Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эндрю Коэн – просветленная жизнь

 

www.e-puzzle.ru

Эндрю Коэн

УДК 130.123.4 ББК 88.4 К76

Коэн Эндрю

Просветленная жизнь

Перев. с англ. Л. Кастильо Чагиной. —

М.: ООО Издательский дом «София», 2004. — 144 с.

ISBN 5-9550-0460-2

 

Это — суровая и абсолютно бескомпромиссная книга. Собственно говоря, подлинная мистическая книга и не должна быть иной. Тот, кто познал Свет, не будет заигрывать с читателем. Тот, в ком пылает духовный огонь, не принимает во внимание обычные человеческие слабости. Книга Эндрю Коэна может зажечь тебя... или обжечь. Прежде чем читать эту книгу, следует честно ответить себе на следующий вопрос: «Действительно ли я готов к познанию себя?»

«...Поистине, когда мы ничего не хотим для самих себя, в нас вспыхивает Божий лик». Таков подход Эндрю Коэна.

 

ББК 88.4

Originally published as Andrew Cohen. Living Enlightenment © 2002 by Moksha Foundation, Inc.

© «София», 2004

ISBN 5-9550-0460-2 © ООО Издательский дом «София», 2004

 

Содержание

 


Предисловие 7

Вступительное слово 17

1. Что такое просветление? 19

2. То, что существовало всегда 23

3. Правильный ответ 29

4. Одно без чего бы то ни было 35

5. Существующее положение вещей

этого не выдержит 39

6. Откровение и пробуждение 47

7. Не отбрасывая тени 57

8. Запредельный вызов 63

9. Прямая дорога к Абсолюту 71

10. Благодати недостаточно 75

11. Простые смертные 79

12. Конец кармы 85

13- Истинное сознание 91

14. Единственное препятствие 97

15. Свобода — вне пола 105

16. «Обещание совершенства» 109

17. Абсолютная индивидуальность 117

18. Безличное просветление 123

19. Полная картина 127

20. Императив эволюции 131

Общество безличного просветления 135

Об авторе 137

Другие книги

из серии «Современные мастера» 139


 

 

Предисловие

Существует два типа духовных учителей. Есть неопасные учителя. Они всегда готовы проявить по отношению к вам нежность и заботу, они будут успокаивать и утешать вас. И есть другие учителя, они стоят вне закона! Это Грубые Парни и Противные Девчонки. Они — ваш кошмар. Они будут безжалостно тормошить вас до тех пор, пока вы не достигнете самореализации; до тех пор, пока вы не раскроете глаза и не увидите себя такими, каковы вы есть на самом деле.

Мой совет: осторожно выбирайте учителей.

Если вы хотите, чтобы вас неизменно похлопывали по плечу и улыбались при каждом приступе вашего эгоизма, найдите себе Милого Сладкого Мальчика или Примерную Девочку. Покрепче возьмитесь за руку такого учителя и смело вступайте на путь избавления от каких бы то ни было стрессов. Вы можете быть уверены —вас ожидает душевный комфорт. Но если вы стремитесь не к душевному комфорту, а к духовному просветлению, если вы хотите однажды проснуться, если вы хотите сгореть в огне Бесконечности, рекомендую вам: найдите Грубого Парня или Противную Девчонку. Да, вам будет неудобно в их присутствии. Да, они дадут вам понять, что вы глупы. Они вывернут вас наизнанку, лишат иллюзии приторного покоя и заставят страдать. Вы будете думать, что вам, возможно, лучше было бы вообще не родиться. Но вы окажетесь на том Пути, который приведет вас к самим себе.

Я уверен, что многие из вас предпочитают лицезреть в качестве своего духовного учителя Милого Сладкого Мальчика. Удобный, мягкий как подушка, он ни в коем случае не будет вас терроризировать. Наоборот, он прольет целительный бальзам на вашу утомленную печальную душу. Конечно, в этом нет ничего плохого, и, конечно же, я никого не осуждаю, — как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Может быть, все дело в том, что лично мне, к сожалению, попадались исключительно никчемные Милые Сладкие Мальчики.

Но что, если вам все-таки не по вкусу те благоглупости, которыми очередной Милый Сладкий Мальчик пытается с ложечки кормить ваше эго? Что де- лать, если вы пытаетесь избавиться от морока глубокого духовного забытья, если вы стараетесь проснуться и обрести самореализацию в Божественном? Иначе говоря, что делать, если вы слышите зов Просветления? О, тогда вам нужна жестокая, ужасная смерть! Вам нужно погибнуть как отдельной самодостаточной личности и навсегда исчезнуть в безграничной, бесформенной, абсолютной Истине. Такая смерть будет пропитывать каждую клеточку вашего естества, она охватит самые дальние уголки вашей внутренней Вселенной и растворит все, что вы до сих пор считали своим «я». По ту сторону такой смерти находится Дух. За жестокой расправой над собственным эго следует обретение Добра, Истины и Красоты. Как говорил прославленный Шри Рамана Махарши: в конце концов до вас доходит, что свет Истины появляется там, где заканчиваетесь вы.

Свет Истины в вас — за порогом вашей смерти. Но кто может быть настолько безжалостным по отношению к вам, чтобы толкнуть вас туда? Милые Сладкие Мальчики? Ну что вы! Они не захотят вас расстраивать. Они побоятся ранить вашу тонкую натуру. Все, на что они способны, — это сюсюкать вам на ушко всякую безделицу и оказывать моральную поддержку всякий раз, когда вам придет в голову пойти на унизительный компромисс с самим собой. Вооб- ще-то приятно быть «духовным учителем» — Милым Сладким Мальчиком: никакой тебе нервотрепки, никакой изматывающей конфронтации с чьими-то сопротивляющимися эго. Вздыхай себе, будь неизменно милым и мурлычь мантры.

Делать дело приходится Грубым Парням. Они — не для того, чтобы сюсюкать. Они —для того, чтобы разрушать. Они честны и действуют убийственно, как луч лазера. Они не отвяжутся и будут стоять у вас над душой до тех пор, пока вы наконец не отрешитесь от собственного эго и не увидите свое Истинное Лицо. Это и есть сострадание —не то приторное кондитерское сочувствие, которым вас потчуют различного рода «духовные наставники», а подлинное сострадание, уязвляющее ваше эго, подобно лезвию меча. Грубые Парни — живое воплощение Истины, поэтому они воюют с эго безо всяких компромиссов.

Фриц Пёрлс, основатель гештальт-терапии, любил повторять: никто не идет к терапевту, чтобы почувствовать себя лучше (хотя все утверждают именно это). Точно так же —люди обращаются к духовным учителям, но при этом совершенно не заинтересованы в обретении Истины. Все, что нужно людям на

самом деле, —это показать себя в той замечательной игре эго, которая называется «Посмотрите все, какой я сейчас духовный!».

Итак, вы хотите сказать, что это ваш Дух толкает вас на поиски духовного учителя? Ерунда. Когда Дух пробужден, ему не нужен никакой учитель. Вас тянет к учителю не что иное, как ваше эго. Вы хотите поиграть в духовность, у вас есть амбиции, вам хочется, наконец, увидеть себя в роли реализованной сущности — и все это за счет учителя. Проще говоря, ваше эго пытается въехать в духовный рай на чужом горбу.

Что делать бедному учителю? Ведь всех, кто к нему приходит, приводит эго. Учитель стоит перед выбором. Ему остается либо угождать собравшейся публике, либо встать на путь разрушения.

Эндрю Коэн — Ужасно Грубый Парень\ Он здесь не для того, чтобы вам угождать. Он способен разорвать вас на куски, да так, что потом только Абсолют сможет собрать эти куски заново. Если вам нужны какие- то банальные гарантии, вроде «...ну конечно, все будет в порядке», бегите от Эндрю подальше. С ним ничего не будет в порядке! Вы должны знать —дорога к Просветлению лежит через ад и только исключительно Грубый Парень в состоянии провести вас по этой дороге. Если вы сумеете вытерпеть такого Учителя, если не дезертируете из очистительного пламени, вы обретете ясность Абсолюта и будете сиять как звезды.

