Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Этика внутренней жизни



Этика Иисуса Христа делает акцент на праведности сердца. Для того чтобы быть допущенным в Царство Небесное, нужна праведность, превосходящая праведность книжников и фарисеев (Мф. 5:20). При этом внутренний настрой определяет внешнее поведение человека.

Даже при выборочном чтении Мишны становится ясно, что центром раввинской этики было внешнее исполнение буквы закона, праведность как внешняя чистота человека. Иисус, напротив, требовал, чтобы чиста была мотивация поступков человека, «чистота сердца». Ненависть, похоть, зависть принадлежат к внутренним ощущениям, мотивирующим поступки человека. Эти качества, мотивирующие человека на зло, надо отсечь еще до того как они станут поступками.

Это требование встречается в учениях Иисуса повсеместно. Те, чье сердце чисто, творят добро, а те, чье сердце грешно, творят зло. Поведение свидетельствует о характере (Лк. 6:4-5). Добрые или дурные плоды показывают, каково дерево внутри (Мф. 7:17). На суде люди будут держать ответ за каждое опрометчиво произнесенное слово (Мф. 12:36); ведь именно такие невольно вырвавшиеся слова свидетельствуют о подлинном характере человека и его внутреннем настрое. Окончательное оправдание или осуждение будут зависеть не от формального поведения, но от поведения, свидетельствующего о подлинной внутренней природе человека.

Конечно, в некоторых памятниках межзаветной эпохи проскальзывали аналогичные идеи. Например, этическое учение «Завещания двенадцати патриархов» также требует внутренней праведности: «Любите друг друга от всего сердца; и если человек согрешит против тебя, говори с ним мирно, да не будет зла в твоей душе, а если он раскается и исповедуется, прости его. Если же он будет отрицать свою вину, не гневайся на него...» (Гад 6:3); «тот, чья любовь чистосердечна, не будет смотреть на женщину, думая о прелюбодеянии; ибо нет скверны в сердце того, на ком пребывает Дух Божий» (Вениамин 8:2). Но это, скорее, было исключением, чем правилом.

О ритуальной чис­тоте.

Рассказ Мк. 7:14-23 содержит прин­ципиальное высказывание Иисуса Христа относительно ветхозаветной заповеди о чистоте. Центральное из­речение выражено в характерной для библейской литературы форме: «Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека» (Мк. 7. 15). В последующем поучении, в сти­хах 18-19, разъясняется отрицание (1-й полустих): «...ничто, извне вхо­дящее в человека, не может осквер­нить его... потому что не в сердце его входит, а в чрево...», а в стихах 20-21 разъясняется утверждение (2-й полустих): «Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы...». Слова Иисуса Христа упраздняют то, что счита­лось непреложным в Его окружении (и, как видно из Гал. 2.11-14, не было изжито в Иерусалимской Цер­кви и после воскресения Христа). Отрицая законы о чистоте, дейст­вующие не только у ветхозаветных евреев, но и у других народов древнего мира, Иисус Христос устраняет раз­личие между «чистым» и «нечис­тым». Однако, если посмотреть в древность - это различие ставилось под сомнение уже ветхозаветной верой в то, что «славы Господней полна вся земля» (Числ. 14. 21). Христос утвердил эту норму Своим словом.

О субботе[682].

Из повествований Евангелий как будто видно, что Иисус Своим поведением нарушает представления фарисеев о субботе. Соблюдение 7-го дня как дня покоя было одной из основных заповедей, 3-й заповедью Десятисловия Моисея. Со времени Вавилонского плена у иудеев «хранить субботу» считалось актом исповедания перед лицом не­иудейского окружения (Неем 13:15-22, ср. Ис 56:2-7; Иез 20:16-24). Фа­рисейские постановления окружили эту заповедь огромным количеством казуистических правил. Соблюде­ние заповеди о субботе было легко контролируемым.

