Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Фрэнк, не засыпай!

 

Утро. Какие могут быть ассоциации? Уж точно не с головной болью, пусть и легкой, хотя от этого она лишь раздражала еще больше. Окно, как я посмотрю, никто так и не подумал закрыть. Не то, чтобы холодно, просто неприятный сквозняк.

После того, как мы вчера вернулись обратно, я даже не удосужился посмотреть, где лег. А спали этой ночью мы, как и тогда. Я на правом от входа дивана, а Габриэль на левом. Кстати, он еще спит или уже встал?

- Спит… Хах, соня. – еле слышно проговорил я.

Откинув от себя одеяло, я, хорошенько потянувшись, встал с дивана и окинул взором квартиру. Все так же, как и в первый раз. Полупустые шкафы стояли на своем месте, камин посреди стены был на своем месте, а дверь на кухню все так же не закрытой. Удивительно было бы подумать, что эта квартира могла стать для меня вторым домом, после двух пережитых здесь ночей. Но нет, она не стала.

Ти-ши-на. Даже в лучшие годы своей жизни я никак не мог припомнить такую тишину с утра. То сестра, громко шумя, готовила завтрак с мамой на кухне, то отец… Ах, да. Впрочем, неважно. Сколько же времени? Без десяти восемь утра. И когда это я повадился так рано вставать? Ну да ладно, сейчас бы только принять душ.

Грязный, неумытый, с явной щетиной и с беспорядком на голове, в моих густых волосах, я мог напугать кого угодно. А ведь от меня еще и плохо пахло…

Дверь комнаты, в которой спит Фрэнк неожиданно открылась, вышел, слегка покачиваясь, еще не до конца проснувшийся новоиспеченный член Семьи. Полу открытыми глазами он заметил, как я давно уже встал и помахал мне рукой. Значит, девятнадцать? Вооруженное ограбление, да еще и убийство. Не легка была дальнейшая судьба таких, как он. Да и «таким как я» тоже уже не было места в этом обществе. Но отбросим плохое, утро все же.

- Ты хочешь в туалет? – шепотом спросил он меня.

- Нет, можешь идти.

- Ага.

В одной майке, да трусах он побрел в ванную. Габриэль все так же крепко спал, укрывшись одеялом. Побродив немного по комнате, я посмотрел в окно, на улицу. Те немногочисленные люди, что вышли с утра уже куда-то спешили. В основном все на работу.

- Зачем такая суета? – тихо спрашивал себя я.

Но вот вскоре Фрэнк покинул ванную комнату, вновь уйдя в уже ставшую его комнату, дав мне возможность пойти и принять ванну. Раздевшись, я с удовольствием залез в ванну. Наконец-то, теплая водичка, как мне не хватало горячего душа. В тюрьме мы, конечно, мылись, но не так часто, как хотелось бы.

Прошли добрые полчаса, а может даже и целый час. Чистенький, свежевыбритый, ухоженный, я вышел из ванной комнаты. Габриэль и Фрэнк тоже решили встать. Первый заправлял диваны, на которых мы проспим, я чувствую, еще не одну ночь. А второй уже что-то готовил на кухне.

- Наконец и ты решил встать…

- Черт, я никогда так хорошо не спал.

- Это ведь Фрэнк чего-то готовит на кухне?

Заправив диван, он подошел к двери, ведущей на кухню, слегка заглянул в нее и удивленно спросил:

- Да, а в чем дело?

- Просто, удивляюсь.

Легкая его усмешка дала понять, что не у меня одного было с утра хорошее настроение.

- И чего удивительного, идем.

Войдя на кухню, я снова вспомнил отрывок из прошлого, как призрак преследующего меня. Почему-то все мне показалось таким знакомым. Да, конечно, кухня Габриэля была несколько другой, но планировка почти такая же. Кажется, я вот-вот услышу сестричкин смех, и недоумевающий голос матери, которая не всегда разделяла ее принципы готовки со своими.

- Фрэнк, тебе только не хватает одежды, как у домохозяйки. – шутил Габриэль.

Но казалось, он был слишком сконцентрирован, чтобы отвлечься. Усевшись за стол, я еще раз окинул взором улицу и спросил его что же он там готовит.

- Сосиски!

Надо же, что-то мясное.

