Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Это еще мелочи




"Больно, холодно немного и очень обидно. Накачать препаратами и заставить извиваться под собой как последнюю шлюху. Хотя в общем-то, шлюхой я теперь и являюсь, его собственной шлюхой...", - думал мальчишка, горько усмехаясь про себя.

"Ник, в кого ты превращаешься? Что сказал бы отец. Как бы презирал, что подумала бы мама..." - Тут мальчишка не выдержал и тихо всхлипнул, но тихо, сдавленно, стараясь не разбудить спящего рядом хозяина. Да, паренек готов был его так называть, хоть и чувствовал себя как оплеванный при этом.

- Ненавижу... - невольно сорвалось тихое и жалобное с его губ, и тут же мальчишка вздрогнул от неожиданности, услышав за своей спиной холодное "Вот как? А тебя никто и не заставляет любить" от, как казалось Никки, спящего Дана.

Парнишка тут же сжался в ожидании удара, снова дернувшись, когда холодные пальцы крепко сжали его плечо, рывком разворачивая к себе. Мальчик даже зажмурился, однако ресницы предательски дрожали под этим пристальным взглядом, а на щеках все еще виднелись дорожки от не успевших высохнуть слез.

- Открой глаза, - холодно, как по лицу ударил. Мальчишка неохотно открыл глаза и сдавленно пискнул, обнаружив лицо брюнета буквально в паре сантиметров от своего. Холодные, холодные глаза, словно две льдинки. Взгляд, который заставляет поежиться, пытаясь отстраниться. Пальцы, сжимающие бледную кожу крепко, до синяков, до кровоподтеков, до ссадин, чуть ли не ломали хрупкие кости.

- Мне больно, прекрати! - Никки снова попытался вырваться, и снова безуспешно.

Дан через пару минут все-таки отстранился, бросив равнодушное "На колени, спиной ко мне".

- Нет! Я не хочу этого, пожалуйста, не надо! - мальчишка мгновенно потянулся за брюнетом, почти что заревев, и крепко обнимая его ноги, в которые уткнулся мокрым от слез лицом. Худенькое тело сотрясалось от рыданий, а острые плечи конвульсивно вздрагивали каждый раз, когда с губ парнишки срывалось очередное "Не надо, умоляю, нет".

Дан за всем этим "представлением" наблюдал со все тем же равнодушным и холодным выражением лица, вот разве что в глазах иногда мелькало что-то странное, похожее на отголосок чувств.

- Так нравится унижаться? - спокойно спросил он, когда, наконец, смог оторвать от себя Никки, вновь встряхнув его за плечи и пристально всмотревшись в заплаканное личико. Мальчишка тут же перестал реветь и даже стал серьезным, насколько это вообще было возможным в таком состоянии.

- Я... я ненавижу это... ненавижу унижения, а ты только это со мной и де... делаешь, - постоянно прерывающимся, хриплым от слез голосом ответил мальчишка, - зачем тебе все это? - Он даже снова уже готов был устроить истерику от безысходности, вот уже и слезы в глазах появились.

- "И откуда в нем вся эта жидкость берется..." - с невольной жалостью, смешанной пополам с раздражением, подумал Дан, дергая мальчика ближе к себе. Тот как-то удивленно икнул и даже, кажется, забыл как дышать, из-за чего брюнет даже не смог сдержать тихого смешка, в этот раз довольно нежно касаясь губ мальчишки. Никки только совсем уж широко распахнул глаза, неуверенно отвечая на этот поцелуй и,немного поколебавшись, все же обнял хозяина руками за шею. Казалось бы, милое и невинное действие, от которого на губах Дана расползлась хищная и собственническая улыбка. Можно, сказать, даже отчасти дьявольская.

- На этот раз ты избежал наказания, но в следующий раз не надо и просить о прощении. Не поможет. И еще, для тебя я хозяин или господин, никаких обращений на "ты", все понятно? - брюнет говорил это как можно более твердо, чтобы до мальчишки дошло, а главное, сохранилось у него в памяти.

Ответом был кивок, Никки предпочел вообще рта не раскрывать, чтобы не сказать что-то не то вслух.

- Не слышу, - Дан повысил голос совсем ненамного, но этого хватило, чтобы паренек тихо пробормотал:

- Я все понял, х-хозяин, - с трудом выдавил он из себя последнее слово, опуская голову. Как-то и все равно ему уже было, что станет с ним дальше.