Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Чудовище.



Джейди…Джейди…Джейди…проснись…

Парень приподнялся и ощутил тупую слабую боль, медленно распространившуюся по всему телу. Он открыл глаза. Слева на белой стене висела физическая карта мира. Его карта... Внезапно над ним нависло слегка бледное напряженное лицо Арека, и он вскочил с дивана, так и замер в таком положении. Друг обеспокоенно глянул на Джейди.

– Что ты делаешь? – недоуменно спросил Арек, не понимая, что творится с его другом. – С тобой все в порядке?

– А? Да…– протянул Джейди, почесал затылок. До него самого не полностью доходило, что произошло. Но только он открыл рот, чтобы спросить, как Арек заговорил: «Мы были в шоке, когда это произошло... Потом ты проспал три дня, мы с Мэттью очень волновались за тебя… ты помнишь, что с тобой случилось?» На вопросе Арек сделал акцент, устремил серьезный взгляд на Джейди, отчего тот почувствовал себя неуютно.

– Нет, – твердо ответил он, хотя прекрасно помнил все детали турнира, особенно черты лица противника.

– Хм, возможно у тебя временная амнезия, – Арек задумался. – Два дня назад ты принял участие в соревновании, а оно завершилось для тебя плачевно. Все поначалу шло хорошо... господи, Джейди, как тебя угораздило?! Мы могли потерять тебя! Благо, что твой противник вытащил тебя вовремя. Мы так и не дозвонились твоим родителям...

– Так что случилось? – не понял Джейди, перебивая его. Он потер затылок. Непонятно почему, он ныл, словно он упал и ударился затылком, а не едва не сломал себе шею.

– Ты упал. Упал с доски, когда поднялась волна.

Джейди запнулся, переваривая услышанное, и удивленным немигающим взглядом уставился на Арека. Откровение друга поставило его в тупик. Да Джейди и не мог ничего сказать. А что он мог? Что же действительно произошло тогда на пляже? Сон? Жуткий сон, перемешанный с реальностью…

– Врач сказал, что ты легко отделался. По праву, у тебя был всего лишь легкий ушиб ноги! Ты просто счастливчик! – тот усмехнулся, взглянув на наручные часы. – Ты уж прости, засиделся я с тобой, мне на работу пора.

– Работа? С каких пор ты уже работаешь?? – удивился Джейди, все не в силах вернуться на землю грешную, пребывая в воспоминаниях своего «сна».

– Ну, как с каких? Полгода уже! Подрабатываю у отца кассиром в хозмагазине «Лотос». Через полчаса как раз начнется моя смена! – Арек гневно посмотрел на него. – Я уже говорил тебе. Собираю деньги на водный мотоцикл. Вспомнил?

– Да–да, – Джейди смутился, припоминая что–то подобное. И почему он вдруг забыл?

– Ладно, бывай. Ах, да! Врач рекомендовал, если вдруг станет плохо, вот он написал название лекарства, – с этими словами он нырнул в карман брюк и достал скомканный лист бумаги и протянул другу. Джейди взял листик, взглянул на название лекарства, написанное корявым почерком, и кивнул.

 

Через полчаса, как Арек ушел, живот пронзила острая боль, от которой Джейди согнулся напополам. Внутренности словно бы выворачивало наизнанку, он схватился за него, в надежде укротить боль. Словно по волшебству, все прошло через несколько минут, и парень быстро развернул поданную Ареком бумажку. Он успел прочитать название и быстро оделся, как вдруг приступ повторился снова, взорвавшись лучами адской боли во всем теле. Джейди ахнул и едва не упал на пороге, уже собираясь выйти. Да что это за напасть такая?

Не теряя времени, пока не случился следующий приступ, он быстрым шагом помчался в ближайшую аптеку, находившуюся в нескольких кварталах от его дома. Повернув за угол, он вышел в преддверие широкого маркета «Умная покупка». Каждый день, и сегодня не исключение, парковка была забита машинами, покупатели разгружали покупки по машинам прямо с тележек. Жизнь бурлила своим чередом, будто бы вчера ничего и не случилось. В этом продуктовом маркете было два этажа, один из которых располагался на 0 этаже, попросту – в подвале. Через несколько зданий находилась аптека.

Джейди торопливо двигался вперед, моля Бога о том, чтобы приступ не схватил его на улице, и он не свернулся где–то посреди дороги. Глаза его округлились, когда он узнал на парковке маркета фигуру статного человека. Светлые волосы, спадающие на плечи, яркие голубые глаза... Джейди помнил его! Это был его противник в турнире, тот, кто плыл по волнам против течения и исчез во время шторма!!! Значит, это был не сон! Джейди остановился, не в состоянии двинуться с места. Таинственный незнакомец (а может и знакомец) в яркой красивой майке с пальмами продолжал стоять, изредка осматриваясь. Одна машина подъехала и остановилась, на парковке, обогнув его фигуру. А он продолжал стоять, словно высматривал кого–то. Из авто вышла молодая пара и двинулась к входу в маркет. Они что–то бурно обсуждали, едва не срывались в ссору. Тут девушка замолчала, подправила сумочку на плече, и взяла своего парня под руку. Блондин стоял, как тут глянул на свою руку и последовал в маркет. Прозрачные автоматические двери скрыли его внутри.

