Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Возобновление дорожных испытаний



 

Линда Майерс, заводчик далматинов и любительница лошадей, решила попробовать воздать должное породе и возобновить дорожные испытания. Заводчик хорватских далматинов Форрест Джонсон, в то время президент АКД послал ей правила проведения. Изучив их, миссис Майерс подумала, что если испытания будут проходить постоянно, правила нужно расширить. Потенциальным организаторам необходимо иметь четкую картину того, как проводить дорожные испытания, а потенциальным участникам нужно подробно объяснить, что требуется от них и их собак. Эти требования должны быть практичными и продемонстрировать не только «скорость и выносливость», определенные стандартом породы, но и умение сопровождать так, чтобы собака оставалась в безопасности и в то же время была украшением.

Линда изучила «Правила регистрации и показа собак на выставках» АКС и «Правила соревнований по дрессировке на послушание, обсудила их и действующие правила дорожных испытаний с такими опытными любителями породы как Мерилин Сатергрин, Бетти Гарвин, Сью Макмиллан и другими, затем посоветовалась с тремя участниками предыдущих испытаний: Уэнделлом Самметом, Луизой Мейстрелл и миссис Ривс. Все они помогли переписать старые правила.

Линде очень помог и поддержал Роберт Макоуэн, вице-президент АКС по соревнованиям. Существующие охотничьи испытания мистер Маккоуэн хотел дополнить другими состязаниями для различных пород.

После того, как миссис Майерс закончила работу над новыми правилами, она убедила руководство Клуба далматинов Паджет-Саунда организовать дорожные испытания. Они состоялись в Вудинвилле, штат Вашингтон, в сентябре 1989 года — впервые за последние сорок лет. Роберт Маккоуэн разрезал ленточку на старте, что ознаменовало возобновление рабочих испытаний далматинов. Собаки работали на 12,5-мильной и 25-мильной трассе. Соревнования судили один верховой судья и один судья на трассе, работали два ветеринара — на старте/финише и на дистанции.

На 25-мильные соревнования записалось три команды. Каждому всаднику разрешалось иметь до шести далматинов. Всего участвовало семь собак: четыре в первой команде, две во второй и одна в третьей. Каждого всадника сопровождал верховой эскорт.

Участники стартовали с тридцатиминутным интервалом. Вначале их проверяли ветеринары, затем они шли к старту, откуда выезжали с верховым судьей. Каждая собака должна была выполнить подзыв, бег рядом с лошадью, бег с отвлекающими моментами и усадку на выдержку. Затем команда ехала дальше. На трассе судья просил продемонстрировать галоп, чтобы убедиться что собаки могут следовать за лошадью на этом аллюре. Здесь собак и лошадей также проверял ветеринар. После завершения на старте/финише ветеринар снова проверял состояние собак и лошадей.

На 12,5-мильные испытания записалось четыре команды и семь собак. К ним предъявлялись такие же требования.

Все присутствующие понимали, что возобновленные испытания имели огромный успех. Хотя все участники чувствовали себя победителями, они все же были объявлены. Ими стали Кэролайн Бэнкс с Фентези Фреклд Мисс, CD на 12,5-мильной дистанции и Линда Майерс с Хашебай Лейси на 25-мильной.

Для поддержки возобновленных соревнований АКД учредил комиссию по проведению дорожных испытаний. Национальный клуб породы вручает наградные дипломы всем участника испытаний. Несколько клубов борются за право их проведения, есть планы провести дорожные испытания на национальной специализированной выставке в 1993 году в Лексингтоне.

 

Пожарная собака

 

Далматину было легко получить имя «пожарная собака». Он переехал к пожарным вместе с лошадьми. Каретная собака в Америке стала пожарной, потому что насосы и шланги, которые несли члены добровольных бригад, сменили конные экипажи. Врожденная любовь породы к лошадям сделала переезд естественным. Хотя талисманами и любимцами пожарных бригад были и собаки других пород, более привлекательные пятнистые далматины, бегущие впереди экипажа, чтобы расчистить дорогу, стали обычным явлением городской жизни.

Это было особенно заметно в Нью-Йорке, где капитан Джозеф Донован был заводчиком далматинов, он с радостью отдавал щенка нового пожарного участка или тому, у которого не было талисмана. По крайней мере один раз такой далматин победил на выставке в Медисон Сквер Гардене. Это была Бесси из Тридцать девятой роты на выставке Вестминстерского клуба собаководства в 1910 году. Она особенно любила лейтенанта Уайза, который называл ее прирожденным талисманом. Он говорил: «Она инстинктивно бежала впереди лошадей, подгоняя их и разгоняя с дороги людей».

