Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Чудное видение Григория, ученика преподобного Василия



 

В ту же самую ночь, когда я почивал на ложе своем, вдруг увидел себя на каком-то плодородном, светлом и прохладном поле, украшенным всевозможными прекрасными цветами. Тихий и прохладный ветерок веял по этому полю, над которым носился какой-то светлый Дым, испускающий благоухание и ароматы. Когда я стоял там и дивился на все кругом, радуясь в сердце своем, вдруг подходит ко мне какой-то муж светлый и прекрасный, в белой одежде, имея в руке своей жезл, и, приблизившись ко мне, спросил: "Что стоишь здесь и удивляешься, смотря на все?" Я отвечал ему, что я не знаю, как я вдруг очутился здесь. Тогда он мне сказал: "Это молитва отца твоего духовного привела тебя сюда, чтобы ты увидел то, о чем просил". "Что же я просил, Господи?" Он ответил: "Когда ты говорил, что глубока и искренна вера евреев, а угодник Христов Василий на это ответил, что они отвержены Богом, то ты просил показать тебе какое-нибудь знамение, и вот Господь исполняет твое желание; следуй теперь за мной, и я тебе покажу веру каждого народа и какая из них какую силу имеет пред Богом." Затем, взявши меня, пошел на восток.

Вдруг появилось облако, подняло нас и вознесло на высоту неимоверную, и казалось мне, что все это не во сне, а наяву, тогда увидел я какую-то страну дивную, странную и непонятную, и пока я удивлялся ей, облако отступило от нас, и мы очутились на каком-то незнакомом поле, светлом и прекрасном. Земля на этом поле была чистая и прозрачная, как лед или стекло, и видны были оттуда все концы мира сего. Там были юноши с огненными лицами, сладко и благозвучно поющие и пением своим славословящие в Троице Единого Бога. После этого пришли на какое-то место страшное, как будто объятое огнем Божиим. Увидя это место, я пришел в ужас, и мне казалось, что меня привели сюда, чтобы сжечь здесь, но потом я заметил, что место это не горит, а только светится светом пламенным. Затем увидел я тут юношей крылатых, дивно красивых и светлых; они двигались, при помощи крыльев, куда хотели, летали на высоту, и были они в белых, как снег одеждах. И подумал я о них, что это ангелы Божии, невещественно ходящие и кадящие высший жертвенник, т.е. место духовного огня, от которого огонь для службы Божией. Пока я думал об этом, вдруг очутился у какой-то страшно высокой горы, на которую мы с большим трудом поднялись. Тогда повелел мне светоносный муж посмотреть к востоку, где я увидел другое поле, необъятно большое и страшное, блестящее, как золото. Когда увидел я это, сердце мое наполнилось неизреченной радостью. Затем увидел я какой-то город, чудный и обширный, от которого я пришел в умиление и простоял несколько часов, как будто в забытье. Когда стоял я на вершине этой горы, удивляясь и изумляясь всему увиденному мною, то спросил своего проводника: " Господи, что это за город, такой обширный и странный, при виде которого ум мой помрачился?" Тогда он ответил мне: "Это вышний Иерусалим, это есть Сион нерукотворный; он также велик, как свод небесный в ширину и длину; построен он не из смолы, не из мрамора, не из дерева, или стекла, так как все это тайные вещи, ты же видишь, что он кажется чистым и блестящим, как золото, а построен он из 12-ти каменьев. Красота и благолепие города таковы, что их глаз человеческий не видел и ухо не слышало, и мысль не может представить, и ни человеческий, ни ангельский ум не в состоянии постигнуть. Высота стены его, мне кажется, не менее трехсот локтей, или даже более, но никак не меньше этого. Ворот в нем двенадцать, прочно построенных и крепко запертых; каждые из этих ворот одинаковы с каждым из двенадцати честных каменьев и блестят, как лучи солнечные". Размышляя об этом чудном и дивном видении, я невольно сказал сам себе: "Если город этот снаружи представляется таким дивным и чудесным, то кто же может описать и кто может себе представить то, что находится внутри его!" И, придя в удивление и ужас от этого видения, я невольно спросил провожавшего меня ангела Господня: "Господи, какой это город и кто живет в нем, кто царь в этом городе и