Любопытство взяло верх, Джейди, забыв о болезненных приступах, и напрочь об аптеке, направился вслед за белобрысым, и через минуту оказался внутри маркета. Его сразу встретили кассы, где отоваривались покупатели. Такая планировка здания позволяла сделать магазин обширным, и при этом, не занимающим много места. Широкие ступеньки вели вниз, откуда наверх поднимались люди. Джейди узнал белобрысого, нырнувшего вниз по ступенькам и последовал за ним. Сегодня было достаточно много покупателей, но Джейди не потерял из виду свою цель, выделявшуюся среди остальных своими длинными светлыми волосами. Вдруг Джейди поймал на себе его взгляд и быстро спрятался за стеллаж с макаронными изделиями. Красавчик прошел в следующее отделение магазина, на витринах которого лежали овощи и фрукты, и Джейди последовал за ним. Однако, поздно – белобрысого и след простыл. Выругавшись, он повернул обратно, попутно посматривая по сторонам в поисках знакомой шевелюры. Только он подошел к ступенькам, ведущим на выход, как заметил новый отдел сбоку, который он сначала не заметил. Над ним глаголила надпись «бытовые товары». У стеллажей он сразу нашел искомого человека, который высматривал стиральный порошок, но тот, так ничего себе не выбрав, ушел вглубь магазина. Джейди последовал вслед за ним, как тут ему перегородил дорогу сотрудник маркета, катящий на тележке новую партию бытовой химии. Шампуни, заурядные гели для душа… Дорога освободилась.

Вдруг раздался душераздирающий крик, следом послышалась чья–то ругань, и продавец, разгружающий товар недалеко от Джейди, бросился на источник крика. Крик стих и тут раздался сильнее, вперемешку с каким–то гамом. Что–то разбилось. Джейди не понял, что происходит, двинулся на звук, как и другие обеспокоенные покупатели, и вдруг почувствовал приступ тошноты, сопровождавшийся вдобавок с пронизывающей колющей болью в животе и груди. Он в ужасе закрыл рот рукой, подавляя тошноту. Но не боль. Она пошла выше... а там вскоре начала отдавать в правую руку. Внезапно силы покинули его, он упал на колени, в глазах потемнело. Последнее, что он слышал, был глухой рев.

 

Он был ослеплен светом встроенных в потолок ламп, как только открыл глаза. Поднявшись на ноги, Джейди ощутил небывалый приток сил. Стояла тишина, а вокруг никого не было. Кое–где на полу валялись различные товары, продуктовые тележки стояли, брошенные вместе с товаром. Весь этот беспорядок создавал впечатление, что это место покидали в спешке.

Джейди прошел вдоль нескольких стендов, заваленных снеками, но его встретила та же пустота. Люди пропали. Даже продавцов не было. По его спине пробежал холод, когда рассеивая тишь, уши наполнил глухой стон, казалось, доносившийся откуда–то издали. Джейди не мог определить, откуда именно, стал продвигаться дальше. Хруст под ногами громом пронесся по магазину. Стон вдруг смолк, и сразу раздался снова, ежеминутно прерывался всхлипами, словно звал к себе... Джейди посмотрел себе под ноги – он наступил на пакетик с сухариками, и крошки хлеба от вскрытой упаковки рассыпались на пол. Джейди успокоил себя, стараясь не слушать этот монотонный звук, режущий уши. Осторожно шагая вперед, высматривая среди оставленного вмиг всеми магазина, хоть одну живую душу, он начал понимать, что у самого внутри стал закрадываться страх. Напряжение и все растущий дискомфорт усиливало это мычание, как затянувшееся рыдание, сотрясающее пустующий магазин.

– Эй! – позвал Джейди, но ему никто не ответил, лишь стон на мгновение прервался, а потом разрядился новыми рыданиями.

Миновав отдел с конфетами, и опять никого не встретив, он заметил, что впереди нет света. То ли лампы сломались, то ли кто–то намеренно выключил освещение второй половины маркета. Звук начал приобретать дополнительные грубые звучания, отчего становился похожим на рокот. Там, дальше, был уже край маркета, скрытый во тьме. Парень осторожно шел вперед, во мглу, и понял, что многие лампы тут оказались выбиты. Впереди высилась какая–то гора возле силуэта опрокинутого стеллажа. Кругом валялись упаковки из–под чая и кофе. Некоторые пакеты были повреждены, и на полу черным пеплом рассыпалось их содержимое. Вероятно, что–то опрокинуло массивный стеллаж с товарами, и никто ничего не убрал. Гора лежала непоколебимо, и Джейди вдруг понял, что от нее исходит этот стон, полный боли и разочарования. Он шагнул вперед, во тьму, и на мгновение ослеп. Глаза быстро привыкли к темноте, и Джейди осторожно сделал шаг к горе, второй ногой расчищая себе дорогу среди мусора, который некогда стоил денег.