Все известные мне глубоко просветленные Учителя были Грубыми Парнями и Противными Девчонками. И конечно же, настоящими Грубыми Парнями были великие мастера дзэн — стоило им только увидеть чье-нибудь претендующее на просветление эго, как они тут же брали большую палку и били его аккурат промеж глаз. И это было только начало, самая легкая часть обучения. Грубые Парни и Противные Девчонки могут напугать кого угодно. Они поглощают раскаленные угли и потом плюются огнем. Попадитесь им, и они просмолят вас, как поросенка. Только в том случае, если вы готовы обречь себя на подобные испытания, если вы действительно согласны шагнуть навстречу смерти своего собственного «я», вас ждет абсолютная Реализация и сияющее воскрешение в бесконечности Духа — вашей истинной природе.

Хватит хныкать над собственными компромиссами. Хватит зависеть от чего бы то ни было. Спалите свое недовольное, вечно ноющее эго. Если, конечно, сможете выдержать настоящий огонь.

Когда я слышу, что рассказывают о Грубом Парне Эндрю учительствующие Милые Сладкие Мальчики, я думаю: «Ого! Да вы и половины не знаете из того, о чем говорите». Эндрю упрекают в том, что он впадает в крайности, что его трудно понять и это оскорбляет чье-то раздутое самомнение. В ответ я ухмыляюсь: «И слава Богу!» Потому что, если бы не Грубые Парни и Противные Девчонки, подлинная Духовность была бы редкой гостьей в нашем странном мире.

Эндрю издает журнал, который называется «Что такое Просветление?». Это единственный известный мне по-настоящему неистово Грубый журнал. Там задают трудные вопросы, там безжалостно забивают священных философских коров, там стремятся иметь дело с Истиной, невзирая ни на какие последствия.

Журнал появился потому, что кто-то должен макать эго в лужу его собственного жирного тошнотворного самодовольства. Вы сами нарываетесь на оскорбления со стороны Эндрю; вы вынуждаете его вам грубить.

Итак, готовы ли вы подвергнуть себя испытанию? Или вы не способны ни на что, кроме ни к чему не обязывающей околодуховной болтовни, и постараетесь увильнуть от Просветления? Чего вы вообще хотите — чтобы с вами, как обычно, заигрывали и гладили вас по щеке или же чтобы живьем сняли с вас шкуру и затем зажарили на медленном огне? Я хочу сказать: свет Истины сияет там, где вас нет, где ваше эго окончательно обугливается в пламени Абсолюта, где любые ваши компромиссы без следа исчезают в бесконечности подлинного осознания. Истина — всегда здесь, но она слишком очевидна, чтобы вы могли ее увидеть, слишком проста, чтобы вы могли в нее поверить, слишком близка, чтобы вы могли ее коснуться. Истина — это Откровение, которое вам придется осознавать постепенно, в то время как оно объемлет Вселенную и поглощает галактики.

Короче говоря, если вы чувствуете в себе силу войти в костер, пламя которого оближет ваше сердце и откроет его для вечности, вы попали по нужному адресу. На страницах этой книги вы встретитесь с Эндрю Коэном — бескомпромиссным и честным Грубым Парнем. Он будет показывать вам дорогу к вашему истинному «Я» и бить ваше эго большой сучковатой дубиной. Если вы выдержите Эндрю, то в

конце концов обретете Бога в вечном космосе своей души. Бог смотрит на мир вашими глазами, Он разговаривает посредством вашего рта и сейчас, вашими глазами, читает то, что написано на этой странице. Бог — в сиянии вашего Духа. Бог был, есть и будет в вас, однако вам требуется очень, очень Грубый Парень, который возьмет вас за шиворот, развернет к Нему и заставит признать в этом вечном сиянии свое Истинное Лицо.

Кен Уилбер Боулдер Колорадо

 

Вступительное слово

В

сущности, просветление —это революция. Проявление того, что называется Абсолютом, полностью перестраивает наши отношения с миром. Просветление влечет за собой радикальные изменения — оно разрушительно для обособленного человеческого «я», для эго. К сожалению, многие ищущие не осознают эту элементарную истину. И точно так же в наши дни эту истину пытаются отрицать многие духовные учителя, либо потому, что они сами не прониклись ею в полной мере, либо потому, что их благочестие не позволяет им угрожать сложившемуся положению вещей.

В приведенных ниже диалогах представлена экстатическая, освобождающая человеческое сознание перспектива просветления. Моя цель — разъяснить революционную сущность такой перспективы Западному миру начала двадцать первого века. Я надеюсь, что, читая эту книгу, вы ощутите присутствие Абсолюта.

С того момента, как мы начинаем слышать зов нашей истинной Сущности не только сердцем, но и разумом, обратной дороги нет. Мы осознаем, что не существует иного выбора, кроме Свободы. Теперь, когда мы способны видеть сквозь иллюзорный мир, когда мы откликнулись на призыв своего подлинного «Я» и готовы посвятить жизнь высшей цели, что делать дальше?

Эндрю Коэн

 

1. Что такое просветление?

Вопрос: Эндрю, ты учишь просветлению. Однако многие люди не понимают, что это такое. Мой первый вопрос: «Что такое просветление?»

Эндрю: На этот вопрос невозможно дать однозначный ответ, поскольку слово «просветление» имеет множество смысловых оттенков, в зависимости от контекста. Вероятно, стоит начать с какой-нибудь одной дефиниции «просветления», тогда, надеюсь, в конце нашей беседы предстанет полная картина того, о чем мы сейчас говорим.

Скажем так: действительно просветлен тот, кто познал абсолютную сущность своей жизни. Познавая себя, люди выходят за пределы своих обычных возможностей и обнаруживают универсальную природу всякого человеческого опыта. Это — Откровение. Получив его, человек уже не может замкнуться в своей скорлупе.

Еще один ответ на твой вопрос: просветление — это состояние сознания, в котором невозможно эгоцентрическое отношение к жизни. Большинство людей озабочено исключительно собственными нуждами. Люди смотрят на мир через призму своих эгоистических интересов и занимаются бесконечным самолюбованием. Просветление означает конец эгоцентризма.

Вопрос: Как мы приходим к такому состоянию сознания? Это происходит постепенно или же мгновенно?

Эндрю: Это зависит от самого человека. Не важно, обретаем ли мы просветление мгновенно или же постепенно. Главное, чтобы это произошло. До тех пор пока мы сосредоточены исключительно на самих себе, мы закрыты. Мы не можем разбудить дремлющий в нас глубочайший, необыкновенный потенциал духовной эволюции. Видите ли, этот страдающий мир испытывает нужду в осознающих людях, в тех, кто доподлинно знает, каковы они и зачем они здесь.

Вопрос: Не сопровождается ли преодоление собственной обособленной индивидуальности обесцениванием каких-то важных аспектов человеческой жизни?

Эндрю: Конечно, нет. Просветление, как таковое, не отрицает наши человеческие качества. Оно просветляет их. Что это значит? Это значит, что наши возможности расширяются. Возможности тех, кто не пробужден, ограничены по определению. Исходной точкой всякого личностного опыта непробужденного человека является его отдельно взятое человеческое «я». Пробуждаясь, человек обретает неограниченные возможности, поскольку, как я уже говорил, он познает себя и, значит, тот величайший эволюционный потенциал, которым наделила его природа. Это меняет все. Меняется отношение к жизни, потому что меняется контекст жизни — человек начинает неограниченно присутствовать в бытии. Поэтому я, в свою очередь, прошу вас всех спросить самих себя: «До какой степени просветлена перспектива моего личностного опыта?»

Вопрос: Получается, что, обретая «просветленную перспективу» личностного опыта, мы, тем самым, помещаем себя в расширенный, значительно расширенный контекст бытия ?

