Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К чёрту этот мир! 4 страница



А Сан рассказывал про родителей, про то, что они часто бывают в разъездах, про множество вещей, о которых нельзя было вот так на гора вываливать малознакомому парню, который пусть и был его одноклассником, но не общался с ним.

От Сани исходил аромат. Тонкий, особый, похожий на очередной стильный штрих призванный завершить и подчеркнуть образ.

А когда - то Саня пах совершенно по другому, конфетами и карамелью, сладостью, детством. Это воспоминание накрыло меня, всплыв из уголка памяти, и я не помнил откуда оно пришло...

Кукольное лицо, с огромными серыми глазами, волосы склеенные леденцовой патокой, зарёванные грязные щёки, перемазанные розовыми подтёками чупа - чупса, который я ему отдал, непосредственно вытащив из собственного ротешника.

Собственный строгий голос.

- А ты точно не девчонка? Да не реви, ты. Смотри, я тебе сейчас фокус покажу.

Воспоминание пришло и растаяло как вспышка. Детство давно прошло, мы выросли. Саня больше не был чудесной принцессой, в которую я кажется когда - то был тайно влюблён. Чего только не бывает в детстве.

- А в Англии часто бывает сыро. Мне там не понравилось. Правда, по - своему красиво тоже.

Я почти не слушал, о чём он говорит.

Краснел и не знал, куда деть себя от неловкости и дичайшего смущения, оказавшись в щекотливой ситуации. Сану похоже в голову не приходило что у кого - то могут возникать запарки по данному поводу. Разумеется запарки возникают только у тех кто париться. Саня не парился. А попасть впросак выставляя себя озабоченным дебилом в глазах Сана, мне очень не хотелось. Ему - то подобные мысли даже в голову не приходили. Он абсолютно непринуждённо обнимался, болтал, рассказывая о путешествии.

А я сидел скрюченным сперматозоидом, упираясь кроссами в стену, боясь пошевелиться и старательно с выражением барана, пялился, в окна женской раздевалки, которой нихрена не увидел, не в состоянии оказался разглядывать, раздавленный собственной рефлексией по поводу насколько происходящее допустимо, и с каких пор меня оно стало напрягать?

Да гробу я видал эту раздевалку и этот чёртов подоконник.

Подозреваю, уши мои полыхали не просто малиновым, багровым пламенем.

Пиздец, я в жизни так не позорился.

И это был первый раз, когда я обрадовался появлению громыхающего вёдрами, раздражённого Зидана.

- Закончил, - объявил мой товарищ, распахивая дверь, и вывалил челюсть пялась на нас, словно увидел что - то странное. Угу, как я его понимал

- Молодец, - похвалил Саня, как если бы похвалил собаку, и плавно соскользнул вниз, подхватывая меня, потому что оказавшись без поддержки, я попросту завалился назад и спикировал с подоконника. А так не спикировал, повис наполовину удерживаемый руками Сана, созерцая его лицо снизу вверх.

- Земля притягивает, Никитос? - иронично заметил Сан и аккуратно стянув, поставил на ноги, фиксируя в горизонтальном положении.

- До вечера - сообщил он выходя, попутно подбирая челюсть Зидана и уводя его за собой.

Да уж притягивает. Манит я бы сказал, испытывая желание сесть на задницу и посидеть минутку в ахуе. Кстати про землю было правдой. В школе я постоянно умудрялся наебнуться на ровном месте. Уж не знаю, почему так происходило. Но Саня это запомнил похоже и теперь привычно подъебнул.

 

- Не было печали - называется, - болтал я, за обе щеки уплетая приготовленный Вольхом ужин, делясь событиями дня и рассказывая о странной просьбе Сана.

Глаза Вольха прищурились, в задумчивости.

