Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К чёрту этот мир! 3 страница



На самом деле мне понравилось, то что мы делали. Да и Зидан, неделю ходил и пыхтел за мной как паравоз, с таким многозначительно загадочным видом, словно у нас есть общий секрет на двоих. Саня поинтересовался у меня, что мы не поделили или наоборот поделили с Зиданом. Я разумеется не сказал, скорее попытался выведать нужную мне информацию окольными путями, но очевидно дипломатия не моя стезя, Сашка заинтересовался, плавно раскручивая на разговор, и в какой - то момент я сел в лужу, как неуклюжий бегемот, проболтавшись, что мы с Зиданом погоняли шкурку на пару. Ничего такого, но ошарашенное выражение Саниных глаз мне запомнилось надолго. Странное такое выражение. Как будто серое озеро затянуло морозным стеклом, а затем оно внезапно треснуло, и во все стороны посыпались осколки. Кажется, Саня мог представить, всё что угодно, но вот оказался таким наивным, что ему даже в голову не приходило, что парни могут делать ЭТО. Но может быть, это было правильным. Сан...Он просто не мог быть другим.

И когда Зидан после уроков предложил мне завалить к нему с домашкой, Саня посмотрел на Зидана и сказал, что свою домашку Зидан, будет делать сам. Он сказал это вроде бы в шутку, но таким тоном, что всех, кто сидел рядом покорёбило. И пацаны долго не могли врубиться: Саня и Зидан поцапались что ли? А потом Сашка увёл Зидана в курилку, и у меня было мерзкое ощущение, что во время перекура они говорят обо мне. И возможно говорят о чём - то гадком, что - то вроде того, как мы обсуждали Дёму. Мне было очень стыдно. Может это тоже, было причиной, по которой я упорно доказывал, что я не такой. Я даже не знаю, о чём они говорили. Ничего ведь не изменилось после этого. Но Зидан стал держаться от меня за километр, старательно избегая под всяческим предлогом любых совместных похождений куда либо. Я в общем - то и не настаивал. Хотя подозревал, что Сан наговорил гадостей. И это было неприятно. Мне то за что? Не я это начал между прочим.

- Не заморачивайся. Я ему сказал, что бы он к тебе не лез, - безмятежно поведал Саня, когда измучившись, чем же он меня так опустил, я поинтересовался у него прямо. Я вообще способен прямо спросить о самых нетривиальных вещах. - Или славу Дёмы я ему лично обеспечу! - Саня посмотрел на свой сжатый кулак, потом на меня.

Недавно Саня болел, его не было почти три недели, а когда появился, на руках образовались эластичные повязки, которые со временем заменили браслеты. Очень круто смотрелось.

- Потянул мышцы на треньке. Ничего серьёзного. - Так он сказал.

Сейчас Саня задумчиво смотрел на повязку, стягивающую широкое запястье, потом улыбнулся непринуждённо, дружески. - Расслабься Ник. За мной тебе должок, вот я и вернул его.

За несколько месяцев до этого, мы с Сашкой случайно столкнулись в магазине. Пока я закупался продуктами на соседнем прилавке, до Сани доеблись три солдатика. Было в Сане что - то такое, от чего его нельзя было не заметить. Красивый парень. Реально красивый. Непонятно было, что сказал им Саня. Кажется, вклинился в разговор, когда они словесно домогались до запаренной молоденькой продавщицы. Но в общем Сане предложили прогуляться и Саня, расплатившись, пошёл.

Против них у Сани ясень пень не было ни шанса. И похеру, что Сан ходил на таэквондо и даже имел какой - то там пояс. В драке обычно это мало помогает непрофессионалу. В уличной драке киношные приёмы бесполезны, особенно когда давят массой. Я мог бы уйти. Сделать вид, что не заметил. Саня бы даже не обиделся, потому что занятый отморозками и продавщицей он меня походу и не видел даже. Мы просто кивнули друг другу когда встретились, и разошлись. Желания подходить и трепаться о жизни не было, даже несмотря на то, что учились в одном классе. Это от Зидана мне обычно было не отъебаться, Сан же считал ниже своего достоинства подходить ко мне первым, точно так же как мне не приходило в голову общаться с ним.

