Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Через двадцать восемь дней



НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО ПОЛКОВНИК даже пришел на латынь: «В данный момент я чувствую себя офигенно, потому что не протрезвел еще. Но через пару часов — храни меня Господь». А я пошел на тест по-французскому, к которому готовился un petit peu[††††]. Я нормально справился с частью, где надо было выбирать правильные варианты ответа (типа какое время глагола годится по смыслу), но тема для сочинения: «Каково значение белой розы?» по «Маленькому Принцу» поставила меня в тупик.

Думаю, вопрос не показался бы мне таким сложным, если бы я этого «Маленького Принца» читал — хоть по-английски, хоть по-французски. Но я, к сожалению, всю ночь накануне вливал в товарища водку. Так что я написал просто: «Elle symbolise l'amour» («это символ любви»). Мадам О'Мэлли отвела на сочинение целую страницу, но я решил, что выразил свою точку зрения этими тремя словами.

Я учился на четверки с минусом, чтобы родители не волновались, остальное мне теперь было пофигу. «Значение белой розы? — подумал я. — Кому какая разница. Скажите лучше, что означают белые тюльпаны?». — Вот на этот вопрос стоило найти ответ.

 

В Суде я выслушал нотацию и получил десять часов общественных работ, после чего, наконец, вернулся в сорок третью, где Полковник рассказывал всю историю Такуми — то есть, за исключением нашего поцелуя. Когда я вошел, он говорил:

— И мы ей помогли уехать.

— Вы петарды жгли, — сказал он.

— Как ты узнал о петардах?

— Расследование небольшое провел, — ответил Такуми. — В общем, это было глупо. Не следовало вам этого делать. Но, по сути, все мы повинны в том, что она поехала, — добавил он, а я не понял, что именно он имел в виду, но спросить не успел, потому что Такуми сам обратился ко мне, — Так что, ты думаешь, она покончила с собой?

— Возможно, — ответил я. — Я не знаю, как можно было случайно влететь в ментовскую тачку, разве что она уснула.

— Может, она к отцу поехала, — предположил Такуми, — Вайн-Стейшн как раз в том направлении.

— Возможно, — согласился я. — Возможно все, что угодно, не так ли?

Полковник полез в карман за сигаретами.

— Вот еще вариант: может, ответ есть у Джейка, — припомнил он. — Все другие варианты мы уже разработали, так что я позвоню ему завтра, согласен?

Я теперь тоже был заинтересован в том, чтобы получить ответы — но не на все вопросы.

— Ага, окей, — ответил я. — Но послушай — мне не рассказывай ничего такого, что не имеет прямого отношения к делу. Не хочу знать того, что не касается ответа на вопрос, куда она поехала и зачем.

— Я, в общем, тоже, — добавил Такуми. — Считаю, что какие-то вещи должны оставаться личными.

Полковник заткнул полотенце под дверь, закурил и сказал:

— Согласен с вами, мальчики. Будем исходить из принципа строгой необходимости.