Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эмоциональные факторы болезни



Развитие знания относительно влияния эмоций на органические процессы в тех органах, которые не управляются сознательно, приходится на тот период, когда американский физиолог Уолтер Кэннон (1871-1945) предложил новую идею, родившуюся из его оригинальных исследований физиологического эффекта гнева и страха. Кэннон показал, что организм отвечает на чрезвычайные ситуации определенными адаптационными изменениями в общей физиологической структуре, и продемонстрировал, что эмоциональные состояния активизируют физиологические функции, призванные подготовить организм к той ситуации, о которой сигнализируют эмоции. Страх и гнев стимулируют кору надпочечников, вследствие чего адреналин активизирует углеводный обмен таким образом, что начинает усиленно выделяться сахар для поддержания энергии. Кровяное давление и циркуляция крови изменяются так, чтобы кровь обильнее поступала к тем органам, которым возможно предстоит борьба". Одновременно ассимиляционные и резервные функции, такие, как пищеварение или усвоение, подавляются: организм, который должен напрячь все свои силы, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией, включающей страх или гнев, не может себе позволить роскошь переваривать или усваивать пищу.

Когда исследование Кэннона о механизмах влияния эмоций на функции жизненно важных внутренних органов было применено к изучению эмоционального стресса при хронических органических болезнях, в мире действительно наступила психосоматическая эра. После первой мировой войны в Германии особенно развился интерес к эмоциональным факторам органических заболеваний. Одним из самых ярких мыслителей и исследователей того времени был Леопольд Алкан. Он не раз подчеркивал в своих работах, что хронические эмоциональные напряжения могут вызывать физические изменения, которые проявляются как хронические органические заболевания. Эмоции, например, могут провоцировать длительные сокращения и спазмы полых органов, изменяя таким образом кровоток и приводя в конечном счете к атрофии. Спазмы могут привести к расширению пищевода или гипертрофии левого желудочка сердца с эссенциальной гипертонией. Эмоциональная стимуляция эндокринных желез может привести к перерождению ткани, как это происходит при тиреотоксикозе, обусловленном психологическими факторами. Алкан даже предположил, что эмоции играют причинную роль в диабете, хотя он не смог доказать это экспериментально.

Феликс Дойч и Георг Гроддек были наиболее последовательными сторонниками идеи о важности эмоциональных факторов не только при симптомах конверсивной истерии, но и при хронических органических болезнях. Теория Гроддека по существу близка теории Каруса, жившего более чем на полвека раньше. Гроддек, вероятно, может считаться наиболее крайним представителем панпсихологического направления. Он считал, что подсознание ("Оно") есть формирующий принцип всех нормальных и патологических процессов организма (Фрейд заимствовал термин "Ид" - "Оно" - у Гроддека). Соответственно органические заболевания в конечном счете имеют психическую природу, ибо они суть выражение конфликтов подсознательного. Первоначальная точка зрения Феликса Дойча отличалась немногим, поскольку он применил концепцию конверсии Фрейда ко всем дисфункциям организма. Можно назвать и других ученых, интересовавшихся психосоматическими явлениями: это Карл Фаренкамп, который продемонстрировал влияние эмоций на неустойчивость кровяного давления и убедительно показал психогенное происхождение эссенциальной гипертонии; Г.Р. Хейер и Фриц Моор, которые опубликовали исчерпывающие труды по психологическому лечению органических болезней, а также Виктор фон Вайцзеккер (1886-1957), профессор медицины из Гейдельберга, чьи взгляды испытали существенное влияние идей Фрейда. Вайцзеккер считал, что эмоции влияют на нарушение функций организма; он также указал, что и болезни тела влияют на психику. Наиболее ярким его достижением явились великолепные демонстрации клинических случаев, в которых он эффектно показывал эмоциональные компоненты и предпосылки физических заболеваний. Почтение к психосоматическому методу возросло, когда Карл Вестфаль и Густав фон Бергманн (1878-1955) высказали предположение, что большинство случаев заболевания язвой двенадцатиперстной кишки имеет невротическое происхождение.

