Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Языком называют некоторую форму существования знания в виде системы знаков, выражающих набор определенных понятий.

Символы.

Классическим примером знака-признака явления служит столб дыма, испускаемый вулканом - признак приближающегося извержения. Более сложные примеры значащих признаков можно найти в медицинской практике. Хорошо известны признаки тех или иных простудных заболеваний - повышенная температура, головная и мышечная боль и т.п. (Заметим, что в медицине под семиотикой понимается дисциплина, имеющая дело с анализом симптомов заболеваний. Аналогично, существует медицинская визуализация, к которой относятся обработка и анализ рентгеновских снимков, томограмм и пр.) Знаки-признаки могут иметь как естественную, так и искусственную, конвенциальную природу. К таким заранее обусловленным соглашением признакам относится хорошо известный (читателям и зрителям детективов) знак опасности - цветок, выставляемый на подоконнике (который вообще-то, без специального соглашения не означает ничего). Среди знаков-признаков можно выделить динамические знаки, привлекающие некую систему соглашений. При этом существенный смысл несут и различные поля изображения (или же зримые объекты реальности), и сам процесс изменения их содержания или состояния. Примерами динамических знаков-признаков служат подъем флага на мачте, одевание обручального кольца на строго определенный палец и пр.

Разделение на естественные и искусственные знаковые системы возникает также при рассмотрении знаков-образов. Причем эти “образы” могут быть не только визуальными, но и звуковыми и даже тактильными или обонятельными. В нашем случае вряд ли уместны (весьма, впрочем, интересные) штудии языков пчёл и муравьёв, которые “танцами”, позами и запахами чётко описывают дорогу к пище, набора звуков ворон, с помощью которого они подают сигналы тревоги, или “языка” собак, состоящего из изменений положения хвоста. Также вне нашего интереса остаются те разделы семиотики, которые касаются художественной литературы и связанных с ней образов.

Существуют примеры богатых и мощных визуальных знаковых систем искусства с языками, основанными на комплексных знаках. Пиктограммы генетически связаны с (возможно примитивными) произведениями искусства. Пиктографические знаки, присущие ранним формам письменности, как правило, переходят в промежуточный класс знаков-иероглифов, сохраняющих свою связь с предшествующими знаками-образами. На определенных этапах такую связь сохраняют и знаки-символы, но при смене сферы первоначального бытования эта связь становится едва различимой. (Пример - буква А ведет свой род от греческой альфы, а та, в свою очередь, от буквы алеф (что означает бык). Голову быка можно при желании разглядеть в соответствующем египетском иероглифе, и даже в нашей букве А, если положить её на бок.) Мы уже упоминали о проблемах при передаче абстрактных понятий при помощи пиктограмм и иероглифов. Зато любые смыслы, включая самые абстрактные прекрасно передаются при помощи символов. Причём, знаки-символы отнюдь не исчерпываются письменными знаками, а могут иметь (также как и знаки-образы) самую различную природу и функцию.

Главная характеристика, положенная в основу нашей таксономии знаков, это уровень абстрактности, соответствующий их употреблению. Наиболее конкретно использование знака-признака. Как мы только что показали, лучше всего абстракции описываются символами. Образы достаточно конкретны, но в тоже время они активно используются для создания сложных знаковых систем.

На примерах визуальных языков изобразительного искусства и кинематографа выявлены серьезные проблемы в случаях применения реалистических и тем более динамических образов.

Для нас важны знаки-образы, существующие в языках систем визуализации и иконических языках интерактивных систем. В качестве базы такого визуального языка часто предпочтительнее выбирать набор схематичных иконов (пиктограмм), используя дополнительно вариации цвета, формы, текстуры и т.п. Опыт показывает, что не существует самоочевидной образности, понятной для всех. Могут возникнуть проблемы при интерпретации, которые разрешаются за счёт привлечения сведений, лежащих за пределами заданных “визуальных текстов”.

Объединяются все типы знаков в общее понятие знака существованием объекта означивания (обозначаемого или денотата) и самого знака (для него тоже есть красивое слово - репрезантема).

Знаковой ситуацией называется пара из знака и обозначаемого (денотата). Знаковая система - набор знаков, в котором есть внутренние отношения между знаками, каким-то образом отображающими отношения между денотатами.

Можно выстроить следующую цепочку - отдельный (внесистемный) знак; собрание несвязанных или мало связанных между собой знаков; набор знаков, позволяющих выстроить какую-то классификацию или разбиение; система знаков, в которой знаки иерархичны и взаимозависимы.