И тут он увидел, как гора медленно сотрясается, и стонет, как человек, свернувшийся калачиком. Но этот звук казался таким нечеловеческим и неправильным, что Джейди на уровне подсознания хотелось быстрее покинуть это место. Его глаза скользнули вправо и увидели на полу какой–то черный развод. Он не мог определить, что это, тут и так было достаточно темно. Дальше, за кучей, что–то было. Блестело, поймав крохотный лучик света от электрических ламп. Это что–то на вид казалось склизким и мягким…

Туша перед ним затряслась.

– Сейчас я помогу вам, – произнес Джейди, приближаясь к смутным очертаниям, и присел. Он коснулся чего–то мокрого на поверхности горы и сразу отдернул руку. Он посмотрел на испачканные пальцы под слабым освещением ламп, роняющих свет в нескольких метрах от него. Это была красная густая жидкость. Кровь? Джейди вскочил и ахнул, в ужасе попятился, но тут споткнулся за что–то и свалился на спину, вздрогнув от боли.

Стон оборвался, сменившись на глухое рычание. Джейди поднялся, осторожно двинулся назад,

вперед спиной, не упуская из виду трясущуюся гору, которая закопошилась и задергалась, как пробуждавшееся животное. Джейди бросал взгляд назад, чтобы посмотреть, куда идет, чтобы не свалиться снова. Тут он понял, что до смерти напуган.

Туша перед ним осторожно выпрямилась, разгладив длинное узкое тело и расправив широкие плечи. Силуэт показался Джейди горбатым, и он не заметил, где туловище переходит в ноги. Джейди не останавливался. Он отступал назад, между тем как что–то медленно выползало из тьмы на свет. ОНО издавало шуршащий звук, и парень ужаснулся, увидев змееобразное лоснящееся тело, показавшееся из мрака. Во тьме, немного выше человеческого роста, вспыхнули два желтых шара.

Что бы то ни было, он бросился бежать, периодически оглядываясь на темное тело, лениво выползающее на свет. Шуршание усилилось и Нечто вздернулось, во всей своей красе выйдя на свет. Недлинная костлявая конечность, оканчивающаяся изогнутым длинным лезвием, приподнялась, коснулась пластиковой стены и нажала, проведя глубокую борозду.

– Т–ты–ы п–поп–ла–а–ти–шься–я–я з–за э–это, – прохрипело Нечто, и Джейди сразу различил слова. Шары–глаза, посаженные в глубоких глазницах, поражали наличием странной злобы. Окровавленная пасть раскрылась. ОНО с шипением рвануло прямо на него, и парень бросился в сторону, за стеллаж, пропустил ринувшееся к нему нечто мимо. Раздался грохот падающего стеллажа, следом по полу покатились огурцы и картошка. Они то катились, то подпрыгивали, уносясь вдаль от рычащей уродливой твари. Она выпрямилась, опустив конечности на стену, и двинула ими. С неприятным скрипом белая стена исказилась черной полоской. Широкий блестящий хвост перекатился в сторону, задел несколько валяющихся огурцов на полу, и те полетели в стороны, ударяясь о другие стеллажи, или падая прямо на них. Деля соседство с множеством упаковок круассанов и печенья. Стеллаж, упав, задел другой, и накренил его. Фрукты посыпались с него, падая и разбиваясь о твердый плиточный пол.

Джейди рванул к выходу. За его спиной, роняя с полок продукты, плыла тяжелая туша. Парень краем глаза видел темную фигуру, упирающуюся почти под потолок. ОНО еще пока не нагоняло его, и Джейди быстренько пробежал наверх по ступенькам. Каков был его ужас, когда вместо двери стояла металлическая пластина, гладкая, как лед. Словно бы вросшая в стены, она не являлась отдельным составляющим. Джейди провел по краям плиты мокрым от пота пальцем, в надежде найти хоть какую–нибудь щель, но плита оказалась намертво впечатана в стены. За спиной раздался визг, послышался грохот ещё одного опрокинутого стеллажа. Затем еще и еще… и все ближе и возбужденней… Чудовище пока не показывалось, но оно, судя по всему, оно забавлялось. Джейди испугался, со всей силы ударил по плите ногой. По ступне распространилась тупая боль, он пожалел о своей импульсивности. Тогда он разогнался и ударил по плите плечом, но тщетно. Предательская железяка продолжала величественно стоять на прежнем месте. Только плечо заболело, и больше никаких изменений. На полу у ступенек появилась размытая тень – нечто уже совсем рядом. Оно даже не торопилось... словно знало, что жертва никуда не денется. Жуткая зубастая морда внезапно вынырнула из–за угла и уставилась на парня, испуганно прижавшегося к стене. С длинных зубов твари на пол капала кровь. Кап–кап...

– Ты поплатишься за это, – еще отчетливее прорычало Нечто и вытянуло длинный лоснящийся коричневый хвост. В глазах загорелась искра.

 

Уже почти стемнело, когда черная с белыми надписями полицейская машина, на двери которой различалось изображение золотой звезды, подкатила к маркету «Умная покупка» и остановилась. Рядом, на пустой стоянке стояли три фургона, похожей раскраски, перегородившие дорогу. Дверь машины открылась, и на асфальт ступил офицер–лейтенант Джон Льюис, прославленное лицо города М. На его счету были разоблачены многие преступные группировки. Почетное уважение Льюис заработал после десяти лет служения закону. Сейчас же ему 44 года, но лицо его сильно постарело за годы непрерывной нервной работы. Глубокие морщины как шрамы изрезали его лицо, серые глаза потускнели, а голову украшали седые коротко остриженные волосы. Но ничто никогда не убегало от его взора и не убежит и сейчас. Он посмотрел на маркет, сошедший словно с глянцевой обложки. Грузная металлическая плита вместо двери, изрядно портила общий вид, но придавала некий зловещий оттенок. Как нелепая деталь в общем фоне, она пугала и завораживала.