Вот уже и Габриэль сидел рядом со мной за столом и ждал, когда же он закончит и подаст нам завтрак. Через несколько минут, Фрэнк закончил жарить, достал тарелки и, держа сковородку в другой руке, а тарелки в другой, подошел к столу и стал раскладывать каждому по тарелке, а на них класть сосиски. Каждому досталось аж по три сосиски, не могу представить, где и когда он успел их достать.

Я раздал каждому по вилке и паре кусков хлеба, который ютился в хлебнице еще с прошлого нашего похода в магазин. Наконец мы все уселись и принялись за завтрак. Когда сосиски с большим удовольствием были почти съедены, Габриэль, евший до этого в полной тишине, как и все мы, вдруг заметил:

- Сосиски, кстати, получились очень вкусными.

- Спасибо, Габриэль.

- Да, прекрасно пожарены, где ты так научился готовить, Фрэнк?

- Ну, всего-то пожарить сосиски, не так уж и трудно, правда, ребята?

Мы переглянулись друг на друга и немного посмеялись.

- Ну, знаешь… – начал Габриэль, но так и не договорил. Зазвонил телефон. Он резко вскочил со своего места и побежал в прихожую так, как будто ждал звонка. Подбежав и сняв трубку, он простоял у него не больше и пары минут, а вернувшись, сказал:

- Звонил Лука. Сказал, что Марк обычно с утра и до самого вечера на работе и лишь в пять часов возвращается домой, а еще сказал, что в моем почтовом ящике лежит конверт с деньгами. Аванс, можно сказать.

- Сколько?

- Две тысячи.

Две тысячи. Что ж, для людей такой профессии - это, должно быть, малое из того, что они могли дать. На эти деньги еще можно было спокойно жить несколько месяцев, если, конечно, не потратить их в один день.

- Что мы будем делать все это время? – спросил Фрэнк.

- Не знаю. Вообще было бы неплохо заскочить к одному моему знакомому, торговцу оружия… Но ничего серьезного, так пара пистолетов. Никогда не знаешь, что может произойти. А еще купить вторую бритву, специально для тебя, Ачиль. А то ты, я смотрю, уже успел мой прибрать, хаха.

- Да ладно тебе.

Совсем скоро мы закончили завтракать и собрались в гостиной, в которой мы с Габриэлем провели ночь. Нужно было обсудить, что делать в освободившееся время и как вообще будем действовать. Ах да, на нас было забавно смотреть. Я лично был в брюках, майке и на босу ногу. Остальные выглядели примерно точно так же, только, разве что, Габриэль был в белой расстегнутой рубашке.

Мы с ним уселись друг против друга на диванах, а Габриэль стоял напротив стола, что уместился между диванами.

- И что будем делать? – задал я вопрос всем.

- Не знаю, можно пока сходить в магазин, прогуляться немного до моего знакомого, потом…

- Нет, что мы будем делать, как только придем к нему. Что скажем, будем ли угрожать? Как себя вести, что говорить и как бы не попасться полиции.

- А, ты об этом. Не беспокойся, будем действовать осторожно, но решительно. Хотя было бы и неплохо распределить роли. Ачиль, мы с тобой пойдем к Марку, а ты, Фрэнк, должен будешь остаться снаружи в машине, на всякий случай.

- Прости, в машине? – недоумевал я.

- Ну да, ты ведь умеешь водить? – обратился он к нему.

- Да, я умею водить машину и очень даже неплохо, но где ты найдешь нам колеса?

- Во внутреннем дворике дома есть гараж, а в нем стоит моя тачка, доставшаяся мне еще от отца. Старенькая правда и несколько запылившаяся, но все же она еще может ездить, и видели бы вы, как они красива. Нужно лишь заглянуть к еще одному моему знакомому в техсервисе неподалеку и попросить его об одном одолжение.

- А что за марка?

- Почти такая же, как и та, на которой нас отвозил вчера Лука, только чуть по скромней и белого цвета.

- Ладно… Но что вы собираетесь делать все это время? – вмешался Фрэнк.

- Опять же… – начал Габриэль, вставая с дивана. – Необходимо много куда сходить, много о чем договориться и много о чем подумать. – говорил он, идя в прихожую.

- Куда ты собрался? – последовал следом за ним я.

- За конвертом с деньгами, разумеется. А ты бы пока сходил в магазин, он недалеко, прогуляешься, да и бритву себе купишь. Держи двести долларов. – он протянул мне деньги, лежавшие на тумбочке рядом с дверью.