Если честно. Я бы хотел, что бы меня там не было.

Ёжик сильный, просто лёгкий - это Вольх верно подметил.

Костей во мне всегда было больше, чем мяса, но говорят в драке, самое важное это бойцовский дух. Так вот. У меня его не было. Я вообще не люблю драться, до тех пор пока меня не трогают. Это если тронуть, крышу у меня срывает и сносит на очень далёкое далеко и я превращаюсь в берсерка способного порвать и убить. А вот когда не трогают. Мне даже ударить первым трудно, приходиться себя накручивать.

Дальше всё было как в кино. Саню успели завести в ближайший лесок. Подталкивали в спину. Саня покорно шёл, незаметно растирая плечо, которое ему выбили месяц назад на тренировке. И тут налетел я как взбешенный заяц, не разбираясь, начал бить направо и налево. Толчком к драке, послужило именно это грёбанное Санино плечо. Я просто представил, что сейчас он по настоящему не сможет драться и всё. Это было нечестно. Неправильно.

Свет погас, а я очнулся ожесточённо избивающим прикрывающегося руками солдатика, раза в два выше и здоровее, орущего.

- Пацан, бля охуел? За что?

А рядом Саня приканчивал остальных. Меня как - то скинули. Я свалился в сугроб.

В общем они драпали от нас как пацаны первогодки, а мы сидели на снегу, перемазанные кровью, своей и чужой, (содержимое пакетов было убито намертво ) и смотрели как они удирают, сообщив нам, что мы уёбки, и отморозки и ещё что - то там.

- Пива хочешь? - спросил Саня посмотрев на меня заплывающим глазом. Из рассечённой брови хлестала кровь, я выглядел не лучше. Правой стороны лица даже не ощущал.

Отрицательно качнул головой, вытирая лицо снегом. Потом услышав вой сирены, мы поднялись и тоже дали дёру и уже сидя в рощице, на скамейке когда смогли отдышаться и прийти в себя, Сан толкнул меня в плечо.

- Никитос, ты в курсе, что ты псих? Партизан.

- Ога! - радостно сказал я и зашипел. Улыбаться оказалось больно.

Мы так и не стали друзьями. Кажется, Саня даже стеснялся того, что я ему помог. Но уходя сказал

- Спасибо.

И сообщил, что будет должен мне.

А в должниках Сан не любил ходить, да и не ходил никогда. Это мы знали точно. И тогда я не понял, что он имел в виду про Зидана, но ощущал шестым чувством, что с этого дня между мной и Саней, вновь что - то изменилось. Раньше мы негласно соперничали, и соперничество продолжилось снова, но теперь я чётко знал, что Саня, как бы это сказать ...Опекает меня?

И на самом деле это было приятно, знать, что я могу позвонить ему, в любое время дня и ночи и он придёт. Я бы не позвонил. В голову бы не пришло. Но от этого знания, как - то теплее становилось на душе что ли.

В общем, не считая эксперимента с Зиданом, зарубленного Саном в самом зародыше, у меня не было никакого опыта в отношениях с парнями. Да и кто бы пожелал себе ТАКОЙ опыт. Но ....

Я неумело поцеловал Вольха сам, притягивая на себя. Потыкался губами в шею, в ухо, пытаясь понять, что чувствую. Но никакого отвращения не было, наоборот трогать его оказалось удивительно приятным открытием.

И Вольх, он словно взорвался и рассыпался сияющим серпантином. Он ответил. Смеялся, плакал одновременно, целовал...Даже ноги пытался целовать. Вёл себя как идиот.

Ничего не было такого в тот раз.

Мы целовались как безумные, словно у нас одновременно сорвало тормоза, дрочили друг другу. В какой - то момент Вольх обхватил наши члены сводя их вместе и я кончил от того, что он делает, от самой мысли о том, как он это делает.

