Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧИТАЯ ВАШИ ПИСЬМА



 

Дорогие друзья! Я хочу рассказать Вам об особенностях этой книги, почему я пишу сейчас так много о паразитах, почему так много внимания уделила народному образованию.

Если Вы уже читали мои первые работы о паразитарных болезнях «Владычица! Избави мя от червия же зла-го...», «Очистись! от паразитов», то конечно же помните, что я описала червей и как их называют, как называют болезни, обусловленные их внедрением в человеческие тела, а далее я описывала медицинские средства — яды против каждого червя. Тогда я твёрдо верила, что каждого червя надо травить своим ядом. Конечно, я понимала, как будет страдать печень, почки и другие органы человека от препаратов — ядов против червей. Однако... медицина иного не предлагала.

Когда в моей Школе здоровья стали работать по программе «Очистись! от паразитов», я увидела картину заражения каждого слушателя 17-20 видами глистов и 15-20 видами грибков, я поняла, что невозможно ведь применить сразу человеку столько ядов. Он скорее погибнет, чем черви. Сформировалась задача:

1. Найти дегельминтики и противомикозные препараты широкого спектра действия. Препараты должны быть очень доступны, по возможности, приближены к своему естественному состоянию, не опасны для желудочно-кишечного тракта.

2. Найти препараты — пищевые продукты, которые залечивали бы раны и разрушенные ткани червями. Далее надо было найти препараты — пищевые продукты, которые восстанавливали бы, регенерировали съеденные червями и грибками органы.

3. Надо было отработать средства выведения трупов и трупных ядов от погибших глистов и грибков из тела человека.

4. Необходимо было сложить всё в систему:

• очищение организма,

• питание,

• парение,

• дыхательная гимнастика,

• трудотерапия,

• выставление позвоночника,

• кремниевое питание,

• уничтожение глистов всех видов,

• уничтожение грибков,

• регенерация органов и отработать схему, как жить дальше?

Система должна быть физиологична!!! Комплексная, и все манипуляции должны быть простыми в исполнении. А средства — недорогие и широко распространённые в России.

Нужна устойчивая сила организма — убивать червей сразу же при внедрении в тело. Медицина утверждает, что иммунитета против червей нет.

Это не так. И мы теперь это знаем. Другое дело, что иммунитет от паразитов нельзя вырастить в пробирке. Он появляется у людей с чистым кишечником и чистой кровью, не употребляющего спиртных напитков, табака и наркотиков.

Грязный человек с кишечником, как сточная канава, с кровью, кишащей трихомонадами, хламидшши, токсоплазмами и прочей гадостью, сдобренной спорами грибков, — это гидротранспортер для миграции паразитов.

А тело человека в общем — это грязный шалаш, где собрались разбойники. Красивая одежда человека, должность и большой карман — это всего лишь реклама для ада — где хирургия, онкология, иммунология, генетика на курьих ножках, далекая от Премудрости Божией о Жизни.

«Часовой механизм» программы «День за днём» даёт право и возможность каждому получить иммунитет против паразитов.

Отрабатывая схему — как жить дальше? — понимаешь, что каждый может жить без паразитов даже в нашем мире паразитов вообще и людей-паразитов.

А теперь я расскажу вам, дорогие мои друзья, страшную сказку из жизни девочки Нади, как она вылезала из мира нищеты, грязи и паразитов 59 лет. Этой девочкой была я. Мне теперь уже всё равно. Моя жизнь — уже давно является наглядным пособием для тех, кто хочет жить. От меня отказались все мои родственники. Но в жизни человека важно только, чтобы его не оставил Господь да не лишил его разума.

Сколько себя помню: в детстве, что-то покалывало, как иголки, в кишечнике. Болело под правым ребром, тянуло слева (малярия сожрала селезёнку), копошилось в анусе, болела голова, и было всегда страшно, когда наступала ночь. Семья была большая, работал только отец, ни мыла, ни одежды, ни обуви, ни пищи в достатке... Ночные очереди за хлебом, где приходилось считаться, и детям тоже, в 3 и 5 утра, за водой очереди у водоразборных колонок. Умирали дети, и им рыли братские могилы ноулично.

Когда уже училась в школе, то в наш очень маленький домик (10-12 м2) провели свет и радио, отменили карточки на хлеб. Появилось в продаже мыло, а вот сахар — только к 19 годам.

