Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Расправа



-Мне хватило того, что я уже увидел. – Раздался за его спиной насмешливый, пусть и полный холодной ярости голос.
Блондин медленно повернулся назад с появившейся на губах издевательской улыбкой.
-Что, пришел забрать свою игрушку? Боюсь, он в себя уже не придет, - Цокнул Кет языком, поудобнее перехватывая плеть и тот нож, которым полосовал спину мальчишки.
-Я не стану разменивать драгоценные минуты на пустые разговоры, тем более, с живым покойником, - Сказал, как отрезал, Дан, поднимая руку со своим любимым пистолетом и стреляя в бывшего лучшего друга. На штанине на уровне колена расползлось кровавое пятно, а Кет с негромким вскриком свалился на пол, перебитый коленный сустав просто не позволил бы ему удержаться на ногах.
-С-сука... – Блондин с тихим шипением метнул в него нож, который пролетел совсем рядом с виском брюнета, срезав прядь волос.
-Заткнись, ублюдок. То, что ты сделал с моей игрушкой... я не прощу тебе этого. Сдохни. – Еще один выстрел, и перебита была теперь уже другая коленная чашечка. Последовал еще один болезненный стон. Кету теперь только оставалось в бессильной ярости наблюдать за Данном который подошел еще ближе, с мстительной улыбкой, играющей на губах, со всей силы наступая на перебитый сустав.
-Блядь. – Ненависть. Жгучая ненависть в глазах блондина. Если бы это был другой человек, он бы испугался, но только не хозяин Никки.
Брюнет только насмешливо усмехнулся. Еще два выстрела, один за другим пробившие плечи Кета. А с близкого расстояния получилось так, что пули прошли насквозь, Дану даже пришлось прикрыть лицо, чтобы в него не попали осколки разлетевшихся по частям кусочков костей. Блондин уже не вскрикивал, он действительно кричал, было слишком больно. Заткнулся парень лишь ощутив, как ко лбу было приставлено холодное дуло пистолета.
-Это было бы заманчиво, убить тебя прямо так, чтобы ошметки мозгов и черепа разлетелись по стене. Только мне жалко Никки, у которого на глазах все это произойдет... поэтому умирать ты будешь долго и мучительно.
-Ты становишься сентиментальным, Данте. За какого-то раба убиваешь самого близкого человека? Не слишком ли? – С трудом прохрипел Кет, плюнув в лицо своему мучителю, как только тот присел.
Парень спокойно отер щеку, лишь после этого размахнувшись и со всей силы отвешивая ему пощечину:
- Я не люблю, когда трогают мою собственность. – Брюнет убрал пистолет, вместо него взяв тот самый кнут, которым еще совсем недавно полосовал Никки его «друг».
-«Я не люблю, когда трогают дорогих людей... кто-то кроме меня» - В мыслях его ответ звучал совсем иначе, но раз уж Кет позволил себе подобное ляпнуть.
-Вот как... – На секунду брюнету показалось, что бывший друг видит его насквозь, таким задумчивым и грустным стал его взгляд, но это ощущение быстро пропало и вернулась прежняя ненависть, когда в глаза Кета вернулись ненависть и боль.
-Сначала я вырежу тебе глаза... потом по сантиметру сожгу пальцы после того, как вырву ногти. Потом, если еще будешь жив, можно будет вспороть живот и вытащить кишки, выпотрошить их... а дальше решим, - Говоря все это, Дан медленно вел лезвием плашмя по щеке блондина, наслаждаясь появившимся в глазах нескрываемым ужасом. Сейчас брюнета сложно было бы узнать даже хорошо знающим его людям, к коим Кет и относился. Парень, обычно такой спокойный, сейчас явно нервничал, вот только не за себя, а за безжизненно висевшего на козле мальчишку.
Дан лишь заткнул блондину рот вытащенным у того из кармана кляпом, обычная мера предосторожности, чтобы парень не откусил себе язык. А то это будет слишком легкой смертью, захлебнуться собственной кровью.
А дальше последовал настоящий ад, в который с головой окунулся Кет еще при жизни. Хотя, какая же это жизнь.
Чем дальше, тем изощреннее, так, если один глаз Дан все же вырезал своим ножом, то второй медленно и очень мучительно для блондина сжигал раскаленной над зажигалкой тонкой металлической палочкой, которая с тихим шипением погружалась все глубже и глубже в открывающуюся плоть.
Кет уже давно не мог кричать. Он то проваливался в спасительную темноту, то выходил из нее от очередной пытки бывшего друга. Парень уже ничего не видел, не чувствовал рук и ног... разве что адскую боль в них.
Хуже стало, когда брюнет взял что-то вроде массивных щипцов с очень острыми и неровными краями, которыми просто буквально начал отщипывать куски живой плоти, мышц, царапая по кости.
Боль, дикая боль, и накатывающее оцепенение. Звуки, ощущения, запах собственной крови и горелой плоти, металлический привкус во рту. Все это постепенно начало отступать, когда темнота полностью захватила сознание блондина.
Он уже не чувствовал, как в глотку был со всей силы вонзен нож, а уж тем более не мог увидеть, как хлынувшая кровь залила руки брюнета.
Он просто перестал существовать как человек. Сдох, как последняя собака, безжалостно прирезанная хозяином.
Дан поднялся, брезгливо отряхнулся и пошел к Никки, больше ни взгляда не кинув на изуродованный труп.