Не верю в такую красоту. Но это было правда красиво. Безумно, завораживающе, возбуждающе красиво. Вольх, поджарый, мускулистый, с мокрыми от пота торчащими во все стороны волосами, с глазами сияющими от счастья. Он двигался уверенно, неторопливо, как боец, в отличие от моих суетящихся нетерпеливых движений. И боже, как же он был невероятен в этот момент. Никогда не смотрел на парней с эстетической точки зрения. Но Ника ведь "впёрлась" в Вольха вполне заслуженно. Я и сам впёрся. Реально влюбился в него именно в эту ночь. В смеющиеся полные губы, с твёрдой линией, в ямочку на подбородке, в нереально металлический оттенок глаз, в острые прижатые к голове уши, в косую, жёсткую чёлку падающую на лицо, когда он склонялся надо мной.

- Подожди. Дай посмотреть на тебя! - Вольх смеялся отбирая у меня покрывало, которым мне захотелось прикрыться. Хотя неумно было его пачкать. А вставать и топать в ванную, чтобы помыться - было лень. Вольх решил проблему, губами и языком, ничуть не стесняясь того, что берёт у другого парня в рот, и собственно говоря, я сначала офанорел, а потом как - то естественно у нас с ним всё получилось. Вольх не парился, и я не видел смысла париться самому. Мы напоминали двух возившихся щенков, тискались вовсю, целовались, пока не стало хватать воздуха.

В эту ночь, всё ограничилось дрочкой и минетом со стороны Вольха. Скажу честно большее, я бы не потянул. Не так сразу. И Вольх очевидно понимая, не просил о большем. Пока не просил. Это я тоже понимал. Просто его пальцы словно случайно оказались там где их не ждали, и я так напрягся и закаменел, что они деликатно исчезли найдя себе другую территорию.

И уходя от него на утро, прямо в училище, (предкам не было дела где я шлялся всю ночь), я находился в идиотски приподнятом настроении. Хотя, мне и было жутко стрёмно от всего произошедшего. Я краснел, бледнел, лыбился от уха до уха. Вольху никуда не надо было идти. Зажав меня в прихожей, он заматывал шарф вокруг моей шеи и жадно лапая, целовал в губы, попутно застёгивая собственную рубаху и прося подождать. Он хотел проводить. Я еле отбился. Попросил слона на ужин и пообещал, что прилечу на крыльях, но Вольх сказал: Не надо крыльев, я тебя сам встречу и отнесу.

Честно говоря, побаиваясь, что с него придурка станется, именно поэтому я и предпочитал отправиться на учёбу один.

 

Ника встретила меня в коридоре. Вылетела навстречу сияющая, темноволосая, довольная, в обтягивающих джинсах и открытой кофте, подчёркивающей офигенскую грудь. В ушах огромные серьги - кольца, на губах ярко - розовая помада, которую она небрежно обтёрла о мою щёку, осведомляясь не передумал ли я насчёт кино, и не буду ли возражать если Вероника прихватит подружку.

- Отличная идея! - поддержал я, светясь как рождественский фонарик в новогоднюю ночь. С чего мне спрашивается светиться? А ведь светился же.

- Ты чего такой довольный? - поинтересовалась Ника с любопытством изучая мою морду.

- Да так. - Я отмахнулся, поправляя воротник балахона, и глаза Ники расширились.

- Ого, ты смотрю времени даром, не теряешь.

Девушка насмешливо провела пальцем по красовавшемуся на моей шее засосу. До этого она уже осведомилась, кто меня разукрасил и я небрежно соврал, что поцеловался со столбом. Теперь Ника смотрела с явным интересом, и похоже лёгкой ревностью. И в то же время лоб её слегка нахмурился, сопоставляя факты и что - то такое возникло в глазах, похожее на подозрение.

Мне стало неуютно. Но к счастью прозвенел звонок, и я рванул в класс на всех порах, пообещав посвятить ей всего себя на перемене и ...

