Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ВОЛК В СОБАЧЬЕЙ ШКУРЕ



 

Интересно, стал бы человек беспечно относиться к живущему рядом с ним волку? Конечно, нет, ведь это опасно! Но ведь, по сути, живущая с нами собака – ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ПРИРУЧЕННЫЙ ВОЛК.

Глядя на то, как содержат волков в зоопарке, понимаешь – человек по достоинству оценил возможности этого зверя (прошу не вкладывать в это слово привычный отрицательный смысл!). А между тем известный специалист Леон Фрэдли Уитни в своей книге «Психология собаки» (М., 1999) пишет: «Владельцы собак в большинстве случаев не дают себе труда поинтересоваться естественной для собак средой обитания, ее предками и их образом жизни, а в результате испытывают нечто вроде шока, узнав, чтособака – это волк.

... Все, что делает волк, он совершает с целью продолжения существования вида.

... Приспособленность действий волка, каждое из которых способствует выживанию вида... в целом идентичны действиям собак. Поняв волка, мы поймем и собаку».

Леон Ф. Уитни называет волка «фактически основной породой собак, которая до сих пор существует». К этому мнению можно относиться по-разному, но действительно: волк и собака имеют такое очевидное сходство, что игнорировать его невозможно.

Да, заключив давний договор с собакой, человек резко и радикально изменил условия ее жизни, особенно в последние 100 лет. За этот небольшой с точки зрения эволюции вида срок собака по-прежнему во многом осталась волком, но учел ли это обстоятельство человек? Как видим – нет!

А теперь представьте, каково приходится волку, пусть и домашнему, в условиях мегаполиса. Я не буду говорить об очень сложной социальной организации волчьей стаи. Во-первых, здесь нас в основном интересует вопрос установления иерархии. Во-вторых, мы насильно лишаем собаку этой традиционной стаи, предлагая ей нашу стаю – семью. Здесь и находится основная причина конфликта человек – собака, несмотря на «дружественный» характер их союза.

Дело в том, что, живя в условиях новой стаи, собака продолжает жить по старым законам. Эти законы практически неизвестны или непонятны значительному числу собаководов. В результате собака сталкивается с вопиющим нарушением «Закона стаи» и реагирует соответственно. Не понимая, что движет собакой, человек требует соблюдения своих правил. Кто окажется сильнее? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно сравнить физические возможности человека и кавказской овчарки...

Единственное средство избежать этого конфликта – доходчиво объяснить каждой собаке еще в щенячьем возрасте «Новый закон стаи».

Иначе не знающий аналогов союз двух хищников – собаки и человека – будет грозить все новыми и новыми конфликтами.

И волк, и собака предельно точно и строго выполняют все предписания касательно взаимоотношений в стае. Общеизвестно» насколько скрупулезно соблюдаются эти предписания. Вспомним хотя бы «ложную атаку». Суть этого явления, безупречного с точки зрения этологии, состоит в следующем: в случае конфликта между двумя волками, если один из них признает свое поражение, а второй уже не может остановить свою атаку, последний совершает «ритуальное убийство», а именно – смыкает свои челюсти в сантиметре от шеи (яремной вены) противника.

Естественно, что за соблюдением Закона следит вожак. В классической стае он может быть не один, но в интересующей нас человеческо-собачьей «семье-стае» он должен быть только один.

И этим единственным вожаком должны быть только вы, уважаемый читатель!

Только в этом гарантия вашей безопасности и залог взаимной счастливой жизни – вашей и вашего волкодава.

Но как занять это место? По сути, все собаки делятся всего лишь на два типа. Лауреат Нобелевской премии, «отец» этологии Конрад Лоренц определял их как произошедших от волка («волчьи») и тех, чьим прародителем был шакал («шакальи»). Первые – независимы, смелы, самостоятельны. Собаки «волчьих» пород в подавляющем большинстве стремятся занять место, вожака в стае. Вторые – сориентированы на человека и довольствуются любым местом в стайной иерархии. Конечно, в любой породе есть собачьи «личности», не вписывающиеся в подобную классификацию, но исключение лишь подтверждает правило, верно? И если великий этолог ошибался относительно происхождения разных пород собак от разных предков, то его психологические портреты представителей двух типов собак не стали от этого менее точными. Таким образом, дорогой читатель, если вы выбрали породу собак из первой группы, вы наверняка будете иметь потенциального претендента на место вожака, то есть ваше место, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если же из второй – покладистого «компаньона»[3] и слугу. В то же время, представитель первой группы, не слишком усердствующий в постижении науки подчинения владельцу, наверняка будет великолепным охранником (иногда даже излишне ревностным), а представитель второй – всегда будет искать вашего заступничества. Тут уж ничего не поделаешь: «закон сохранения энергии» в собаководстве существует в интерпретации – «где прибавится, там и убавится».

Нужно ли говорить, что интересующие нас кавказцы и азиаты являются ярчайшими представителями именно первой группы?!