- Нужна помощь говоришь? - неожиданно он показался мне удивительно взрослым. Когда он открыл дверь, встречая меня с порога поцелуем, который я принял со вздохом покорности неизбежному, я не упустил случая постебаться над его видом. Коротким фартуком и банданой на голове. Вольх мастрячил пельмени. Пиздец. Не увидел бы не поверил, но как выяснилось с готовкой, этот парень управлялся на зависть всем поварам.

Но сейчас в этом забавном виде, он не казался смешным, скорее наоборот. Широкие плечи рвущие рубаху на развороте, золотая цепочка небрежно скользящая по шее. Я зацепился за неё взглядом, и подмигнув Вольх принялся кормить меня сметаной с ложки, забавляясь этой игрой.

Если бы не билеты в кино и свидание обещанное Нике, думаю, ужин вполне мог плавно перетечь в завтрак. По чесноку, не имел ничего против. Дорвавшись до секса, я хотел продолжать. Не уверен, насколько морально оказался готов к этому с парнем, но то, что мы делали с Вольхом...

Да у меня весь день хуй ныл от одной мысли о вчерашнем... А стоило вспомнить некоторые подробности. Не знаю, как пережил день не дрочивши. Может поэтому так и отреагировал на присутствие Сани за спиной.

Секса хотелось безумно. Но одновременно с этим, меня страшило узнать, насколько далеко я способен зайти в своём желании. Обычно людям оказывается нелегко принять мысль о своей ориентации, но стоило приоткрыть некий барьер и я не видел смысла отрицать очевидное в самом себе. Ласки Вольха не оказались мне неприятны, с точностью до наоборот и именно это открытие поразило до глубины души. Анализируя собственные чувства я не мог сказать, что это любовь...Не то, чтобы я ждал от любви чего - то особенного. Нет. Просто...Просто мне казалось, что встретив своего человека ошибиться невозможно. Не знаю по каким физическим, химическим, и прочим моральным параметрам происходит эта идентификация двоих, но должно же внутри человека присутствовать некое чутьё. Внутреннее определение, что это твоё, настолько твоё, что разделиться невозможно, всё равно что вырвать и убить половину себя. Вот только по всем признакам выходило, что это ошибочное определение. Вольх свято уверен, что я это его. И никаких гвоздей. Мы тупо созданы друг для друга...Вот только я так не считал. Более того, не испытывал ничего подобного. А он испытывал. Болел. Мучился. Может все люди чувствуют по разному? Допустим у одних порог боли выше, у других ниже...И с эмоциями происходит тоже самое. Кто - то переживает и воспринимает мир очень остро, а кому - то не дано. Прагматик, хули.

Я принял душ, предварительно закрывшись на защёлку в целях безопасности. У меня стоял, а что говорить про Вольха? Парень просто грозился протаранить хуем дверь, если я немедленно не открою и не отдам, хотя бы малую часть себя. Я честно обиделся на малую. Не такая уж и малая между прочим. И не открыл.

Настроение сделалось совершенно улётным. Я даже принялся петь, переодеваясь в одолженную Вольхом рубаху. Вольх может и был повыше, но не настолько, чтобы я не мог свободно таскать его вещи. И это меня безумно пёрло, потому что гардеробец у Вольха оказался из разряда: Есть где разгуляться.

После вчерашней ночи, как - то само собой получилось, что на мой сетующий вздох: Блин, шмотки потом провоняли! Вольх молчком распахнул шкаф, предоставляя возможность закопаться. Я и закопался. Бегая с полотенцем на бёдрах от зеркала и обратно, выбирал, что нибудь прикольное, пока Вольх мыл посуду и занимался уборкой на кухне.

- Так, не нравиться мне этот настрой - заметил он, появляясь в дверях. Сграбастал за торс, сдёрнул полотенце и отвесил лёгкий шлепок по заднице.

- Это ж для кого ты наряжаться собрался, противный, ммм? - Губы Вольха деловито прошлись по моей шее, в то время как руки вовсю по хозяйски щупали задницу и не только её. Я погрустнел.

