Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К чёрту этот мир! 6 страница



- Сан очевидно понимая или наоборот, не понимая, в каком состоянии я нахожусь, убрал руки, продолжая удерживать через одеяло. Он не навязывался с прикосновениями, но продолжая нести весь этот ахуенный бред, смысл которого сейчас просто не доходил до моего сознания.

- Я тебя не хочу терять, Ник. Понимаю, чем всё закончиться. Только...Не хочу чтобы заканчивалось... отпускать не хочу.

Господи, как же мне было тошно.

Он меня не отпустит? Да в гробу я его видал. Можно без белых тапочек. Просто в цемент закатать разочек. Он хоть сам, понимает, что несёт? Ебанутый, абсолютно ебанутый на всю голову псих.

Вот только злости или ненависти, почему - то не было. Жалко мне его стало, что ли. Это же суметь надо, вот так абсолютно во всю бошку на человеке ебануться.

- Задница болит, - мрачно сказал я, испытывая абсолютное опустошение. Очевидно, сказывалось действие наркоты. Словно у кинофильма отключили звук, цвет, осталась только размытая картинка, из которой я выпал, перестать испытывать эмоции, как если бы кто - то открыл кран и случился слив. Психика изобретала собственные способы защиты окрашивая мир в фиолетовые тона пофигизма.

- Что ты мне подсыпал?

Саня назвал, незнакомое название, сказал, что это был наркотик со смесью афродозиаков, собственно поэтому изнасилования и не произошло, ну или как бы это выразиться, я изнасиловался со вкусом, удовольствием и вполне добровольно.

- Давай посмотрю? - кажется не дождавшись бурной реакции Саня испытал облегчение.

- У меня мазь с собой есть. Ники, я был осторожен, очень.

- Меня это что, порадовать должно? - Я дёрнулся и Саня разжал руки, выпуская и помогая выпутаться. Болело всё. Не было места, где бы не болело. Было ощущение, что по мне прокатился каток, причём несколько раз.

- Должно, - неожиданно жёстко отозвался Саня. - Я тебе реально намеревался задницу порвать. Настолько был зол.

- А что ж не порвал? - Я уткнулся лбом в кулак, анализируя ситуацию, поморщился, позволять Сане лицезреть собственное растраханное очко, было как - то...Хотя поздновато для стеснения. Как я там просил ночью? Засади мне поглубже. Блядь. Вот и засадил. Сука.

- Не знаю. От счастья, что ты достался мне целкой очевидно.

- Сука ты, Саня.

- Сука. Что дальше? Назад не отмотаешь. Терпи.

Палец Сани намазанный чем - то скользким и прохладным аккуратно проскользнул внутрь, неожиданно легко, следом ненавязчиво вписался второй. Я вздрогнул, морщась от саднящих ощущений, но он действовал аккуратно, очень осторожно и становилось и правда полегче, видимо мазь содержала обезболивающее, и даже...

- Эй, - Я попытался отпихнуть ставшую настойчивой руку. Пальцы задвигались, проникая глубже, лаская, растягивая, - Ты... какого хуя... делаешь?

- Тихо. Не дёргайся, - прошипел Сан, нажимая куда - то внутрь, отчего по телу прошла острая волна возбуждения, заставив меня несколько прифигеть от самого себя. Бля, мне это что, нравиться?

- Стоп. Перестень, Сан. Прекрати, твою мать, не надо!

. - Стоп. Перестень, Сан. Прекрати, твою мать, не надо!

Я попытался отстраниться, вывернуться, убегая от прикосновений, но Саня неожиданно навалился сверху, прижимая и выкручивая руку за спину.

- Одного раза мало, да, сука? - Я ощутил, что меня начинает мутить, тошнить в прямом смысле слова, от удовольствия и боли. Странный коктейль.

- Решил исправить и добить?

- Решил! - с вызовом отозвался Сан, лизнув в ухо. - Ты что думаешь, что на этом всё у нас с тобой закончиться, Ники? Плюнешь мне в рожу, и уйдёшь с гордо поднятой головой.

- Плевать не мой стиль...Я тебя просто ...- Сан вновь надавил ту же самую точку, вызывая непроизвольный вскрик. Понял что попал, буквально впиваясь в это место, усиливая нажим. Я застонал, выгибаясь, насаживаясь рефлекторно, потому что меня просто прошило острейшей нитью ощущений, которые я не смог контролировать, тело просто само задвигалось. - Убью ...Сука нах!!!

Как можно ненавидеть человека и получать удовольствие от его ласк? До сегодняшнего дня мне казалось, что это невозможно.