Кейт Сенборн, которая интервьюировала Уайза в 1916 году для своей книги «Ученые собаки современности», вспоминает, что Бесси знала, что речь идет о ней, потому что встала и подсунула голову ему под руку. И лейтенанта, и собаку перевели н адругой участок вскоре после того, как Тридцать девятую роту механизировали. Уайз рассказывал:

 

«Она знает, что я говорю о ней. Если бы я вдруг внезапно умер, она бы ужасно переживала. Она все время ищет меня. В мои выходные Бесси уходила из участка со мной. Я тогда жил в Бронксе и, конечно, домой добирался на трамвае. Она не оставалась на работе, а бежала за мной. Наконец, я достал ей пропуск для проезда, и наверное, она была единственной собакой в Нью-Йорке, которая умела запрыгивать и спрыгивать с трамвая, не затевая ссоры с кондуктором. Ее отличительный знак принадлежности к пожарным висящий на поводке маленький медный шлем — и пропуск от городской трамвайной компании предохраняли ее от опасности. Она так же хорошо знала нужную остановку, как и я, и ехала одна, если вдруг меня теряла. Теперь пропуск Бесси принадлежит ее сыну Майку.

Боюсь, она последняя из талисманов. Моторизированные роты поняли, что собака не станет бежать перед бензиновым автомобилем или грузовиком. Они скучают по лошадям и, мне кажется, боятся машин.

В добрые старые дни Бесси всегда шла за мной в горящее здание и оставалась этажом ниже людей, борящихся с пламенем, как того требовали правила. Нам пришлось их установить, потому что мы боялись, что пожарный при приказе отступать может споткнуться о собаку. По-моему, Бесси знала об опасности, которая нам грозила, не хуже нас самих, но четко соблюдала правила и оставалась на этаж ниже людей, заливающих огонь водой».

 

Карьера Бесси была обречена. Когда на дорогах в 1892 году появились первые автомобили, над пожарными собаками и лошадьми нависла угроза «безработицы». Кейт Сенборн говорит: «Пять с половиной долгих лет Бесси очищала перекресток Третьей авеню и Шестьдесят седьмой улицы, лаем предупреждая водителей легковых и грузовых автомобилей и пешеходов, каждый раз мчась впереди экипажа на вызов, которых в среднем приходилось сорок на месяц. Затем, как гром среди ясного неба, пришла беда: ее трех любимых лошадей забрали, перегородки между денниками сломали, а когда объявили очередную тревогу, ей пришлось нестись перед сделанным человеком механизмом, который ничего не понимал — машиной, работавшей на бензине. Она добежала до Третьей авеню, поджала хвост и вернулась в участок. Ее сердце было разбито. Больше она никогда не отвечала на тревоги».

В это же время Бесси показали на выставке в Медисон Сквер Гардене. Вестминстерский клуб собаководства открыл специальный класс для далматинов, владельцами которых были сотрудники нью-йоркского пожарного департамента. Отчет с выставки говорит, что первое место занял Майк, владелец и заводчик Дэн Линкс. Бесс лейтенанта Уайза была второй. Третьим был Смоук II из Шестьдесят восьмой роты, а резервом победителя стала другая Бесс владельца Пьерра Дебона.

В начале 1900-х годов пожарное снаряжение стало механизироваться, многие далматины адаптировались к новой, менее изнурительной, но такой же волнующей ситуации и стали ездить на вызовы на машине или оставались сторожить участок.

Сегодня традиция иметь в пожарном участке собаку-талисмана продолжается. То и дело в рассказах со всей страны фигурируют далматины, связанные с пожарными участками. Привычным символом Недели профилактики пожаров является далматин Спарки в пожарном шлеме. Его хорошо знают школьники США, потому что часто встречается на плакатах и детских книжках.

Многие пожарные участки используют далматинов для обучения детей пожарной безопасности, во многих областях страны их держат как талисманы. Эти собаки обучены показывать, как нужно себя вести детям, если их в доме застиг пожар. Наверное, самой известной из них является Си Кей Бекки Тетчер, UDTX.Хорошо известная в городе Спрингфилд, штат Миссури, как Бекки — пожарная собака, она смотрит на вас с объявлений, экранов телевизоров и плакатов, которые раздают школьникам.

Пожарники из участка Бекки построили копию старой пожарной лестницы, которую называют «Ангел Чарли». Ее вывозят на праздничные мероприятия на трейлере и демонстрируют школьникам все типы пожарного снаряжение, которое используется в борьбе с огнем. Бекки показывает, как нужно передвигаться в наполненной дымом комнате и как переворачиваться на спину, если у тебя загорелась одежда. Она ездит на вызовы на пожарной машине, но, чтобы не путаться под ногами, остается в ней, пока огонь не потушен.

Бекки получила сертификат, местный номер 152, который делает ее официальным талисманом Международной ассоциации пожарных. У нее есть и свой значок пожарного. Кроме того, что она ходит в школы как дипломированная «лечебная» собака, она к тому же посещает реабилитационные центры, дома престарелых и больницы, где ее всегда встречают с радостью. Ее владелец, Каролин Краузе, гордится ею.