кто построил его, как он называется и какая это страна и зачем мы пришли сюда?" Тогда ответил мне сей светлый юноша: "Этот город великого царя, о котором чудесно предсказал Давид; создал его Господь наш Иисус Христос, по окончании Своей земной жизни и после Своей чудесной смерти, а по вознесении Своем на небеса к Богу, Отцу Своему, приготовил его святым Своим ученикам и Апостолам и тем, кто чрез проповеди их уверовал в Него, как сказал Сам Господь в Евангелии Своем: "в доме Отца Моего обители многи суть, если же нет, пойду и уготовлю вам место" Это вот и есть то обширное и дивное жилище, которое Он обещал им и всем возлюбленным Его и с усердьем хранившим Его заповеди. Имя ему — Новый Сион, град христианский, град высшей митрополии. Немного обождав, увидишь ты и живущих в нем, и не только людей, но и Царя их, ради Которого ты пришел сюда. Тогда узнаешь обо всем и увидишь, как всякий верующий в Сына Божия жив будет учением святых Его учеников, повелениями и заповедями святых и богоносных отцов, и верою во Святую Соборную Церковь Божию. Неверующий же в это не будет пользоваться жизнью вечною, а будет предан вечному огню." Пока мы говорили это, вдруг явился по середине города холм высокий, как гора; вершина этого холма казалась блестящей, как раскаленное железо, и на ней сиял крест дивный, освещая кругом, а на кресте голубь белый, как снег, и сияющий светом неописанным. Видя это, я удивился. Тогда с неимоверной высоты, блестя как молния, спустился на этот город юноша и начал все приготовлять и украшать, как будто готовясь к встрече Царя. Вслед за ним на город спустился другой юноша, который нес престол чудный и поставил его на вершине того холма, для ожидаемого Царя, а после этого послышался громкий голос, говорящий: "Вот Царь хочет придти в град сей с силою и славою великою." Вслед затем спустились с высоты четверо юношей, светлых и благолепных, держащих на руках по большой свече, сильным и невещественным огнем горящей, и запели согласно: "возсея благодать Твоя, Господи, прииде слава святых Твоих, вышний Сын живого Бога". После них еще юноша спустился на город, говоря: "Вот суд и воскресение мертвых будет и воздаяние каждому от праведного Судии наступит." Вслед за тем с высоты спустился столп огненный, из которого был слышен голос грозный, и пламень огненный разливался по всему воздуху; столп этот не остановился над городом, но опустился на мир и рассеялся на все четыре конца земли и объял всю вселенную. После этого был слышен голос, говорящий: "Вот содетельная сила Вышнего, которая соберет всякое творение", — и раздался этот голос над всеми костями человеческими, и стали собираться кость к кости, сустав к суставу и член к члену. Затем еще спустился юноша, держа в руке своей свиток огненный, послание Господне к сатане, в котором сказано: "Окончилось владычество твое, ибо прошли уже три года, которые даны были тебе царствовать по всей земле". Стал юноша тот пред сатаною и прочитал это послание, а затем с гневом повлек его из царских дворов и положил голову на краю земли, чтобы изверг он из себя всю злобу, погибель, гнев, неистовство, ярость, весь яд злой, всякую нечистоту, всякую неправду и всякие ереси, так как приблизился конец его, и он будет сожжен со всем своим воинством. Потом видел я, как полки сил небесных на конях огненных по воздуху разъезжали, и послышался вопль мучительный, плач и рыдания многочисленные и ужасные: эти огненные всадники гоня пред собою, убивали всех тех, которые прельщались учением антихриста, во время его владычества на земле. Затем видел я, как полки воинов благообразных сошли на землю и стали приготовлять к пришествию Господню. Среди них был один юноша, отличавшийся благообразием и державший в руке трубу золотую, а с ним двенадцать других юношей, с такими же золотыми трубами. Когда они сошли на землю, затрубил пред ними их главный начальник, и звук трубы его раздавался от одного до другого конца вселенной, за ним затрубили двенадцать других юношей, и такой раздался гром от звука труб их, что земля заколебалась, как море. Тогда тела облекли собою кости, лежащие в земле, но жизни не было в них.