Эндрю: Да. Этот расширенный контекст бытия обнаруживает себя, когда мы с замиранием сердца переступаем порог персонального эго и осознаем свою истинную сущность. Нашей истинной сущностью является неограниченная свобода. Просветленный человек спонтанно выражает неограниченную свободу любым своим действием. В самом деле, достаточно оказаться рядом с просветленным человеком, чтобы почузствовать сопричастность некоей тайне, которая точно так же скрыта и в нас самих. До нас начинает доходить, насколько ничтожен контекст нашей обычной жизни. Ничтожный контекст жизни — причина состояния хронического удушья и типичного для не пробужденного состояния ощущения внутренней изоляции. Обретение просветленной перспективы создает иной, ничем не ограниченный контекст нашего присутствия в мире и тем самым освобождает человека от его оков. Благодаря этому все человечество в целом делает шаг к свободе и получает возможность проявить свой до сих пор подавляемый эволюционный потенциал.

2. То, что существовало всегда

Вопрос: Описывая состояние просветления, ты упомянул «абсолютную сущность» человеческой жизни. Что ты имел в виду?

Эндрю: Абсолютная —значит, абсолютно свободная от каких бы то ни было ограничений, ни больше, ни меньше. Обретая просветление, даже если это состояние длится всего лишь мгновение, человек осознает себя вне времени. Состояние просветления не имеет ни начала, ни конца. Именно это я и имею в виду. Человек познает вечность —то, что никогда не рождалось. И, познав это, человек становится свободен, — его не сковывают условия, с которыми он начал отождествлять себя, едва появившись на свет.

Вопрос: Что ты имеешь в виду, говоря о «познании того, что никогда не рождалось» ?

Эндрю: Если мы оба, ты и я, выйдем за пределы своей обособленной индивидуальности, мы обретем одно и то же сознание. Мы осознаем себя частью «Абсолютного Я», которому не свойственны ни время, ни возраст, ни локальная индивидуальная память, ни пол. «Абсолютное Я» свободно от какого бы то ни было переживания ограниченности, оно невинно. Такое сознание никогда не рождалось. Ни рождение, ни смерть не могут на него повлиять. Ты понимаешь меня?

Вопрос: Да. Думаю, что да. Сейчас, слушая тебя, я понимаю все, что ты говоришь, я ощущаю в себе нечто такое, что лежит за границами эго, за пределами какой бы то ни было обособленности. И, временами, я испытываю то же самое чувство, когда остаюсь один, однако потом опять появляется беспорядок в переживаниях и мыслях; все возвращается на круги своя. Я чувствую, что я все тот же человек, с теми же проблемами и вокруг все тот же обыденный мир.

Эндрю: Послушай, ты просто не задаешь себе вопрос: «Что в действительности лежит в основе моего личностного опыта?». Состояние, которое ты только что описал, очень важно. Ты ощутил в себе нечто такое, что не умещается в пределы твоей обособленной индивидуальности. Фактически, ты осязал Абсолют. И, несмотря на это, тебе по-прежнему даже не приходит в голову поставить под сомнение незыблемость собственного эго.

Вопрос: Как, каким образом я могу это сделать ?

Эндрю: Тайна, о которой мы говорим, была, есть и будет. Чтобы убедиться в этом, достаточно перестать обращать внимание на бесконечные страхи и желания своего эго. Чем глубже мы всматриваемся в себя, тем больше начинаем осознавать освобождающую истину: под зыбучими песками эго в нас пребывает таинственная сила —наше истинное «Я», которое не имеет ни начала, ни конца. Большую часть времени мы не осознаем этого, потому что нас поглощает эго. И все-таки наше истинное «Я» никогда никуда не девается. Подлинный духовный опыт доказывает это.

Вопрос: Но если мы все являемся частью «Абсолютного Я», что происходит с нашей индивидуальностью, когда мы наконец это осознаем?

Эндрю: Когда мы действительно осознаем себя частью «Абсолютного Я», наша индивидуальность становится проявлением Абсолюта во времени. Индивидуальность буквальным образом обретает своеобразие и мощь трансцендентного. Наша личность

становится ярким выражением всего, что есть абсолютного в этом мире.

Вопрос: Как индивидуальность может быть абсолютной? Ведь она у каждого своя?

Эндрю: Действительно, это так — каждый индивидуум отличается от всех остальных. Ты, я, он, она —любой из нас родился в то или иное время, в том или ином месте и принадлежит определенной культуре.

Вопрос: Не значит ли это, что следует приветствовать сам факт того, что мы отличаемся друг от друга ? Может быть, в этих отличиях и проявляется наша свобода?

Эндрю: Свобода, о которой я говорю, просветленная свобода, проявляется в отсутствии различий как таковых. Вот почему она столь могущественна. Понимаешь, многие из нас настолько поглощены страхами и желаниями своего эго, что стараются дистанцироваться от остальных. Люди отчаянно пытаются доказать, что они не такие, как все. Лозунг обособленного эго: «Неужели я не уникален?». Но если мы стремимся в этой жизни к просветлению, если мы действительно желаем свободы, тогда все

различия между нами теряют значение. Единственно важная вещь — обретение независимости от собственного эго, которое жадно стремится к тому, чтобы быть уникальным. В конце концов, потребность быть уникальным и есть сущность эго. Чтобы освободиться от этой потребности, нужно, как я уже говорил, осознать, кто ты есть за пределами своей обособленной личности. Когда человек совершает такое открытие, его индивидуальность сливается с таинственным «Абсолютным Я». Обособленное «я» поглощено негативизмом, мелочностью и эгоцентрическими желаниями. «Абсолютное Я» благотворно влияет на личность. Оно свободно от эгоистической самовлюбленности. Как следствие, происходит экстатическое освобождение от хронического напряжения, которое провоцируется деятельностью эго.

Итак, кто мы есть и каковы мы есть в индивидуальном плане, когда у нас уже нет потребности быть разными или особенными? Ответ таков: «Мы никогда не узнаем этого!» Это навсегда останется для нас тайной. Вот что удивительно. Та часть нас, которая хочет это узнать, попросту не способна найти ответ.

Вопрос: Объясни.

Эндрю: Знать «кто я есть» — потребность самовлюбленного эго. Это ему нужно все время смотреть на себя в зеркало. Погружаясь в «Абсолютное Я», мы теряем свою личину. Таково чудо просветления. Истинное «Я», которое мы открываем в себе, —Тайна. Его нельзя «видеть» и, значит, нельзя «знать». Истинное «Я» можно только познать. Если мы действительно хотим познать свою подлинную сущность и обрести свободу, следует отбросить эгоистическую потребность хоть как-то отличать себя, которая выражается в попытках «видеть» себя и «знать» то, что «увидел». Познать себя —значит полностью отрешиться от самого себя и погрузиться в бездну невыразимой тайны. Мы должны готовиться к жизни в состоянии не-зна- ния — в состоянии не-знания того, кем мы являемся.

3. Правильный ответ

Вопрос: Эндрю, простой вопрос. Как достичь просветления? На путь просветления выходишь с помощью ежедневных духовных практик ?

Эндрю: Хм. Чтобы действительно преобразить свое сознание, не хватит никаких «ежедневных духовных практик». И цель, и средство —полное, безоговорочное отрешение. Нужно буквальным образом капитулировать. Полностью! Только так ты можешь обрести свободу. Пожертвуй своей личной волей во имя той непостижимой Воли, что создала космос со всем его содержимым, и посмотри, что произойдет.

Вопрос: Просто посмотреть, что произойдет?

Эндрю: Да. Только не забудь о том, что истинное просветление требует мужества, любви и невероятной преданности. А это больше, чем многие из нас готовы предложить. Теперь о «духовной практике» — ты осознаешь ее подлинный смысл, только когда у тебя не остается иного выбора, кроме капитуляции

перед наиболее глубинной потребностью своего духа — желанием свободы. В самом деле, когда такая капитуляция становится основой твоего личностного опыта, твоей «почвой», у тебя появляются надежные союзники — медитация и размышление.

Вопрос: Можно рассказать об этом подробнее?

Эндрю: Медитация —это состояние чистоты, которое возникает по мере отрешения от мыслей. Когда это происходит, весь мир —все, что в нем есть, включая наш ум, —покидает нас. Медитация —это опыт исступленной безграничной свободы и блаженного одиночества. Опыт медитации уходит корнями в неведомое. Если мы не поддаемся искушению мыслить, то оказываемся в некоем пространстве, которое невозможно описать словами. Это пространство —место абсолютной свободы, место не-знания. Там нет памяти. Там никогда ничего не происходит.