Интерес к психосоматическому методу, проявленный в Германии, был перенесен Александером в Америку, где он основал в 1932 г. в чикагском Институте психоанализа первую лабораторию системного исследования по психоанализу с упором на психосоматические проблемы. Пациентов, страдавших различными нарушениями желудочно-кишечного тракта, такими, как язвы, колиты, запоры, лечили методом психоанализа психотерапевты из чикагского института. Кроме того, они изучали различные типичные психические явления, могущие свидетельствовать о тех или иных заболеваниях. Одновременно Флэндерс Данбар (1902-1959) обследовала большое число пациентов с органическими заболеваниями, и оба эти исследования показали поразительные совпадения в психических проявлениях пациентов, страдающих одинаковыми органическими заболеваниями. Данбар сгруппировала эти совпадения по типам личностей: она описала язвенный тип, сердечный тип, артритный и еще много других.

Исследователи из чикагского Института психоанализа определили и описали конфликтные модели, характерные для определенных болезней, проявляющиеся у различных типов личностей. Результаты были сформулированы в виде векторной теории, основанной на общих направлениях конфликтных импульсов, заложенных в самих заболеваниях. Александер определил три вектора: 1) желание объединить, получить, принять; 2) желание исключить, удалить, отдать, расходовать энергию для нападения или совершения чего-либо или для нанесения вреда; 3) желание сохранить, накопить. Эти концепции были заимствованы из психоаналитической теории развития либидо. Эмоциональные проявления, связанные с основными биологическими процессами потребления, сохранения или расходования, легко узнаваемы как эмоциональные компоненты функции желудочно-кишечного тракта. Потребление пищи связано с желудочными импульсами, пассивной восприимчивостью, агрессивным поглощением и перевариванием. Удаление отработанных продуктов связано с анальной эвакуацией и с тенденцией накопить и сохранить, или анальной задержкой. Психологические факторы в различных желудочно-кишечных расстройствах описываются как конфликт между этими тремя векторами. Например, желудочные функции иногда расстраиваются у людей, которые стыдливо реагируют на свое желание получить помощь или проявление любви со стороны другого человека, желание опереться на кого-либо. В других случаях конфликт выражается в чувстве вины из-за желания отобрать силой что-либо у другого, как часто бывает в случаях соперничества у сиблингов, когда ребенок хочет единолично владеть родительской любовью и ревнует родителей к остальным детям. Причина, объясняющая, почему желудочные функции столь уязвимы для подобного конфликта, была найдена в широко известном факте, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко. Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого считается независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы.

В дополнение к характеристике коллизионных моделей, обнаруженных у пациентов с язвой двенадцатиперстной кишки, были также описаны психодинамические сочетания, типичные для шести других хронических заболеваний - язвенного колита, астмы, гипертонии, ревматоидного артрита, нейродермита, повышенной функции щитовидной железы.

При нарушениях кишечного тракта - психогенного поноса и различных форм колитов - типичные конфликты концентрируются вокруг эмоциональных трудностей (безнадежные усилия) относительно достижения чего-либо. Как и пациенты с желудочными нарушениями, эти больные также выказывают подсознательные тенденции к зависимости, они также пытаются компенсировать их желанием отдать что-либо в обмен на желание получить; однако им не хватает уверенности для реализации этих амбиций. Когда они теряют надежду на достижение того, к чему стремятся, появляется нарушение кишечной деятельности. Исследование язвенных колитов дало основание предположить, что подавление деструктивных импульсов и нарушение или утрата ключевых взаимоотношений, сопровождаемые чувством безнадежности и отчаяния, могут также быть причинными факторами болезни. Джордж Энгель опубликовал исчерпывающий обзор литературы по язвенным колитам и критически разобрал различные теории по этому вопросу.

В случаях ревматоидных артритов чикагская группа открыла заметное эмоциональное влияние на мускульное выражение чувств, которое при этом исключительно сильно контролируется. При астме наиболее специфический психологический конфликт концентрируется вокруг общения с ключевыми фигурами жизни. Например, нарушена первоначальная связь мать - дитя; это нарушение у маленького ребенка выражается в подавлении импульса плача; позднее ребенок не может установить откровенный, доверительный словесный контакт с матерью или лицом, ее заменяющим.