Фонари, стоявшие в четырех углах площадки, на которой находился маркет и парковка, были полностью облеплены насекомыми. Некоторые легковые машины безмолвно стояли на парковке, создавая атмосферу заброшенности. Чем не вписывались в общую картину. Четырехэтажные дома, стоявшие через широкую двухполосную дорогу по обеим сторонам от маркета, чернели своей пустотой. Несмотря на то, что и дорога, и парковка маркета были освещены, общая картина выглядела пугающей своим спокойствием. Ночную тишину не раздирали проезжающие единичные машины или же прохожие. Льюис знал, почему. Дороги в радиусе пятидесяти метров были перекрыты.

Льюис заметил полицейского, вылезающего из своей машины в нескольких метрах от его красавицы. Джексон прибыл на полчаса раньше, разведывал ситуацию возле маркета. Льюис посмотрел направо – три фургона группы захвата стояли на месте. Полицейский нервно двинулся к офицеру и замер перед ним.

– Итак, Джексон, удалось что–то выяснить? – спросил Джон.

– Нам поступил анонимный звонок с автомата, что маркет по адресу ул. Черрка был захвачен неизвестными лицами. Предупредили, что они очень вооружены, – немного помешкав, ответил молодой полицейский.

– Хм, вы даже не удосужились удостоверить личность, Джексон, как это понимать?

– Простите, но мы не успели это сделать...Продолжительность звонка была от силы секунд 10...

– В следующий раз приложите максимум усилий, чтобы хоть как–либо зацепиться за подозреваемого.

– Есть, офицер!

Джон оглядел парковку, и лицо его помрачнело. Затем двинулся к маркету и остановился перед плитой, оценивающе обвел ее взглядом. Джексон сразу оказался рядом, последовав примеру офицера. Он пытался понять, как она тут оказалась, но ничего разумного не приходило в голову. Надо сказать, что и наличие группы подготовленных бойцов напрягало его.

– Что это? – поинтересовался Джон.

– Очень странная плита, – ответил полицейский, – я не нашел ни следов паяния, ни даже лазейки, чтоб ее выломать.

Джон провел по поверхности плиты ладонью.

– Зачем они заблокировали вход? – риторический вопрос словно повис в воздухе.

Внезапно его ладонь что–то нащупала. Всмотревшись, Джон обнаружил нечеткое изображение змееподобной чертовщины. Хм, удивительно, кому понадобилось изображать подобное на плите…

– Джексон, прикажите им от меня ломать эту чертову плиту. Пусть берут взрывчатку.

Тот кивнул и убежал к фургонам, из которых после посыпались сотрудники группы захвата с автоматами в руках. Четыре человека выбежали первыми, и расположились по парам под двумя фонарями, стоящими ближе всех к маркету. По одному приказу офицера они были готовы вылить килограммы свинца на неприятеля. Некоторые прихватили с собой гранаты. Джон заметил, как его зам нервничает. Четверо других спрятались за припаркованными машинами, и их вообще не было видно. Пятеро человек выбежали последними из самого левого фургона, и заняли позиции в десяти метрах напротив плиты. Они расстелились чуть ли не полукругом за спинами офицера и его зама. Затем из правого фургона выбежал еще один и двинулся к плите. В его руках покоилась взрывчатка. Понадобилось за малым пара минут, чтобы установить бомбу. Она как уродливое бельмо чернела на серебристой поверхности. В следующее мгновение офицер дал команду и раздался грохот. В воздух поднялись густые клубы пыли. Однако, взрыв не выбил плиту, даже никак не повредил. Плита продолжала непоколебимо стоять, словно насмехалась над офицером, сверкая своей гладкой поверхностью. Джон лишь сдвинул брови, лицо его напряглось. Нависла недолгая пауза, тишиной режущая уши присутствующих.

– Джексон! – позвал офицер, и зам очутился рядом. Джон уже хотел что–то сказать, но слова так и не сорвались с его губ.

Вдруг…Воздух сотряс глухой грохот. Затем снова, но сильнее. Затем еще раз. Плита медленно поддалась вперед. Со скрежетом на ней стали образовываться маленькие холмики, словно кто–то по ту сторону стоял и бил плиту чем–то очень крепким, от чего металл прогибался под ударами. Удары становились громче, а выпуклостей на плите все больше. Тут толчки замерли, и раздались снова, стали отражаться лязгающим звуком. Один маленький холмик принялся расти под мерный методичный звук, вырываясь все дальше и дальше, от остальных себе подобных. Льюис тревожно схватился за пистолет в кобуре на поясе. Снова удар… и снова… и с каждым ударом след оставался все больше и больше. С маленького пологого холмика он превратился в настоящую гору. Продолжающиеся с минуту толчки резко угомонились.