Размышление — это неторопливая и сосредоточенная работа разума, познавшего отрешенность. Это деятельность окрыленного и пробужденного сознания, которое стремится уяснить реальные связи вещей и силится увидеть смысл хрупкой человеческой жизни в свете Абсолюта. В сущности, размышление

спонтанно. Оно является откликом разума на то, что происходит в жизни в данный момент.

Вопрос: Какая духовная практика более значима — медитация или размышление?

Эндрю: Я подчеркиваю: необходимо придерживаться одновременно и медитации, и размышления. Здесь есть одна тонкость. Для лучшего результата нужно так сочетать медитацию и размышление, чтобы они усиливали друг друга. В идеале это значит, что чем глубже медитативный опыт, опыт отрешения от мысли, тем больше места в тебе остается для освобождающего размышления —для размышления о природе вещей.

Всегда помни — если в основе твоей духовной практики нет глубокой отрешенности, эта практика не способна породить просветление, она кастрирована. Отрешенность, и только она, — вот ключ от замка.

Вопрос: Как отрешиться?

Эндрю: Сосредоточься на своем поистине тягостном душевном состоянии. Всматривайся в эту личину настойчиво и решительно, не отводи взгляд до тех пор, пока жесткий панцирь, сковывающий твое сердце, не лопнет и не раскроется. Затем наберись смелости, чтобы совершенно угасить свои мысли — просто дай им приходить и уходить. До тех пор, пока не останется вообще никаких мыслей. Если тебе повезет, на этом твоя история закончится.

Вопрос: Конец истории означает, что появились ответы на все вопросы?

Эндрю: И да, и нет. Когда твое сердце распахивается, ты переживаешь невообразимую умом любовь. Ты пофужаешься в тайну, стоящую вне времени, и все твои вопросы разрешаются разом, на некоем основополагающем, экзистенциальном уровне. Такой опыт и есть Правильный Ответ. Он освобождает тебя от ложных представлений о том, что существуют какие-то вопросы, которые требуют ответов, и какие-то проблемы, которые необходимо решать. Это невероятный, захватывающий момент. Ты обретаешь свободу, которая толкает тебя задуматься о смысле бытия иначе, чем ты делал это раньше. Почему? Потому что сейчас у тебя появилась другая исходная точка для размышлений — не сомнения, а твердая убежденность. И это меняет абсолютно все.

Вопрос: И о чем же мы можем спросить исходя из твердой убежденности ?

Эндрю: О, это обширная область. Мы можем задать Большой Вопрос, вокруг которого вращается все мое учение: «Каковы отношения ничто и нечто!» То есть каковы отношения изначального, неизменного и непроявленного Абсолюта и изменяющегося явленного мира, определяемого в категориях пространства и времени?

Вопрос: И мы можем узнать ответ ?

Эндрю: Правильным ответом на этот вопрос становится просветленная человеческая жизнь.

Вопрос: Жизнь становится правильным ответом?

Эндрю: Да. Мы можем ответить на этот вопрос только своей жизнью. Видишь ли, это и есть просветление — Правильный Ответ. Когда ты достигаешь просветления, безупречность, присущая Абсолюту, и изменчивость мира, явленного в пространстве и времени, становятся ипостасями единой Сущности.

Большой Вопрос — «Как ничто соотносится с нечто?» — толкает тебя в объятия Абсолюта. Такой вопрос нуждается в Правильном Ответе. Многие это-

2 Просветленная жизнь го не понимают. Все, что ты делаешь и как ты это делаешь, является выражением того, в какой степени твое осознание исходит из Абсолюта и насколько серьезно ты к этому относишься. Именно поэтому вопрос «Каковы отношения ничто и нечто?» наиболее важен. Он заставляет тебя обратиться к совершенству вне двойственности и дает силу воплощать это совершенство в самом себе.

4. Одно без чего бы то ни было

Вопрос: Люди, которые считают себя компетентными в вопросах просветления, по логике вещей должны сами верить в свою просветленность. Как насчет тебя, Эндрю?

Эндрю: Я не отвечаю на подобные вопросы. Вопрос: Почему?

Эндрю: Потому что вопрос некорректен. Знаете, это забавно — я не заявлял на каждом углу о собственной просветленности, однако, как только я начал учить, меня тут же обвинили в данном опасном преступлении. Лучше всего не распространяться о таких вещах —обычно люди недопонимают, о чем идет речь, и значит, у них появляются ложные представления. Конечно, если бы я не считал себя компетентным в том, о чем говорю, я бы попросту молчал. И все-таки нет никаких причин верить мне на слово. В действительности есть нечто такое, что можно увидеть только при личном общении. Поэтому я воздер-

жусь от каких-то заявлений. Думаю, если мы хотим узнать, что на самом деле представляет собой тот или иной учитель и подлинно ли его учение, нужно поближе познакомиться с этим человеком.

Вот, например, я сижу здесь с вами и рассуждаю об Абсолюте. Естественно, у вас возникают вопросы: кто я такой? Почему я говорю о духовной реализации? И что эта реализация может дать людям? В конечном итоге, единственный критерий подлинности учения — способен ли сам учитель воплотить его посредством своей жизни. Это предельный вызов. Немногие, замахнувшиеся на просветление, готовы этот вызов принять.

Вопрос*. По какой причине?

Эндрю: То, о чем мы с вами сейчас говорим, поис- тине огромно. Просветление предполагает прыжок личности в неведомое. Это — прыжок в бесконечность, уход из явленного мира. От этого захватывает дух. Фактически, просветление означает гибель личной истории, потерю всего, что ты представляешь собой во времени. Ты прощаешься с доселе известной тебе жизнью и остаешься один на один со своим подлинным, внутренним «Я».

Итак, просветление — это невообразимый прыжок. Ты делаешь шаг в бездну. Произошедшая с тобой трансформация становится необратимой, если ты исполнен решимости не возвращаться назад.

Что это значит? Это значит, что тебе придется навсегда остаться в том таинственном месте, где не было, нет и не будет никакой опоры для твоего ума. Это значит — перестать быть кем-то и стать никем. Это значит —возлагать каждый вздох на жертвенный алтарь своего «Абсолютного Я»; ежесекундно воплощать Абсолют, творя неосуществимое, произнося невыразимое и двигаясь к цели, которая не поддается воображению. Тех, кто действительно стремится зайти так далеко, очень мало. Многие из тех, кто хочет казаться серьезно заинтересованным такими вещами, не проявляют особого рвения, когда нужно просто от слов перейти к делу. Оказывается, что они попросту не готовы отрешиться от мира в той мере, в какой это необходимо для окончательной духовной трансформации. Причина банальна — духовная трансформация требует смирения.

Вопрос: Смирение так важно?

Эндрю: Делая шаг в бездну неведомого, ты осознаешь, что твоя подлинная личность не есть нечто обособленное. Ты соприкасаешься со своим «Абсолютным Я», иначе говоря, с «Одним без чего бы то ни было». Однако если твои личностные побуждения не чисты, ты попадаешь в капкан. Тебя одолевает эгоистический соблазн самореализации. Твое эго жаждет раздуться до размеров Абсолюта. Доказывая свою уникальность, оно пытается стать «Одним без чего бы то ни было». И тут особую важность приобретает глубочайшее смирение.

Вопрос: Ты хочешь сказать, что эго может заявить о своих правах на просветление?

Эндрю: Да, оно так часто поступает. Только если личностные мотивы поистине чисты и смирение совершенно, процесс самореализации не будет извращен жаждой эгоистической выгоды. К сожалению, подобные случаи редки.

5.Существующее положение вещей этого не выдержит

Вопрос: Ты говоришь, что нужно «шагнуть в неведомое». По твоим словам, такой шаг означает конец личной истории. Однако не создает ли это серьезные проблемы для нормальных человеческих отношений? У всех нас есть семьи. У меня есть мать. Если я скажу, что не могу сделать такой шаг, потому что мне нужно позвонить и поздравить ее с праздником?

Эндрю: Ты думаешь, когда Иисус сказал ученикам: «Оставьте все и следуйте за мной», они отвечали: «Хорошо, но сначала я должен поздравить маму с праздником»?