Своей одежды у Нади не было. Но были платья сестёр и одежонка братьев, которую мама перешивала вручную.

Чужие обноски обуви папа приносил с базара. Спали все на полу. Тюфяк — ночное ложе на всех, мама распарывала летом, стирала его, сушила на летнем солнце, и снова — на год.

Когда мне было 10 лет, пришёл с войны и после 8 лет службы в армии старший брат. Ему поставили маленькую железную кровать, как... воину, а меня, как самую маленькую, чтоб не мёрзла, положили спать с братом-воином. Так продолжалось несколько лет. Однажды отец собрал всех уже повзрослевших детей и сказал, что будем строить хатку. Он срубил два дерева — сливу и жерделу, которые мы очень любили, выкопал широкую круглую яму. В земле оказалось много глины. Мы все носили вёдрами всю ночь воду за 3 квартала с колонки, заливали глину. Сыпали на неё солому и босиком месили по колено в глине, пока отец не дал команду делать саман.

Несколько форм он сам смастерил из досок, опускал их в бочку с водой и клал рядком на землю. Мы тащили ведёрками глину и закладывали в формы, потом снимали их. А глина оставалась в виде симпатичного блестящего рыжеватого кирпича. Когда они высохли, отец с мужиками сложил из них ещё одну хату, накрыли её, сделали в ней деревянные полы и отселили часть семьи. Тогда-то в 15 лет у меня появилась своя постель. К моему удивлению, на мой матрац (мешок, набитый соломой) и подушку (мешок, набитый кукурузными листьями с початков) надели наволочки и постелили простыню. Это было очень любопытно и интересно. Один год после рождения меня никто не регистрировал в ЗАГСе, ждали: может помрёт, чтоб не оформлять смерть. Так делали все. Игрушками были — осколки битых тарелок и ещё что-нибудь с мусорников.

В 15 лет я узнала ещё об одной очень интересной подробности в жизни людей — люди могут есть со стола —-первое, второе и третье... оказывается.

Училась в школе я всегда на отлично. И все десять лет получала похвальные грамоты «за отличные успехи и примерное поведение». Нам делали прививки, проверяли на вшивость, искали головных и плательных вшей. Иногда находили в одеждах клопов, которые тоже жили с нами. Но никто и никогда не обследовал нас на паразитов.

К десятому выпускному классу (а закончила его с медалью) я была очень худой, всегда болела голова и одолевала усталость.

В моей больной голове роились, как пчёлы, мысли о жизни достойной человека: в чистом доме, квартире, со скатертью и фантастическими названиями комнат: кухня, спальня, кабинет, ванная и... неужели это может быть, туалет. (Не на улице из стволов подсолнуха и кукурузы, а настоящий туалет).

Я уехала учиться в Краснодар. Отец и мать собрали всё, что могли, купили первое красивое пальто, платья и прочее. Слово «институт» звучало в нашей бедной семье, как надежда, что кто-то прорвётся.

Маленькая, худенькая, слабая девочка 17 лет с большими косами уехала вместе с однокурсниками убирать виноград в Анапский район. Спали в палатках по 80-100 человек. Ночи были холодные. Укрывались, кто как мог, соломенные матрацы сверху. Девочки сдвигали раскладушки. Чтоб согреться. Кто жил в поле, в бригадных домиках, там было теплее, сразу 20-30 человек в одной постели. Все подружились. Одежонка была скромная и её разнообразили, одевая все всё, кому что достанется и подойдет.

Через 10 дней в косах завелись вши, пришлось их обрезать и сделать электрозавивку. Недели через две-три произошел случай, о котором некому было рассказывать до сих пор.

В нашем шахтёрском городе была высокая загазованность угарным газом: плодовые деревья многие не росли, поэтому я не знала вкуса яблок, винограда, груши, многих ягод. На сборе винограда с первокурсниками я впервые наелась винограда. Остальная пища меня не интересовала. Я ела и ела целыми днями виноград. А в обед ещё и арбузы. И как-то из моего кишечника в течение дня вывалилось очень много червей разных калибров. В течение дня — около ведра, а потом ещё и ещё, но уже понемногу. Туалетов не было, я пряталась в рядах винограда. А потом засыпала их землей. (Виноград и арбузы — дегельминты).

