Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Христианское решение проблемы свободы



 

Современное христианство не может не взять под свою защиту автономию личности и свободу произвола во всей ее полноте. Христианское решение, конечно, возвышается над тезисом и антитезисом, но так, что тезис личной свободы не терпит никакого ущерба.

Если религиозные противники свободы попытаются выдвинуть слова «да будет воля Твоя» в защиту смиренного «послушания», как отказа от свободы, как отнятие свободы высшей Волею, то необходимо им указать, что свобода выбора и автономия личности здесь налицо и сохранена во всей неприкосновенности именно в этом «да будет». Ибо «да будет» есть самое ценное выражение свободной воли, которая может сказать и «да не будет». «Да будет» звучит из глубины автономной самости, как свободный ответ на призыв божественной Воли. «Да будет» — это я сам говорю, решаясь и избирая путь, и только такой ответ нужен Богу.

В словах «да будет воля Твоя» заключено сочетание двух воль, а не одной воли[114]; и это сочетание есть сублимация низшей человеческой воли посредством высшей, божественной.

С нашей точки зрения, антиномии свободы и трагизмы свободы решаются при помощи сублимации. Антиномию долженствования, как было указано, можно выразить так: Бог хочет — и не хочет, чтобы мы были Его рабами; мы должны — и не должны быть Его рабами. Решение антиномии таково: Бог хочет, чтобы мы исполняли Его волю (и в этом смысле хочет повиновения), однако же не как рабы, не как наемники, а как друзья и сыны (и в этом смысле не хочет простого повиновения). Бог хочет любви, а во всякой любви есть свободное избрание, но во всякой любви есть сочетание двух воль и двух свобод. «Да будет воля Твоя» есть выражение любви к Отцу, к высшему и ценному, Тому, Кто стоит надо мною и потому может сублимировать мою волю. Если ничего и никого нет надо мною, тогда сублимация невозможна. Если надо мною абсолютная власть, императив, закон — тогда сублимация тоже невозможна, ибо свобода не покоряется диктатуре «категорического императива». Отношение Бого-Сыновства есть единственный адекватный символ сублимации: «свыше», от Отца, от иерархически высшего, исходит призыв. Сын отвечает на этот «призыв» свободной любовью. Наприказ тирана он ответил бы отказом в повиновении.

Б. П. Вышеславцев. Конфликт ценностейи альтернатива свободного выбора[115]

 

Чтобы оценить самостоятельную ценность автономии свободной воли («автономия руля»), в ее отношении к автономии ценностей, необходимо принять во внимание еще одну мысль Гартмана, быть может самую замечательную в его этике и в его теории свободы. Он показывает, что «таблица ценностей» (Werttafel) вовсе не представляет собой гармонической системы: напротив, ценности вступают в конфликт, между ними существует антиномическое отношение[116]. В каждой конкретной этической ситуации мы имеем конфликт ценностей, который не может быть разрешен автономно самою таблицею ценностей уже просто потому, что ценности указывают в противоположные стороны; они, следовательно, даже не «дают направления», а лишь дают возможность сознательно выбирать направление. Все творчество жизни, творчество истории состоит в непрестанном разрешении конфликта ценностей; мы всегда стоим перед альтернативой противоположных решений. Но «альтернатива» имеет смысл лишь как обращение к свободе, равно как свобода в смысле выбора возможна лишь там, где есть «альтернатива»[117]. Далеко не все антиномии ценностей разрешимы, об этом свидетельствует всякий трагизм, представляющий собою в высшем своем напряжении неразрешимый конфликт ценностей. Но там, где необходимо найти «разрешение», именно там необходимо «решение». Разрешение конфликта не начертано в таблице ценностей, очень редко человек получает оттуда «категорические императивы», чаще всего он находит антиномические задания, «бесконечные задачи». И чем глубже его рефлексия, тем труднее для него разрешение альтернативы «быть или не быть?», тем дальше откладывается решение, как у Гамлета.

Неразрешимость нравственного конфликта рождает «нерешительность». Но ритм жизни требует немедленного решения. Приходится рисковать, брать на себя ответственность возможного греха и ошибки. Решение воли всегда разрубает узел и не может ждать, пока он будет распутан. Рефлексия ума, рефлексия совести всегда и неизбежно отстает от актов выбора. Свободная воля в своих решениях всегда в конце концов необоснованна, и не потому, что она никогда не находит «достаточного основания», ибо обоснование уходит в бесконечность.

Это значит: человек в своих действиях, в своих актах никогда не бывает рационально детерминирован, он «решается» именно тогда, когда не находит рационального «разрешения», он действует на свой риск и страх, не зная до конца, что есть и что быть должно[118]. Даже такие «ценности», как воля и разум, — конфликтны: воля требует уверенности и решительности; разум требует сомнения и, следовательно, нерешительности. И здесь последнее слово произносит суверенная инстанция свободы: она решает, когда и сколько нужно медлить с решением и взвешивать основания и когда наконец приходится сказать: «Жребий брошен!»