- Все, я пошел за конвертом, а вы время зря не теряйте. Кстати, надо бы и в магазин одежды сбегать. Купить что-нибудь по легче, не такое серьезное. Хотя, очень не помешало бы пальтишко со шляпой.

Он застегнул последнюю пуговицу на рубашке и вышел из квартиры. Фрэнк, тем временем, вспомнил, что он даже еще и не умывался. Последовав моим примером, он решил залезть в ванну и немного расслабиться, что он и пошел делать, осведомив меня перед этим о своих планах. Что ж, я был предоставлен себе и своим планам.

200 долларов, станок, пальто и шляпа, говоришь? На 200 долларов-то пальто со шляпой вряд ли купишь, а вот на бритву хватит. И да, нужно было уже купить что-то другое, а то ходить в одном костюме – не дело. Может, хотя бы прикупить рубашку по светлей и по проще, да и очки какие-нибудь. А еще лучше сразу похоронный костюм, а то «мало ли что…».

Одевшись, надев носки, ботинки, накинув пиджак на слегка расстегнутую сверху рубашку, я положил деньги в задний карман и вышел из квартиры. Видно было, что дом начинал постепенно оживать. Кто-то с чем-то возился внизу, возможно, Габриэль. Открывались и закрывались двери квартир, выходил и входил люди, хотя по большей части все же выходили.

Спустившись вниз, я что-то не заметил Габриэля. Может он пошел в магазин или сразу решил заскочить к знакомому-механику, а может и туда и туда сразу? В любом случае, вечером мы все в любом случае будем дома. А значит, я был на какое-то время предоставлен сам себе.

На улице было так прохладно и свежо, после дождя приятно пахло влагой. Да, я всегда ценил приятные запахи на улице и наслаждался ими при любой возможности. Что-то его не было видно и на улице, если только он ушел не давно, а впрочем, не мое дело.

В небольшом магазине одежды, находящийся через пару улиц от меня, я почти за все свои деньги купил себе «наряд» по свободней и по проще, хотя основные части костюма остались те же. Темные брюки, темный пиджак, светлая рубашка и солнцезащитные очки. Оставшихся денег хватило бы и на наручные часы, которых мне порой так не хватало, но не могу объяснить почему, у меня возникло дико желание выпить где-нибудь чашечки кофе. Сегодняшний завтрак прошел в сухомятку и хотел чего-нибудь попить. Вот только, где?

Сколько прекрасных кафешек есть в Маленькой Италии, даже далеко ходить не приходиться, но опять, я не могу объяснить это чувство, мне захотелось посетить булочную Дяди Марио. Да, конечно, я знал, что меня там ждало, но… А почему бы и нет? Прогуляюсь за одно.

Сиюминутное желание попить кофе, отняло у меня уже полчаса. Легким, прогулочным шагом, я добрел-таки до той самой булочной, с которой у меня связанно так много воспоминаний. Зайдя внутрь, шквал знакомых запахов и мелодий вновь обрушился на меня. Здесь все так же оставалось неизменно, что через десять лет, что через год. Не хватало только Марио на своем месте и вечно куда-то торопящегося, кудрявого Агусто у плиты на кухне.

Я заказал себе чашечку кофе и сладкую булочку. Странно, но новый владелец булочной не узнал меня, хотя признаю честно, я сам уж не помнил ни того, как его зовут, ни уж тем более того, как он выглядит. Можно было бы сказать, что это тюрьма со мной сделала такое, но глупо. Самое важно я сумел сохранить, я сохранил себя.

Кофе и булочка показались несказанно вкусными, хоть и отняли у меня на это все последние деньги, но для нормального завтрака – это было очень даже ничего. Хотя, соски Фрэнка все же лучше, хех.

Прошло, наверное, минут двадцать, как я внезапно вспомнил о встрече с Тимом, сегодня в семь часов. Интересно, успею? Думаю, да. Если ничего не произойдет, ничего ведь не произойдет… Надеюсь.

Вот и час прошел за чашкой кофе и воспоминаниями. Ну, пора было возвращаться к ребятам, да побыстрей. Хочу как можно скорее закончить со всеми делами и лечь поспать немного, не помешает.

- Ну и денек же меня ждет… Спасибо, до свидания!

- Приходи еще!

- Обязательно.

К без двадцати минут одиннадцать я уже был в квартире, все, как и когда я уходил. Один Фрэнк, где Габриэль – черт его знает.

- Куда ты ходил?