Это потом Сан признается, что щедро кормил меня афродозой. Потом, тоже самое, сделает Вольх. А сейчас тихо кайфуя от жадных, похотливых прикосновений, я ненавидел сам себя и своё отвратительное тело. Я не думал о Вольхе в эту минуту. Возможно, я не думал о нём, потому что не любил его. А может быть любил, но его лицо не вставало у меня перед глазами в этот момент. Зато отчётливо стояло лицо Сани, и каждое прикосновение, каждое движение пронзало как молния, от макушки до пяток, разбегалось вдоль позвоночника, вниз, вверх, по животу. Такого просто не бывает. Бывает. Ещё как бывает.

Бог создал десять причин для того что бы жить, одна из них секс, остальные девять не нужны. До сегодняшней ночи с Саней, я был девственником, во всех отношениях. Я не разу не отправлял плавать свой кораблик в бурные просторы чужого океана, разве что дрочил и Вольх сделал мне реальный минет, а теперь, меня одновременно имели и сзади и спереди, и сверху и снизу. Саня был везде, всюду разом во всех местах. Не знаю, как он умудрялся, насиловать и ласкать одновременно. Но это было самое прекрасное и яркое ощущение, что когда либо было в моей серой и не особо примечательной жизни.

И другие девять причин стали просто не нужны. Бессмысленны.

Сан заполнял меня собой со всех сторон, и в какой - то миг, я начал кусать собственные губы, боясь предать самого себя, выкрикнуть ненавистное имя. Потому что готов был плакать и умолять, и молиться ему... как богу.

Всегда...Всё это время...Оказывается, всё это время ...

Сначала Саня удерживал как норовистого бычка, потом в какой - то момент умудрился войти в позиции сзади и все мои характерные прыжки, и попытки отбиться только прибавляли дров в огонь разгорающегося желания. Потом он уже не держал. Это стало просто не нужно. Целовал исступлённо, кусал, впивался зубами и губами, царапал ногтями раздирая кожу на спине, груди; оставляя отметины, которые не сойдут неделями. Метил. Просто метил как свою территорию. Метил царапинами, засосами, синяками. И двигался, ублюдок, двигался, вырисовывая бёдрами замысловатые пируэты, размашисто вбивая в кровать, оттягиваясь, с силой засаживая снова, заставляя стонать и выгибаться от каждого движения, подаваться навстречу.

 

Однажды, прекрасная принцесса устала ждать своего принца. Она ждала, а он всё не приходил и не приходил. И тогда маленькая принцесса, решила стать принцем сама. Она взяла меч, и отправилась убивать драконов. В их мире жило множество драконов. Она победила их всех.

- Здравствуй принц - сказала принцесса, швыряя головы чудовищ к его ногам.

- Сегодня ночью, я пришла за тобой.

 

Я не мог стоять, не мог лежать, я уже ничего не мог, я плавился и задыхался. И Саня просто подхватил меня, притягивая к себе, отыскивая взрывающийся член, истекающий слезами наслаждения, умоляющий что бы его приласкали. Именно так, уверенно, жёстко, без всякой жалости.

 

- Я ненавижу тебя принц - сказала принцесса. - Ненавижу тебя за то, что люблю тебя.

- Так не бывает! - сказал принц. И принцесса пронзила его мечом.

 

И ебал Саня жестоко со злостью, нисколько не жалея, но вытворяя такое, что я просто начал хрипло вскрикивать, от этого нереального ощущения, от этого состояния целостности, словно Наверное, в этот момент мне это было необходимо. Боль. И удовольствие. Бешеный коктейль. Я кончил, как не кончал никогда в жизни. Умирая в экстазе, пронзаемый лезвием безжалостного меча. Почти одновременно Саня захрипел догоняясь несколькими движениями и выпустил меня, падая сверху и придавливая своим весом. Я ощущал его содрогающиеся толчки, выплёскивающие сперму в мою задницу. Трахая меня, Саня не предохранялся. Неужели ему не противно?

- Ненавижу, - сказал я опустошённо, когда волна оргазма отпустила. Когда накрыло осознание происходящего. Теперь реально, вот так, по настоящему, без всякой примеси дури и наркоты. То что он сделал со мной, то что заставил испытать. Не так. Хуже. То что заставил меня понять о себе самом.

Всё это время....

- Ненавижу тебя, сука, - повторил я хрипло. Голос сел сорванный криками. Я больше не плакал. Слёз не было, хотя по идее для них сейчас был самый подходящий момент. Но у меня был другой момент. Момент чёткого понимания, что я его убью. Не знаю, как это сделаю. Но знал, что он не будет жить. Что я обдумаю свой план, тщательно, не спеша. Методично продумаю все детали, что бы не оставлять следов и... Убью его.

