Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Экономическая культура



 

Пытаясь объяснить сложности и неудачи в тех или иных сферах социальной жизни, люди все чаще ссылаются либо на особенности культуры, либо на ее недостаточность, и, наоборот, успехи в достижении качества жизни связывают с соответствующим уровнем культуры.

Между тем, среди специалистов, занятых в сфере экономики, распространено убеждение, что экономика, во-первых, обладает значительной автономностью от сферы культуры, и, во-вторых, в той части, где они связаны, примат, безусловно, за экономикой.

Не только образованный человек, но и любой другой, порой на интуитивном уровне, понимает, что все в мире связано со всем. Однако далеко не каждому, кто углубляется в однажды выбранную им профессию, удается сохранить это понимание тогда, когда он встает перед необходимостью принимать конкретное решение в рамках конкретной профессиональной задачи. Чаще всего, в принятии решения люди руководствуются узкопрофессиональными интересами. Редкий профессионал может сохранить в себе то чувство, о котором писал С.Н. Булгаков в работе “Философия хозяйства”(1912 г.): “Факт хозяйства всегда возбуждал во мне философское “удивление”, и проблема философии хозяйства - о человеке в природе и о природе в человеке - в сущности никогда не сходила с моего духовного горизонта”1 . Свое стремление к философскому осмыслению проблемы хозяйства С. Булгаков объясняет неудовлетворенностью результатами собственно науки о хозяйстве, которая оказывается глуха и слепа ко всему, что выходит за пределы специальных задач, то есть, феноменологии. Между тем, “хозяйство, рассматриваемое как творчество, есть и психологический феномен, или, говоря еще определеннее, хозяйство есть явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все другие стороны человеческой деятельности и труда. Дух хозяйства… есть опять-таки не фикция, не образ, но историческая реальность. Всякая хозяйственная эпоха имеет свой дух и, в свою очередь, является порождением этого духа, каждая экономическая эпоха имеет свой особый тип “экономического человека”, порождаемый духом хозяйства…”2

Однако понимание того, что все в обществе взаимосвязано, и каждая из сфер корелирует с достигнутым состоянием культуры, становится все более глубоким. Основы научного анализа общества как системы, в которой понятия экономики и культуры рассматриваются во взаимосвязи, были заложены Н.И. Данилевским, М. Вебером, С. Булгаковым, Н. Кондратьевым и др.

Исходя из концептуального положения о том, что экономика расположена не рядом с культурой, не вне ее (то есть, нельзя сказать “экономика и культура”), а является собственно культурным феноменом, рассмотрим, каким образом сфера экономической, или хозяйственной деятельности людей связана с общими характеристиками культуры, ее динамикой, особенностями воспроизводства и трансляции и т.п.

В рамках социального взаимодействия люди решают задачи как макроуровня (то есть, функционирования общества как целого), так и микроуровня (жизни и деятельности отдельной личности). В соответствии с этим экономическая культура может рассматриваться в двух аспектах. Во-первых, как определенная модель или тип организации совместной жизни людей в динамическом измерении, и включающая в себя систему соответствующих социальных институтов.

Второй аспект рассмотрения обусловлен влиянием на хозяйственную культуру субъективных факторов, таких как стереотипы экономического сознания, мотивы поведения людей, причем, как профессионально занятых в этой сфере на разных уровнях - разработка экономических программ и сценариев социально-экономического развития, выработка технологий, управление системой их реализации, исполнение через соответствующие структуры - так и неспециалистов, но, тем не менее, участников (агентов) хозяйственной деятельности общества в процессе их повседневной жизни.

 

Экономическая культура как модель социального взаимодействия.

 

Чтобы осмыслить место хозяйственной деятельности в социальной системе, попытаемся ответить на вопрос о том, каковы механизмы возникновения определенного хозяйственно-культурного типа.1

Хозяйственная, экономическая деятельность людей всегда разворачивается в конкретной природно-климатической зоне и в определенном историческом времени. Именно особенностями климата, ландшафта, запасами полезных ископаемых, водными ресурсами и т.п. определяется набор допустимых и наиболее эффективных способов выживания, жизнеобеспечения, конструкций орудий труда и жилищ, от них зависит выбор материалов и покроя одежды и т.п., то есть, вся система материальных артефактов.

