Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЯЗЫК И РЕЧЬ В ЛИНГВИСТИКЕ

1.1. Дихотомия язык\речь, центральная у Соссюра, несомненно, отличалась большой новизной по сравнению с предшествующей лингвистикой, занятой поисками причин исторического изменения произношения, изучением спонтанных ассоциаций и действия аналогии; она, следовательно, была лингвистикой индивидуальных речевых актов. Разрабатывая свою, ставшую знаменитой, дихотомию, Соссюр отталкивался от мысли о “многоформенности и разносистемности” языка, не поддающегося на первый взгляд никакой классификации, лишенного единства, так как он одновременно относится к области физики, физиологии и психики, к области индивидуального и социального; однако хаос сразу же исчезнет, если из этого разносистемного целого мы абстрагируем чисто социальный объект – систематизированную совокупность правил, необходимых для коммуникации, безразличную к материалу тех сигналов, из которых она состоит. Это и есть язык, в противоположность которому речь является сугубо индивидуальной частью речевой деятельности (фонация, реализация правил и возможных комбинаций знаков).

1. 1.2. Таким образом, язык (langue) есть не что иное, как речевая деятельность (langage) минус речь (parole); это одновременно и социальное установление, и система значимостей. В качестве социального установления язык ни в коем случае не является актом, он предшествует любому мыслительному процессу; это социальный компонент речевой деятельности; сам по себе отдельный индивид не может ни создать, ни изменить его; он по самому своему существу является коллективным договором, которому индивид должен полностью (116) безоговорочно подчиниться, если он хочет быть участником коммуникации. Более того, этот социальный продукт автономен; он подобен игре, имеющей свои правила; играть в нее можно лишь после того, как научишься этим правилам. [...] Рассматриваемый как элемент языка, знак подобен монете: ценность монеты определяется тем, что на нее можно купить, но в то же время эта ценность определяется и отношением к другим монетам большего или меньшего достоинства. Очевидно, что институциональный и системный аспекты языка тесно связаны: именно потому, что язык является системой договорных значимостей (во многих случаях произвольных, или, точнее, немотивированных), он сопротивляется всем изменениям, которые стремится внести в него отдельный индивид, и, следовательно, предстает как социальное установление.

1.1.3. В противоположность языку, речь по самому своему существу есть индивидуальный акт выбора и актуализации; она, во-первых, предполагает наличие “комбинаций, при помощи которых говорящий субъект пользуется языковым кодом с целью выражения своей личной мысли”, и, во-вторых, наличие “психофизического механизма, позволяющего ему объективировать эти комбинации”; очевидно, фонация не может быть отнесена к языку: ни установление, ни система не будут затронуты, если индивид станет говорить громче или тише, медленнее или быстрее – и т. д. Ясно, что основным для речи является ее комбинаторный аспект, предполагающий, что она возникает как результат последовательного присоединения знаков друг к другу. Именно потому, что в одном или многих высказываниях повторяются те же самые знаки (хотя количество их комбинаций бесконечно), каждый знак становится элементом языка. С другой стороны, именно потому, что речь есть свободное комбинирование знаков, она представляет собой индивидуальный акт.

I.1.4. Окончательно определить язык и речь можно лишь с учетом того, что между ними существует диалектическая связь: без речи нет языка; помимо языка не существует речи. Язык и речь взаимно предполагают друг друга [...]. Надо только отметить, что с семиологической точки зрения невозможно (по крайней мере для Соссюра) существование лингвистики речи, ибо всякая речь, рассмотренная как акт коммуникации, уже зависит (117) от языка: можно создать лишь науку о языке, но не науку о речи [...].

1.1.5. Ельмслев не отверг соссюровской дихотомии язык\речь; он лишь ввел ряд новых, более формализованных выражений. В самом языке (противопоставление которого речевому акту он сохранил) Ельмслев выделил три плана:

1) языковая схема, то есть язык как чистая форма: это соссюровский язык в строгом смысле слова; таково, например, французское r, фонологическая сущность которого определяется его местом в совокупности оппозиций к другим звукам французского языка; 2) языковая норма, иными словами, язык как материальная форма, определяемая условиями своей социальной реализации, но независимая от деталей этой реализации: это французское устное, а не письменное r, каковы бы ни были конкретные особенности его произношения; 3) языковой узус, то есть язык как совокупность языковых “привычек” данного коллектива: например, французское r, как оно реально произносится в тех или иных районах страны. Речь, узус, норма и схема по-разному определяют друг друга. Норма определяет узус и речь; узус определяет речь, но и сам зависит от нее; схема определяется одновременно и речью, и узусом, и нормой. Легко заметить, что здесь выделяются два фундаментальных уровня: 1) схема, теория которой есть теория формы' и установления; 2) группа норма – узус – речь, теория которой есть теория субстанции ' и реализации, поскольку же, по Ельмслеву, норма представляет собой чистую абстракцию, а речь – простую конкретизацию нормы, Ельмслев заменяет соссюровскую пару язык\речь парой схема\узус. Эта замена имеет существенное значение: ее результатом оказывается радикальная формализация понятия язык (схема у Ельмслева) и замена индивидуальной речи более социальным понятием узуса Формализация языка и социализация речи позволяют приписать речи все, что имеет отношение к “субстанции”, а языку – все, что имеет дифференциальный характер. Это дает возможность устранить одно из противоречий, возни кающих в результате разделения речевой деятельности на речь и язык (118).