Понятие “знак” не может существовать без того, что некто этот знак как-то понимает и интерпретирует. То, что знак обозначает, называется его объектом, то, что он сообщает - его значением, а идея, которую он вызывает - его интерпретантом. Ситуация, в которой употребляется знак или знаковое отношение, состоит из трёх элементов - объект, знак, интерпретант. При рассмотрении “действующего лица” - интерпретатора следует говорить о четвёрке - объект, знак, интерпретатор, интерпретант. Знаковый процесс не может проходить вне своего окружения, вне контекста. Поэтому семиозис (знаковый процесс)рассматривается как пятичленное отношение - V, W, X, Y, Z, в котором V вызывает в W предрасположенность к определённой реакции (X) на определённый вид объекта (Y) (который, следовательно, не действует как стимул) при определённых условиях (Z). В случаях, где действует это отношение, V есть знак, W - интерпретатор, X - интерпретант, Y - значение [означивание, сигнификация (significanion)], а Z - контекст, в котором встречается знак.

Форма - это материальное воплощение знака. Изменчивость формы в рамках допустимого системой не приводит к изменению его смысла и содержания.

В подавляющем числе знаковых ситуаций проявляются следующие основные черты знака:

1. Способность знака выступать в качестве заменителя обозначаемого.

2. Нетождественность знака и денотата (кроме случая автономного употребления знака).

3. Многозначность соответствия “знак – денотат”. Возможны знаки-синонимы, когда один и тот же денотат можно обозначать по-разному. Одновременно, один и тот же знак может означать разные объекты (омония или полисемия знака). Нет неразрывной причинно-следственной связи между именем и обозначаемым (знаком и денотатом). Эта связь определяется свободным выбором.

Однако, знак не только условная метка обозначаемого, но и ярлык, определяющий какие-то свойства обозначаемого. Выражаемые знаком свойства денотата, то понятие о денотате, которое несёт данный знак, называется концептом. Концепт - это информация, которую знак несёт о возможных денотатах, об их положении в системе реалий, об их месте в универсуме. Выбор денотата определяется конкретной знаковой ситуацией. Концепт показывает насколько отношение знака к денотату неслучайно, а обусловлено стремлением определить денотат в том или ином аспекте. На уровне концепта можно отвлечься от обстоятельств конкретной знаковой ситуации и перейти к систематическим приёмам обозначения. Но можно подойти к этому и с противоположной точки зрения - особенности знаковой ситуации диктуют тот или иной выбор знака с учётом присущего ему концепта. Эти точки зрения не противоречивы, но взаимно дополнительны, описывают разные стороны связи концепта и денотата. Знак имеет две знаковые функции, он обозначает не только денотат, но и его концепт - десигнат данного знака.

Отношение знака к денотату через концепт даёт системность (сходные обозначения для сходных обозначаемых). Родство знаков часто соответствует родству предметов.

Знак как таковой может мыслиться не только в связи с обозначаемым, но и в связи со смыслом знака. Смысл знака - это то, что отражает способ представления обозначаемого данным знаком. В идеальной знаковой системе соответствие между знаками, смыслами и денотатами должно быть устроено таким образом, чтобы каждому знаку всегда соответствовал один определённый смысл, а каждому смыслу, в свою очередь, всегда соответствовал один определённый денотат. Однако, естественные языки далеко не всегда удовлетворяют этому требованию. Денотату (вещи) может соответствовать не один смысл, а несколько, и один и тот же смысл может выражаться разными знаками не только в разных языках, но и в пределах одного и того же языка.

Языком называют некоторую форму существования знания в виде системы знаков, выражающих набор определенных понятий.

Грамматика определяется как система правил, структурная характеристика. Для некоторых высказываний структурная характеристика сообщает, что они суть правильно построенные предложения. Множество таких высказываний - язык, порожденный данной грамматикой. Грамматику можно рассматривать как некоторое устройство, проверяющее правильность высказываний, что при присоединении соответствующих алгоритмов ведет к порождению языка.

Приведем полезные для дальнейшего изложения два взаимно дополняющие друг друга определения языка, принадлежащие видным ученым, заложившим основу современной семиотики.

Язык в полном семиотическом смысле этого термина есть любая межсубъектная совокупность знаковых средств, употребление которых определено синтаксическими, семантическими и прагматическими правилами. (Ч. Моррис)

Всякий язык пользуется знаками, которые составляют его словарь, всякий язык обладает определенными правилами сочетания этих знаков, всякий язык представляет собой определенную структуру, и структуре этой свойственна иерархичность. (Ю.М. Лотман)

Употребление совокупности знаковых средств, составляющих словарь языка, определено синтаксическими, семантическими и прагматическими правилами сочетания знаков. При этом язык представляет собой определенную иерархическую структуру.