Не знаю от чего, но загрузился моментально. Вольх вскинул глаза. Мы отражались в зеркале напротив. И мне не нравилось это сравнение. Вольх мускулистый, смуглый, с жёсткими пепельными волосами и прямо таки убиться захотелось от зависти, волевой мордой лица с которой сейчас бля буду буквально сверкали хищные светлые глаза. И я - мелкий, похожий на тощую бледную моль по ошибке отполированную загаром; с лёгким рельефом, который мне бы польстило назвать мышцами, но слишком мало на теле было мяса, скорее просто жилистый. Откормить меня как следует и я бы даже не уступил Вольху, но сейчас на фоне Вольха я смотрелся никак, и это было досадно.

Зелёные глаза на пол лица, оленёнок бемби бля отдыхает , светлая чёлка во все стороны, длинные ресницы. Чёрные. На фоне светлых бровей. Видимо вылепляя меня, природа сама испугалась и решила отдохнуть.

- Бля, ты в курсе, что охуенно красивый, Ник? - Вольх прошептал это с таким благоговением, что стоящее напротив в зеркале голое чмо изумлённо захлопало глазами с самым идиотским видом.

- На девочку похож, - прибавил Вольх с нежностью целуя в плечо. После этих слов, я размахнулся и от души ему пизданул локтем, заставив согнуться и с задушенным кашлем пообещать, урыть меня полудурка.

 

На свиданку я пошёл экипированный вещичками Вольха. Джинсы правда были великоваты, но широкий ремень с заклёпками в котором рукодельный Вольх аккуратно пробил шилом две дополнительные дырки, решил эту проблему, рубашка сидела как на картинке. Я даже уложил волосы гелем, чем вызвал ещё один припадок ревности и обещание подстричь и спрятать в шкафу, что бы любоваться в одну репу и чахнуть как Кощей над златом. Честно говоря, мне было смешно. Вольх вообще при желании, мог рассмешить даже кирпич, и придя на свиданку, я себе реально нравился. И Нике похоже тоже. Увидев нас молодых и невъебенно красивых, девушка расплылась в довольной улыбке и представила свою подружку Настю - симпатичную шатенку, не особо уступающую Нике, что немного примеряло с действительностью.

Настя ясен пень, предназначалась мне, в то время как, по мнению Ники, Вольх выиграл супер приз. Впрочем, увидев меня лапу, Ника явно засомневалась, а не промахнулась ли она. Я ехидно ухмыльнулся, улыбкой проголодавшегося крокодила, решив вылезти из кожи, но соблазнить её подружку, в то время как Вольх погрозив мне кулаком, с покорным вздохом отдался во власть атакующих.

Нам было весело. До начала сеанса оставалось пол часа и стоя на ступеньках кинотеатра, среди толпы ожидающих, мы ржали и упражнялись в остроумии.

А затем на стоянке остановилась бмвуха чёрного цвета и ...

Челюсть моя плавно отпала. Из неё выбралась "трио"

Наверное, всё началось именно тогда.

А возможно всё началось в тот день, когда я пришёл к Вольху, и выслушав признание в любви остался, и позволил отношениям, хотя можно ли это назвать отношениями? зайти настолько далеко.

Когда Саня, двигаясь чуть позади, привычно засунув руки в карманы, и его шестёрки, Зидан и Лён, поднялись по ступенькам, девочки наши плавно начали уходить в нирвану. А мне оставалось только сжать кулаки и мысленно пообещать Сане, что я ему это припомню. Как бы объяснить, не особо разбираясь в предмете?

Наверное, в сознании каждой девчонки живёт некий шаблон золушки ожидающей принца. А те, кто нибуя не ждут, всё равно представляют в сознании определённый "сильный" образ с позиции времена и нравы не выбирают. И вот два долбаёба - мы. Пусть симпотные, юморные, уверенные в себе, но мы - представители некоего среднего класса. Парни, всего имеющегося в наличии бабла которых, хватит разве что на посиделки в Теремке или поход в Мак. И если Вольх в этот отношении, считался самостоятельным, он не только учился в универе, но и работал по совместительству техником, то у меня финансы по жизни пели романсы.