С точки зрения исторической динамики и в соответствии с хозяйственно-культурной типологией в качестве первичных выделяется группа присваивающих хозяйственно-культурных типов - это бродячие охотники и собиратели; затем выделяется группа производящих хозяйственно-культурных типов, в которых постепенно ведущее место занимают земледелие (в первоначальной стадии ручное, затем пашенное) и скотоводство.

Следует иметь, однако, в виду, что данная классификация этносов касается только традиционных культур и не идет дальше средних веков, что в значительной мере ограничивает возможности ее применения, а, кроме того, вряд ли можно согласиться с исключительной зависимостью экономической деятельности людей от природы. Ниже мы остановимся на влиянии других аспектов культуры народов на эту сферу (в частности, религии), а пока заметим, что природно-климатические факторы влияют и на общую конфигурацию культуры, определяя тип взаимоотношений между людьми, особенности политического устройства, мировоззрение, мифологию, искусство. В этом контексте экономика вторична, так как она является результатом сложного взаимодействия природных и социальных факторов. Это же взаимодействие на протяжении длительного исторического времени формирует так называемое ядро культуры. Главной составляющей ядра культуры, в свою очередь, является та или иная ценностная система, иерархия ценностей внутри которой формирует особый психический склад людей, мотивацию и характер их деятельности, что и выражается через понятие ментальности. Определяющую роль в формировании ценностной системы общества на определенном этапе начинает играть религия.

Приведем хрестоматийный пример модели рыночной экономики Адама Смита, отражающей такую ценность европейской цивилизации как абсолютный индивидуализм - мировоззрение, в котором конкуренция выступает в роли двигателя человеческой деятельности. Основная единица деятельности - отдельный человек. По мере того, как люди объединялись в крупные общины, произошло разделение труда, вследствие чего повысилась производительность труда. Человек, специализировавшийся в производстве данного продукта, мог произвести гораздо больше, чем это необходимо для его собственного потребления. Рынок создал производителям возможность встречаться в роли торговцев и обмениваться излишками. Производитель-торговец А. Смита видит в себе подобных не врагов, а партнеров в процессе товарообмена. Между тем, интересы торговцев совпадают лишь частично, так как каждый заинтересован в том, чтобы отдать как можно меньше своего в обмен на как можно больше чужого, и потому в интересах каждого повышение производительности труда. Основная идея модели Смита в том, что несмотря на эгоистические устремления каждого торговца-производителя, их результат приносит пользу всем. Выходит, что эгоизм необязательно несовместим с альтруизмом: “пекарь, мясник, пивовар доставляют нам обед не из соображений доброжелательности, а из соображений собственной выгоды…Только нищий предпочитает быть зависимым от милосердия других”. То есть получается, что преследуя собственные интересы, он часто больше служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится сделать это. В обществе вместе с тем существуют такие сферы, где первостепенную роль должно играть государство, в частности, правовое регулирование жизни общества, в том числе, и экономической деятельности, развитие и содержание транспорта и связи, забота о сфере образования, здравоохранения и т.п.

В модели А. Смита заложена протестантская трудовая этика, оценивающая труд как высшую добродетель, а богатство как благословение Божие, которое в то же время налагает на его владельца ответственность перед Богом. Наиболее глубоко процесс возникновения и развития протестантской этики, связь и взаимовлияние религии и экономики проанализированы в работе М. Вебера “Протестантская этика и дух капитализма” (1905), которая и до сегодняшнего дня является образцом методологического анализа религиозных корней трудовой этики, как системообразующего элемента хозяйственной культуры. М. Вебер отмечал несомненное преобладание протестантов среди владельцев капитала и предпринимателей, а равно среди рабочих высокой квалификации и в среде высшего технического и коммерческого персонала предприятий конца Х1Х века.

Подчеркнем, однако, что речь идет именно о методологическом образце, так как М. Вебер связывал возможности интенсивного экономического роста лишь с культурно-историческим своеобразием западной цивилизации, а современная практика мирового экономического развития свидетельствует о том, что и в других великих религиях содержатся такие этические принципы, которые могут служить основой экономических успехов. Так, например, в исламе экономическая деятельность человека также оценивается с точки зрения морали: предостережения мусульман от обмера и обвеса сопоставимы по значимости с законом, и на протяжении всей истории исламской цивилизации существовала практика суровых наказаний за нарушение торговых правил. Ислам не осуждает богатство, так как оно предопределено Богом, но любовь и упорное стремление к богатству не признаются богоугодной чертой. Потому Кораном запрещено ростовщичество, хотя торговая прибыль считается законной. Частная собственность защищается Кораном, но для смягчения имущественных противоречий был введен обязательный налог в пользу бедных. Вместе с тем, характерная черта ислама в том, что главным путем к благосостоянию он считает не созидательный труд и не создание новых материальных ценностей, а расширение контролируемых территорий путем захвата с последующим дележом добычи.