– Эй, вы, рассредоточьтесь! Слева и справа от маркета! – закричал Льюис захватчикам, рассевшимся под фонарями. Те быстро выполнили его приказ, замерев за живым полукругом, продолжающим стоять на месте. Они так же присели, вскинув оружие в сторону покореженной плиты. Тишина продолжала резать ухо уже минут десять.

Под ногами задрожала земля, и раздался грохот – плита со столбами пыли выпала на порог. Из образовавшегося проема на людей смотрела тьма. Опустилась глухая зловещая тишина, которая длилась несколько минут. Льюис прервал ее приказом. Двоим захватчикам требовалось выяснить ситуацию, по возможности пробраться вовнутрь. Те медленно двинулись, прикрывая друг друга. Они попеременно оглядывались, словно ожидали нападения откуда угодно, но не из маркета. Рэнди Наффз почти вплотную приблизился к зловещему черному проему и заглянул внутрь. Его встретил лишь мрак и холод, пронизывающий с головы до ног. Электричество в маркете выбило, но холод от кондиционеров еще остался. Рэнди неуверенно наступил на покореженную плиту. Та зазвенела под его ногами, разрезала тишину рваным звуком. Он медленно перешагнул через входной проем, и достал карманный фонарик, который покоился возле гранат. Слабый луч света выхватил из темноты нетронутые кассовые аппараты. Там, внизу, за ступеньками, располагался весь маркет. Он посветил туда. Свет рассеивался вникуда, однако, в ответ ему изнутри помещения кто–то зарычал. Что–то зашелестело. Рэнди не мог понять, что, пока свет не явил ему огромную фигуру. Прямо перед глазами возник темный силуэт, горой нависший над ним. Наффз слегка опешил, и закричал, когда на черном фоне очертаний вспыхнули два желтых глаза. Он схватился за оружие и несколько раз что–то выкрикнул – но нечто оказалось быстрее. Несколько патронов звоном застучали в глубине магазина, но уже большего Рэнди не мог себе позволить. Предсмертный крик заставил его соратников повернуться к злосчастному входу и не сводить с него глаз. Напряженная тишина нарушилась глухим рычанием.

– Назад!!! – заорал Джон группе захвата, но было поздно. Нечто, вынырнувшее из проема, скрываясь в коричневатой завесе, схватило еще одного, подкравшегося близко к выходу, захватчика, и утянуло в свою нору. Остальные вмиг отступили, не понимая, с чем связались. Дула их оружий, так уверенно целящихся вперед, задрожали над асфальтом. Все как один, попятились от облака пыли, все еще клубившегося в воздухе. Словно оно могло причинить им вред, или, того хуже, убить.

Раздался обрывистый крик, и в следующий момент что–то круглое взлетело в воздух из черного проема и упало к ногам офицера. Он с ужасом разглядел под ногами окровавленную голову Рэнди, с искаженным от ужаса лицом.

– Ты… Это ты, – услышали люди невнятную речь, доносившуюся из черного проема. Остальные захватчики шарахнулись прочь от маркета, скучковались напротив черного прямоугольника выхода, и подняли оружие. Черные кружки многочисленных дул уставились на проем.

Нечто выскользнуло из черного прямоугольника, как змея, и вытянулось, представив во всей красе. Захватчики в ужасе опустили дула автоматов, и покрепче сжались за гранаты.

Два горящих, как огонь глаза, сверкнувших сквозь тьму, словно бы насквозь пронзили душу офицера. Нечеткий силуэт перекачнулся и замер, представ под светом луны и фонарей. Это было высокое, в два с половиной метра темного цвета создание, с маленькой уродливой приплюснутой головой, похожей на обтянутый кожей череп. Из черных впалых больших глазниц на людей смотрели огромные желтые глаза, а длинная зубастая пасть капала мерзкой жидкостью. Недлинные, загнутые вниз ребристые рога придавали твари еще более ужасающий вид. Широкая короткая шея упиралась в неровный с шипами–наростами панцирь, похожий на бронежилет, из которого торчали по бокам недлинные костлявые палки, оканчивающиеся длинными изогнутыми лучами. Из панциря выходило широкое плосковатое лоснящееся змеевидное тело (или хвост?), покрытое гладкими блестящими пластинами, упирающееся о землю. Продолжая издавать хриплый звук, чудовище вдруг накренилось, а затем выплюнуло что–то на асфальт. Офицер с ужасом разглядел кисть человеческой руки с неестественно скрюченными пальцами.

– Стрелять! – заорал он группе захвата. Те открыли огонь, но, будучи очень напуганы, не могли сосредоточиться даже на такой крупной цели. Пули пролетали мимо, врезались в оббитые пластиком стены маркета, и лишь немногие достигали тела чудовища. Сверкающее на лунном свете тело твари украсилось мимолетными звездочками от отскакивающих пуль.

Кто–то прокричал «Ложись!», и свет фонарей осветил летящую к твари гранату. Она разорвалась прямо под лоснящимся хвостом, подняла облако пыли. Послышалось шипение, кто–то снова стал стрелять. Пыль быстро рассеялась, и стоящая на месте тварь словно бы ухмылялась, не получив ни малейшего повреждения.