- Лучше скажи, где Габриэль?

Наш диалог завязался на кухне, я сел на свое привычное место у окна, рядом с холодильником, а он… Мыл посуду. Не перестаю удивляться ему, меня, помню, никогда было не заставить. А он добровольно, по своему желанию. Такое ощущение, что ему просто было нечем заняться, и он стал прибираться дома. Он еще сравнительно, так же как и мы, хотя все же нам с Габриэлем было уже по двадцать лет, а ему всего лишь девятнадцать. А впрочем, о чем это я? Мы ведь почти одногодки, может тогда у него просто такой характер? Да, скорей характер. Я бы сказал: нежный, ранимый, но при этом не лишенный внутреннего стержня. Смею предположить, что из него получиться прекрасный, заботящийся отец, и он им станет, несомненно.

- Минут десять назад возвращался, сказал, что знакомый уже забрал машину к себе в сервис, нужно заменить провода в двигателе и привести в чувство тормоза, проклятые крысы, а потом он снова ушел.

- Не сказал куда?

- Нет, но уходя, он добавил, что «сегодня мы будем выглядеть как настоящие джентльмены».

- Ага, значит, он сейчас должно быть покупает нам еще одну пару костюмов.

- Ну, не думаю, что прям костюмы. На улице-то холодновато уже становиться.

- Думаешь, он нам всем троим сейчас покупает пальто?

- Пальто со шляпами, ха было бы не плохо.

- Он ничего больше не сказал?

- Только, если ты придешь, просил никуда не уходить.

- Интересно, куда же я могу уйти еще, если я только что пришел?

- Не знаю… Можешь прогуляться куда-нибудь, по дороге заскочить в магазин, купить себе чего-нибудь. Может, зайти в кафе и выпить кофе с каким-нибудь тортиком. Ачиль, я же не так хорошо тебя знаю. Мы знакомы-то год и то, этот год – тюрьма.

- Оу, как ты все резко обернул.

Он тяжко вздохнул, как будто не хотел начинать эту тему, но все же не смог удержаться.

- Прости. Я тут вспоминал свой дом в Бостоне, брата, семью, сестру.

- У тебя еще и сестра есть?

- А я разве не рассказывал?

Честно, я даже уже и не помнил. Я с трудом-то вспоминал, за что он попал в тюрьму, а уж о его семье я почти ничего не запомнил. Но как-то не хотелось рыться во всем этом, пытаясь выяснить, кто, за что сел и кто кого убил, кто что ограбил, если на то пошло. Сейчас перед нами новая жизнь, да, не такая хорошая, как раньше, но… От судьбы, как известно, невозможно уйти и тем более спрятаться.

- Сестра у меня есть, но правда она еще маленькая. Тринадцать лет, такая очаровательная, ты бы видел, а еще очень красивая и сильно похожая на маму. Мы с братом больше на отца, а она на мать, так получилось. – он закончил мыть посуду, выключил кран, вытер руки о полотенце и сел рядом со мной. – Ты один в семье ребенок?

- Нет, у меня есть старшая сестра, ее зовут Агнесса.

- Очень красивое имя.

- Да, красивое, как и она сама.

- Знаешь, я всегда жалел, что не родился итальянцем.

- Это почему?

- Ну, как? У вас же у всех такие красивые имена и то, как крепки ваши семейные узы, поражают меня. Ты не представляешь, как мне радостно смотреть на обычную счастливую итальянскую семью.

- Крепкие… Не всегда они такие уж и крепкие, как кажутся, и не всегда такие и счастливые.

Фрэнк как-то притих.

- Расскажешь о своей семье?

- А что рассказывать? Я, сестра, отец, да мать. Жили когда-то в Европе, в Италии, после из-за бедности продали дом и уехали сюда в Америку. Искали лучшую жизнь. Конечно, мне было жаль расставаться со своими друзьями, но я понимал, так было нужно. А еще годами ранее, умерли мои бабушка и дедушка, сначала бабушка, годом позже и дедушка покинул этот мир…

Сколько я рассказывал ему все пережитое за столь, казалось бы, долгие годы? Полчаса или час? Ох… И почему это утро движется так мучительно медленно? Новый дом в Нью-Йорке, затем школа… Норман, Тим… Уличные сорванцы, затем уже «паразиты-воры», уличные карманники… «Воры-неудачники», тюрьма… Фрэнк, Габриэль, план побега, директор тюрьмы… Снова дом.