Денег не было даже не грёбанную гвоздичку для Ники. Разумеется на пиво и сигареты, если бы я не бросил курить, мне бы хватило. Это как бы святое.

И вот из машины выходят эдакие "хозяева жизни".

Молодые волки. Сытые, наглые, уверенные. На лобешнике Зидана висит табличка "Бандит", Лёну эту табличку вешать и вовсе без надобности, своей акульей, хотя и приятной на первый взгляд мордой лица, он смело мог пугать старушек в автобусе, если бы катался в общественном транспорте. Оба в кожанках, на ногах гриндерсы. Штаны Зидана красиво лепят подтянутую задницу, Лён предпочитал репперский прикид. И позади Саня: ухоженный, стильный, и на первый взгляд даже невзрачный, в отличие от кричащих, давящих на глаза крутизной невъебенной, шестёрок.

Саня вообще по жизни, умел выглядеть скромно и незаметно.

Чёрный тренч, аккуратные брюки, элегантный шарф.

Джинсы Саня, похоже вообще никогда не носил, очевидно считая ниже своего достоинства. На носу стильный очёчки в тонкой золочёной оправе. Стоящие наверное дороже чем весь наш с Вольхом прикид вместе взятый.

- Здоров, Никитос!

Не люблю Зидана за привычку распускать руки. Нет бы нормально поприветствовать, так ему непременно понадобилась содрать меня со ступенек и начать делать "нулик" на голове, выкручивая волосы. Со стороны это выглядело демонстрацией дружеских близких отношений, но в гробу я видал такую демонстрацию. Подозреваю, Зидан это намеренно делал, чтобы позлить и унизить меня.

В отличие от него, Лён поздоровался обычным способом, без обезьяньих ужимок. Дружески поприветствовал напрягшегося Вольха протянув ему пятерню.

Вольх поколебался долю секунды. Я внезапно понял, что он из тех, кто запросто сможет послать нахуй, и сообщить что западло ему ручкаться. Но решив, что нам не нужны неприятности. (а эти вылезшие из машины ребята были теми, кто мог их обеспечить,) Вольх пожал. А Лён отбив меня у Зидана ( за что ей богу заслужил благодарный взгляд ) от души потряс мою лапищу, попутно осведомившись "Как оно"?

Саня стоял позади балагана. Он так и не вынул руки из кармана.

Лён и Зидан начали базар, обмениваясь ничего не значащими фразами, и как - то активно вступая в беседу с девушками и со мной. Позже Вольх скажет, что это называется грамотная разводка лоха, когда тебя вовлекают в разговор из которого сложно выйти не зная определённых приёмов. Вот в этот момент я ощущал себя именно таким чепушилой лохом. Неприятное чувство. Нас с Вольхом очень тонко и как - то ну совершенно незаметно опускали ниже плинтуса в дружеских подначках и подколках. И вроде бы всё безобидно, но в то же время присутствует неуловимый прессинг.

- Слушайте, что вам надо, а? - Меня можно давить до определённого момента. Потом я взрываюсь и не думая о последствиях, лезу в драку.

Никогда не позволял унижать себя, ни в школе, ни в лицее, ни сейчас. Наверное, в этом отношении я был таким же как Вольх, потому что, ощутив мой настрой, Вольх как - то очень лениво и небрежно поинтересовался из какого зоопарка вылезли мои так называемые друзья. Зидан моментально забыковал, но по ступенькам поднялся Саня.

До этого он просто скромно молчал, отираясь в сторонке и застенчиво улыбаясь. Не знал бы - поверил. Очки слегка сползли на нос, придавая лицу Сани, что - то детское. Длиннющие ресницы. Внезапно он напомнил мне того первого Саню Малина, первоклассника похожего на девочку. Кукольную принца. Хрупкого, уязвимого, удивительно безобидного. Когда я был маленьким, я называл его принцессой.