Синтактика - аспект знаковой системы, связанный с правильностью построения знака (изучение знаков и отношений между ними). Это система правил порождения одних знаковых систем из других.

Семантика определяет отношения знака к значению и касается изучения знаковых систем как средства выражения смысла (изучение отношений между знаками и содержанием).

Прагматика изучает тот аспект знака, который относится к восприятию этого знака адресатом (изучение знаков по отношению к их потребителям).

Эти три составные части семиотики тесно переплетаются между собой. Все три уровня касаются знаков и их отношений или правил. При этом, потребитель знаков не обязательно должен знать правила. Правила являются существенными при анализе языка и выражаются на метаязыке, служащем для объяснения любой знаковой системы.

Прагматика - наиболее общий уровень изучения, включающий все личные психологические факторы, различающие одно событие связи (коммуникации) от другого, все вопросы цели, практического результата и ценности для потребителей символов.

Семантика имеет целью абстрагировать определенные события коммуникации и касается только знаков и их содержания.

Синтактика в абстрагировании идет еще дальше и касается только знаков. С точки зрения синтактики язык рассматривается как некоторое исчисление. Знаки и правила языка, выраженные на метаязыке, представляют некоторую абстракцию по отношению к действительной ситуации.

Синтактика и семантика касаются правил, абстрагированных от потребителей знаков и от всех особенностей среды или действительной ситуации. Синтактика является областью науки, изучающей собственно символы и их систематику; цель синтактики - изучение чисто формальных аспектов языка. Описательная семантика рассматривает не только эти формальные правила, но также и правила применения к действительной сфере.

С позиций логики интерес в большей мере вызывает чистый синтаксис, так он дает возможность разрабатывать правила объединения знаков в предложения наряду с правилами для дальнейших дедукций. Чистая семантика - также полностью аналитическая наука, не связанная с личным опытом и реальными фактами. Можно сказать, что семантика в смысле знаков и их отношений к содержанию, будучи абстрагированной от прагматики и поэтому от действительных коммуникаций, имеет отдаленное отношение к связи между людьми.

Вопросы прагматики нельзя обсуждать на языке синтактики или семантики. Прагматические свойства любого сообщения зависят от прошлого опыта и личных качеств отправителя и получателя, от контекста коммуникации и пр. На этом уровне следует рассматривать все психологические аспекты процесса коммуникации, такие как проблемы восприятия и интерпретации сообщений, изучение вербальной и зрительной памяти, воздействия окружающей среды на воспринимающего сообщения и все те особенности, благодаря которым одно событие коммуникации отличается от другого при одном и том же классе символов.

Различают “семиотическое” означивание (наличие в системе единиц с фиксированным значением) и “семантическое” (речевое) означивание. Семиотическое должно быть узнано, семантическое (речь) должно быть понято. Язык - это единственная система, где означивание протекает в двух измерениях. В других системах означивание одномерно. Оно имеет либо семиотический характер (например, жесты вежливости) без семантики, либо семантический (например, художественные способы выражения) без семиотики.

Семиотика расширила понятие языка по сравнению с его пониманием в традиционной лингвистике. В дальнейшем это понятие приобрело ещё больше значений. Справедливо говорят не только об языке пчёл или языке дорожных знаков (то есть о знаковых системах, которые, собственно говоря, и изучает классическая семиотика), но и об языке кино или языке математики. Появление математической лингвистики и формализация соответствующих понятий послужили основой и для создания теории формальных языков, и для практики широкого использования алгоритмических языков и языков программирования. Вместе с тем, освоение понятия и популяризация самого слова, привели к тому, что понятие языка стало весьма многозначным. Даже в рамках смежных дисциплин слово “язык” стало пониматься различным образом, что приводит к путанице и недоразумения. Часто бывает не ясно, о чём же идёт речь - об языке программирования, на котором написана та или иная система, или об языке, как системе описании понятий, рассматриваемых в данном конкретном случае.

В случаях использования визуальных объектов в коммуникационной практике, информационной сфере, искусстве, также как и в компьютерных средах достаточно легко выделяются отношения между объектом визуального представления, то есть означаемым (денотатом), и визуальным знаком. При задании некоторого контекста пользователь или наблюдатель (интерпретатор) выделяет вызванную визуализацией идею или интерпретирующую мысль (интерпретант). Налицо составляющие пятичленного отношения, описываемого семиозисом. Таким образом, можно говорить о знаковой природе человеко-компьютерного взаимодействия и визуализации.