Врезался в Саню со всего размаха, едва не сбив парня с ног. Это было довольно неожиданно. Мы столкнулись на ступеньках. Я поднимался, он спускался, мы врезались друг в друга и я не устояв на ногах, полетел вниз. Почти полетел, но Саня отличался хорошей реакцией. Схватил за грудки, возвращая балансировку, одновременно дёрнул на себя, держась за перила.

- Псих, - пробормотал он качая головой, пока я размахивая руками усиленно пытался ухватиться за него. Ухватился и вскинул голову.

- Привет партизан, - уныло поприветствовал Саня. - Как всегда энерждайзер в заднице.

- Сам ты, - вяло огрызнулся я, и покраснел, сам не понимая, отчего смущаясь под взглядом этих внимательных спокойных глаз.

В училище мы с Саней поступили вместе, но старались не особо пересекаться. Как - то получилось, что мы оказались на разных потоках. Он учился на экономиста, я на электрика. Нам нечего было делить. А если бы и было, скажу честно, я откровенно не понимал, что наша бессмертная троица класса забыла в этом занюханном училище, некогда носившем название ПТУ, а теперь гордо переименованном в лицей.

Ну, Зидан и Лён понятно. Понятно что сюда припёрлись наши шестачки вроде Мурзика с Родригесом. Но Сан? Сан здесь оказался явно лишним. Пятый элемент мать его. Это как небо и земля. Между нами всегда существовала невидимая черта, граница, разделяющая миры. Упакованный по полной программе Сан, король и прожигатель жизни, элита живущая в нашем городе и мы отбросы, нищеброды и прочие нелицеприятности, обитателей дна и среднего класса. Сану было здесь не место. Это все понимали. Родители, одноклассники, учителя, друзья...Не понимал, кажется только он сам.

- Опаньки. Никитос! - Зидан смёл меня в охапку, прежде чем я сумел ступить на нормальный лестничный пролёт. - Не надоело ещё по углам шифроваться, партизанище? От нас не спрячешься. А я тебя по всему училищу искал, - сообщил он радостно, словно это было зашибись достижением. - Кайся братан, с каких пор зазнался и не здороваешься с одноклассниками.

- Не зазнался, у меня зрение плохое, - соврал я, не зная с какой стороны их лучше обойти.

Не говорить же мне бывшим одноклассникам, что мне просто не комильфо стало с ними общаться. И не могу я здесь быть героем и партизаном, потому что существуют вещи на которые моё влияние не распространяется. Я знал, что наше трио взяло под контроль училище, знал, что они выбивают деньги и стипендию из первогодок. Знал. Но большое пространство новой территории позволяло нам не встречаться, а если пересекались, то я всегда находил кучу отмазок, чтобы избежать встреч. Даже если в глазах Зидана читалась откровенная обида и непонимание.

- Чего хотел кстати? - осведомился я.

- Да так, - Сан ответил за него. И я не сразу сообразил, что его рука покоиться на моём плече и Зидан пялиться на эту руку, так словно увидел гремучую змею и она сейчас его укусит. - Ничего важного. Ты кажется на урок шёл. Иди. А то опоздаешь.

Он убрал руку и спрятал её за спину.

- Чего им было надо? - я недоуменно мотнул головой и распрощавшись понёсся в класс. Опоздал разумеется и минут пять выслушивал нарекания в адрес своей скромной персоны которая очевидно возомнила о себе так много, что пора бы уделить ей дополнительное внимание в виде отработки после уроков.

 

Отработка считалась самым худшим из долбаёбств которые только могли изобрести в лицее. И отмазаться от этого долбаёбства без веской причины, не представлялось возможным. Никак.

В училище вёлся довольно строгий контроль за посещаемостью, и тем, чем ученики занимаются во время уроков. Очевидно на реалии вне учебной дисциплины, внимание и влияние декана попросту не распространялись. В училище работала охрана, но на происходящее в этих стенах она смотрела сквозь пальцы, предпочитая не связываться с местной мелкой мафией.