 

' L.. Нje1ms1ev, Essais linguistiques, Copenhague, Nordisk Sprog-og Kulturforlag, 1959, р. 69 sq.

' См. infra, II. 1.3.

' См. infra, II. 1.3.

 

1. 1.6. Действительно, это разделение, несмотря на всю свою плодотворность, создает немало трудностей. Укажем на три из них. Во-первых, можно ли отождествлять понятие "язык" с понятием "код", а речь - с сообщением? В свете теории Ельмслева такое отождествление недопустимо. Напротив, с точки зрения соссюровской лингвистики оно безусловно приемлимо. Аналогичный вопрос можно поставить применительно к отношению между речью и синтагмой. Мы видели, что речь может быть определена как комбинация различным образом повторяющихся знаков. Тем не менее устойчивые синтагмы существуют и в самом языке (Соссюр приводит в качестве примера сложное слово magnanimus). Следовательно, граница между языком и речью оказывается расплывчатой. Соссюр мимоходом обратил на это внимание: "Вероятно, существует целая группа фраз, принадлежащих языку; говорящему индивиду не приходиться самостоятельно составлять их". Но если подобные стереотипы принадлежат языку, а не речи и установлено, что к ним прибегают самые различные и многочисленные семиологические системы, то следует предвидеть возникновение целой лингвистической науки о синтагме, которая будет заниматься любым "письмом", где силен элемент стереотипности. Наконец, третья проблема, о которой мы будем говорить, касается соотношения языка и существенности (то есть собственно значимого элемента языковых единиц). Некоторые лингвисты (среди них и Трубецкой) отождествляли язык и существенность, иными словами, выводили за пределы языка все несущественные черты, а именно комбинаторные варианты. Однако такое отождествление вызывает сомнения, так как имеются комбинаторные варианты (на первый взгляд, принадлежащие речи), являющиеся предписанными, то есть "произвольными": так, французский язык предписывает глухость звука l после глухого согласного (oncle) и его сонорность - после сонорного (ongle); однако такие явления все же принадлежат фонетике, а не фонологии. Вытекающая отсюда теоретическая проблема сводиться к вопросу (119): следует ли нам допустить, что, в противоположность точке зрения Соссюра (“в языке нет ничего, кроме различий”), недифференцирующие элементы могут тем не менее принадлежать языку (как социальному установлению)? Здесь не место вступать в спор по этому вопросу. Скажем только, что с семиологической точки зрения необходимо признать существование синтагм и незначимых вариантов, которые имеют, однако, “глоттический” характер, то есть принадлежат языку. Такого рода лингвистика, которую Соссюр едва предугадывал, может сыграть важнейшую роль при изучении систем, где многочисленны устойчивые (или стереотипные) синтагмы; это имеет место в массовых языках, а также в случаях, когда незначимые варианты образуют совокупность вторичных означающих, как" это имеет место в языках с сильной коннотацией ': на денотативном уровне французское раскатистое г является простым комбинаторным вариантом, но, к примеру, на театральной сцене оно может выступить как признак крестьянского произношения, став элементом кода, без которого сообщение о сельском происхождении говорящего не может быть ни передано, ни воспринято.

1. 1.7. Завершая разговор о дихотомии язык/речь в лингвистике, введем еще два дополнительных понятия. Первое из них – идиолект', Идиолект – это “язык отдельного индивида” (Мартине) . Выражением “идиолект” можно обозначить: 1) язык больного, страдающего афазией; он не понимает собеседника и- не получает от него сообщений, соответствующих его собственным языковым моделям. По Якобсону, такой язык является чистым идиолектом; 2) “стиль” того или иного писателя, хотя этот стиль всегда несет на себе печать известных языковых моделей, доставшихся ему по традиции, то есть от определенного коллектива; 3) наконец, понятие “идиолект” можно расширить и определить его как язык известного лингвистического коллектива, то есть группы индивидов, одинаково интерпретирующих любые языковые сообщения. В этом случае понятие “идиолект” в значительной мере будет совпадать с явлением (120), которое мы попытались описать раньше, назвав его письмом '. В целом, те поиски, о которых свидетельствует введение понятия идиолект в лингвистике, говорят о необходимости выделить явление, промежуточное "между языком и речью (на это указывает и теория ''узуса у Ельмслева); это явление есть речь, уже возведенная в ранг установления, но еще не формализованная в той же степени, как язык [...].

 

' См. infra, гл. IV.

~ R. Jа k о b s о n, Deux aspects du langage et deux types d'aphasie, in: R. J а ko b s о n, Essais de linguistique generale, Paris, Ed. de Minuit, 1963, р. 54; А. М а г t inе t, А. functional view of language, Oxford, Clarendon Press, 1962, р. 105.