Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧЕТВЕРТОЕ СЕНТЯБРЯ. ЧЕТВЕРГ.



ОРКЕСТРОВЫЙ РЕПЕТИЦИОННЫЙ КЛАСС; 8:56.

С мистером Якоби в качестве дирижера оркестр репетирует новый отрывок: новый учебный год – новый учитель. А Лайла ждет вступления виолончелей. Ее указательный палец прямо у ля малой октавы, струны, с которой она начнет играть. Но темное видение вспыхивает в ее мыслях, словно десятисекундный фильм ужасов: как только она зажимает струну, срабатывает установленная в виолончель бомба.

Она знает, что только вообразила это, но ее ладони все же потеют, и ускоряется пульс.

Ужасно громкий новый метроном непрерывно щелкает, смычки скользят по скрипкам в идеальном унисоне, виолончели справа от нее вступают в мелодию, но Лайла даже не пошевелилась.

Ее сердце стучит слишком громко. Могут ли сердечные мышцы слишком сильно сжиматься? Такое возможно? «Успокойся», - приказывает она сама себе. Вступишь в следующем такте.

– Такт 6/4, – шепчет парень возле нее, его голос мурлычет от удовольствия, что Лайла Маркс забылась.

Она начинает играть, и виолончель не взрывается. Пальцами левой руки она вырисовывает ноты и аккорды, правой держит смычок, но руки словно принадлежат кому-то другому, а она лишь приложение к ним.

– Энергичнее! – мистер Якоби перекрикивает все нарастающие звуки.

Когда отрывок отыгран, а преподаватель раздает комментарии, Энни Вин оборачивается, хмурит брови и пожимает плечами, подражая ему. Лайла улыбается через силу.

Урок заканчивается, и она с облегчением отодвигает виолончель.

– Якоби просто шутник. Это было слишком легко, – шепчет Энни. – А Джессике стоило бы почистить зубы. Надо сказать ей.

– Нельзя такое говорить, – шепотом отвечает Лайла.

– Может, мне положить ей на пюпитр ополаскиватель для рта. – Энни морщится и тянет Лайлу к двери. – Джессика сказала, что мисс Колливет собирается открыть кружок французского, и всем записавшимся она поставит пятерки автоматом.

– Энни, – перебивает ее Лайла. – Кажется, у меня... может ли в нашем возрасте случиться сердечный приступ?

Энни рассмеялась.

– Я видела по телевизору шоу, где у молодого парня был сердечный приступ, у него еще было отвратительное кольцо в соске, и когда доктор приложил дефибриллятор, или как он там называется, электричество прошло через металл кольца и доктора шандарахнуло током! – Энни захохотала. – Так что мораль такова: не пытайся спасти человека с пирсингом.

– У кого пирсинг? – Кеннет Чэн идет следом за ними.

– У Лайлы, – отвечает ему Энни.

– Неправда!

Энни смеется и, как только Кеннет уходит, шепчет:

– Ты нравишься ему, но у него огромный нос.

Стук сердца Лайлы перекрывает звуки шумного коридора. Она перекладывает книги, прижимает их к груди, надавливает, чтобы приглушить звук.

– Энни, а у тебя никогда не стучало сердце так громко, что его было слышно и без стетоскопа?

– Нет. – Энни останавливается. – У тебя что-то странное с сердцем?

– Вроде того.

– Все дело в первой учебной неделе, – пожимает плечами Энни. – Из-за этого у тебя сердечный приступ. Эй, а помнишь, как в пятом классе ты уверяла меня, что слышишь, как растут твои кости? Где-то около шести недель я прислушивалась к своим. – Она смеется и идет к кабинету английского, где всегда жарко и душно.

Пот выступает на лбу Лайлы. Успокойся. Она должна пережить школу.

Энни оборачивается и шепчет:

– Если ты умрешь от сердечного приступа и оставишь меня, знаешь, что я с тобой сделаю?

– Что? – спрашивает Лайла.

– Убью тебя. – Смеется Энни.