Рассмотрим рассказ Мк. 3:1-5 об исцелении сухорукого в субботу. Это повествование имеет особенность: для большинства рассказов об исцеле­ниях характерно, что больные обра­щаются к Иисусу Христу с мольбой исцелить их, и их просьба, сопро­вождаемая верой во всесилие Бога, действующего через Иисуса Христа, исполняется. Здесь все происходит иначе — инициатива принадлежит Самому Господу. Фарисеи бдительно наблюдают за Ним, и Христос, зная об этом, повелевает больному встать на середину синаго­ги и обращается к окружающим: «Должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить?» (Мк. 3:4). Вопрос предлагает такую альтернативу, которая объемлет все поведе­ние и этическую позицию человека: де­лать добро — значит спасать душу, т. е. жизнь; делать зло — жизнь погубить. Универсальное требование всегда и везде поступать так, чтобы способствовать дарованной Богом жизни, несравнимо превосходит тре­бование соблюдения субботы, которое поглощается этим основным поло­жением. Этот принцип совершенной милости, признающей бесконечную ценность жизни, является выраже­нием праведности, превосходящей праведность книжников и фарисеев (ср.: Мф 5.20). Иисус Христос властно преодолевает заповедь о субботе бо­лее совершенной заповедью о ми­лосердии и добре. И т. о., отказываясь от внешних предписаний относи­тельно субботнего дня, Иисус Хри­стос в превосходной степени испол­няет сам замысел и цель субботнего покоя — сберечь, поддержать и об­легчить жизнь человека.

 

 

Евангельское богословие не отвле­ченная сумма знаний

Благая весть - это путь обрете­ния новой жизни в Царствии Небес­ном, которое уже явлено в силе через богопознание в общении с Сыном[683]. Любая притча или поучение Спасителя содержат не толь­ко элементы богословия, но и руко­водства к практическому применению. Они неотделимы от нравственных, аскетических и во­левых решений человека и ставят перед ним проблему выбора. Часто Господь завершает Свои поучения словами: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф 13. 9, 43). Этот призыв указывает на то, что Спаси­тель не излагает учение в готовом, завершенном виде, но побуждает Своих слушателей к активному раз­мышлению и поиску; Священное Писание Он призывает не просто читать, но «исследовать»!

Евангельское богословие неоттор­жимо связано с евангельской эти­кой, т.е. с такими темами, как лю­бовь к ближнему, милосердие, про­щение, терпение и т. п. Каждая из этих тем может быть прослежена в евангельских текстах, причем опре­деляющим в них является призыв к предельному совершенству (про­щать не 3 раза, как учили фарисеи (Йома 86 Бар), и не 7, как полагает ап. Петр, а до «седмижды семиде­сяти раз» — Мф 18. 21-22, т. е. бес­конечно; жертвовать не пятую часть имущества (ср.: Лев 5. 15-16) и не пол имения, как говорит обретший Христа Закхей (Лк 19. 8), а все про­дать и раздать нищим; любить не только ближних, но и врагов.

Лю­бовь — ключевое понятие евангель­ского богословия («заповедь новую даю вам») — должна распространять­ся на всех людей[684] и при­обретает характер волевой установ­ки. Ближним может быть всякий, к кому ты приблизишься своей забо­той и любовью (см. притчу о мило­сердном самарянине). Призыв к предельному совершенству («...будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» — Мф 5:48), которое недо­ступно человеку в его падшем состоянии, требует духовного обнов­ления через приобщение к Богу и укрепление силой Божественного Духа: «для человека невозможно, для Бога все возможно».

Необходимо учитывать, что Евангелия создавались в христианских общинах десятки лет спустя после Вознесения и поэтому содержат не только слова Самого Спасителя, но нередко и традицию понимания этих слов апостолами и первыми христи­анами. Например, на вопрос «разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» разные Евангелия передают по-разному ответ Христа, каким знамени­ем Он может доказать, что «имеет власть так поступать»:

· в Евангелии от Мат­фея ответ Господа выражен так: «Он говорил: «мо­гу разрушить храм Божий и в три дня создать его»» (Мф 26. 61). Вероятно, Матфей передает слова Самого Спасителя.

· параллельное место из Евангелия от Марка: «Мы слышали, как Он говорил: «Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный»» (Мк 14. 58). Марк передает то, как эти сло­ва позднее были поняты и интерпре­тированы апостолами.