Через 3 месяца я приехала домой, и моя мама очень удивилась: как я хорошо изменилась — ушла худоба, я стала здоровее, успешно осваивала спортивную гимнастику, вытянула сессию на повышенную стипендию, вечерами училась на курсах инструкторов горно-пешеходного туризма.

В 21 вышла замуж. Изменился режим жизни, особенно питания. Семья была очень хорошо обеспеченной — на столе всегда вино, мясо, рыба и т. д. и опять пришла худоба, болезни и..„ бесплодие. Я часто болела. У мужа появились пассии, а я подала на развод и уехала на Дальний Восток. Сахалин, Камчатка, Курилы, общепит на корабле, постоянные проверки здоровья. В моём санитарном паспорте всегда стоял штамп — «здорова», а я чувствовала, что беда внутри меня. И вот, в 1968 году ночью через рот из меня вылез аскарид. Ужас сковал меня. Я добиралась на попутном корабле из района лова в Беринговом море до Владивостока стоя. Лечилась от аскаридов кислородом, жила у знакомых, пользовалась общим надворным туалетом, общей посудой и тому была рада. Плакала каждый день... от безысходности. Хозяйка квартиры, где я жила, была врач, но и она ничего мне не подсказала, кроме как: «Они у всех есть!».

Чтобы неоднократно повторить лечение (а думаю, что инфицировалась я каждый день), осталась на специализацию в радиологической лаборатории Дальрыбвтуза и работала три месяца со стронциевыми образцами, подвергаясь облучению (глисты очень сильно развиваются от облучения). После лечения вышла замуж и родила сына. Вернулась в свои родные края и снова стала болеть, болел и сын. Работала на мясокомбинате. Где грязь и трупная жидкость, мухи и просто всё, чтобы человек медленно умирал в сытом состоянии. Черви любят мясо. На мясокомбинате все едят много мяса, поэтому их черви беспокоят мало — у них «сбалансированное для червей питание». Но вот продукты жизнедеятельности червей не каждый может вывести из себя. От токсинов жизнедеятельности червей болеет человек, они же угнетают и самих червей. Гельминты переходят в особо опасное состояние, выделяют яды, чтобы убить более слабых. Мелкие, как трихомонада, создают сидячие колонии — растут опухоли. Грибки прорастают в толстом отделе кишечника, скрепляя каловые массы-завалы со стенкой кишки, транспортируются с кровью в лимфоси-стему, во все органы и части нашего тела. Колонизация тела гельминтами и грибками приводит работающих на мясе, рыбе, молоке, к смерти значительно быстрее, чем обычно живущих. Потому, что едят бесплатно, «от пуза». А в Природе надо за всё платить. Жизнь работников мясоперерабатывающих заводов, молкомбинатов и рыб-цехов и их детей часто становится разменной монетой в оплату за мясо.

Во истину открывается смысл слова Мясо. Мя — ты меня (ешь), Со— потом я тебя (съем).

В 1979 году медицинским обследованием в отделении функциональной диагностики мне сказали, что я могу оформлять инвалидность из-за приобретённого порока митрального клапана и прогрессирующей болезни Бехтерева. Мне тогда не было ещё и 40.

Странное обстоятельство: на крутых виражах моей удивительно прекрасной судьбы мне всегда встречаются учёные-армяне. Был такой случай и в 1979 году. Врач беседовал со мной очень откровенно. Он сказал, что скоро я буду лежать и умирать, как Николай Островский. Он очень подробно расспрашивал меня о детстве, о работе, о семье и всё удивлялся, что я ещё на ногах. Лекарств он мне не выписал, отправил к участковому врачу оформлять инвалидность по заболеванию. В конце нашей беседы он несколько раз повторил о необходимости много двигаться и посильно физически работать.

Всё остальное я описала в своих более ранних книжках. И вам, дорогие друзья, должно быть понятно, что человека спасает разум. Я — плоть от плоти многострадальной России, много раз умиравшей от разных бед. Сейчас она медленно умирает от червей и других паразитов.

Вот и подтверждение тому. Из многочисленной моей почты вчера я взяла для вас только одно письмо — женщины 35 лет, врача, из районного посёлка Чаны, Новосибирской области. Письмо привожу вам без сокращения, слово в слово. Только имя и фамилию не указываю. Таких писем от врачей сотни. Врачи приезжаю к нам со своей бедой. И никакие они не враги своему народу. В разряд заблудших попали случайно. Система образования у нас такая.