И все-таки ты задал хороший вопрос. Сегодня даже многие искушенные люди не осознают истинный масштаб просветления. Каким-то образом они уверили себя в том, что могут без опаски держать взрывчатку просветления в своем полубессознательном эгоистическом мирке. Ты должен знать: просветление взрывает привычное положение вещей, не оставляет от него камня на камне!Обретя просветление, ты станешь совершенно другим существом и, поверь, будешь видеть вещи совсем не так, как видел их раньше. Как можно втиснуть беспредельность просветленного сознания в пределы обычной жизни? Да никак. Если потребность поздравить маму с праздником для тебя важнее свободы, очевидно, ты не слишком заинтересован в тех необычных возможностях, на которые я указываю.

Вопрос: Получается, для того, чтобы обрести просветление, я должен отказаться от мира?Другими словами: уйти из дома, забыть своего кота и любимую женщину, обрить голову и усесться под деревом?

Эндрю: Нет, я говорю не об этом. Я утверждаю, что подлинное духовное пробуждение не может уместиться в том привычном мирке, в котором все построено на страхах и желаниях эго. Нет большей угрозы для такого мирка, чем просветление. Увы, эта очевидная истина попросту не доходит до тех, кто толчется на базарной площади нынешней эзотерики. В самом деле, сегодня многие говорят о внутренней трансформации и о том, что они якобы все свое время посвящают духовному росту. Однако, по большей части, эти люди и не думают отвечать за свои слова. О каком духовном росте может идти речь, если запросы подобной публики в буквальном смысле такие же плоские, как и их мировоззрение? Многие ли сегодня задумываются о том, сколькими общественными предписаниями и социальными нормами регламентируется наша жизнь? Многие ли отдают себе отчет в том, насколько несвободно их сознание? Хорош интерес к просветлению, если человек, как может, увиливает от исследования своего действительного положения.

Черт возьми, я хочу сказать, что мы, сами того не ведая, собственными руками творим свой ад. Знаете, что такое ад? Ад —это незнание того, что мы впустую растрачиваем себя. Ад — это безвольный дрейф в безвыходном и душном внутреннем мирке. Быть в аду — значит быть поглощенным собственным эго. Пока мы не осознаем, насколько все плохо, у нас попросту не хватит смелости совершить то, что необходимо для истинного освобождения. Мне не хватает слов, чтобы показать вам, насколько это необходимо уже сейчас. По сути, лишь немногие из нас воспринимают всерьез идею освобождения из ада. И главная причина, я повторяю, в том, что люди попросту не осознают степень важности этой проблемы.

Вопрос: Честно говоря, Эндрю, я не думаю, что настолько погряз в аду, как ты сейчас живописал.

Эндрю: Это потому, что ты еще не достиг такой ступени своей духовной эволюции, когда тебе уже ничто не важно, кроме свободы. Видишь ли, влечение к свободе заставляет тебя по-другому смотреть на мир. Страсть, обещание, предвкушение невероятного риска бросает тебя в область таких отношений с миром, которые несравнимы ни с чем из того, к чему ты привык. Ты перестаешь приспосабливаться к обстоятельствам. Ты всем сердцем стремишься познать, что значит быть действительно живым. Ты домогаешься Ответов на Вопросы: «Кто я?» и «Как мне с этим жить?», как если бы от этого зависела твоя судьба. Моя точка зрения такова: никакое прежнее положение вещей не может выдержать той поистине революционной перспективы сознания, которая неумолимо проявляется в этих Вопросах.

Вопрос: Значит, ты полагаешь, что невозможно достичь просветления, оставаясь в то же время еще и отцом или матерью, то есть — нельзя жить обыкновенной нормальной жизнью и в то же время искать просветления?

Эндрю: Ты предлагаешь заниматься поисками просветления в свободное время? Да нет, это я шучу. Конечно, ни отцовство, ни материнство как таковые не могут быть препятствием на пути к просветлению. Те перемены, о которых я говорю, не прорастут на полях нашего сознания, пока идея отцовства или материнства для нас важнее, чем просветление. За всеми порабощающими человека представлениями стоят страхи и желания его собственного эго и того эгоистического коллективного бессознательного, которое обусловливает любые формы социального порядка в нашем мире. И мы не сможем жить действительно свободной жизнью до тех пор, пока эти желания и страхи, в чем бы они ни выражались, сохраняют над нами свою власть.

Я повторяю, многие люди не живут подлинной жизнью, а приспосабливаются как могут. Конечно, временами нам всем приходится задумываться о смысле бытия, но каким образом мы это делаем? Насколько глубокие вопросы мы задаем? По сути, мы боимся копать вглубь. Если, хотя бы на мгновение, мы взглянем сквозь пелену иллюзии стабильности и защищенности своего обыденного существования, если мы осознаем свое незавидное положение под гнетом эго, земля уйдет у нас из-под ног. Поэтому мы предпочитаем пребывать в коллективном невежестве и бездумно делать то же самое, что и все остальные. Мы оправдываем себя тем, что, дескать, и так стараемся изо всех сил, только вот жизнь слишком тяжела, чтобы взваливать на себя вдобавок еще и непомерную задачу освобождения.

Вопрос: То, что ты говоришь, Эндрю, я нахожу весьма убедительным. Но когда мы подходим к тому, что «земля должна уйти из-под ног», по-моему, разговор становится небезопасным. Я боюсь, что больше не выдержу.

Эндрю: Истина всегда чрезмерна —вот в чем дело. Освобождающая истина — это слишком много для неглубокого и затхлого мирка, построенного на компромиссах. Так было всегда. Духовная практика действительно способна разрушить привычный нам мир и явить иную картину реальности.

Вопрос: Какой же тогда станет наша жизнь?

Эндрю: На что она будет похожа? Я могу сказать, что она будет СВОБОДНОЙ. Обретая свободу, человек обретает блаженство и уверенность в собственном бытии. Его жизнь становится воплощением той безграничной освобождающей истины, которую он познал благодаря духовной практике. Каждая клеточка его естества будет провозглашать эту истину окружающему сонному миру. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Вопрос: Да, начинаю понимать, и это меня пугает!

Эндрю: Не нужно этого бояться, нужно в это верить. То, что я описываю, действительно есть.

6. Откровение и пробуждение

Вопрос: Эндрю, расскажи о собственном духовном становлении. Каким был твой путь?

Эндрю: Когда мне было шестнадцать лет, я впервые пережил опыт космического сознания. Это произошло совершенно неожиданно, поздним вечером, во время какого-то долгого разговора. Вдруг, безо всякой видимой причины, ворота моего восприятия оказались настежь распахнутыми. Все границы стали эфемерными. Я видел стены и комнату, в которой находился, понимал, что участвую в разговоре, и при этом сознавал, что существую в бесконечном космосе. Я чувствовал себя центром Вселенной. В тот момент мне стало ясно, что физическое пространство как таковое — всего лишь бесконечно малая точка и, значит, неважно, в каком месте ты присутствуешь в тот или иной момент, —в действительности, ты всегда находишься в одном и том же месге.

То, что я тогда увидел, невозможно описать словами. Оказалось, что вся Вселенная, все, что в ней есть

явленного и неявленного, известного и неведомого, — это одно сознающее, светлое и самодостаточное Бытие. В какое-то мгновение я познал истинную природу Бытия —его безмерную, почти непереносимую для бренного человеческого тела любовь. Я понимал, что смерти нет и что у жизни нет ни начала, ни конца. Это переживание потрясло меня и преисполнило благоговейного ужаса. Рыдания сжимали мне горло. Не знаю, плакал ли я на самом деле. Я отдавал себе отчет в том, что по-прежнему сижу на месте, и все-таки чувствовал, что стою на коленях. Я был в состоянии шока. Затем произошло... не знаю, как точнее выразиться... в общем, я получил послание. Мне было сказано: «Если ты посвятишь свою жизнь Мне, тебе нечего бояться». Подтекст послания был таков: «Не подчинившись, ты обречешь себя на страдания».

Вопрос: Насколько этот опыт изменил твою жизнь ?