· евангелист Иоанн в ответе на слова «Иисус ска­зал им... разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» уже приводит развернутый комментарий: «А Он говорил о храме тела Своего. Когда же воскрес Он из мерт­вых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это...» (Ин 2. 19-22).

Выводы о методах толкования

 

Не вызывает сомнения, что Писания Ветхого Завета имели важное значение для иудейского христианства; для первых христиан было важно обосновать пре­емство между Ветхим Заветом и верой во Христа, указать на идентичность Иисуса с образом Мессии из ВЗ пророчеств. Если бы Иисус совершенно не соответствовал ветхозаветным ожиданиям, произош­ло бы одно из двух: либо за Ним никто бы не последовал (во всяком случае, надолго), либо Его ученики с самого начала более или менее согласно от­вергали бы Ветхий Завет. Но в Иисусе исполнилось много про­рочеств, достаточно много ветхозаветных текстов можно было отнести к Нему без особых затруднений. Поэтому иудейские Писания со­храняли свой авторитет для первых христиан. Однако христиане отвергали «предания старцев» и составляли свои сборники важнейших цитат Ветхого Завета. Жизнь Слова на земле, вера в Воскресшего Христа, новый опыт причастия Святаго Духа были определяющими элементами процесса выбора цитат для объяснения того факта, что Мессия пришел.

Если исходить из взгляда св.ап. Павла ветхозаветный период человечестваслужил для постепенного приготовления человеческого рода к явлению Мессии как Спасителя мира (ср. Рим. гл. 1–4, Гал. 4:1–4, 3:24–25), и, соответственно, вся ветхозаветная история указывала на Христа и Его дело спасения, а Закон Моисея - был только «детоводителем ко Христу»(Гал. 3:24). Поэтому главный предмет новозаветных толкований – события Ветхого Завета, которые указывали на Христа и Его великое дело спасения человечества.

Пришествие и жизнь среди людей Господа – центральное событие всех «апостольских воспоминаний» (Евангелий), Христос – это Новый Завет, начало новой истории. А Ветхий Завет (тексты СП ВЗ) нужен для обоснования Мессианства Христа. И в этом отношении первые христиане могли считать себя истинными последователями своего Учителя. Ибо уважение ранних христиан к Ветхо­му Завету сочеталось с радикальной свободой его интерпретации в свете события Пришедшего Мессии - точно так же, как в Его отношении к иудейским Писаниям уважение соединялось с царственной свободой, коренящейся в свободе толкований Господом.

 

Принятые сокращения

 

 

ПЭ – Православная Энциклопедия. Т. 16 – М., 2003

AYBD – The Anchor Yale Bible Dictionary / Ed. by Freedman, David Noel - New York: Doubleday, 1996

BAB – Elwell, Walter A.; Beitzel, Barry J. Baker Encyclopedia of the Bible. - Grand Rapids, Mich.: Baker Book House, 1988

BDAG – A Greek-English Lexicon of The New Testament and Other Early Christian Literature / Ed. by F. W. Danker - Chicago and London: The University of Chicago Press, 2000.

Louw-Nida Lexicon – Greek-English Lexicon of The New Testament Based on Semantic Domains / J. E. Louw, E. A. Nida – New York: The United Bible Societies, 1989.

Friberg Lexicon – Analytical Lexicon of The Greek New Testament / B. Friberg, T. Friberg, N. F. Miller - Grand Rapids, USA: Baker Books, 2000

Liddell-Scott – Liddell and Scott Greek-English Lexicon. / H. G. Liddell and R. Scott – Oxford, UK: Oxford University Press, 1996 (9th edition).

TDNT – Kittel, Gerhard (Hrsg.); Bromiley, Geoffrey W. (Hrsg.); Friedrich, Gerhard (Hrsg.): Theological Dictionary of the New Testament. - Grand Rapids, MI: Eerdmans, 1964

EDNT – Exegetical Dictionary of The New Testament / Ed. by H. Balz, G. Schneider - Grand Rapids, USA: William B. Eerdmans Publishing Company, 1990

Thayer’s Greek Lexicon – A Greek-English Lexicon of The New Testament / J.H. Thayer - International Bible Translators Inc., 2000

БИБЛИОГРАФИЯ