«Здравствуйте, Надежда Алексеевна.

Прочитала Вашу книгу «Очистись! от паразитов» и не удержалась, чтобы Вам не написать. Немного о себе. Зовут меня Валентина, 35 лет, живу в Новосибирской области в р. п. Чаны, замужем, имею 2-х детей. По специальности врач, но в данный момент без работы. Меня очень тронула Ваша книга, вселила надежда и в то же время я совсем отчаялась. Потому что столько ошибок совершила по отношению к своему здоровью. И Школа здоровья ваша очень далеко, а как хотелось бы попасть к Вам, поговорить с человеком, который реально помогает людям. Но это невозможно. У меня проблема — паразиты. И, видно, они у меня давно, с детства. Чувствовала себя всегда неважно, тошнота, рвота, кишечные колики. Нигде ничего не находили. В 1980 году (15 лет) отдыхала в Пятигорске, приступ аппендицита, и прооперировали. Все вроде бы нормализовалось. Но нёмного погодя, начала беспокоить печень и по сей день. В 1986 году первый приступ желчекаменной. Операцию боялась делать, решила заняться чисткой. В 1987 году сделала 4 чистки печени по Малахову. Вышло всего очень много, тяжело было после этих процедур, но потом 1,5 года я себя чувствовала прекрасно, поправилась, похорошела. Но, что характерно, камней в желчном пузыре ещё больше стало. А потом опять плохо, боли, тошнота, бессонница, температура 37-37,5, и так 2 года. Врачи все, конечно, на камни списывали. Один врач только по УЗИ мне сказал: «Ищи паразитов». Искала бесполезно. Анализы прекрасные. А нынче, в марте уже совсем, совсем к смерти гнала. Похудела на 40 кг, бессонница. Полная потеря аппетита. Боли во всём теле. И решилась на операцию. 28 марта прооперировали, без осложнений. Камней 10 штук, крупные, твёрдые, что галька. И паразитов нашли, лямблии, описторхоз. Недаром говорят: «Вскрытие покажет». И хирург сказал, что состояние такое только от них — гадов. Но почему не могли найти их раньше? Да как у нас санэпидемстанция работает, лучше бы её и не было. Прошёл месяц после операции — у меня состояние возвращается к прежнему: температура 37,5 и т. д. Прихожу к своему хирургу, он говорит: «Это паразиты тебя донимают, надо травить». 10 мая протравила описторхоз билтрицидом. И вот прошло 4 месяца, но я бы не сказала, что я себя прекрасно чувствую. И слабость, тошнота, жжение какое-то во рту, как будто перца чёрного наелась. К врачу-гастроэнтерологу ездила в Новосибирск, он сказал, что это нервы — паразиты разрушают в первую очередь нервную систему. И вообще их трогать нельзя — это наши сожители. В Новосибирске я и купила Вашу книгу и Вы на 100 % правы. Медицина наша причину не ищет, а устраняет симптомы, и когда же мы перестроимся. Надо создавать такие центры, как Ваш, и как можно больше, и чтобы они были доступны всем. Сколько людей мучается от паразитов, а какой у нас очень неблагоприятный район. Рыбы всякой у нас, вода плохая.

Прочитав Вашу книгу, я всем советую провериться на паразитов, но это не так просто. Ведь провериться по Вега-тесту только у Вас можно, я больше о таком нигде не слышала.

Спасибо Вам за то, что Вы есть, хоть и далеко от нас, но Вы помогаете людям. Приезжайте к нам.

С уважением к Вам, Валентина».

В одной из книг по истории России я прочла могучие слова империатрицы Екатерины II, никогда не выезжавшей из России. Она говорит, что... в России есть всё, чтобы быть здоровым, образованным, интеллигентным и богатым. И я верю Екатерине и ещё верю в своих соотечественников. Где вы, Иваны, слезайте со своих печек, седлайте серых волков и вороных коней... в России беда — черви-паразиты вползли в души, мозг и тела людей. А люди при власти предаются чревоугодию под мудрёными вывесками — банкеты, фуршеты, пикники. Звоните в колокола. Ещё не вечер... для России!

Я верю в Вас, мужики, и очень люблю Вас. Знаю, возьмётесь и спасёте своих детей, отстоите Россию от полчищ невидимых паразитов.