Эндрю: В то время у меня не было никаких религиозных убеждений, поскольку я получил атеистическое воспитание. Однако пришедшее Откровение стало для меня толчком. Я понимал, что соприкоснулся с некоей реальностью, которая превосходит всякое воображение. Ничего подобного я не пережи-

вал в жизни. Это как если бы я был мертв и вдруг воскрес на несколько секунд. Какие-то мгновения я действительно жил, и вдруг все закончилось.

После того как это произошло, я не знал, что делать. Я не понимал, как следует реагировать на то, что мне открылось. Конечно, я начал читать какую-то духовную литературу. Впрочем, я был еще мальчишкой и к тому же всерьез собирался стать музыкантом. Собственно говоря, музыкой я и продолжал заниматься. То Откровение, о котором я рассказал, стало преследовать меня спустя несколько лет. Меня начали тревожить какие-то воспоминания, потом я услышал зов и почувствовал, что должен ответить. В конце концов я принял решение.

Я забросил музыку и отправился на поиски того, что было явлено мне в Откровении. Так же как и на многих других людей, на меня произвела огромное впечатление книга Парамахансы Йогананды «Автобиография йога». Я обратился к духовной практике, взяв за основу крийя-йогу, разновидность кундапини- йоги, о которой он так страстно писал. Во время медитаций по системе крийя-йоги я испытывал потрясающие ощущения. Меня в буквальном смысле переполняли сила, свет и блаженство. Моим первым гуру был индийский брамин, одновременно я считал себя преданным учеником американского преподавателя боевых искусств.

В то время я, в духовном плане, был всеяден. Я жил в Нью-Йорке, и мне было интересно все — я околачивался возле учителя дзэн и потом шел к суфийскому шейху, браминам, ламам, раввину и даже к христианскому проповеднику.

Вопрос: Кто из них повлиял на тебя в наибольшей степени?

Эндрю: Свами Чидананда, руководитель Общества Религиозной Жизни и ученик легендарного Шива- нанды. Он сказал: «Когда кто-то спрашивает тебя о том, что ты делаешь, ты должен отвечать: «Я МЕДИТИРУЮ! И еще... живу». Такое определение истинных приоритетов духовного поиска очень сильно на меня повлияло.

В 1980 году я поехал в Саанен, в Швейцарию, чтобы увидеть учителя Джидду Кришнамурти. Тогда я уверенно шел к освобождению по прямой дороге йоги и был убежден, что знаю, куда и зачем иду. Кто-то мне сказал, что есть живое воплощение Будды, которого зовут Кришнамурти, что он скоро умрет и мне нужно обязательно успеть его послушать. И вот я приехал в Саанен и пришел в шатер, где он проповедовал. Там присутствовало не меньше двухсот человек. Я помню, что меня ошеломила красота облика Кришнамурти. Он говорил о чем-то вроде «Возможно ли, что мысль —источник всех зол?». Я слушал очень внимательно, но мало что понял. В то время у меня не было ни знаний, ни опыта, чтобы понимать такие вещи. И поскольку я ничего не понимал, то просто вслушивался в звук его голоса.

Затем я вернулся в свой номер в отеле и прилег. Спустя какое-то время я обнаружил, что что-то не так. Что-то странным образом во мне изменилось. Нечто очень важное произошло со мной, пока я слушал речь этого великого человека. Мое сознание приобрело некое новое измерение. Я испытывал трепет перед теми возможностями, которые вдруг передо мной открылись. Не то чтобы я в тот момент понял, что до сих пор шел по неверному пути, но теперь в моем сознании появилось место для таких вопросов, которых там раньше и быть не могло.

Вопрос: Ты пробовал еще какие-нибудь духовные практики?

Эндрю: Да. В какой-то момент я с головой ушел в буддийскую медитацию, главным образом потому, что у меня было время медитировать хоть день и ночь, неделями, если я хотел. В результате я обрел душевный покой и ясность сознания. Кроме того, будцийс- кая медитация дала мне возможность разобраться в том, как действует мой ум.

В возрасте двадцати семи лет я уехал в Индию. Едва ступив на эту землю, я понял, что только здесь смогу утолить свое желание свободы. Живя в Америке, я, так или иначе, чувствовал свою чужеродность, потому что мало кто из окружавших меня людей, понимал и разделял мою страсть. В Индии я осознал: чтобы обрести свободу, необходимо полностью отрешиться от эгоистических желаний. Я провел в Индии больше двух с половиной лет, изучая йогу и медитируя. Кроме того я женился, моя жена родом оттуда.

Вопрос: Я знаю, что своего последнего учителя ты нашел в Индии. Как это произошло?

Эндрю: Один мой друг рассказал мне, что до сих пор жив один учитель, прямой последователь Раманы Махарши. Учителя зовут X. В. JI. Пуньджа, у него собственный дом, и еще он очень похож на недавно умершего Нисаргадатту Махараджа, который проповедовал адвайта-веданту. Когда я решил поехать к Пуньдже, его еще никто толком не знал. К тому времени я разочаровался во всех своих учителях, я не собирался от кого-то зависеть и предпочитал искать свет исключительно внутри себя. Конечно, будучи в таком настроении, я не ожидал увидеть ничего особенного.

Я рассчитывал задержаться у Пуньджи дня натри. Когда я с порога сообщил ему, что, в общем-то, ничего от него и не жду, он только хмыкнул: «Ну и хорошо!» На следующий день я спросил его о том, каких усилий требует духовный путь. Пуньджа произнес: «Чтобы быть свободным, тебе не нужны никакие усилия». И тут со мной что-то произошло. На какую-то долю секунды мне стало ясно, что, в сущности, я никогда не был несвободен. Затем это состояние прошло. А он только улыбался.

Несколько дней спустя я описал ему, так же как и всем моим предыдущим учителям, свой первый опыт приобщения к космическому сознанию — тот, который я получил в шестнадцать лет. К моему удивлению, Пуньджа сказал: «Тогда ты все знал». И вдруг я понял, что верю в то давнее Откровение. Это было чудесно. У меня появились силы. Я нутром чуял, что мои духовные искания вот-вот завершатся.

Следующие три недели во мне все взрывалось. Я тонул в блаженстве. Временами мне казалось, что мое тело этого не выдержит. Я чувствовал себя так, будто меня вот-вот разнесет на куски. Нечто невыразимое день за днем неумолимо поглощало меня. Иногда мне становилось страшно. И вот однажды утром, проснувшись, я сел на кровати в гостиничном номере в Дели и услышал слова, которые сами собой слетали с моего языка: «Все, я капитулирую. Я отдаю свою жизнь Тебе, делай со мной все, что хочешь».

После этого я уже не мог сдерживать себя. Я встречался с друзьями и рассказывал им о том, что со мной случилось. По мере того как я говорил, они на моих глазах входили в медитативное состояние и их, как и меня, поглощало блаженство. Их сердца открывались навстречу тому, что я описывал. Это как если бы я горел и те, кто подходил ко мне слишком близко, загорались сами.

Когда я вернулся назад к Пуньдже, он сказал: «Я знал, что это случится. Ты — тот, кого я ждал всю жизнь. Теперь, встретив тебя, я могу спокойно умереть». Это было похоже на сказку. Пуньджа также дал мне понять, что его работа закончена, и он хочет моей независимости —по крайней мере, так он утверждал тогда.

Я поехал на север Индии и нашел приют в Риши- кеше, святом городе странников на реке Ганг. Там мы с друзьями дни и ночи пребывали в непрерывном экстазе переживания Абсолюта. И я начал проповедовать. Вскоре меня пригласили в Англию, и там вокруг меня стали собираться люди. Это было в 1986 году.

 

7. Не отбрасывая тени

Вопрос: В своей автобиографии ты рассказываешь о том, что в конце концов разошелся со своим последним учителем. Такое впечатление, что сказка завершилась не слишком счастливо.

Эндрю: Да, это правда. В какой-то момент мне стало ясно, что у моего учителя больше чем одно лицо. После этого сказка превратилась в ночной кошмар. Пойдя на уступки учителю, я подверг себя мучительным испытаниям. Впоследствии это заставило меня задуматься о том, чем в действительности является просветление. Пример Пуньджи и многих других учителей из тех, кого я встречал на протяжении десятков лет, доказывает: можно познать просветление и обрести способность изливать свет этого чуда на всех остальных и все-таки по-прежнему зависеть от вещей, несовместимых с той бесконечной любовью, которую ты переживаешь при соприкосновении с Абсолютом.