Потом затрубил во второй раз их начальник, и тотчас же открылись гроба и все, от начала мира умершие, вышли из гробов. И вот спустилось бесчисленное, как песок на берегу моря, множество юношей, которые направились к восставшим из мертвых, чтобы душу каждого человека направить в свое тело. После этого раздался в третий раз звук трубный, отчего ужаснулось небо и земля, и все мертвые стали живы, и каждый из них осенен был той добродетелью, которой был славен на земле. Тогда моря, реки, озера, болота, леса и чащи со страхом возвратили целыми всех тех, которые погибли в них, отчего появилось бесчисленное множество человеческих существ, как песок морской. Возрастом все были равны между собою, муж стоял вместе с своею женой, и всякий народ, каждое колено и каждый род были соединены между собою. Не понимая таинства воскресения, я был объят страхом и с трепетом думал: "были в персть превращены и вдруг стали целы", и удивлялся, видя, как у некоторых из них лица сияли, как звезды, а у других сияние было меньше, чем у первых, подобно тому, как сказал божественный Апостол: "звезда от звезды отличается славою". У одних лица сияли, как луна в темную ночь, у других, как дневной свет, у тех, как железо раскаленное, искры рассыпающее, у этих, как солнце. У одних лица были, как снег, у других же, как волна морская, а у иных белые и румяные, как цвет. У каждого из них была книга в руке, а на челе каждого была надпись. У одних было написано: "пророк Господень", у других — "проповедник Божий", у тех — "Апостол Христов", у этих — "мученик Господень", кто — "Евангелист", кто — "исповедник Господень", один — "воздержавшийся Господа ради", другой — "святитель Господень", тот — "праведник", тот — "преподобный Иисуса Христа", и много всяких надписей было видно, указывающих добродетели восставших из мертвых: "нищий духом", "смирен сердцем", "претерпевший Господа ради в пустыне", "кроток Господа ради", "милостив и добр", "чист сердцем", "миротворец", "изгнанный правды ради", "зависти ради и лести пострадавший", "нищету и напасть претерпевший Господа ради", "праведный пресвитер Господень", "честно послуживший службу духовную", "девственник Господень чистый", "положивший душу за ближнего своего", "сотворивший правду", "научивший добру", "сохранивший ложе не оскверненным", "покаянием Господу угодивший" — и много других различных добродетелей написано было на челе у восставших из мертвых. Также написаны были и пороки каждого из восставших: "злоба", "лукавство", "нечистота", "скаредство" и разные другие грехи и беззакония. У одних было написано на темени, а у других казалось написанным в воздухе над головою, чтобы всем были видны грехи и беззакония их. Согрешившие же в христианстве и без исповеди скончавшиеся казались скверными и нечистыми, с темными мрачными лицами, и было их много. У одних лица были, как земля с пеплом смешанная, у тех, как гной, у этих казались изгнившими до конца, и черви кишели на лицах их; у одних лица были черные, как у самого сатаны, у тех, как кожа аспидова, у этих, как кожа ехиднина, а у некоторых, как кожа ослиная; одни были покрыты с головы до ног гноем смердящим. Все они, друг к другу обращаясь, говорили: "О, горе нам! ибо это есть последний день пришествия Христова, про которое мы знали еще до кончины нашей и теперь восстали, чтобы получить каждому из нас по делам нашим. О, горе нам несчастным и грешным, ибо мы осквернены и помрачены; Господь накажет нас! О, горе нам, ибо мы только теперь познали стыд и позор наш."

И много говорили они, укоряя себя и проклиная день и час своего рождения, и стояли, ожидая с поникшей головой приговора праведного Судии.

Многие стояли, говоря: "Кто есть Бог, и кто Христос? Мы не знаем; мы многих богов имеем: мы угодили им, и они должны почтить нас", — говорили они самонадеянно.

Множество других стояли, говоря: "Если Бог закона Моисея воскресит нас, мы получим от него много добра, так как мы рассеяны были по всей вселенной, потому что кроме этого Бога иного не хотели признать. Если Сын Человеческий придет судить нас, горе нам будет: мы возненавидели Его, хулили, ругали, делали Ему много зла и предали смерти; учеников Его убивали, не веря им и не признавая их Учителя. Теперь мы тоже сомневаемся, может ли Он придти судить, как бог. Вместе с нами и Он будет судим за то, что говорил: Я Сын Божий и равен Ему. Хорошо было бы, если бы мы видели Его здесь и обличили Его во лжи, ибо Он считал Себя нашим Судьею. Господь же сказал, что никого не будет судить, но суд даст Сыну Своему. И не раз Он назвал Себя Сыном Божиим; но мы хорошо знаем, что Бог говорил Моисею на горе Синайской; тот же никогда не видел бога." Когда иудеи разговаривали между собою об этом, ждали праведного Судию и хотели Его видеть, они просили друг друга: "Если кто увидит здесь Христа, возьмите Его, и мы представим Его пред Бога."