Наверное, я действительно свихнулся, под действием наркоты и той дряни, которой он меня накачал.

 

Уходи, принцесса. Ты убила меня. Не стой над моим трупом. Просто уходи.

- Нет, мой принц, когда ты умрёшь, я хочу, что бы моё лицо, было твоим последним воспоминанием. Единственным, которое у тебя останется.

 

Не сразу Саня развернул меня к себе лицом. Исступлённо лаская моё плечо, гладя и целуя вспотевший затылок со сбившимися мокрыми прядями. Потом выскользнул, перевернул и лёг сверху.

И я не сразу понял, что он говорит. Не сразу до меня дошло, что он отвечает мне. На мои же собственные слова.

- А мне плевать! - жёстко прошипел Саня.

И вот я увидел его, не спокойного и безмятежного, а взбешенного, по настоящему неистового, яростного, каким он мог быть.

- Можешь подавиться своей ненавистью. Только я не собираюсь от тебя отказываться и отпускать не намерен. Я тебя устал любить. Устал смотреть на тебя, как на драгоценную вазу, которую бля, страшно разбить. Что бы это понять, мне тебя стоило выебать ещё тогда. Когда ты дрочил Зидану, а я себе в ванной ВЕНЫ ЗУБАМИ ВЫГРЫЗАЛ!

Он вскинул руку. Я думал, что он ударит, но Сан показал мне изуродованное запястье

на котором, аккуратно зашитые, тонкими зажившими нитками, проходили страшные белые шрамы.

Всё верно. Растяжение связок, кажется, так он сказал. Сказал, как ни в чём не бывало. И никто не знал. Как же он смог это скрыть? Стильные, браслеты на запястьях.

- Это мода такая. Во Франции насмотрелся. Хочешь подарю?

ОСОЗНАНИЕ?

- Сан - только и смог выговорить я.

"Убьёшь? "- спросил его взгляд. - "Ну давай, давай, Никитос. Вперёд. Ты же у нас охуенный партизан. А как такое твоему чувству мировой справедливости? А ты знаешь, как это умирать день за днём...без тебя?"

Можно ли говорить глазами?

Сан ярился, кричал.

А на дне глаз, в серой мути расплавленного асфальта я видел бесконечные, расходящиеся по воде круги, наполненные туманной болью и длинной вязью цепочек слов, каждая из которых кричала МОЁ? имя. Как я мог этого не замечать? Почему, я этого не замечал? Потому что он не говорил?

- Саня - повторил я и осёкся. У меня больше не было слов. Они разом все пропали куда - то.

Остался только залитый солнцем класс. Я сосредоточенно пиздящий Зидана, а потом Зидан ожесточённо лупящий меня затылком об кафель и портфель приземляющийся на чужую голову.

- Не смей, ЕГО трогать!!!!! - лицо Саньки было страшным. Белым как мел, с огромными кукольными глазами и девчачьими ресницами. Наша школьная принцесса, Сан. Будущая королева. Падите бля твари, к ногам её величества.

- НИКОГДА!!!!! - заорал Сан и портфель приземлился снова...

 

- Вот так вот Ник, - уверенно сказал Саня, разглядев очевидный шок в смотрящих на него зелёных глазах. А затем наклонился и поцеловал в сухие воспалённые губы. - Ты ведь даже, понятия не имеешь.... Подумай об этом, прежде чем начинать меня ненавидеть.

Ненавидеть? Да, я его ненавидел. Ненавидел, когда проснулся и понял, что он сотворил. Насколько чудовищно это происходящее. Понимание насилие, предательства. Понимание, что это сотворил человек который был мне не безразличен, человек, который все это время оказывается ....

Химическая, физическая или моральная реакция, сопоставление параметров организма...Как происходит процесс идентификации? Я не знаю, что такое любовь. Я не знаю, существует ли вообще оно, это чувство. В ту секунду, когда Сан насиловал меня, единственное о чём я мог думать...Это о том, что растворяюсь в нём без остатка, и больше не существую отдельно от него. Всё это время. Оказывается всё это время, ответ находился у меня перед глазами.

Как происходит процесс идентификации...самоидентификации. Мой.

Даже если бы я смог ненавидеть его бошкой. Изнутри...Изнутри себя, при всём желании, я не смог его ненавидеть...Я понял это, неожиданно очень чётко. Кристально чётко. Понял, что Саня станет тем, кто сможет пробить меня и причинить боль. Но не потому, что я такой слабый, а он сильный...Просто потому, что мне не придёт в голову от него защищаться.

 

Моё море, прошу тебя,