Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Христианская философия XX века



Неотомизм. Это официальная философская доктрина католической церкви, разработанная еще Фомой Аквинским, но, естественно даже для религиозной ортодоксии, модернизированная за многовековую историю. XX в. внес в эту модернизацию существенный вклад.

Основные категории неотомизма, впрочем, не изменились: это Бог, чистое бытие, духовное первоначало. Однако эта основа находит современное прикладное применение: религиозное постижение естественно-научных теорий, обоснование существования высшего существа с помощью космологических аргументов, пересмотр традиционной иерархии католических ценностей с позиций приоритета проблемы человека и др.

Неотомисты считают равноправными понятия культуры и цивилизации (в отличие от Данилевского и Шпенглера), понимая их как равной степени материальные и духовные явления.

Протестантизм. Это направление, так же как и неотомизм, имеет многовековую традицию. Современные протестантские направления не только противопоставляют ортодоксии католицизма различные экзотические формы религиозного мышления, но пересматривают основополагающие религиозные истины Сверхъестественного, Бога, самой религии.

Суть этого противопоставления и пересмотра в отражении мироощущения современного человека, его ценностей и практических установок. В рамках такой направленности вера субъективируется, отношения человека с Богом носят глубоко индивидуализированный характер.

Современный протестантизм — это множество новых теологических концепций, таких как:

• диалектическая теология К. Барта;

• демифологизация Нового завета Р. Бультмана;

• универсальная теология П. Тиллиха;

• эсхатологическая теология Р. Нибура;

• теология мертвого Бога Д. Бонхеффера;

• теология надежды Ю. Мольтмана;

• теология революции М. Шретера, Х.-Д. Вендланда и Р. Шолля;

• теология современного экуменизма и др.

Критический рационализм. Представители этого направления (К. Поппер, И. Лакатос, П. Фейерабенд) разрабатывают проблемы научного знания. Основным методом философии они считают «рациональную критику». В противоположность как скептицизму, так и догматизму выдвигается принцип фаллибилизма — признания принципиальной гипотетичности любого научного знания. Процесс научного познания рассматривается как непрерывный критический диалог между различными научными теориями. При этом критические рационалисты признают возможность познания реального мира.

Как мы помним, аналитическая философия выдвигает принцип верификации — установления истинности научного знания на основе опыта. В отличие от этого направления, критические рационалисты предложили метод фальсификации, который призван отделить научное знание от ненаучного. В соответствии с этим методом любое научное утверждение может быть опровергнуто, а научно лишь то, что опровержимо. На этой основе и осуществляются рациональная критика науки и ее демаркация.

Структурализм. Это направление ставит задачей выявление устойчивых структур в составе целого и тем самым выделение общего в многообразном. На появлении этого философского направления сказалось широкое применение методов формализации и математического моделирования в конкретных науках. Поэтому, осуществляя поиск устойчивых и пересекающихся структур в самых разнообразных сферах культуры — языке, социальных установлениях, истории, искусстве, мифологии и т.д., структуралисты используют специальные структурные методы.

Выявление структур — закономерный и универсальный процесс в любой сфере, но в структурализме — это основной метод философствования. Здесь заметно тяготение к поискам универсального метода преобразований структур, которое легко перерастает в поиск метафизических сущностей. Более того, универсальная структура, поставленная над любыми научными направлениями, сама становится такой сущностью. Структурализм — одно из немногих философских направлений современности, не ставящее в центр исследования человека, делающее его одним из предметов исследования, а также недооценивающее фактор истории, ибо универсальная структура стоит над ней. Это в целом ведет к дегуманизации знания.

Тем не менее он принес значительную пользу науке, прежде всего раскрытием глубинных структур культуры, а также упорядочением исторических форм развития человеческого сознания, в частности мифологического.

Постмодернизм. Приверженцы этого направления принципиально отказываются от универсальной философской теории. Философия в их представлении решает бинарную задачу со взаимоисключающими целями: накопления и упразднения знания. В их философии противопоставляются высшие ценности, устанавливаемые Разумом — истина, благо, добро, божественное — и ценности жизни. Все высшие ценности отрицаются. У человека нет ничего, чему бы ему стоило поклоняться, ибо ничто высшее не существует в действительности, это плод лингвистических упражнений.

В этом мнении постмодернисты пересекаются с аналитической философией, в частности, с лингвистическим позитивизмом, исходя из посылки, что связь слова естественного языка и значения произвольна. Однако постмодернисты не стремятся каким-либо путем установить истинный смысл, ибо считают, что все смыслы уже обозначены, а истина не открывается, а создается. Произвольно созданные «высшие истины» призваны были отвлечь человека от ценностей жизни во имя надуманных идеалов.

Философия постмодернистов — это философия отрицания. Они не видят достойной созидательной задачи. Созидать можно лишь новые произвольные смыслы, которые еще не «помыслены», задача же философии — интерпретации смыслов. Эта игра в слова — един-ственное, что остается человеку, лишенному идеалов и смысла жизни.

Постмодернизм вступает в противоречие с жизнью как позитивным актом. Конечно, отрицать и критиковать, не предлагая ничего взамен, гораздо легче, чем созидать. Но постмодернизм отрицает сам принцип созидания конструктивных ценностей, чем низводит человека до уровня травинки, отличающейся от других лишь тем, что она отдает себе отчет в своей судьбе, но не только не может, но и не хочет ничего изменять.

 

*

* *

В заключение еще раз подчеркнем, что деление философии по направлениям — это во многом условная акция. Ее можно сравнить с научным абстрагированием — временным отвлечением от целостности в аналитических целях. Философские направления — это то же абстрагирование для изучения целостной философии. Они перепекаются, входят составными частями в другие, развиваются, меняются — словом, живут. В то же время такое выделение отражает реалии современной философии. Так, философия XX в. выдвинула необозримое множество частных направлений философствования, размышления над от-дельными, хотя и очень важными, философскими вопросами, но не породила целостных, всеобъемлющих философских систем, что было типично для философствования прошедших веков.

Видимо, именно в XX в. настала пора критического осмысления мирового философского наследия, пришло время анализа и оценки. Но это не все и даже не главное.

Главное же в том, что жизнь человечества не стоит на месте, и философия должна адекватно отражать и предвосхищать ее динамику. Сегодня жизнь принципиально плюралистична, но не факт, что это и есть стратегическая линия развития человечества на долгую перспективу. Ведь во многих сферах жизни наблюдаются однозначные тенденции к интеграции. Сегодня мир разделен по многим основаниям — национальному, государственному, экономическому и др. Еще силен пафос противостояния и борьбы. Но такая ли уж утопия — единое мировое сообщество? По крайней мере, представляется, что сегодня это более перспективный путь, нежели жизнь по закону джунглей. Сегодня развитие по пути интеграции и толерантности можно назвать дорогой к спасению человечества.

Этот ли разумный путь доведется отразить философии нового столетия? Или — какие-то новые возможности, найденные человечеством для своего выживания и процветания?

Будем надеяться на это и будем работать для того, чтобы наши надежды осуществились. Ведь все мы уже — люди XXI в.