Другие Израильтяне стояли во множестве и говорили: "Горе нам, верующим не в признаваемого законом Бога, но в алгуя, астартия, старофу, в двух златых тельцов и прочих богов языческих. Мы не знали, откуда приключилось с нами несчастие.

На некоторых из стоявших явились червленые слова: на мужчин — муж убийца, на женщин — женщина убийца; на других написано было: тать или татица, т.е. вор или воровка, блудник или блудница, идолослужитель или идолослужительница, мытарь и хищник, детогубец и детогубица, завистник и гневный; на некоторых написано было: суров и сердит, злосердый и немилостивый, жадный и сребролюбивый; на других: еретик, духоборец, манихей, савелиан, павлекиан, яковитин, оригенит, маркиянит, богомил и вообще придерживающиеся какой-нибудь ереси, изобличаемой надписью. И все некрещеные, или после христианского крещения согрешившие, или умершие без исповеди стыдились, видя на себе обличения, и плакали горько, стеная. Все смотрели на это и изумлялись. И вот являются Ангелы с сияющим крестом, поющие божественную песнь; они ставят крест на престол в виду всех воскресших из мертвых. Народ изумлялся красоте креста, иудеи же молча смотрели на него и трепетали от страха; на лицах их виден был стыд. Ударяя себя по лицу, они говорили: "Недоброе знамение видим мы в явившемся во славе; это знамение Распятого! Если Он придет судить нас, как мы встретим Его или где скроем себя: мы ведь много зла сделали не только Ему Самому, но и верующим в Него?" И вот, когда иудеи, рыдая говорили это, водивший меня Ангел сказал: "Видишь ли, как они начали трепетать, смотря на честный крест?" Я стоял на высоком месте, и мне казалось, будто я носился в воздухе; видел все от края до края вселенной; все слышал, даже то, о чем говорили где-нибудь лишь шепотом, доносилось до моих ушей; я все помнил, что бы кто ни говорил. После этого я услышал говор, большой шум и страшный звук, и испугался. Но водивший меня Ангел святой сказал мне: "Не бойся, еще больше этого увидишь." И вот, святые Ангелы расступились пред Судьею, Который шел судить всех и воздать каждому за беззаконие, обличаемое надписью на челе. Начали являться страшные бесчисленные силы пред престолом Судии. Видя это, я еще больше устрашился. Но святой Ангел снова ободрил меня, сказавши, что я должен внимать всему разумно, ибо происходившее пред моими глазами послужит в пользу мне. Не успел он окончить своих слов, как вдруг блеснула молния, послышался свыше страшный голос, и земля сотряслась. Те, на которых были светлые лица, не только не устрашились, но еще больше стали радоваться и веселиться: они тихо и молча приблизились к престолу Судии, сияя красотой, которой удивился бы всякий человек. На идолопоклонниках же и неверных виден был страх и мрачные лица. Когда явился крест и они поняли, что Христос хочет судить всех, упали духом и устыдились, тогда как все верные от Авраама до Христа не боялись, а радовались. Израильтяне до появления креста называли какого-то великого бога; но, увидевши сияющий паче солнца крест Господень и понявши, какой веры он служит знамением, возопили: "О горе нам! Иисус Христос, Которого прославляют христиане, хочет судить всех!" И лица их омрачились и исполнились стыда; а верующие радовались и кланялись кресту, зная, что он есть именно тот, на котором Господь пригвожден был по Своей воле. В это время вдруг явилось светлое облако с молнией и, осенивши божественный крест, долго оставалось на нем; как только оно поднялось туда же, откуда снизошло, вокруг креста обвился пречудный украшенный венец. Иудеи и агаряне при виде его удивились и вострепетали, идолослужители, мучившие святых, от страха и изумления не могли слова произнести. Христиане же исполнились великою радостью и, поднявши руки вверх, прославляли Господа. И вот заблистала молния, послышался шум, гром, явились Ангелы и Архангелы, весь воздух наполнился ими, — всех объял трепет. Ангелы с благоговением пришли и остановились на приготовленном для судилища месте. Грешники поняли, что все их тайные помышления сделаются известными; ибо Господь сказал: нет такой тайны, которая не будет обнаружена. Престол Божий не на земле стоял, но в воздухе, на высоте около 40 локтей, и Ангелы ходили не по земле, а носились в воздухе. Одни из них стояли на восточной стороне, другие — на южной, третьи — на северной, четвертые — на западной. Все они отличались один от другого: одни были белые, как свет солнечный, другие были подобны пламени или золоту блестящему, или красному цвету. Разделившись на четыре части, они наполнили всю поднебесную; земля же наполнена была людьми. За ними появилась огненная колесница, вокруг которой шли шестокрылатые многоочитые херувимы, взывавшие: "Свят, свят, свят, Господь Саваоф, исполнь небо и землю славы Твоей." Ангелы воскликнули: "Благослови, Отче вседержителю, благословен грядый во имя Господне Иисус Христос, Слово соприсносущное Отцу." От их славословия содрогнулись небо и земля. Пришедшие с колесницей окружили престол Божий. Евреи и агаряне, слыша, что Ангелы наравне с Богом Отцом славят и Господа нашего Иисуса Христа, начали рыдать, говоря: "О, горе нам! Мы не ждали Его, и Он пришел."