Поговаривали, один из дежурных решил заступиться за первогодку, возмутившись наездами не по делу. Заступника зверски избили, "не отходя от кассы". По возвращении со смены, врезали по голове, затащив в рощицу перед училищем. Парень попал в больницу. И так и неясно осталось, кто это сделал. У остальных взрослых хватило ума не лезть на рожон.

Когда я узнал, что орудует "трио" - ушёл в тихий ахуй, перешедший в лёгкий моральный шок, от понимания, чем они развлекаются, с негласного благословения Сана. Малин не пачкал руки, но попустительствовал, а его шестёрки отрывались вовсю.

И это в первый год обучения в лицее. Он установил здесь свои порядки. А я...

Наверное, я больше не был партизаном, хотя при встрече они называли меня именно так. Я как пёс защищал исключительно свою территорию и готов был отстаивать её если понадобиться. Но нашу группу не трогали. Это даже дало определённую пищу для домыслов. На нас пали подозрения в том, что всё, что здесь начало твориться происходит по нашей вине.

Мне бы сдать Саню, но во первых доказательств у меня не было, хотя нет были, целый вагон, но стукачом я не был, точно так же как и все остальные. Скорее всего, боялись просто. В общем, я не лез в это дело. Оно меня абсолютно не касалось. Просто старался не общаться с троицей и остальными.

Правда, один раз случился забавный казус. Зидан пришёл в наш класс на перемене. Мы только поступили в училище...Разумеется выяснив, что я не один такой красивый, я предпочёл сделать вид, что не в курсе, кто составил мне компанию при подаче документов.

- Нехорошо, старых друзей забывать, Никитос, - Зидан заняв скамейку уселся напротив меня, брезгливо стряхнув чужие тетради.

Мне бы возразить , что не считаю нас друзьями, но я уткнулся в учебник предпочитая игнорировать. Игнорировать Зидана считалось глупо и опрометчиво. Но что было делать? Этот парень на меня действовал подавляюще, в то время как я на него похоже весьма активизирующе. Вариант снять непонятки через взаимное мордобитие я предпочёл оставить на последок, тем более Зидан этот вариант даже не рассматривал. Этому парню отличающемуся мускулами в обход мозга, походу просто не приходило в голову сообразить, что он мне не нравиться. Вот я ему искренне нравился, откровенное барское расположение, большими буквами читалось в тёмных, дружелюбно прищуренных глазах. Под Саню косил видимо...Но куда ему до Сани.

- Зазнааался, - Растягивая слова произнёс Зидан с нехорошим смешком.

Но в этот момент в класс вошла учительница и полюбопытствовала, что он здесь забыл.

- Друга зашёл навестить. А он не узнаёт. - Прижав руки к груди начал кривляться Зидан. А затем уходя, взъерошил волосы на моей макушке, как частенько проделывал в школьные годы, за что собственно регулярно огребал по ластам.

- Ладно, не сцы. Возникнут траблы - обращайся. Мы за тобой присматриваем, партизан. - задушевно пообещал он.

Кто это "мы", и с какой бы это стати? времени спросить не осталось. Я огрызнулся, а он ушёл. А потом я предпринял целую стратегию и тактику по избеганию старых школьных товарищей. Как будто мне это помогло.

Намывая коридор шварброй, а точнее просто размазывая грязь с помощью того, что макал палку с намотанной на неё тряпкой в ведро я "рулил" по паркету, и размышлял о том, что день выдался так себе.

Но мысль о встрече с Никой и о том, что сегодня с Вольхом мы пойдём в кино, очень приподнимала настроение.

Идём в кино. С Вольхом. Именно с Вольхом, а не с Никой. Это я тоже понимал, как понимал то, что даже если Вольх встанет на колено и признается девушке в любви, кажется, абсолютно не буду ревновать. Ни Нику к нему, ( она разом потеряла для меня интерес ) Ни Вольха к Нике, потому что последний факт представлялся абсолютно бессмысленным.