 

Западное общество потратило в общей сложности почти четыреста лет, чтобы создать идеалы, заставляющие человека с детства и до старости интенсивно трудиться. Труд и деньги в такой ориентации становятся самоцелью, и, хотя обеспечивают устойчивое благосостояние, но сужают диапазон интересов человека.

Тенденция глобализации экономического развития приводит к универсализации определенных черт хозяйственной культуры, а также к взаимообмену этическими принципами в системе “Запад-Восток”: западные кампании пытаются формировать коллективистский корпоративный дух, а восточные - развивать предпринимательскую личную инициативу. Вопрос не ставится, однако, о безоглядной трансляции иного опыта, иных, пусть и апробированных моделей на собственное культурное поле. Параллельно идет поиск, отбор, а порой и возрождение таких традиционных культурных ценностей, которые могли бы дать новый импульс хозяйственному развитию (например, идея возрождения патриотических настроений в США, Франции, Великобритании, Японии).

Анализ особенностей хозяйственной культуры России методами культурологии предполагает обращение к истокам отечественной трудовой этики, формировавшейся в рамках православия. Языческо-православная культура русского народа вызрела в уникальной географически-природной среде. Это утверждение не отменяет точно такого же подхода к анализу любой другой культуры и не снимает проблемы уникальности каждой из них, но характеристики этой уникальности будут каждый раз иные.

Особенности российских природно-климатических условий определяют два основных фактора:

а) богатство ее недр, территории, людских ресурсов;

б) непредсказуемость погодных изменений, приводящая к колебаниям урожайности зерновых, являющихся фундаментом пропитания России (“хлеб - всему голова”).

Катастрофические условия земледелия приводили к тому, что вложенный в землю труд не приносил адекватной отдачи, что вызывало чувство обреченности, а наличие природных запасов и неограниченного пространства, в противовес, давало все же некоторую надежду на то, что все каким-нибудь образом обойдется (“по щучьему велению, по моему хотению”).

Необходимость приспосабливаться к резким колебаниям климатических условий способствовала развитию таких крайностей в ментальности народа, как долготерпение и взрыв, готовность “всем миром” помогать другим, но непримиримость по отношению к тем, что выделяется из толпы, зависть к ним. И нетерпимость, которая характерна для ортодоксального православия, имеет те же корни. Не в этих ли далеких временах заложены причины неспособности к достижению компромисса в сложных условиях современной жизни? Приведем подтверждение этой мысли А. Чеховым: “Между “есть бог” и “нет бога” лежит целое громадное поле, которое прозодит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-нибудь одну из этих крайностей, середина же между ними ему не интересна, и она обыкновенно не значит ничего или очень мало”1

Таким образом, на формирование экономической культуры как модели социального взаимодействия людей, определяющее воздействие оказывают такие факторы, как климат, географическая среда, этические принципы, кристаллизовавшиеся в рамках религиозных систем, исторические условия жизни этноса (например, наличие воинственных соседей).

 

Разумеется, так же как экономическая модель жизни общества формируется под влиянием названных нами факторов, хозяйственная деятельность людей оказывает обратное воздействие как на природные, так и на социокультурные аспекты человеческого взаимодействия.

Поэтому вряд ли правомерно утверждение о базисном характере экономики, так хорошо разработанное в рамках марксизма. Разве не показал опыт, в частности, российской истории, что идеологические и политические факторы могут в течение достаточно длительного времени полностью определять тип и структуру экономического взаимодействия?

В целом же, характер, динамика и эффективность хозяйственной деятельности людей определяются экономической культурой личности.