Если отбросить те случаи, когда хозяин сам провоцирует собаку на наглость и хамство, то случаи стайных конфликтов имеют место исключительно в пределах первой группы, что и понятно.

И если мы склонны считать собак первой группы наиболее близкими к волку, то нелишним будет познакомиться с социальной организацией этого удивительного зверя, неслучайно названного великим Данте Алигьери «царем хищников».

Многочисленные наблюдения за волками позволяют с уверенностью утверждать, что доминирующим признаком стайной иерархии является линейность. Всех членов стаи можно расставить от более сильного к самому слабому.

Вожак стаи образует со своей партнершей пару, которая только и дает потомство.

Вожак имеет неограниченные права, именно он наблюдает за соблюдением Закона стаи. Он же ведет стаю и первым вступает в поединок с врагами, посягающими на ее территорию. Обращаю внимание читателя на это обстоятельство, к детальному рассмотрению которого мы вернемся немного позже.

Стоит ли говорить, что вожак никогда не злоупотребляет своими правами. Иерархия четко просматривается в очередности подхода к пище: первыми насыщаются более сильные члены стаи, но достается она в конечном счете всем.

Любые посягательства на права вожака встречают жесткий отпор со стороны последнего. Но молодой претендент получает трепку сильную ровно настолько, насколько она необходима для того, чтобы поставить наглеца на место. Это второе обстоятельство, на которое я хотел бы обратить особое внимание читателя.

Старшая самка обладает особыми правами по причине своего семейного статуса. Любопытно, что именно она может иногда демонстрировать некую «стервозность», выживая из стаи потенциальных соперниц из числа своих сестер и дочерей. Никто, кроме старшей самки стаи, не может давать потомство. Семейная пара «Вожак – Старшая самка» сохраняется до гибели одного из партнеров. Исключительная верность, не правда ли? Жаль, что этот факт не слишком оценен людьми, больше восхищающимися «лебединой верностью».

Взрослые члены стаи выполняют функцию «среднего звена». Они даже помогают выкармливать щенков доминантной пары, принося им пищу в собственных желудках и срыгивая. Именно отсюда и происходит собачья привычка облизывать лицо человека или морду более сильного собрата: так они стимулируют срыгивание пищи. Взрослые особи принимают самое непосредственное участие в воспитании подрастающего поколения.

Если кто-то из взрослых волчиц постоянно подвергается нападкам со стороны старшей самки – ее участь предрешена. Даже если одна из них наиболее полезный член стаи во время охоты, все равно рано или поздно ей придется уйти и искать одинокого волка, который станет ее «супругом». Так возникнет новая стая, где изгнанница уже сама станет старшей сукой. Может она пойти и «в приживалы»: среди волков распространи обычай принимать чужаков в свою стаю, хотя и не слишком часто.

Если же с вожаком случается несчастье, старшая сука выбирает ему замену и стая продолжает жить по вечному Закону. Но только в том случае, если молодой претендент «сдаст экзамен» старшей самке.

Таковы общие принципы. Но есть в жизни волчьей стаи моменты, которые могут удивить и поразить даже людей искушенных. Как волки определяют, кого из чужаков принять в стаю, а кого убить? Почему главенствующей самке позволяется вести себя как беспощадной царице? Какой необходимостью это продиктовано?

Наблюдения за волчьими стаями в заповеднике «Желтые камни» доказывают, что для волков непреложным законом являются некоторые необъяснимые с точки зрения целесообразности вещи. Зачем «царица» прогоняет из стаи «золушку», ведь именно ее стараниями охота становится не только удачной, но и безопасной и легкой для других членов стаи?

Почему все «военные» вопросы решает вожак – но через буферную зону, мимо «химических запрещающих знаков» (меток), на чужую территорию стаю ведет не он, а главенствующая самка?

Остается только удивляться мудрости природы! Например, чего стоит система волчьих табу! Помните – «ритуальное убийство»? Много ли людей, способных быть такими благородными?

Известно, что весной не только родившую самку, но и всех волков переполняет гормон пролактин. Все волки стаи не только добровольно подкармливают волчат, они приносят им... игрушки, и с огромным удовольствием возятся с волчатами, совершенно добровольно беря на себя обязанности нянек.

Все прекрасно знают о таком загадочном явлений, как волчий вой. Но решительно непонятно, зачем стая сама заявляет о своей слабости, когда она воет без басовых нот?

И последний штрих, чтобы портрет стал детальнее: волк очень осторожен априори, в том числе и во время иерархических поединков. Это и понятно – любая травма очень сильно понижает шансы волка выжить и подрывает обороноспособность стаи.

И собаки, эти домашние волки, во многом очень сильно напоминают волков диких.

Мы лишили кавказских и азиатских овчарок их естественной стаи, дав им взамен совершенно иную стаю. Что же она значит для собаки? Давайте попробуем разобраться.