Спустя какое-то время я пришел к осознанию того, что радикальная трансформация, окончательное духовное пробуждение, зависит от двух факторов. Первый фактор — сокрушающий все и вся прямой опыт постижения абсолютного, блаженного и лучезарного измерения нашей жизни. Второй фактор — отладка самого механизма нашей личности; полное освобождение личности от каких бы то ни было эгоистических побуждений, сознательных и бессознательных. Поистине, когда мы ничего не хотим для самих себя, в нас вспыхивает Божий лик.

Вопрос: То есть человек может иметь опыт просветления, но так и не достигнуть самореализации из-за нечистых побуждений? Мы говорим о том, что подлинное просветление —это как бы общий итог...

Эндрю: Да. Когда ты стремишься к тому, чтобы стать «конечным продуктом» просветления, тебе придется отдавать себя целиком. Если исходная двойственность твоей личности не истощена отрешенностью сознания и не сожжена в пламени абсолютной любви, ты не сможешь воплотить в себе ту целостность, о которой мы говорим. В таких случаях просветлением оправдывают собственную несостоятельность. Как бы странно это ни звучало, когда некоторые люди обретают просветление, они делают вывод, что теперь, поскольку они свободны, не важно, каковы их поступки; им кажется, что теперь «не имеет значения, чем заняты ум и тело, — все равно, по сравнению с Абсолютом, это иллюзия».

Я полагаю, что подлинный смысл духовного измерения жизни становится явным только благодаря полной трансформации человека. Эта пока еще не рожденная, не явленная реальность должна быть полностью воплощена в вас, во мне, и по мере того, как это будет происходить, будет изменяться мир, в котором мы живем. Здесь нет никакого преувеличения. Единственное, что способно изменить этот мир, — это превращение и вас и меня в живое воплощение лучезарной тайны Единого. Говоря о Едином, мы говорим об «Одном без чего бы то ни было» — о недвойственном и неразделенном. Когда остается «Одно без чего бы то ни было», приходит Любовь.

Мы должны подняться на такую ступень сознания, когда личность естественно и спонтанно становится воплощением исключительно чистых побуждений. Это значит, что прятать нечего, секретов нет и ты ничем не обладаешь. Когда личность прояснена, существует лишь Абсолют.

Вопрос: Ты считаешь, что процесс очищения личности, «отладка механизма», может быть когда-нибудь завершен ?

Эндрю: Конечно, бывает, что человек настолько погружается всем своим существом в глубины духовной жизни, что у него уже не возникает необходимости что-то делать с собственными помыслами. Однако такое случается достаточно редко. Что касается всех остальных... Знаете, я думаю, что девяносто девять процентов духовной практики — это очищение своих побуждений. По мере того как мы пытаемся воплотить в себе «Одно без чего бы то ни было», мы осознаем разрушительную природу своего бессмысленного стремления к самоутверждению. Мы видим, сколько в нас гордыни и насколько агрессивно наше непомерное желание быть чем-то особенным. Мы понимаем, что любая претензия на уникальность ведет к самоизоляции. Подлинная духовная трансформация возможна лишь тогда, когда мы стремимся к ней не ради самих себя. Поэтому необходимо делать все возможное, чтобы очиститься от темных эгоистических побуждений. Во всем, что мы делаем, должно проявляться наше желание целостности.

Видите, когда мы доходим до этого места, когда поднимаемся на такую ступень, наши действия перестают марать наше просветленное сознание. Тогда уже ничто не может исказить отраженную в нашем сердце и разуме Тайну. Это значит «отладить механизм».

Вопрос: Из того, что ты говоришь, можно сделать следующий вывод: у просветления есть некие степени...

Эндрю: Можно по-всякому ответить на твой вопрос. Во первых —степени есть не у просветления, а у непросветленности. Если посмотреть с такой точки зрения, то мы двигаемся к просветлению по мере того, как уменьшается наше неведение. Когда неведения не остается совсем (если такое вообще возможно), можно сказать, что человек полностью просветлен. Утверждать, что у просветления есть степени, — значит уклоняться от истины.

Рассмотрим то же самое на примере следующей метафоры. Представь себе яркое солнце. Оно ослепительно, его ничто не может коснуться. Теперь представь себе залепленное грязью зеркало. Оно вообще не отражает солнечный свет, поскольку сплошь покрыто засохшей коркой. Когда ты смотришь на себя в такое зеркало, все, что ты видишь, — это грязь. И вдруг происходит нечто поистине чудесное. В зеркало бьет молния, и часть грязи отваливается. Теперь это зеркало в какой-то степени отражает солнце. Ты видишь свет и сознаешь, что это свет Абсолюта, который пребывает внутри тебя. Потом тебе попадается другое покрытое грязью зеркало, в которое ударили уже две молнии и в результате оно очистилось на треть. Ты говоришь «О Господи! Ведь свет гораздо ярче, чем мне казалось!» Потом ты спотыкаешься о третье зеркало, на которое обрушились сразу три молнии. Это зеркало чисто на две трети, отраженный им свет почти непереносим для твоих глаз. Наконец ты находишь зеркало, принявшее удары стольких молний, что с него отвалилась практически вся грязь, за исключением нескольких маленьких пылинок. Зеркало сияет, и все-таки оставшиеся на нем пылинки отбрасывают некую слабую тень. Когда зеркало абсолютно чисто, когда на нем нет ни одной пылинки, яркий солнечный свет не затемняется ничем.

В сущности, свет, отражаемый всеми зеркалами, один и тот же. Что касается нас, то мы способны воспринять этот свет полностью, во всей его первозданной чистоте, только если ни одна пылинка не создает тени.

8. Запредельный вызов

Вопрос: Эндрю, ты говорил о тех испытаниях, с которыми тебе пришлось столкнуться на пути к освобождению, и о духовной чистоте учителей. В связи с этим у меня появился вопрос: как мы можем узнать, что человек полностью просветлен, или же, цитирую тебя, что «на зеркале нет ни одной пылинки» ?

Эндрю: Если мы хотим узнать других людей, нам нужно глубже заглянуть в самих себя. Необходимо безжалостно рассмотреть собственные побуждения и откровенно ответить себе на следующий вопрос: на чем, в действительности, основано наше отношение к жизни? В конечном итоге наша способность определять чистоту помыслов и значимость духовных достижений другого человека зависит от ясности и масштаба нашего собственного осознания.

Вопрос: Почему?

Эндрю: Говоря попросту, духовная эволюция — это переход сознания из грубого и необработанного

состояния в состояние утонченное и изысканное. Грубое не может понять то, что является утонченным. Это значит —тот, кто блуждает в невежестве, не способен осознать глубину личности просветленного человека.

Если мы действительно хотим знать, что такое просветление и имеют ли какое-либо отношение к нему те, кто претендует на него на словах, нам следует анализировать свой собственный духовный опыт, соизмеряя его с опытом того, кого мы избрали в качестве примера для подражания. И еще мы должны проводить как можно больше времени рядом с теми, кто уже достиг просветленного состояния. Тогда Ответ на твой вопрос начнет проявляться сам собой. Однако, и это главный вызов, когда возникает Ответ, необходимо большое мужество, чтобы его принять.

Вопрос: Что это значит ?

Эндрю: Это значит, что, полученного Ответа может оказаться слишком много.

Воп рос: Разве такое бывает ?

Эндрю: Представь, ты выясняешь, что твой учитель — поистине просветленный человек. Что ты будешь с этим делать? Ты сам себе создал проблему. Каково это — сознавать, что тебе в глаза смотрит воплощенный Абсолют? Действительно ли ты готов навсегда исчезнуть в сияющем ореоле его величия? Хватит ли у тебя смелости отрешиться от страхов и желаний собственного эго и целиком отдать себя в руки учителя?