Про себя разумеется. И Сане не стоило об этом знать. Намекни я ему, и за такую насмешку он бы меня одним подзатыльником нахрен пришиб. Я умел махаться и делал это вполне неплохо. Возможно, доведись столкнуться, сумел бы выстоять, против нынешнего Зидана...Сан мог уделать Зидана за пару минут.

Об этом мало кто знал. Но я знал точно. Подсмотрел однажды вечером, когда они, пользуясь отсутствием народа, решили поспарринговать в спортивном зале училища.

Широченный качок Зидан, летал по полу огромным щенком, исключительно на своей амплитуде движений. Саня двигался плавно, мягко, неспешно, словно танцевал, но каждый лёгкий уход, разворот, толчок, молниеносная комбинация атак и подсечек, заставляли Зидана вспахивать маты носом. Кажется, он не смог нанести Сане ни единого удара. А может и нанёс. Я поспешил убраться оттуда прежде, чем меня заметили. В целом о том, что Сан со спортом дружит и даже ходит на какие - то единоборства, в классе знали все, но насколько он с ним дружит, я имел возможность лицезреть собственными глазами. Поэтому, и предпочитал не связываться с Саном по мере возможности, а может быть, именно поэтому вообще не лез в их дела. У меня просто не было шанса в них залезть. А повторять судьбу охранника отдыхая со сломанными рёбрами в больничке, очень не хотелось.

Саня поднялся по ступенькам, на ходу вынимая руки из карманов, и пространство сразу раздвинулось, очистилось, потому что Лёха и Зидан отступили по сторонам, затыкаясь. Сан заговорил, вежливо, просто убиться, можно было, насколько вежливо и тактично. Представился. Умудряясь общаться так, как, наверное, никогда не будет дано нам, простым смертным. Разом одновременно со всеми и в то же время не выделяя никого, но каждого одаривая порцией внимания, зная, что сказать, как сказать, с какой интонацией, давая абсолютно всем присутствующим почувствовать свою исключительную значимость и особенность в его глазах.

Саня вёл, как умелый дирижёр оркестра, и всё, что было до этого в исполнении Лёна и Зидана, выглядело бездарной жалкой пародией, неумелым подражанием.

Сейчас на сцене выступал маэстро. Когда Саня закончил исполнять первое соло, распорядившись с окружающими по своему усмотрению, ( никому даже в голову не пришло возразить, или счесть это давлением. ) - мы неожиданно стали обладателями лучших билетов в ложу. Саня, по его словам, оказался здесь ну совершенно бля по случайному стечению обстоятельств. Потому что его родители решили посмотреть именно этот фильм, "ога, галопом прямо через всю Европу рвались". Но в последний момент отказались. Да ну? И вот Саня, ощущает себя совершенно по дурацки глупо. Потому что на его имя забронирована вся ложа, а идти не с кем. И мы его безумно выручим приняв приглашение.

Всё происходило как - то естественно, непринуждённо, само собой.

Вольх хмурился и напряжённо смотрел на меня, спрашивая взглядом: "что происходит?" Я ответил абсолютно беспомощным выражением. Самому бы понять.

В конце концов, мы решили не париться. Это удавалось с трудом. Совершенно очевидным оказалось, что наших девчонок корова в виде Лёна и Зидана - слизнула языком. Парни откровенно разводили Нику и Настю, предлагая продолжить общение после кино и затусить на дискач в клубе, дабы отметить знакомство и повеселиться.

Понятное дело, по - умолчанию, это подразумевало и наше присутствие. Не знаю как Вольх отреагировал на подобную подставу, но лично я, никому передавать своих девушек не собирался. Может девчонки и не против сменить компанию, взяв ранг повыше, но я пришёл с ними, а значит автоматически нёс ответственность за возвращение домой в целости и сохранности. И бросать их, оставляя наедине с этими аморальными уродами - не имел права, конкретно перед собой. Так что желают они или не нет, кое - кому придётся смириться и подвинуться.