 

 


Страшный суд Божий. Разделение праведных и грешных

После этого раздался страшный звук грубы, возвестивший о приближении Судии. За нею послышались другие трубы, появились царские хоругви и скипетры и, наконец, белое, как снег, облако; посреди его Господь наш Иисус Христос, а вокруг Него множество бесплотных слуг Его, не смевших приблизиться к облаку. В семь раз светлее, чем от солнца, мир осветился Им. Но что я говорю? Ум не в силах постигнуть, а слово передать все благолепие Божества, явившегося для суда над миром. Если бы солнце засияло вдруг среди ночи, оно не осветило бы так ее темноты, как освещен был тогда весь мир. Все устремили взоры на Господа, а Ангелы запели: "Благословен грядый во имя Господне, Бог Господь пришел судить живых и мертвых." Слышавшие и видевшие все это пали ниц и поклонились Судии. Затем Господь сошел с облака и сел на престоле славы Своей; небо и земля затрепетали, как лист на дереве от ветра; люди исполнились страха. Еретики же, иудеи и агаряне, не принявшие святых учеников и Апостолов Христовых, увидали себя пристыженными. И сказали Ангелы к Господу: "Ты еси Христос Сын Бога Живаго, Которого распяли иудеи, Ты еси Божие вышнее Слово, Которое Отец родил прежде всех веков. Ты сугуб естеством, волею и хотением. Один есть Господь Иисус Христос, Который воплотился от Девы Марии, не изменив естества, и пришел в мир творить чудеса и знамения. Ты Бог наш со Отцом и Святым Духом, и кроме Тебя нет Бога." Слушая эти слова ангельские, Анна, Каиафа, безумный Арий, проклятый Махмет и все иудеи затрепетали и устыдились. После этого Господь взглянул на небо, — оно удалилось от взоров Его; взглянул на землю, — и она начала удаляться от Него, будучи осквернена делами человеческими, и, наконец, совсем скрылась, так что стоявшие на ней очутились в воздухе. Господь опять взглянул на высоту небесную, и небо стало новым: на тверди, вместо прежних светил — солнца, луны и звезд, — явилось новое светило незаходимое, Христос Бог наш. Господь взглянул на глубину безмерную, и земля снова явилась, но уже не прежняя, а блистающая, как свет, потому что все на ней изменилось. Господь взглянул на море, — и вода тотчас иссякла, превратившись в огонь, от которого поднялось до небес пламя. Все были объяты страхом, потому что пламя жгло и поедало неверных, грешных и идолослужителей, как только Господь посмотрел, а огненные Ангелы возложили на них свои руки. Но не все нечестивые были ввергнуты в огненное море, некоторых Ангелы оставили. Я обратился к водившему меня святому Ангелу, и он сказал мне, что это те из иудеев, которые веровали в Божественный Промысл и не поклонялись идолам. Здесь исполнилось слово Божие, написанное в Евангелии: тут будет плач и скрежет зубов. От вверженных в Огненное море нечестивцев слышен был плач и вопль, и рыдание. Они мучились в страданиях и изнемогли, видя себя оскверненными греховными делами. Оставшиеся же невредимыми радовались, что приняли закон Божий и хранили его. После этого Господь воззрел на восток. Ангелы затрубили, и те из них, которые были на восточной стороне, разошлись по всей вселенной и, где только встречали светлые лица, с великою радостью целовали их; так обошли они с быстротою молнии всю землю и, отделивши избранников Божиих от грешников, поставили их по правую сторону Судии. После этого Господь воззрел на север и юг, и Ангелы Божии привели оставшихся и поставили их по левую сторону, — их было бесчисленное множество, как песку земного. Стоявшие по правой