Для нас интерес представляют вопросы проектирования интерактивных визуальных систем, вопросы восприятия “визуальных текстов”, возможности манипуляции визуальными объектами и взаимодействия с ними. (Здесь в качестве визуальных могут рассматриваться также таблицы, схемы и т.п.) Для изучения интересующих нас проблем необходимо осознать языковую природу человеко-компьютерного взаимодействия и компьютерной визуализации. Язык в данном случае понимается как систематическое описание способов представления рассматриваемых сущностей и методик их изменения, манипуляций и взаимодействия с ними. Семиотический анализ той или иной [интерактивной] визуальной системы (или [интерактивной] системы визуализации) требует выделения языка системы, то есть его словаря, синтаксиса и семантики, и, главное, этот анализ требует рассмотрения прагматики, то есть того, как воспринимаются и интерпретируются фразы языка адресатом. Этот анализ позволяет изучать существующие системы и систематизировать проектирование новых визуальных сред.

Очевидно, что в этом случае мы имеем дело с визуальными языками, то есть языками, систематически использующими визуальные значения для передачи понятий. Однако в состав языка также включаются и возможности изменения положения и/или состояния объектов, интерактивные и манипулятивные возможности. Такой интерактивный язык, также как и любой другой, характеризуется своим словарем, синтаксисом, семантикой и прагматикой. В качестве элементов словаря в данном случае следует рассматривать возможные виды представления имеющихся сущностей вместе с возможностями манипуляций с ними. Именно на словарь обращается основное внимание при анализе и проектировании визуальных интерактивных систем.

Как пример можно рассмотреть языки систем визуального программирования, построенных на базе блок-схем. Такие языки появились еще в конце 70-ых годов XX века. Существует целый ряд реализаций таких языков, которые использовались, как правило, для обучения новичков программированию. Во всех этих случаях визуальный язык является диаграмматическим языком, основанным на потоке управления. Набор образов для представления программных конструкций (словарь языка) диктуется стандартами на блок-схемы или же существующей традицией. Задача пользователя такой системы - выбрать и разместить элементы блок-схемы на экране. Методы соединения и размещения на экране (синтаксис) также определены самим понятием блок-схемы, как графа потока управления программы, что чётко описывает и семантику языка.

Аналогично можно выполнить анализ некоторой интерактивной системы, где пользователь занят заполнением форм. Там в качестве словаря можно рассматривать возможные формы и возможные манипуляции с ними пользователей, а синтаксис задан порядком вывода форм.

В случаях сложных интерактивных сред подобное описание языка требует более тонких методов, однако в каждой интерактивной системе можно выделить языковые компоненты. При анализе видно, что языки интерактивных визуальных систем построены на некоторой основной идее уподобления сущностей моделируемой области приложения и визуальных объектов, которую мы считаем метафорой системы.

С самого начала развития компьютинга семиотика оказалась востребованной многими отраслями вычислительных наук. Тем более, что именно вычислительные машины позволили создавать искусственные языки и знаковые системы в неограниченном количестве. На первых порах семиотикой интересовались в связи с проблематикой искусственного интеллекта (например, машинное понимание смысла текстов и компьютерный перевод). Кроме этого, вопросы семиотики всплыли вместе с первыми алгоритмическими языками и языками программирования, потребовавшими использования элементов математической лингвистики и теории формальных грамматик, использующих некоторые положения семиотики. Интересной представляется идея использования понятий семиотики для описания самого процесса программирования. В терминах семиотики и знакового процесса описывается и сама метафора.

Появление визуального и иконического интерфейса дало новый толчок в приложении семиотики для задач вычислительных наук. Стало ясно, что визуальные языки и, в частности, визуальные языки программирования должны проектироваться и анализироваться по законам семиотики.

Семиотика сама по себе очень интересна. Для специалиста в той или иной области заманчиво использовать её положения для описания объектов своей дисциплины. Однако мы не будем углубленно исследовать семиотические основы человеко-компьютерного взаимодействия и визуализации, выявляя особенности бытования тех или иных типов знаков, тем более что такие работы существуют и вполне доступны вдумчивому читателю.

Теоретические положения, в частности, элементы компьютерной семиотики, человеко-компьютерного взаимодействия и компьютерной визуализации, теории компьютерной метафоры нужны нам как основа для анализа и оценки существующих систем и предсказания качества проектируемых новых визуальных сред. Языковые семиотические абстракции будут использоваться именно в этом качестве. Для изучения интересующих нас проблем необходимо осознать языковую природу компьютерной визуализации, понять визуализацию как язык со своим словарем, синтаксисом, семантикой и, со сложной, неоднозначной и противоречивой прагматикой.