В случаях эссенциальной гиептонии (хроническое повышение кровяного давления, характеризующееся отсутствием четко различимой органической причины, как, например, заболевание сердца или почек) самый заметный психологический рисунок - это подавление свободного выражения неприязни, ощущаемой по отношению к другим людям, из-за желания быть любимым. Такие пациенты похожи на бурлящий, но запертый вулкан, заполненный не имеющими выхода враждебными и неприязненными эмоциями. В юности такие люди могли быть забияками. Однако с возрастом они замечают, что отталкивают от себя людей своей мстительностью, и, как следствие, подавляют свои неприязненные эмоции. Пациенты с нейродермитом имели ярко выраженное стремление к физическому контакту, подавленное сдержанностью родителей; они в то же время имели явную тенденцию к эксгибиционизму. И наконец, пациенты с тиреотоксикозом обнаруживали глубинный сэрах перед смертью, то есть стремление выжить как фундаментальный психический стимул, - это открытие подтвердило давнишние клинические наблюдения, свидетельствующие о внезапном проявлении этой болезни после очень серьезных травм. Очень часто у таких больных в раннем возрасте имела место психологическая травма, например потеря любимого человека, от которого они зависели, на которого полагались. После они пытались компенсировать импульс зависимости попытками раннего взросления, например попытками опекать кого-либо вместо того, чтобы самим оставаться в зависимом положении.

Хотя большинство из пациентов, наблюдавшихся в чикагском институте, демонстрировали психические особенности, характерные для своей болезни, не у всех, кто имел одинаковые характерологические черты, развивались соответствующие органические симптомы. Поэтому очевидно, что наличие одних только психологических особенностей не обуславливает возникновения болезни. Какие-то другие факторы - весьма вероятно, уязвимость затронутых органов, либо конституциональная, либо приобретенная очень рано, - должны также непременно присутствовать. Это было названо "икс-фактором": уязвимость органа плюс специфические психологические особенности совместно ответственны за развитие органических симптомов. Более того, эти два фактора - не обязательно две независимые переменные. Так называемая двойная причинность, то есть совпадение соматических и психических факторов, подтверждается изысканиями Артура Мирски, который определил соматический фактор. Мирски смог предугадать, у кого из большого числа обследованных солдат впоследствии разовьется язва двенадцатиперстной кишки: все они обнаруживали повышенную секрецию и одновременно явный эмоциональный конфликт в сфере отношений зависимости.

Вполне правдоподобной представляется психофизиологическая теория специфичности (соотношение специфических эмоциональных конфликтов со специфическими органическими системами), поскольку наблюдаются поразительные психофизиологические корреляции. У пациента с тиреотоксикозом, который стремится к скорейшему достижению зрелости, заболевает орган, выделяющий секрет, ускоряющий обмен веществ. Хронически готовый к борьбе гипертоник имеет дисфункцию аппарата кровообращения. Артритик - тот, кто всегда готов атаковать, но подавляет в себе это стремление; его симптомы обнаруживаются в суставах, близко связанных со скелетно-мышечной системой. Пациент с нейродермитом, стремящийся к близкому физическому контакту, имеет нарушения в органах контакта. Астматик имеет затруднения в словесном обращении, поскольку орган, необходимый для данной функции, нездоров. Язвенник мечтает хорошо поесть, и появляется повреждение в ткани верхнего отдела желудочно-кишечного тракта. Лишь при язвенном колите не найдено пока прямых психофизиологических корреляций.