Саня вышел на перекур, естественно пригласив Вольха составить компанию.

Они скрылись в фойе, а я тихо стервенея и накручивая себя, в понимании, что дискача не будет "ога, ща его заменит вполне весёлый мордобой" , - остался изображать фикус. Расположившись позади Ники, только что крысло не изгрыз, слушая тупые шутки Зидана, и наблюдая вялые заигрывания Лёнчика с Настей.

Когда парни наконец соизволили вернуться, на экране вовсю разворачивались первые широкомасштабные действия.

Сан по - прежнему мило и добродушно улыбался, а Вольх...

Вольх явно нервничал, но в то же время выглядел неожиданно воодушевлённым. Мне это абсолютно не понравилось. Ни эта натянутая весёлость, ни неожиданное изменения поведения в отношении к Сану. Словно за полчаса беседы, они не только сумели найти общий язык, но и подружились, оставшись вполне довольные друг другом. Вольх не заискивал перед Саней. Он вообще по жизни не признавал авторитетов и болезнь подобострастия, которой заражались многие в общении с Малиным просто не коснулась его, но тем не менее, что - то в его взгляде изменилось, появилось уважение. Не знаю, что именно меня взбесило в этой переоценке ценностей. Я злился на Саню, саму ситуацию, бесился из - за девчонок...А Вольх, словно встал на его сторону и этим как бы предал меня...По детски конечно. Но я ожидал, что он меня поддержит.

Ога, продемонстрирует неприязнь и в морду даст. Вот такой я эгоист. Может это ревность проснулась? Хрен знает, как она вообще выглядит. Как злость и раздражение? Или обида?

Я почти не смотрел фильм, демонстративно устроившись, между Никой и Лёном на первом ряду. Не собирался пересаживаться, в голову бы не пришло, но Сан очень предупредительно заметил, что мне, наверное неудобно сидеть вместе с ними и отвлекаться на чужие разговоры.

Вольх поймав мой взгляд, неуловимо кивнул, давая понять, что солидарен.

Нужно ли говорить, что это стало последней каплей в чаше переполнившегося терпения? Фильм оказался забыт. Единстенное о чём я думал, "абзац приходит незаметно". Если Воль поддержит, в чём я сильно начал сомневаться, махач будет жёсткий. Собственно говоря, я ждал только повода. Но повода к моему огорчению не предоставлялось.

С правой стороны сидела Настя, с левой Зидан.

Вольх и Саня мирно устроились подальше и полностью ушли в свой диалог, обрывки которого не представлялось возможным уловить, слишком громкой оказалась озвучка кинофильма. Грохот и сцены баталий временами лишали возможности слышать самих себя, не говоря о посторонних.

Сказать, что я пожалел о своём легкомысленном согласии их свести? И сводить не пришлось. В сценарии Сани, моё участия совершенно не требовалось, скорее косвенное присутствие по умолчанию, но в благословлении он определённо не нуждался.

Наверное внутри, я мог бы продолжать бухтеть ещё очень долго, но сам не заметил, как увлёкся просмотром, неожиданно для себя уйдя в развитие событий на экране и полностью отключившись от происходящего.

Очнулся, лишь ощутив, ладони Вольха на собственных плечах. Перегнувшись он совершенно беспалевно обнял меня со спины, спросив ласково:

- Как фильм? - Почти выдохнул в ухо.

- Норм.

Я покраснел, начиная улыбаться, совершенно рефлекторно подавшись назад, испытывая желание прижаться, потереться загривком. Моментально оттаял, понимая, чем мы займёмся сегодня после просмотра. Я вообще мгновенно отхожу. Повернулся и ...Похолодел изнутри, боковым зрением заметив, напряжённый странный взгляд Сани.

Все сидели пялились на экран, а Саня смотрел на нас. На меня, на руки Вольха собственически расположившиеся на плечах. И вновь в его глазах читалось это непонятное, но уже виденное мной раньше выражение.