 

V. Официально-деловая речь

 

Достаточно подробную характеристику официально-деловой [речи читатель найдет в соответствующей главе учебника по культуре русской речи. В данном же разделе хрестоматии представлены типовые образцы деловой документации, которым предпосылается сжатое изложение основных признаков деловой речи.

Официально-деловой стиль представляет собой один из функциональных стилей современного русского литературного языка, набор языковых средств, предназначенных для обслуживания сферы письменных официально-деловых отношений, т. е. официальных отношений между организациями, предприятиями и учреждениями — и внутри них. (Далее в тексте для краткости используется один термин: организация.) Деловая речь реализуется в виде письменных документов, построенных по единым и общим для каждой данной разновидности документов правилам, предусматривающим обобщенное стандартное решение в какой-либо определенной официальной ситуации. Задача данного раздела хрестоматии — проиллюстрировать актуальные для читателя типы документов, которые различаются спецификой своего содержания (т. е. служат отражением тех или иных деловых ситуаций), а соответственно, своей формой (набором и схемой размещения реквизитов — содержательных элементов текста документа), и объединяются набором языковых средств, используемых для нейтральной (не-эмоциональной и не-экспрессивной) передачи деловой информации.

Принято различать три подстиля официально-делового стиля: 1) собственно официально-деловой (или канцелярский), 2) юридический («язык законов») и 3) дипломатический. Автор сознательно отказался от приведения здесь текстов дипломатического и юридического подстилей. Дипломатические тексты отличаются строгим соблюдением дипломатического канона и особого дипломатического этикета, реализуемых с помощью специальных готовых формул[119]. Что же касается юридического подстиля, то в хрестоматии читатель найдет не образцы «языка законов» (языковая специфика законотворчества составляет особую проблему[120]), а примеры некоторых наиболее актуальных для частного лица документов юридического содержания.

Не повторяя полностью содержания главы учебника, посвященной культуре деловой речи, отметим наиболее существенные признаки документации, которые должны способствовать пониманию читателем специфики представленных здесь примеров.

1. Культура официально-деловой речи включает в себя владение двумя различными по характеру типами норм: 1) текстовыми, регулирующими закономерности развертывания содержательной схемы документа, закономерности его построения, и 2) языковыми, регулирующими закономерности отбора языкового материала. Этот двусторонний характер норм деловой речи (текстовые—языковые) помогает понять направленность работы над документом: осмысление официально-деловой ситуации —» подбор соответствующего ей жанра документа —> уяснение соответствующих жанру документа норм построения текста —» выбор приличествующих языковых средств, языковое наполнение выбранной схемы документа.

2. Форма документа (схема, отражающая семантико-информационную структуру текста) предоставляет в распоряжение его составителя определенный набор реквизитов и определенную их композицию (последовательность и порядок их размещения в тексте). Наиболее частотные реквизиты: (а) адресат, (б) адресант, (в) название жанра документа, (г) заглавие к тексту документа, (д) список документальных приложений, (е) подпись, (ж) дата[121]. Можно характеризовать «пишущего» как составителя документа (по известным ему образцам). Это относится как к плану текстовых норм (построение текста документа), так и к плану языковых норм (языковое наполнение схемы документа).

3. В плане языковых норм составитель использует традиционные для делового стиля языковые средства. Таковы: и стилистика текста документа (нейтральная и/или книжная); и лексика (близкие к однозначности лексемы и привычные словосочетания, включая клише и штампы, не говоря уже о так называемых канцеляризмах — средствах, употребление которых нормы литературного языка ограничивают деловой речью); и морфологические средства (преобладание имени над глаголом, продуктивность отглагольных существительных для называния действий; отказ от лично-указательных местоимений он, они...); и синтаксические средства (усложняющие синтаксис контекста причастные и деепричастные обороты и сложноподчиненные предложения с эксплицирующими логические отношения союзами; именные цепочки с родительным падежом).

Все перечисленные и некоторые другие черты в целом характеризуют канцелярский подстиль официально-делового стиля, ориентируя составителя текста документа на определенный выбор с учетом желаемого конкретного восприятия текста документа его «получателем» (читателем). Названные специфические — текстовые и языковые — собственно канцелярские черты делового стиля закреплены в ГОСТах и руководствах, что обеспечивает высокий уровень унификации и стандартизации официально-деловых документов.