 

- Какие люди и без охраны!

Зидан вынырнул из - за поворота коридора. Вслед за ним лениво, с отрешённым видом брёл Саня засунув руки в карманы серых брюк. Зидан одевался как байкер - металлист. Куча побрякушек, рваные джинсы, косуха с сеткой молний, чёрная бандана на голове и нагромождение серёжек в ушах. На руках обрезанная перчатка и куча самодельных печаток. Чем - то он напоминал Вольха в этом отношении. Тот тоже частенько выглядел как склад ходячего и брякающего железа, а уж с гитарой на плече и вовсе смотрелся как один из этих плохих крутых парней на шустриках. Сан же всегда выглядел как ботаник. Чистенький, прилизанный, ухоженный. Аккуратные брюки, джемпер. Носил очки. Но вряд ли бы хоть у одного человека, язык повернулся назвать его ботаном. Даже несмотря на безмятежное выражение лица, и спокойный отрешённый взгляд. Стильный хайр, особый неуловимый лоск.

И сразу становилось понятно, кто хозяин, а кто заплечный заправила. Зидан, мне кажется, искренне верил, что они с Саном "на равных". Впрочем, Лён, Мурзик и Родригес очевидно думали так же. Но стоило Сану двинуть бровью, как всё становилось на свои места. И было понятно кто здесь кто. Кто отдаёт приказы, а кто их только выполняет.

И чего он забыл здесь? - в который раз с неприязнью разглядывая Сана размышлял я тоскливо окуная швабру в ведро. Папа генеральный директор строительной компании, мать владелица сети магазинов. Удивительно, что Сана в школу не привозит личный шофёр "Саня привозил себя сам". А по дороге не сопровождает толпа охранников.

Хотя зачем ему охранники с таким эскортом?

Ещё в школе Зидан размазывал по стенке всех, кто смел косо посмотреть в сторону их кумира. Интересно, как же этой участи избежал я? И почему стоило мне встать на защиту кого либо, как Сан сдавался. Даже не так, отступал, уходил, примирительно вскидывал руки каждый раз...

- Энергичнее Никитос, энергичнее. Работа любит идиотов.

Зидан вытряхнул карман, бросая на пол горсть бумажек. - Это тоже уберёшь. У тебя отлично получается, ты нашёл своё призвание.

- Работа слово греческое... Вот пусть греки и работают, - бросил я хмуро. - А вам Зиданчик желаю пойти к глубоким ебеням.

Настроение моментально испортилось.

- Не вопрос, дорогу покажи абориген.

- На пальцах объясню. Средний ,знаешь?

Зидус хохотнул и ничуть не обидившись, трусанул по направлению ко мне.

- Харе убиваться, партизан, самый энтузаист что ли? Бросай это мокрое дело, пошли покурим, всё равно никто проверять не станет.

- Ты это моей мастачке скажи. - Я с остервенением плюхнул швабру к стенке и выпрямился, понимая, что злюсь.

- Чего доебался - то?

- Дело есть. - Зидан вопросительно взглянул на Сана, который с задумчивым видом изучал горсть бумаги на полу.

- К твоему другу. Как его зовут кстати.

- Ээээ, ты о ком? - с моего лица смело можно было рисовать картинку в комиксам.

- Да этот... меченный, что к тебе приходит, - терпеливо пояснил Зидан и полоснул рукой по лицу, показывая шрам Вольха над бровью.

- Ты о Вольхе? - Я недоуменно вскинул брови, очевидно став ещё тупее, чем выглядел, потому что Зидан уставился на меня словно заворожённый.

- О твоём друге, - Саня подошёл и взял Зидана за воротник, разворачивая назад

- Насрал - убери. Заодно полы помоешь. Поупражняешься.

- Эй, Сан, ну, ты чего? - Зидан моментально взвился.

- Убери! - тихо сказал Сан, с лёгким нажимом, улыбнулся безобидно. - Швабра там.