Патроны продолжали сверкать на шипастом панцире, но они даже не причиняли похожей на химеру твари, дискомфорта. Замурчав, она продолжала стоять как изваяние, как вдруг сорвалась и молнией накинулась на захватчика Кевина Джерва. Бедняга даже не успел пошевельнуться, как его голова оказалась в пасти монстра. Он закричал, когда массивная челюсть с хрустом сжалась. Алая кровь окропила рогатую морду, жёлтые глаза вспыхнули, стали похожи на две искорки. Чудовище разинуло пасть, ставшую огромной, и, навалившись на несчастного человека, поглотило целиком. Выпрямившись, Химера сомкнула окровавленные челюсти.

Снова полетела граната, и на сей раз опустилась прямо на панцирь, застряла между двух выпирающих кривых шипов. Уродливая голова, торчащая немного ниже, гортанно зашипела. Взрыв короткой вспышкой лизнул бронированное туловище, и химера качнулась, взмахнула несуразными конечностями. Ее голова на мгновение нырнула в массивный панцирь, но увесистые рога застряли, не позволяя голове нырнуть в отверстие. Химера злобно зарычала, раздосованная такой вопиющей несправедливостью. Кривые ножи, вросшие в тонкие ручонки, приподнялись, и сверкнули голубоватым светом, поймав лучик от фонарного столба.

Вдруг она сорвалась с места и рванула к машинам, ловко маневрируя среди них, как тут зависла над одной авто, и вытянулась вверх, выглядывая спрятавшихся. Раздались выстрелы, и на уродливой голове заиграли желтые звездочки. Химера заревела, и плашмя ударила кривым ножом по крыше несчастного авто. Его владельцу, если он еще жив, придется потратить много средств на ремонт.

Захватчики стремительно повыбегали из своих укрытий и открыли огонь. Автоматная очередь затараторила на своем языке, и сразу оборвалась. Легким движением широкого гладкого хвоста сверху вниз оно разрубило одного захватчика. Кровь фонтаном брызнула во все стороны, окрасила стоящего рядом напарника. Он чувствовал, как пропиталась кровью его товарища одежда, и обезумел, увидев две половины только что бывшего живым помощника, лежащие в красной луже близ колеса черной иномарки. Мертвое лицо застыло в маске ужаса. Он закричал и открыл огонь. Джон слышал, как оборвался крик бедняги, когда кривое лезвие монстра опустилось на его шею.

Оно рвало и уничтожало группу захвата, но совсем не трогало офицера, хотя неоднократно оказывалось рядом. Выжившие отчаянно бежали к фургонам, но чудовище настигало и их, не давая никакого шанса на спасение. Автоматная очередь срывалась взрывами гранат, и оканчивалась мерзкими хрипами обтянутого кожей черепа. Неподалеку раздался оглушительный взрыв, и улица на мгновение осветилась рыжим светом. Потом до офицера донесся запах паленой резины, а следом и жареного мяса. Он мгновенно отошел от ступора, развернулся и увидел горящий фургон посреди дороги. Одно колесо вприпрыжку покатилось на обочину и опрокинулось, замерев на веки. Взорванная машина сияла как факел, поднимая в воздух слои черного густого дыма, обволакивающего все вокруг, и оставляя за собой все. И стены близстоящих домов, и фонарные столбы, и столбы электропередач.... Химера, стоящая на дороге на красно–черном фоне, сверлила офицера светящимися шариками глаз. Ее зубастая пасть поднималась и опускалась, как рот немого, произносящего безголосные слова.

Джон побледнел, и понял, что его руки стали непроизвольно трястись. Чернеющий остов, мелькающий среди жирных языков пламени, осторожно подглядывал на Джона. Безмолвие, царившее в черных коробках домов, наводило еще больше безумия. Черный хвост, поймав блик огня, сверкнул прямо в глаз стареющему офицеру, и тот сразу пришел в себя. Химера, довольно размахивая нижней частью тела, напоминала собаку, довольную от встречи с хозяином. Может, от убийств она получала свое, ни с чем не сравнимое удовольствие. Ножи, как топоры мясника, торчащие наготове, брякнули друг о дружку.

Громоздкая фигура, покачиваясь, медленно двинулась к офицеру.

Надо бежать. Куда угодно, но надо спастись! Он глубоко вдохнул воздух и повернул голову влево – там, на асфальте, в луже крови лежал его зам, бедняга Джексон. Бедняга Джексон, чья жизнь оборвалась слишком быстро. Тварь оборвала его и так недлинную жизнь, и, может, для него все закончилось безболезненно. Джон отпихнул от себя негативные мысли. Он снова взглянул на пронизывающие на бликующем черном силуэте сверкающие глазенки, и ощутил нечто, сравнимое с отвращением. Он хотел разорвать тварь голыми руками, хотя бы за то, что она сотворила с его замом. Но здравый смысл орал, что надо делать ноги.

И как можно скорее, иначе участь, которая его ждет, будет не далека от участи зама. Джон с ужасом осознал, что теперь остался один на один с чудовищем, сошедшим из фильма ужасов.

Кисть руки Джексона, скрученные пальцы которой держали пистолет девятого калибра, безмолвно лежала на своем месте. Все, что от него осталось после того, как тварь поглотила его заживо. Эта рука как фото впечаталась в мозг Джона, и потом очень долго он видел ее в кошмарах.

