянии я повернулся к человеку в зеленом плаще, преклонил колени и взмолился о помощи.

– Я думал, что ты хоть чему-нибудь научился, но сейчас вижу, что ты всё так же слеп. Когда мы говорили с тобой, я открыл тебе единственный способ обхождения с Сатаной. Ты не послушал, зачем же начинать всё сначала?

– Я буду, послушен теперь, обещаю. Не отказывайте мне.

Выслушав это, Сатана впервые обратился к человеку в плаще:

– Да, скажи, пожалуйста. Мне бы тоже хотелось услышать, что это за единственный способ обхождения со мной.

Не обращая внимания на Сатану, человек в плаще взял меня за руку:

– Бог милостив. Я говорю тебе то, что уже сказал однажды. Возможно, на этот раз ты внемлешь моим словам.

– Обещаю. Ненависть моя к Сатане придала мне сил.

– Нет, даже это ошибка. Есть только одна вещь, которую Сатана не может вынести и что может изгнать его прочь. Не обращай на него никакого внимания. Не имеет значения, что он говорит или делает. И это всё, ничего более. И он покинет тебя. Даже ненависть к Сатане играет ему на руку. Ведь ненависть к Сатане отвлекает от любви к Богу. Ты должен совершенно утратить всякий интерес к Сатане, относясь к нему как к чему-то незначительному, так, чтобы, освободившись, ты мог полностью предать себя Богу. Забудь Сатану и себя, помни Единого. И Сатана станет бессильным и немощным перед тобой.

И тут внезапно я осознал, что все мои изыскания были заблуждением. Я потратил столько сил за все эти годы, выясняя всё возможное о Сатане, силясь понять его, а настоящий ответ оказался таким простым: игнорируй его, забудь о нем.

Когда я взглянул на Сатану, я увидел, как впервые за всё время высокомерие и самонадеянность слетели с него. Он побледнел, как будто был сильно испуган. Голос человека в плаще отвлек мое внимание от Сатаны.

– Ты должен стать подобным Рабии. Она была одной из величайших влюбленных в Бога. Однажды Сатана в своей ревности решил попробовать отвлечь ее от Возлюбленного, хотя бы на миг. Притворившись убогим нищим, Сатана приблизился к Рабии и попросил позволения задать ей вопрос. Будучи смиреной женщиной, она, конечно, согласилась.

– Ты любишь Всемогущего?

– Да. Нет у меня иной любви, кроме Него.

– Тогда ты должна ненавидеть Сатану и быть его врагом.

– Вовсе нет, – отвечала она, – я столь преисполнена любви к Милостивому, что в моем сердце нет места и времени для ненависти к Сатане.

Услышав это, Сатана издал страшный вопль – такого я никогда не слышал. Когда же я хотел посмотреть на него, он исчез без следа. Я повернулся к человеку в плаще, но обнаружил, что и он исчез. Оставшись один, я подумал, уж не привиделось ли мне всё это? И возможно ли, чтобы это было лишь сном или фантазией?

Я стоял смущенный, не зная, что делать дальше. Оборванный уличный мальчишка робко приблизился ко мне. Он был похож на меня – такого, каким я был много лет назад, до начала моих поисков.

– Извините, господин. Это для вас.