Это было шуткой. Очевидно. Потому что Зидан сдулся, хохотнул, сделав вид, что всё по приколу, начал острить.

Саня повернулся ко мне, не обращая на Зидана никакого внимания. Я изумлённо хлопал глазами, пытаясь вникнуть: С чего бы это мне такие любезности?

- Я хочу поговорить с твоим другом Вольхом. Ты не против нас свести?

- Эм, ну - Я замялся, судорожно прикидывая, зачем им понадобился Вольх.

- Всё в порядке, Никита, - улыбнулся Саня безмятежной, мягкой улыбкой и разом развеял все мои сомнения. - Просто он здесь в городе, имеет знакомство с одним нужным мне человечеком и сможет помочь, если согласиться. Не за так разумеется. Поэтому и хочу пообщаться.

Звуки которые я издавал трудно было принять за членораздельную речь, но кажется я согласился.

Прямых причин для отказа не существовало. Да и если честно, я подозревал, что пошли я Сана в задницу, он сможет устроить мне очень неприятную жизнь с позиции этой самой задницы. Нарываться на неприятности самостоятельно, я конечно умел, но при возможности старался этим не заниматься.

- Покурим? - предложил Сан, кивая на подсобку. Отказываться было неразумно.

- Я не курю, - со вздохом заметил я. - Бросил недавно.

- Похвально. Составишь мне компанию - "утешил" Саня. Или рвёшься помочь Зидану?

- Угу. Спешу и падаю. Пошли.

Перспектива получить мокрой тряпкой по башке. (А от разозлённого Зидана вполне могло статься ) меня совершенно не вдохновляла, и выбирая из двух зол меньшее ( или в данном случае менее безобидное ) я предпочёл посидеть с Малиным. Тем более если говорить начистоту, конкретно его общество, меня нисколько не напрягало, скорее наоборот.

Сейчас устроившись на подоконнике, не боясь испачкать свои дорогущие брюки, Сан неторопливо курил и смотрел в окно с привычно отрешённым видом.

Недавно Сане исполнилось девятнадцать. Он был старше меня на два года.

У меня день рождение весной, а учитывая, что прошлой осенью мы поступили, семнадцать, мне должно было стукнуть через пару месяцев. В школу я пошёл в шесть, Саня в восемь.

Несмотря на распахнутые окна, в подсобке было тесно и душно.

Когда - то помещение являлось школьным туалетом, но постепенно училище расширилось, перестроилось, комнату использовали для хранения инвентаря, а старые унитазы никто так и не удосужился убрать. И теперь всё пространство было заставлено вёдрами и тряпками, эксплуатируемыми уборщицами и провинившимися учениками. По вечерам лицей мыли технички в синих халатах. Днём же трудовое рабство отрабатывали исключительно мы. По мнению мастеров это должно было приучить юных распиздяев к порядку и соблюдению чистоты.

Мы расположились в подсобке и Саша молчал.

А я рассматривал его украдкой и совершенно не понимал, что он забыл здесь?

Высокий, изящный, широкоплечий - совершенно не похожий на нас всё ещё тощих и субтильно сутулых подростков. С длинными волосами, подстриженными стильными прядками спереди, а на затылке стянутыми в хвост - причёска явно просящаяся на экраны кинозалов. У Сани были ухоженные аккуратные руки, и присмотревшись к ним я прифигел осознав, что он даже маникюр делает. Ну не могут быть ногти настолько идеальными. Сан повернул голову, поймав мой рассматривающий взгляд, улыбнулся подбадривающее. Красивый сцуко.

Я и сам не заметил, что любуюсь им, причём без всякой задней мысли.