стороне сияли неизреченным светом, а стоявшие по левой были мрачны. Обратившись к первым, Господь сказал: придите, благословенные Отцом Моим, и наследуйте приготовленное для вас от сотворения мира царствие небесное; ибо вы кормили Меня, когда Я был голоден, утоляли Мою жажду, одевали Меня, когда Я был наг, служили Мне, когда Я был болен; в скорби и несчастии вы утешали Меня. На это праведники отвечали Судии: "Владыко Господи, никогда мы не видели Тебя голодным и не кормили, никогда не видели Тебя жаждущим и не поили, никогда не одевали Тебя и в скорби и болезни не служили Тебе." Но Господь отвечал им, указывая на нищих духом: "Если вы им добро делали, то делали и Мне." Затем, обратившись к стоящим по левую сторону, Он сказал: "Уйдите от Меня, проклятые, в огонь вечный, приготовленный дьяволу и его слугам, ибо, когда Я был голоден, вы не давали Мне есть, когда Я жаждал, вы не напоили Меня. Когда Я был странником, вы не приняли Меня; Я был в темнице, и вы не навестили Меня. Уйдите от Меня, нечестивые, всю жизнь свою в грехах и беззакониях проведшие: Я не знаю вас!" Они же с плачем отвечали: "Господи, когда мы видели Тебя голодным и жаждущим, нагим или больным, и не служили Тебе?" "Так как вы не делали ничего этого, — отвечал Судия, — никому из меньших сих, то не делали и мне. Уйдите от Меня, проклятые, оскорбившие Меня и служившие дьяволу!" Слыша такой строгий ответ, они начали плакать, прося о помиловании; но Господь не простил их, и тотчас Ангелы схватили их и бросили в огненное море. В муках и терзаниях грешники взывали: "О горе, горе нам", — но их воплей не было слышно, потому что они тотчас скрылись в огненной бездне. Господь опять взглянул на новую землю, покрывшуюся прекрасными садами; красоте их я не мог надивиться. Обратившись к водившему меня Ангелу, я спросил: "Каково будет царствие Божие? Неужели может быть что-нибудь лучше этого? Ангел отвечал мне: "Не знаешь, что говоришь: это та земля кротких, о которой Господь говорит в своем Евангелии: блажены кроткие, ибо они наследуют землю. Небесное же царство еще краснее ее." Господь опять посмотрел на землю, и она тотчас покрылась зелием разным, красотой которых я поражен был. И вот по всей земле потекли и разлились в садах ее две реки — одна наполненная чистым и сладким медом, другая — молоком. Но они не сливались одна с другой, и молоко не смешивалось с медом, а текли в разные стороны и напояли древесные корни. После этого прилетели птицы небесные, прекрасные и разнообразные, наполнили сады и начали петь чудными голосами. Невозможно передать их пения, восходившего до небес, После этого Господь взглянул на высоту небесную, и оттуда сошли во множестве ангельские силы, неся с собою великий град — Иерусалим, творец которого есть Бог. Прославляя в Троице Единого Бога, они поставили град на востоке, посреди был рай Едемский, а вокруг святые Ангелы; врата сияли, как солнце. И вот Ангелы вострубили, и все творения Божии, небесные и земные, начали славить Бога. Стоявшим по левой стороне послышался голос: "О, окаянные, беззаконные, злые, жестокосердые и бессильные, ленивые и неверные, и все проклятые, смотрите, каких благ вы лишились и какое зло получите." Затем Господь встал с престола Своего и направился к стоявшим на правой стороне, говоря им кротким голосом: "Придите, благословенные Отца Моего и возлюбленные Мои, и войдите в обещанную вам радость Господа Бога вашего." Бывшие же по левой стороне грешники издали следовали за Ним, желая видеть все происходившее.