Или же наоборот — ты обнаруживаешь, что твой учитель, как бы это выразиться... ну, не совсем настоящий. Ты понимаешь, что он не настолько чист, как тебе хотелось бы. Не появляется ли у тебя соблазн прикрыть его несовершенством срам своих собственных эгоистических побуждений? Теперь ты можешь, якобы «с чистой совестью», вильнуть, повернуться задом к Абсолюту, найти убежище в цинизме.

Вопрос: Мне кажется, я не совсем тебя понимаю...

Эндрю: Моя точка зрения такова: вопрос о том, каков учитель, в действительности не слишком важен. В конце концов, ты сам несешь ответственность за свой духовный потенциал.

3 Просветленная жизнь

Вопрос: Значит, не важно, каков учитель? Каждый отвечает сам за себя?

Эндрю: Конечно, важно, каков учитель. То, о чем мы сейчас говорим, намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Видишь ли, немногие из тех, кто ищет просветления, ищут его на самом деле. Да, есть люди, которые, говоря о просветлении, подразумевают радикальную духовную трансформацию. Зато все остальные озабочены лишь тем, чтобы снять с себя всякую ответственность за собственное незавидное положение. Такие люди ищут не просветления, а сильного харизматичного лидера, который по- чему-то должен их спасать и на которого они почему- то считают возможным сваливать все свои житейские тяготы. С какой стати они пойдут к тому, кто не испытывает к ним ни малейшей жалости, кто собирается оставить их один на один с беспредельным, — к тому, кто рано или поздно заставит их взглянуть в лицо Абсолюту? Зачем им тот, кто способен убить их эго? Но ведь гибель эго — это единственная стоящая награда на духовном пути. Домогаться такой награды — не в игрушки играть. Это максимум того, что способен вынести человек. Да, многие только о том и говорят, что они хотят быть свободными, однако, когда выясняется, какую цену придется за это платить, все они тут же идут на попятную, оправдываясь: «Но я же не знал, насколько все масштабно!» Как говорил великий Джидду Кришнамурти: «Если бы ты знал, что это такое, ты бы не дотронулся до этого даже десятиметровой жердью».

Вопрос: Должен признать, что смерть эго меня не слишком прельщает.

Эндрю: Тем не менее такова моя позиция. Когда до людей доходит, насколько в действительности велико то, что они называют просветлением, у них пропадает к этому всякий интерес. Наиболее утомительная часть моей деятельности — раз за разом вынуждать так называемых духовных искателей взглянуть в лицо абсолютному измерению жизни. И по большей части, как только они понимают, что пришла пора отвечать за свои слова, что тут действительно можно остаться без эго... в общем, оказывается, что для них это слишком.

Вопрос: Получается, что ты, как учитель, находишься в трудной ситуации.

Эндрю: Точнее сказать, для меня это серьезный вызов. Да, я призываю людей пройти свой путь до конца. Я говорю им о том, что они должны реализовать весь свой духовный потенциал ради чего-то такого, что несоизмеримо с их представлениями о собственных возможностях. В этом сила моего учения. Как я уже упоминал, люди, по большей части, боятся заходить так далеко. И все-таки у меня нет выбора. Потому что духовный учитель может добиться радикальной духовной трансформации пришедшего к нему человека только в том случае, если этот человек будет дерзок, смел, если он проявит достаточно отваги, чтобы действительно шагнуть в бездну. Ничто и никогда не изменится в нашем сонном, больном, соблазненном и отравленном эгоистическими страхами и желаниями мире до тех пор, пока кто-то не скажет: «Да, я ТАКОЙ, и я готов принять на себя эту ответственность». Духовный учитель должен быть поисти- не идеалистом. Ведь ему в одиночку приходится противостоять индивидуальному и коллективному эгоизму. Если духовный учитель способен на это, если он отрешен от собственного эго, тогда рано или поздно просветление детонирует, оно взорвет наш мир. Когда душа капитулирует перед Абсолютом, она принимает на себя единственное неизменное обязательство — она становится катализатором для тех, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать. Зачем? Ради всех и каждого, ради того, чтобы прямо здесь и сейчас этот мир подвергся радикальной, революционной трансформации.

9. Прямая дорога к Абсолюту

Вопрос: Ты говоришь, что освобождение — это некий вызов, который, в действительности, многие люди попросту не готовы принять. Каким образом я могу добиться успеха там, где другие терпят неудачу?

Эндрю: Люди терпят неудачу, поскольку они сомневаются в собственных силах. Их желание просветления недостаточно сильно. Что касается меня, я всегда знал, чего я хочу. У меня уже был кратковременный опыт просветления, и я не сомневался в том, что рано или поздно обрету свободу. Когда я осознал, что освобождающая истина, мимолетный проблеск которой я видел, важнее всего остального, что без этой истины моя жизнь не будет иметь никакого смысла, желание рисковать и делать все возможное для того, чтобы достигнуть своей цели, меня уже не покидало.

Именно поэтому все мое учение построено на том, что я называю «чистотой помыслов». Чистота помыслов — это окончательное решение обрести свободу здесь и сейчас, в этой жизни. Это предельно ясное намерение стать свободным.

Вопрос: Пожалуйста, уточни.

Эндрю: Мы принимаем окончательное решение, когда осознаем следующую истину: пребывая в невежестве, мы лишаем свою жизнь смысла. Осознав эту истину, мы можем безо всякой жалости рассмотреть самих себя и обнаружить собственную двойственность. Отсутствие внутренней целостности приводит к искаженным отношениям с окружающим миром и, как следствие, к потере смысла этих отношений. Поэтому окончательное решение освободиться от двойственности и обрести внутреннюю целостность ----------------------------------------

основа духовной жизни.

Вопрос: «Окончательное решение» — сильно сказано.

Эндрю: По-другому никак.

Вопрос: Почему?

Эндрю: Потому что только такое решение может толкнуть тебя в объятия Абсолюта. Ты можешь ощутить прикосновение Абсолюта прямо сейчас, если только отважишься взглянуть в лицо свободе. Хотя бы

на мгновение не держись ни за что. Иначе говоря, отрешись от всего, что стоит между тобой и безусловной свободой. Твое обособленное эго тут же в ужасе прыгнет прочь. «О Боже мой! — воскликнет оно. — Такое мне не по силам!» В присутствии Абсолюта не остается места для обособленного сознания. Ты можешь познать это, если свобода для тебя важнее всего.

Вопрос: Я начинаю ощущать то, о чем ты говоришь.

Эндрю: По мере того как мы приходим к окончательному решению обрести свободу, начинает происходить нечто поистине мистическое. Мы получаем прямой доступ к тому, что называется Абсолютом, — практически мгновенно. Попробуй задать себе следующий вопрос: «каким бы я ни был, что значит для меня желать свободы сейчас, в это мгновение, и во веки веков?» Размышляй над этим вопросом, как если бы от него зависела твоя жизнь. Когда ты задаешь себе такой Вопрос, ты сознаешь, как все казавшееся тебе прежде незыблемым уходит на задний план, уступая место тайне. Я осязаю ее в данный момент, когда говорю о ней. Ты видишь, насколько глубок этот Вопрос? Ты размышляешь о желании свободы, и мир вокруг тебя исчезает; ты начинаешь чувствовать близкое дыхание Абсолюта!

Вопрос: Ты хочешь сказать, что это возможно для большинства из нас?

Эндрю: Да. Просто многие еще не достигли той точки в своей духовной эволюции, когда тебя охватывает страстное желание свободы. Пока ты плотно упакован в собственное эго, ты будешь любыми способами избегать окончательного решения обрести свободу. Почему? Потому что такое решение подразумевает, что у тебя попросту нет иного выбора. Тебе приходится выбирать бесконечность, а это убийственное место для обособленного эго, поскольку оно лишается всего, что было создано его страхами и желаниями. Ты не сможешь обрести свободу до тех пор, пока не решишься отказаться от всего, что у тебя есть, ради Одного.

Вопрос: Это слишком серьезное требование!

Эндрю: Я знаю. Но есть элементарная истина: подлинная свобода — это все или ничего. Таков духовный закон. Тот, кто готов заплатить такую цену, обретает свободу, ему ничто не может помешать.

10. Благодати недостаточно