Оживший портрет Дориана Грея. Изящные черты лица, аккуратный прямой нос, полные губы, и потрясающие глаза невероятного асфальтового оттенка: внимательные доброжелательные. Чёрные волосы с лёгким признаком пепельности свойственной шатенам, и мраморная кожа, тоже идеальная. Ни веснушки, ни прыщика, ни хотя бы голимого шрамика для приличия. По отдельности его черты не казались идеальными, но складываясь вместе, они придавали его лицу, что - то особенное, выдающее в нём породу. Харизму? Магнетизм? Есть люди рождённые для того что бы править. Саня относился к этой категории, хотя это трудно передать словами. Он напоминал аристократа. Принца по ошибке оказавшегося среди людей, которые условно считались ниже его по положению, по социальному происхождению, по манерам. Да. Наверное, это странно, но у Сани присутствовали манеры. Особенная выделяющая среди других вежливость, сдержанность, такт. Он мог сказать любые слова, любое оскорбление, и из его уст оно не воспринималось обидным. Я вспомнил ту девушку из кабинета английского. Он назвал её шлюхой, а она восприняла это совершенно нормально. В последствии я не раз видел их общяющимися. Вот я бы убил за такое. Честное слово.

Наверное, на моём лице, что - то отразилось, потому что Сан неожиданно усмехнулся, наклонил голову, рассматривая меня в ответ, и я покраснел. Сам не знаю, отчего краснею, под этим снисходительным ласковым взором. Так смотрят на хомячков или забавных зверьков, которые очень нравятся хозяину и которым прощаются любые выходки именно потому что это же зверюшка, какой с неё спрос. Это "открытие" меня неприятно заалело. Мне казалось, мы были пусть не друзьями, но Саня уважал меня. А сейчас он смотрел ...Не знаю как. Смотрел и улыбался.

- Я тебе что, клоун? - буркнул я недружелюбно наклоняя голову, как обычно делал это всегда готовясь нарваться. - Чего уставился?

Хотя кто бы говорил. Минуту назад, я проделал в нём внушительную дыру глазами, вот только Сану даже не пришло в голову отметить этот факт.

- Прости. - Саня спохватился и вскинул ладонь, в этом своём привычно примиряющем жесте.

- Просто вспомнилось, как мы учились. Ерунда всякая в голову лезет.

Саня говорил совершенно беззлобно, как говорил всегда, и от этого моя злость моментально растаяла.

- Что за ерунда? - спросил я расслабляясь и в очередной раз задаваясь вопросом, почему я упорно отталкиваю дружбу Малина? Ведь это удивительная редкость, когда рядом с кем - то из человеческим индивидов, ощущаешь такое вот умиротворённое спокойствие, энергетическое приятие.

- Неважно. Ерунда она и есть ерунда. Залезай. Хватит пол полировать.

Сан подвинулся, освобождая место на подоконнике.

- Мда, умеют у нас здания проектировать, прямо как по заказу, - ухмыльнулся Сан с пахабной усмешечкой. - Ты в курсе, что напротив окна женской раздевалки? Я бы дежурил и дежурил, такое зрелище.

- Гонишь? - Я недоверчиво подошёл, подтянулся. Подоконник располагался высоко, и для того что бы залезть пришлось подпрыгнуть. Сан подхватил меня за торс без усилий подтягивая, поднимая. Я охнуть не успел, как оказался сидящим к нему спиной с ногами на подоконнике.

- Смотри. Не туда дурачина, направо. - Сан с лёгким смешком, развернул мою голову в нужном направлении и...

Какие к чёрту окна женской раздевалки?

Я покраснел так, что слово алый стало жалким синонимом на фоне моего пылающего лица. Саня дружески обнял, прижав к себе покрепче, чтобы не свалился ненароком.

А я очевидно переобщался с Вольхом. Растерялся, не представляя как на это реагировать. Слишком близко. Из ушей у меня разве что пар не повалил.

Саня, очевидно планируя добить, слегка наклонился. Его дыхание щекотало мне ухо, когда доверительным тоном он принялся рассказывать, как открыл это место ещё в начале учебки. Полы он ясно же не мыл. Случайно забурился, разыскивая местечко потише.

Саня говорил и говорил. Как будто кто - то развернул кран, и меня затопило фонтаном его мягкого доброжелательного голоса. Раньше мы никогда не общались вот так, наедине, без посторонних.