Приводимые далее примеры текстов различных жанров документации относятся полностью к собственно канцелярскому подстилю деловой речи. Эти документы активно входят в нашу жизненную практику, всем нам приходится в большей или меньшей степени иметь с ними дело. Расположение примеров обусловлено изменением соотношения «адресант — адресат документа». Таким образом мы получаем следующую классификацию документов: (А) документы, связанные с деятельностью частного лица: (Аа) частное лицо —> организация (доверенность, заявление в нотариальную контору, исковое заявление в суд); (Аб) организация —» частное лицо (справка); (Б) документы, связанные с деятельностью организации: (Ба) внешние: организация —> организация (деловые или служебные письма); (Бб) внутренние: должностное лицо —> должностное лицо (докладная и объяснительная записки; служебное заявление).

Комментарии к примерам текстов различных жанров документации помещаются после каждого из них.

(А) Примеры текстов документов, связанных с деятельностью частного лица.

(Аа) Частное лицо —» организация.

 

№ 1. Доверенность (личная)

ДОВЕРЕННОСТЬ

 

Я, Нестеров Иван Данилович, в связи с болезнью доверяю своему брату Нестерову Николаю Даниловичу получить на Донецком заводе холодильников причитающуюся мне заработную плату и премию за сентябрь 1982 г.

08.10.82 И. Нестеров

 

Подпись Нестерова И. Д. удостоверяю.

 

Главный врач Донецкой городской больницы № 45

08.10.82 М.С.Супрун

 

(Текст доверенности приведен по изд.: Головач А. С. Оформление документов. Изд. 2-е. Киев—Донецк, 1983. С. 62.)

Комментарии. Доверенность — документ, поручающий (разрешающий) кому-либо определенные действия. Реквизиты доверенности: (1) наименование жанра документа; (2) именование доверителя (фамилия, имя, отчество; должность или адрес); (3) именование доверенного лица (фамилия, имя, отчество); (4) исчерпывающая формулировка доверяемой функции; (5) дата; (6) подпись. Ключевое слово этого жанра документа — глагол доверять. Канцеляризм — причитающуюся мне (зарплату).

Доверенность имеет юридическую силу только при удостоверении подписи доверителя какой-либо организацией (ее должностным лицом), с приложением печати организации.

Здесь и далее следует обратить внимание на то, что реквизит «название жанра документа» обычно печатают прописными буквами[122].

№ 2. Заявление личное

 

В 1-ю государственную нотариальную

контору г. Краснодара

от гражданина Макеева Николая

Николаевича, проживающего

в г. Краснодаре, ул. Фестивальная,

д. 21, кв. 18.

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Прошу Государственную нотариальную контору на основании Закона РСФСР «О государственном нотариате» передать гражданам Брагину Юрию Семеновичу и Евдокименко Николаю Ивановичу, проживающим в г. Краснодаре по ул. Озерной в доме № 18, мое заявление следующего содержания:

Граждане Брагин Юрий Семенович и Евдокименко Николай Иванович! Довожу до вашего сведения, что я продаю принадлежащую мне одну третью долю в общей собственности на жилой дом, находящийся по адресу: г. Краснодар, ул. Озерная, д. 18, — за восемьдесят тысяч рублей.

Согласно ст. 120 Гражданского кодекса РСФСР, вы как совладельцы имеете право преимущественной покупки моей доли, поэтому прошу вас не позднее одного месяца со дня вручения вам настоящего заявления сообщить в 1-ю государственную нотариальную контору г. Краснодара о своем желании или отказе приобрести указанную долю жилого дома за 80 тысяч рублей.

В случае неполучения от вас ответа по истечении указанного срока означенная доля в общей собственности будет продана другому лицу.

 

Подпись заявителя Макеев Николай Николаевич

 

Город Краснодар, тысяча девятьсот девяносто второго года, января месяца, 12 дня.

(Текст личного заявления приведен по изданию: Образцы гражданско-правовых документов. М., 1992. С. 22.)

Комментарии. Личное заявление — документ, с которым частное лицо обращается в какую-либо организацию для реализации или защиты своих интересов. Реквизиты личного заявления: (1) адресат; (2) именование заявителя (фамилия, имя, отчество; адрес, телефон); (3) наименование жанра документа; (4) текст формулировки прав или интересов заявителя; необходимая аргументация; (5) список документальных приложений (если последние есть); (6) подпись заявителя; (7) дата (в примере приведена архаичная развернутая формула даты; обычно она обозначается цифрами — типа 08. 10. 82, как в примере № 1, или с полным наименованием месяца: 8 октября 1982 г.).

Ключевое слово этого жанра документа — глагол просить. Обращает на себя внимание употребление в тексте готовых формул-канцеляризмов: довожу до вашего сведения; со дня вручения вам настоящего заявления; в случае неполучения ответа.

№ 3. Исковое заявление

 

В Дзержинский районный народный суд Ленинграда

 

Истец: Соболева Антонина Алексеевна,

проживающая по адресу:

Ленинград, наб. Кутузова, д. 14, кв. 2

Ответчик: Ткачук Мария Павловна,

проживающая там же

ЗАЯВЛЕНИЕ