- Скучаешь по своей семье? – неожиданно задал я вопрос в конце своего рассказа.

- Я? Да, скучаю.

- Ничего, скоро с ними увидишься, как-нибудь найдем денек отправиться в Бостон.

- Думаешь?

- Обязательно. А ты хоть сообщил им, что тебя выпустили?

- Нет еще, но думаю написать им письмо.

Открылась дверь квартиры, наконец, пришел Габриэль, который, судя по всему, что-то нес. Мы оба вышли из кухни ему на встречу, перед нами он престал в легком весенним, длинном пальто и с обычной шляпой на голове.

- Смею спросить, во сколько тебе это обошлось?

- Все, в штуку баксов. Но я и тебе купил тоже, чтобы по солидней выглядеть.

- Мы идем деньги из человека вышибать, а возможно еще и убивать его, но не на деловую встречу. Не то, чтобы я был против, нет, просто, ты уверен, что эти деньги стоили того?

- Ачиль, брось! Мы с вами скоро станем членами Семьи, мы должны выглядеть подобающе! Жаль, только, что Фрэнку не хватило, но ничего. Поедешь пока так, в костюме.

Открыв шкаф, стоящий в коридоре, он повесил точно такое же пальто, но для меня. Сам разделся и пошел на кухню, видно, из жажды чего-нибудь выпить.

- То есть, ты все это время покупал пальто?

- Ты давно пришел домой? Фрэнк тебе, что ли не говорил, что я возвращался.

- Я хочу это услышать от тебя.

- А ты что, меня в чем-то подозреваешь? – интересовался он, выпивая уже второй стакан воды.

- Нет, не подозреваю. Просто, когда я вышел на первый этаж, тебя уже не было.

- А что я должен был там стоять и купюры пересчитывать, нет. – его хорошее настроение все еще осталось при нем, потому улыбка с его лица пока не сходила.

- Куда ты тогда так быстро ушел? Ты же сказал, что только за конвертом спустишься и вернешься.

- Ну, после того, как я забрал деньги, кстати – он достал из кармана двести долларов и протянул их мне. – вот, держи еще не много. Тебе ведь тоже нужны деньги. Так вот, я потом решил сразу же заскочить в телефонную будку и дозвониться до знакомого. Он сказал, что сразу подъедет, пока свободен. Не прошло пяти минут, как он уже осматривал машину. Сказал, что не так и забрал ее к себе. Потом, я забежал домой, взял деньги, умылся и побежал в магазин за одеждой.

- К чему такая спешка?

- Ачиль, не забудь, что нам еще нужно заскочить за пистолетами, а Сержант Джейсон сегодня в своей лавке только до… Сколько сейчас? Ага, почти без двадцати три.

- Сколько?

- Два часа, сорок минут. А время быстро летит, скоро выходить.

- Когда твой знакомый закончит с машиной, не сказал?

- В четыре. Там работы, правда, минут на двадцать, ну максимум полчаса. Но он сказал, что ему еще домой нужно забежать и помочь с чем-то жене.

- Так до сколько, как его? Сержант Джейсон работает?

- Ах да, до половины четвертого.

- Он далеко от нас?

- Не особо, за двадцать минут, думаю, дойдем.

Я взглянул в окно, опять тучи собираются, небо слишком хмурое.

- Тогда пошли, наверное, пока дождь не пошел.

- Да-а, стоит уже выходить, а то опять польет, как вчера вечером.

- В таком случае, бросай графин с водой, и идем одеваться.

Вскоре мы уже были в прихожей, я примерял новое пальто, а Габриэль искал повсюду зонт, на всякий случай. – Да, где он?! – как вдруг, я вспомнил про Фрэнка, который уже успел куда-то исчезнуть.

- Эй, а где Фрэнк?

- Не знаю. Может, спит у себя?

Я слегка приоткрыл дверь его комнаты. И вправду, спит.

- Что, он уже вырубился?

- Ага, спит как убитый.

- Вот уж кто-кто, а он точно сегодня плохо спал.

- Может лучше переложить его на диван?

- Не знаю, потом решить. Пошли. Кстати, как тебе пальто?

Я встал перед зеркалом в прихожей, что висело над тумбочкой, за которой лежал тот самый зонт, подло прятавшийся от Габриэля. Выглядит очень даже ничего, но особенно хорошо будет смотреться все же с более дорогими брюками и с жилетом, вместо дешевого пиджака.