Именно это выражение Брезгливость? Злость? Досада? Не знаю, почему мне каждый раз становилось стыдно и неловко от этого взгляда. Словно я сделал что - то плохое и уронил себя в глазах Сашки.

- Мне уехать надо, - сообщил Вольх, не замечая, что на нас смотрят. - Не обидишься?

- Что прямо сейчас? - Я резко развернулся к нему целиком, моментально забыв про Сана. И пользуясь случаем, Вольх украдкой, совершенно незаметно в полумраке, мимолётно коснулся моих губ, обжигая дыханием.

- Да. Извини, дела нарисовались.

Он порылся в кармане, помахав перед глазами брелоком с ключами от квартиры. - Держи. Вернусь послезавтра.

- Ты же никуда не собирался... - Я машинально взял ключи, запихнул в карман.

- Так получилось. - Вольх незаметно нежил пальцем мою шею под воротником, смотрел извиняющее, и чуть виновато.

Зидан и Ника зашикали на нас. На экране шёл интересный момент, а мы мешали смотреть. Я мотнул подбородком в сторону выхода. Мы поднялись и вышли в коридор.

- Это как - то с Саней связано? - спросил я напряжённо, пока мы спускались по ступеням в фойе, минуя многочисленные ряды плакатов. Бессмысленный вопрос. Ответ я знал. Вольх беззаботно отшутился, посмотрев на меня с искренним удивлением, но что - то в его глазах подсказало: врёт.

- Да нет. Там своя тема. Просто пока трепались, на мобилу звонок пришёл. У другана тёрки возникли. Решить надо.

- Я могу помочь?

- Нет, Ник. Это чужое личное. Без обид.

- Да какие обиды? Всё нормально. Езжай.

Я почти не соврал, позволив себе поверить в объяснение, но... Неприятный осадок остался. Вольх бросал меня в очень неподходящий момент, оставляя в компании, мягко выражаясь неблагонадёжной. И в отличии от него, уйти я не мог.

Мелькнула мысль вытащить Нику на пару слов и открыть ей глаза на некоторые вещи,. Объяснить, что рамсить с Зиданом и Лёном опасно, что не закончиться это всё так целомудренно, и пристойно, как она рассчитывает. Что взрослые, изголодавшиеся парни не пропустят момента пристать к двух хорошеньким девушкам, потому что они вообще с нормальной позиции похоже девушек не воспринимают, и вся это показная любезность и галантность слетит в единым миг когда ребятам захочется секса, а Ника с Настей возможно будут думать по - другому.

И в этот раз я не был уверен, что Сан придержит своим амбалов. Не знаю почему. Может действительно с моей стороны оказалось глупо игнорировать этих отморозков так долго, но сейчас я чётко понимал, что не имею здесь никакого реального влияния и Вольх нужен мне как никогда. Возможно, если всё не закончиться хорошо, придётся драться. И если час назад при наличии поддержки, эта идея воспринималась заманчивой, сейчас она представлялась откровенным самоубийством. Впрочем, похуй. Когда я возвращался в ненавистное тесное пространство ложи, зубы мои сжимались, заставляя желваки играть на скулах, а подбородок выдвигаться вперёд.

Мне не было обидно, что Вольх свалил, оставив меня одного. Форс - мажоры у всех случаются. Обидно оказалось понять, что он не доверяет мне. Не считает возможным посвящать в свои дела. И это реально взгребало. Взгребало так, что если Зидан или Лён попытаюстя спровоцировать, реально нахуй всех поубиваю, срывая злость. Даже если буду выглядеть дебилом лезущим не в своё дело, но Нику и Настю с ними не отпущу.

Думаю, попроси я Вольха остаться, он бы плюнул на всё, и остался. Не смог попросить. Я не считал себя гордым, но.... Походу, именно эта черта характера, часто оказывалась движущей силой поступкой. Открыть рот в данной ситуации представлялось унизительным. Я чё не пацан что ли? Справлюсь.