Присутствие этих двух факторов - то есть конституциональной, или приобретенной, уязвимости органа и характерного эмоционально-конфликтного рисунка - все-таки не полностью объясняет появление самих симптомов. И органические, и психические предпосылки существуют задолго до того, как развивается собственно болезнь. Что же тогда обуславливает ускорение развития болезни? Александер и его сотрудники предположили, что помимо психической конфигурации и "икс-фактора" существует третье условие, пусковой механизм, который определен как ситуация-ускоритель, влияющая на пациента. Например, одинаковая жизненная ситуация - допустим, если один из супругов уходит из семьи, - может быть облегчением для одного и катастрофой для другого. Человек со специфической уязвимостью органа и характерной конфликтной моделью заболевает соответствующей болезнью только в том случае, когда случайный поворот событий в его жизни мобилизует его центральный конфликт, приводя к разрушению психической защиты организма. Кандидат в тиреотоксикозные больные должен оказаться в очень опасной для жизни ситуации, чтобы у него развились симптомы болезни. Кандидат в язвенники проявит эти симптомы, если его тяга к зависимости от другого человека перейдет все границы терпения; эти симптомы могут развиться столь же быстро, если, например, его бросит жена или если он получит назначение на пост, требующий большой ответственности. При удачном стечении обстоятельств, если соответствующей ситуации не возникнет, несмотря на физиологическую уязвимость органа и психический склад, человек может никогда не заболеть той болезнью, к которой он предрасположен психологически и органически.

За последние несколько десятилетий было проведено много обследований, как психиатрических, так и с помощью психоанализа, больных, страдающих от уже описанных болезней и других хронических заболеваний. Многие из этих обследований показали, что хронические органические заболевания имеют не только специфическую органическую патологию, но у пациента, страдающего ими, имеется также и специфическая психопатология. Другими словами, болезни тела тесно связаны с характерными нарушениями. Эмоциональные факторы участвуют в этиологии органических заболеваний, хотя ни в коей мере не являются их единственной причиной. В ряде исследований делается ударение на психологические факторы в возникновении болезней и утверждается, что у человека с уязвимой органической системой может развиться болезнь этой системы под влиянием любого эмоционального стресса.

Александер и Френч не были удовлетворены наблюдениями, собранными на базе клинической практики, так как очень часто присутствует искушение принять динамический рисунок за историю болезни. Лет двенадцать назад они провели вслепую диагностическую проверку большого числа пациентов. С пациентами, страдающими одним из семи так называемых психосоматических заболеваний, провели беседы. Записи этих бесед подвергли самому тщательному разбору с целью исключить наличие всяких медицинских сведений и предусмотреть, чтобы пациент нигде случайно не раскрыл диагноз своей болезни. Группа терапевтов определила болезнь по этим записям с несколько большим процентным соотношением, нежели случайное (25% против 14,4%). Группа психотерапевтов узнавала болезнь почти вдвое чаще по сравнению с терапевтами (45%). Хотя это достаточно серьезная статистика, возникает несколько вопросов. Почему же процент дедукции среди психоаналитиков не был больше? Приемлемым может быть признан ответ, что специфические психодинамические формулировки еще недостаточно отработаны, а в некоторых случаях просто не определены. С другой стороны, некоторые специфические гипотезы, вероятно, следует пересмотреть.

В другом исследовании взаимоотношений эмоционального и физиологического факторов Тереза Бенедек и Б.Б. Рубинштейн с помощью температурных карт и вагинальных мазков установили последовательные фазы овуляционных циклов у группы женщин, которые в то же время проходили курс психоанализа. Независимо были проштудированы психоаналитические записи и изменения эмоциональных состояний женщин - в особенности содержание их сновидений. Данные были наложены на последовательные стадии их менструальных циклов. Выявилось поразительное соответствие между физиологическими фазами менструального цикла и содержанием психоаналитического материала.

Бенедек и Рубинштейн сформулировали три вывода: "1) эмоциональные проявления сексуальных импульсов, как и сама репродуктивная функция, стимулируются гонадотропными гормонами; 2) параллельно с продуцированном эстрогена (один из женских гормонов, отвечающий за развитие женских сексуальных характеристик) поведением управляет активно выраженное гетеросексуальное стремление; 3) параллельно с фазой продуцирования прогестина (другой женский гормон, выделяемый в больших количествах во время менструации или беременности) психосексуальная энергия направлена внутрь как пассивно-рецептивная и охранительная тенденция; таким образом, параллельно с гормональным циклом проявляется эмоциональный цикл. Гормональный и эмоциональный циклы вместе образуют сексуальный цикл".