– Ты заплатишь сполна, – завыло существо, офицер очнулся, с ужасом наблюдая, что оно стоит напротив его, а бильярдные светящиеся глаза буравят его насквозь. Дрожащей рукой он достал из кобуры на поясе пистолет и прицелился, но последнее ему не удавалось – прицел ходил восьмеркой. Палец его дрогнул, и он выстрелил – звездочка сверкнула на панцире монстра. И снова, снова… Вытянув голову, тварь удовлетворенно зашипела. Ножи возбужденно заклацали друг о дружку, а жуткие глазенки загорелись призрачным огнем. Выражение морды существа, если так можно выразиться, походило на искаженную маску не то ненависти, не то безумия на лице вполне обычного человека. Похоже, что тщетные попытки офицера хотя бы ранить тварь, доставляли ей несравнимое удовольствие. Палец рефлекторно жал на курок и вскоре патронов совсем не осталось.

Или сейчас, или никогда. Джон бросился прочь, с отвращением ощущая нечто липкое, всхлипывающее под его ногами. Возможно, кровь… Наступил, когда бежал. Фонарные столбы сменяли друг друга, но тут усталость взяла над офицером верх, и он остановился, переведя дыхание. Годы брали свое, дышать оказалось тяжело, а сердце бешено колотилось в груди, отдаваясь колющей болью. Проклятье… Джон осмотрелся, но тварь не видел – пустынная дорога уходила вдаль. Может, все же удалось спастись?

– Думал, что скроешься? – услышал он почти человеческую речь и увидел выглядывающую морду твари из–за угла здания. Окровавленная пасть распахнулась, обнажая скользкий толстый язык. Джон бросился прочь и свернул в самый первый поворот.

Это оказалась не улица, а лишь проем между домами, затянутый сеткой. Джон схватился за холодный металл, пытаясь вскарабкаться наверх. Но тут левая туфля его соскользнула, и офицер упал вниз. Содранные до крови ладони саднили, однако, офицер не обратил на это никакого внимания. За спиной зашипело чудовище, и Джон понял, что дышит последние минуты.

Резко обернувшись, он увидел тварь, ехидно потирающую кинжальные лапы. Мерзкий скрежет разбавлялся искрами, что падали с металлических лезвий.

– Загнал сам себя в ловушку…как грустно, – прохрипело чудовище и медленно двинулось навстречу жертве. Тело при движении покачивалось, а желтые шары–глаза сверкали на темном фоне. Но не успело оно преодолеть и половину расстояния, как тут замерло, лениво обвело взглядом скрытые во мраке стены зданий, куда не падал свет. Прижавшейся к стене Джон заметил, как мгновенно соскочила гнусная улыбка с морды твари, сменилось сначала злостью, а затем тревогой. Оно нервно замотало хвостом и вдруг оскалилось. Что–то яркое ударило в глаза офицера.

Яркая кривая линия, наискось пролетевшая сверху, пронеслась через локоть конечности твари и устремилась вверх и следующее мгновение растаяла во тьме. Раздался хруст – из локтя потекла черная густая кровь. Срезанная конечность соскользнула вниз и с всхлипом упала на асфальт. Чудовище тревожно замахало головой, не обращая внимания на потерянную конечность и боль, если, конечно, оно ее чувствовало. Загадочная кривая молния сверкнула опять, задела панцирь монстра поперек, и, устремившись в темную бездну высоты, исчезла. Что бы это могло быть?.. Душераздирающий крик чудовища заставил офицера встрепенуться, и тогда оно скривилось, выпятило хвост буквой «С». В следующий миг торс, бросая брызги черной густой крови в разные стороны, начал сползать на асфальт. Все уже было кончено – разрубленная напополам тварь больше никогда не смогла бы подняться. Джона удивил момент самой смерти чудовища, ведь он прекрасно на своем горьком опыте видел, что пули не берут его словно покрытый броней панцирь и все тело. Он посмотрел на морду чудища, и холодная дрожь пробежала по его телу. Голова твари безжизненно припала к липкому от крови асфальту, а желтые, словно светящиеся глаза смотрели на Джона из длинных провалов глазниц. Приоткрытая пасть, усеянная, быть может, сотней недлинных острых зубов, была похожа на человеческую ухмылку, отчего офицер почувствовал себя скверно. Лишь только сейчас он осознал, до чего похожа мертвая морда на перекошенное лицо человека. Вдруг он ощутил справа от себя легкое дуновение ветра и краем глаза заметил, как в темноте появились неясные очертания чьей–то фигуры.

– Вы удивлены? – услышал он молодой женский голос, нескрываемые нотки презрения давили по самолюбию Джона.

– Кто ты? – испуганно залепетал офицер, вглядываясь в темноту и тщетно пытаясь разглядеть, кем являлся его спаситель.

Послышалась усмешка, и все тот же приятный женский голос говорил, что ему это совершенно не нужно. Некто из темноты видел, как Джон гневно сдвинул брови и поменялся в лице.

– Вам бы следовало поблагодарить меня, а не допрашивать, Джон Льюис.