На наш взгляд, рассматривая вектор экономического влияния на культуру, как части на целое, следует вести речь об ответственности управленцев, разрабатывающих и утверждающих экономические программы, за их социальные и культурные последствия. Между тем, ни в одной из принимавшихся за последниее десятилетие программ экономического реформирования не рассматриваются факторы возможного влияния новых мер на социально-культурную сферу. В лучшем случае анализируются зависимости в производственной сфере (подъем или спад производства) и последствия инфляционные. В качестве противовеса используются заявления отвечающего за социальную сферу премьера о планах правительства по повышению заработной платы бюджетникам и пособий, но никогда не прогнозируются такие следствия, как, например, изменение ценностных ориентаций молодежи и влияние этого процесса на базовые, структурирующие культуру народа факторы или формы и следствия зависимости культурных ценностей от тенденций рыночной экономики.

В антропологической традиции принято рассматривать общество как живой организм, состоящий из взаимосвязанных

систем, и любое воздействие на любую из его частей затрагивает жизнь организма в целом. Это на первый взгляд тривиальное утверждение может и должно быть подтверждено анализом социальной эффективности и приемлемости социальной цены в рамках прогнозного социокультурного проектирования.

Разумеется, такого рода проектирование - специальная сфера деятельности, основанная на интегративных, междисциплинарных подходах, и занимаются ею специалисты, владеющие арсеналом социокультурных технологий, учитывающих противоречивые интенции (от лат. - intentio - стремление, намерение, направленность сознания на предмет) и стратегии людей, достигающих целей с помощью собственных жизненных ресурсов, и людей, являющихся держателями государственных и общественных ресурсов и фондов.

Что же касается специалистов экономического профиля, то профессионализм, который формируется посредством двух основных факторов: специальное образование и практический опыт, в современных условиях усложнения социокультурной организации жизни людей является необходимым, но недостаточным условием профессиональной культуры. Главная проблема, которая может возникать, если профессионал замкнут на своей узкой специальности - это неспособность находить эффективный выход из тупиковых ситуаций, неизбежно возникающих в процессе решения разного рода проблем, причем выход, социальная цена которого приемлема для общества.

Отсюда следует, что непременным условием и требованием профессиональной культуры специалиста является социальная компетентность, которая предполагает, что социокультурные ценности, то есть, ценности для всех приоритетны по отношению к узкопрофессиональным ценностям, то есть, ценностям немногих.

 

Все это означает, что человек профессиональной экономической культуры понимает, что, во-первых (принцип социокультурных доминант, то есть, “человек - мера всех вещей”), целью экономической реформы не может быть рыночная экономика, она есть только средство, позволяющее каждому члену общества достигнуть уровня достойной жизни.

Во-вторых (принцип дополнительности и гарантированной социальной защиты), даже в ситуации необходимости проведения интенсивных мер по реформированию общества не все средства хороши, а только те, которые при всей их болезненности для населения (а чаще всего без этого не обойтись) могут быть в той или иной мере компенсированы определенными социально-экономическими гарантиями. Например, трудности государственного финансирования высшей школы, а значит, ограниченная доступность высшего образования, должны компенсироваться эффективной системой отбора на бюджетные места талантливой молодежи вне зависимости от материального положения их родителей, а также возможностями доступного долгосрочного кредитования населения для получения образования.

Третий принцип - адекватность, приемлемость той цены, которую общество платит за реформы, соотношение цены и результатов. Например, размещение зарубежных производств на территории России, с одной стороны, создает дополнительные рабочие места, что очень важно в ситуации роста безработицы, но, с другой стороны, приводит к экологически опасной нагрузке на природу. Или, освобождение художественной культуры от государственного контроля имеет следствием неограниченную власть рынка шоу-бизнеса, при этом культурные ценности рассматриваются в качестве товара без осознания того, что если они и товар, поскольку могут продаваться и покупаться, то товар особенный, и его цена чаще всего обратно пропорциональна художественной ценности, потому что прибыль приносят те произведения культуры, которые потребляются большинством.

Такое положение может оказаться гибельным как раз для тех форм и образцов, которые прибыли не дают, но именно они и составляют базовую культурную ценность, несущую в себе семена ее уникальности.

Контрольные вопросы и вопросы для самопроверки

1. В чем принципиальная разница в экономическом и культурологическом подходах к хозяйственной деятельности?

2. Каковы основные характеристики профессиональной экономической культуры?

3. Как влияют этические ценности на тип хозяйственной культуры?

4. Какие принципы должны быть положены в основу культурной экономической деятельности?

 

Список литературы к теме 7:

 

Булгаков С. Философия хозяйства. М., 1990.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Дюркгейм Э.Д. О разделении общественного труда: Метод социологии. М., 1991.

Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. М., 1989.