Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вот так мы это сделаем!» СКАЗАЛ АЛЛЕН ДАЛЛЕС.



Александр Ханенко, у Вас, Василий Иванович, может просить только одну помощь - как в скоростном варианте окончательно уничтожить СНТ "Макаровец", за которое, Александр Ханенко, как председатель СНТ борется в Санкт-Петербургских судах, отстаивая землю ветеранов ленинградцев переживших блокаду.

На другое, судя по по Вашему высказыванию Вы не способны.

В отличии от других, Вы, Василий Иванович, честно , вслух, публично сказали:"Будем уничтожать садоводческие товарищества, как пережиток коммунистических бригад".

Здесь уместно вспомнить слова Губернатора А.Тулеева, который сказал, что если уничтожим садоводческие товарищества - в России наступитГОЛОД.

Для чего Вы публично озвучили, что ставите вопрос по ликвидации садоводческих товариществ ? Видимо для того, чтобы потом не говорили садоводы, что не знали, что их уничтожают?

Помните, как сказал депутат ГД ФС РФ, тоже представитель партии Единая Россия (вы там видимо все едины по уничтожению российского народа), Евгений Фёдоров, о разрушении государства СССР: «Что ж не вышли в 90-е годы защищать СССР, как во время Великой Отечественной войне?»

Только во время ВОВ государство, руководитель государства Иосиф Виссарионович Сталин - не предали 300 000 000 граждан Союза Советских Социалистических Республик, не предали государство СССР и в народе была вера, что не может власть, которой было доверено управление страной, может предать государство и советский народ, поэтому и не вышли все 300 000 000 граждан СССР защищать своё государство.

Доктрина Аллена Даллеса пустила свои корни через всяких диссидентов.

Растоптали РЕФЕРЕНДУМ 17 марта 1991 года. Провели два государственных переворота в 1991 и в 1993 годах.

25 лет российский народ выживает под непосильным бременем антиконституционных федеральных законов, которые по факту превратили в неимущих рабов многонациональный российский народ и об этом Профсоюз садоводов России указал Президенту России в своём обращении от 12.03.2016 года за номером 36/2016. Об этом сказал Глава Чкаловского сельского поселения Всеволод Ию (https://tjournal.ru/25357-vistuplenie-glavi-chkalovskogo-selskogo-poseleniya-na-mef-2016).

Василий Иванович! Вы живёте в Санкт-Петербурге, где в настоящее время размещён Конституционный суд, что ж не отслеживаете статьи Председателя Конституционного суда РФ?

Так вот, Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в своей статье, которая была опубликована в РГ с названием «Суд скорый, правый и равный для всех», в частности сказал:

«....Если эти мои рассуждения в целом верны, то нельзя не попытаться приложить их к следующим двум «великим потрясениям» на пути исторического развития России. К октябрьской революции 1917 года и к декабрьской революции 1991 года.

Конечно, революция 1917 г. была беспрецедентным «взрывом» всей прежней социальной, государственной, экономической системы. И на первых порах сполна – и ужасающими средствами – пыталась реализовать свой лозунг сноса старого мира «до основанья».

Однако, действительно снося старое почти до основания, эта революция, во-первых, довольно быстро и решительно пресекла эксцессы революционного и послереволюционного бурления. А в ходе самой революции и особенно в послереволюционный период большевики в полной мере использовали в своих интересах издревле укорененный в широких российских массах общинный коллективизм.

Как бы ни называли это те, для кого приоритетной ценностью является личная свобода – стадностью, круговой порукой или как-то еще, – нельзя не признать, что именно эта ставка на трансформированный, приспособленный к новой эпохе общинный коллективизм и адекватную ему жесткую моральную нормативность во многом обеспечила великие достижения советской эпохи.

Чем с этой точки зрения стала новая революция 1991-1993 годов?

Эта революция, к счастью, не привела к огромной крови новой гражданской войны. Но ее экономические, политические, социальные, правовые, культурные импульсы по своим масштабам и шоковому характеру были вполне сопоставимы и с 1861, и с 1917 годом.

И здесь я хочу обратить особое внимание на сходства и различия.

Различия, конечно же, прежде всего в том, что эпоха и широкие массы стали совсем другими. Общество российское уже было глубоко модернизировано. Люди при всех несправедливостях советской бюрократической системы и эксцессах «телефонного права» привыкли к своему равенству перед законом и достаточно высокой степени личной независимости.

Однако и сходства было немало, о чем социологические исследования говорят достаточно убедительно. Был налицо отчетливый и устойчивый коллективизм, дополненный общинно-государственным патернализмом. Была соответствующая соционормативная система, в рамках которой представления о справедливости отвергали любые типы социального и экономического неравенства, не связанные с личными трудовыми, интеллектуальными, культурными достижениями и заслугами.

В этих условиях предложенный обществу президентом Б. Ельциным и его правительством «рывок в капитализм за пять лет» оказался для широких российских масс шоком, вполне соразмерным шоку крестьян российской глубинки 150 лет назад.

Особенно шоковой стала попытка «разрушить до основанья» весь комплекс «советской» моральной нормативности и советских представлений о справедливом.В том числе жесткое и навязчивое разрушение нормативных основ коллективизма и попытки его заменить как новой нормой воинственным и эгоистичным индивидуализмом, не ограниченным никакими взаимными социальными обязательствами. В том числе массированная атака на свойственные народному большинству нравственные нормы как на «совковость». В том числе внезаконный (и ощущаемый как несправедливость) характер приватизации значительной части бывшей общенародной собственности.

Каков результат?

Как показывают социологические опросы и многие коллизии в наших судах, тот стиль и тип социальной, экономической, политической, культурной жизни, который принесла России эпоха после революции 1991 года, очень широкие массы наших граждан лишь терпят как данность. Но – внутренне не принимают как справедливый и должный.

Причем социология показывает, что наибольшая степень этого неприятия относится к тем законодательным новациям, которые атакуют морально-нравственную сферу социального бытия. Это отмечается прежде всего у людей религиозных, вне зависимости от конфессиональной принадлежности. Это в большей мере выражено у пожилого и среднего поколения. Но это в отличие от результатов социологических опросов десятилетней давности начинает отчетливо проявляться и у вполне атеистичной молодежи. Новая законодательная «толерантность» в семейных, гендерных, поведенческих, образовательных отношениях встречает растущий – и все более широкий – протест.

В связи с приведенными соображениями и историческими аналогиями хочу еще раз заявить тезис, который не раз высказывал. О том, что любые попытки «одним прыжком» преодолеть разрыв между законом (и правоприменением) и массовыми представлениями о благе и справедливости чреваты социальными стрессами, шоком, ростом всех видов отчуждения в обществе, а также между обществом и властью и в итоге социальным хаосом. Который, как правило, приходится гасить контрреформами и репрессиями....».