– Я должен знать, кто и как спас меня от зубов той твари, – он сделал уклон на слово тварь.

Но голос все также продолжал, что ему это знать совсем не надо.

– Меня зовут Антайо. Да, я не из этих мест.

– Антайо, ты знаешь, что это за твари?

– То, что вы видели, не совсем является тем, чем кажется. Как вы думаете, почему вдруг ЭТО оказалось в замурованном плитой маркете? Неужто ему захотелось купить что–нибудь? – голос снова усмехнулся.

– Вы молоды, но это неудачная шутка.

– Это не шутка, – ответил голос.

Джону показалось, что он разговаривает сам с собой. Голос словно шел сверху, но тут кто–то плавно спустился с крыши дома и предстал перед ним. Это оказалась девушка в весьма странной одежде. Как и отметил Джон, она была еще совсем молода, и весьма самоуверенна.

– Уверяю вас, все только начинается. Это не единственное чудовище. Их будет еще семь, и последующие будут не такими безобидными, как эта.

– Безобидная? – изумился офицер. – Эта тварь сожрала группу захвата!!

– Никто не просил вас лезть не в свое дело, Джон Льюис, – девушка сделала акцент на инициалах офицера. – Это была целиком ваша вина, что вы притащили их на место бойни. Вы влезли не в свое дело, офицер. Советую вам отступить, пока вы не потеряли еще кого–нибудь.

– Я обязан защищать…– он не успел договорить, дерзкая девчонка прервала его.

– Вы, должно быть, заметили, что тварь совершенно несокрушима, мало того, ей приятны ваши попытки прикончить ее. Я скажу вам, что ее нельзя убить никакими из существующих видов оружий, только я могу это сделать.

Джон не верил своим ушам. Перед ним стояла девушка, лет 19–20, с недлинными красными волосами, со скошенной до правого глаза челкой, с фиолетовыми глазами и насмешливым выражением лица. Одета она была в легкую черную курточку, что совсем не смотрелась по погоде, под которой он разглядел упирающуюся под горло майку, облегающие черные джинсовые бриджи и высокие кожаные сапоги без каблуков. Но куда более привлекало во внимание штука в ее руке. Напоминающая свастику, она была около метра в диаметре, а основанием служила красивая круглая резная бляха, за которую девушка и держала странную вещицу. Четыре длинных, острозаточенных клинка были изогнуты на 80 градусов в середине, и наклонены по часовой стрелке. Проемы между ножами постепенно расширялись, оставляя совсем небольшой зазор у бляшки. Ходить с этой штукой и не при этом не пораниться, выглядело невозможным. Но девушка держала его твердо и уверенно, словно исключала возможность опасности ранения о лезвия, отражающих нежный лик полной луны. Именно этой штукой она убила тварь, понял офицер.

– Полагаю, у вас есть много вопросов? Понимаю, не каждый может понять, как мне это удается, – она приподняла свое оружие и усмехнулась. Вдруг лицо ее напряглось, и немигающий взгляд застыл на офицере. Нет, не на нем – она смотрела через него.

– Не двигайтесь, офицер, – серьезно сказала Антайо, и Джон понял, что она сосредоточена на чем–то за его спиной. Она выпрямилась, и совершила округлое движение рукой, которой держала своей оружие. Он заметил, как впились ее пальцы в бляшку опасной штуковины и понял, что она собралась метнуть его. Лучи мягко сверкнули на лунном свете и осветили чьи – то тени за спиной офицера.

– Что… что ты делаешь??!! – закричал офицер, но девушка ему так и не ответила. В следующий миг оружие сорвалось из ее рук и, обратившись в белую полоску, пронеслось над самой лысиной Джона. Тот не успел и двинуться, как услышал протяжный усталый хрип за спиной и, обернулся. Окровавленная голова твари, медленно катилась к его ногам, оставляя черный след.

– Живучая, тварь, – произнесла девушка и подняла руку. В ладонь на бешеной скорости врезалась ее оружие. Поразительно, но штуковина не разрубила ее напополам, а покорно замерла в ее руках как питомец. Изумленными глазами он уставился на незнакомку, с трепетом ожидая ответа. Та с прежним презрением посмотрела на него.

– Пппоплаааатишшшшьььсяяяяяяя, – протянула голова свое последнее слово и смолкла.

– Пожалуй, я не учла, что только отсечение головы способно остановить ее, – она внезапно усмехнулась. – Будьте внимательнее, Джон Льюис, порой не всегда врага можно убить с первого раза.

– Почему эти твари говорят? – Джон обвел взглядом голову монстра.

– Я уже говорила вам, что вы не понимаете, с чем имеете дело. Даже если я вам расскажу, вы не поймете.

– Я обязан защищать этот город, – отрезал офицер. – Это моя работа.

– Защитите хотя бы себя, – бросила Антайо. – Чтобы этому городу пришлось в будущем хоть кого–то защищать.

С этими словами девушка развернулась к нему спиной и скрылась во тьме. Как и тело твари. Вместо тела остались черные пятна. Все это выглядело так странно. Медленным, неуверенным шагом офицер отправился обратно, периодически спотыкался на ровном месте. Он думал, как справиться со следующим налетом чудовищ, о которых предупреждала Антайо.