Я мирно распрощался с Вольхом в фойе, оставив друга благополучно пребывать в наивном заблуждении, что всё под контролем. На мгновение, правда не смог совладать с обидой, позволяя паскудной гримасе заползти на лицо, и тут же озлился на себя, понимая: рву Вольха напополам.

Догадаться, о том, что я на самом деле думаю по поводу происходящего, представлялось несложно. На моём лице все эмоции обычно легко читаются, ибо написаны там, большими жирными буквами. Я даже толком врать не умел, моментально палился собственной виноватой мордой. Но... В данном случае, лучше честно признаться, что буду скучать, чем изобретать причину, почему у меня не получиться это сделать.

Я вздохнул, на корню обрубая любое "дерьмонытьё". Обнял Вольха и быстро лизнув в ухо на прощание. Не хватало только стать кормом для глаз посторонних. Отстранился.

- Когда освободишься, позвони. Лады?

- Позвоню. Я быстро Ник. Не успеешь соскучиться. Завтра вечером буду дома.

- Вот и договорились. Дерзай мачо.

Я шутливо салютнул, с бодрым видом вставив парочку подходящих острот насчёт того, что не ревнивый, но за яйца подвешу.

Мы ещё пару минут пораспинались, а затем Вольх вышел и растворился в ночной темноте, ловя такси.

Интересно, что Саня ему предложил?

 

- Ник, может хватит себя накручивать? Ты себя в зеркало видел? Терминатор нервно курит.

Я сам не заметил, что плюхнулся на сиденье рядом с Саном, хорошо, не на него. Сел позади скрипя зубами, потому что отсюда был хороший обзор и отлично было видно, что рука Зидана обнимает Нику за плечи, и Ника улыбается ему, и они мило подшучивают вполне друг другом довольные. А вот Лён лапал Настю за задницу и девушка ёрзает и краснеет и не знает, как это прекратить, потому что Лён сидит с самым непричастным лицом.

- Ога, и сейчас он сделает айл би бег. Скажи, своим уродам, что бы перестали! - Я не знаю, что заставило меня так сказать, но я практически прошипел эти слова, почти в лицо наклонившемуся ко мне Сане, который демонстрируя искреннюю доброжелательность, с фальшивым удивлением заинтересовался, с чего я такой взвинченый. Да так, настроение у меня очень пиздатое . И даже знаю благодаря кому .

- Перестали, что? По - моему всем здесь весело. Кроме тебя.

Саня даже градус улыбки не понизил. Смотрел на меня с этим снисходительным выражением, азарта. "А что ты сделаешь, Ник?" - читалось в его глазах.

- Может тебе домой пора? - невинно предложил он, выразительно покосившись в сторону обнаглевшего Лёна. - Раз напрягает.

Я прикрыл глаза. На секундочку собираясь с мыслями. Глубоко вздохнул и открыв их в упор посмотрел на Сашку.

- Я сейчас набью тебе морду! - сказал я тихо, так что бы слышал только Саня. - Мне плевать, чем всё закончиться. Можете меня урыть. Но если не прекратишь, начну прямо сейчас.

- Псих, - проговорил Саня с непонятным выражением. Перетянулся через сидение и легонько толкнул Лёна в плечо. - Уймись.

Лён моментально спёкся, выпрямился, продемонстрировал руки, и сел как примерный школьник на уроке с мерзкой ухмылочкой на лице. Настя повернулась к нам и во взгляде брошенным на Саню, прочиталась скрытая благодарность и облегчение. Саня кивнул "Мол всё нормально, рассчитывай на меня".

Я никогда не думал, что мне так остро захочется врезать ему. Впервые в жизни я испытал острое желание ударить Сана. Я бы и врезал наверное, но Саня словно почувствовав, перестал улыбаться и я увидел второго Саню. Того Саню которого наверное видел в нём всегда, и может быть именно поэтому предпочитал держаться подальше.