Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Это необходимо знать 6 страница

 

Рис. 3.3. Узловая нервная система животных

Рис. 3.4. Пример цепного поведения животных

 

Цепное поведение характерно для червей, насекомых и паукообразных, у которых оно достигает высшей ступени развития. Поиск пищи у них происходит, как считает извест­ный русский зоопсихолог В. А. Вагнер, «при посредстве какого-либо одного органа чувств без содействия других органов: осязания, реже обоняния и зрения, но всегда только од­ного из них». Следует подчеркнуть, что эта линия развития поведения к дальнейшим прогрессивным и качественным изменениям не ведет.

Особенностью другой формы поведения является то, что оно осуществляется под од­новременным воздействием все большего ко­личества раздражителей. Такое поведение характерно для хордовых и позвоночных. Например, поведение рыб направляет­ся одновременным воздействием обонятельных, осязательных, зрительных и дру­гих раздражителей. При этом информация о воздействующих раздражителях объединяется, что возможно лишь при более развитой нервной системе, чем узло­вая. Если в узловой нервной системе беспозвоночных отдельные нервные узлы — ганглии связаны лишь тонкими перемычками, то у хордовых и позвоночных не­рвная система представляет сплошной тяж, или трубку, с утолщением головного конца — простейшим головным мозгом, который позволяет совершать животно­му более сложные поведенческие акты на основе одновременного действия раз­ных раздражителей. Эта нервная система получила название трубчатой нервной системы (рис. 3.5).

Рис. 3.5. Трубчатая нервная система

 

Перемены в поведении животных объясняются развитием нервной системы и головного мозга. Увеличивается объем головного мозга, усложняется его струк­тура. Среди органов чувств начинает преобладать зрение. Одновременно развива­ются и органы движения. Главной физиологической основой поведения живот­ных на этой стадии развития являются процессы образования нервных связей в коре полушарий головного мозга — условных рефлексов. Нервная деятельность коры головного мозга впервые была изучена И. П. Пав­ловым. К числу важнейших законов и принципов, открытых Павловым, прежде всего следует отнести принцип замыкания услов­ных (временных) нервных связей (рис. 3.6). Он заключается в следующем. Если при доста­точно сильном возбуждении участка коры под влиянием раздражителя, вызывающего врож­денную реакцию (безусловный рефлекс) (Б), в другом участке коры создается возбуждение действием раздражителя (В), который сам по себе не вызывает определенного безусловного рефлекса (А), т. е. является нейтральным, то это второе возбуждение вступает в связь с пер­вым. В результате при многократном повторе­нии такой связи нейтральный раздражитель (например, звуки или свет) будет самостоя­тельно вызывать ту же реакцию (например, слюноотделение), которую до этого вызывал безусловный раздражитель (например, пища). Раздражитель, бывший до этого нейтральным, превращается теперь в условный раздражи­тель, а вызванный им рефлекс становится условным рефлексом (Г). Следовательно, в результате многократного повторения процедуры происходит замыкание новой нервной связи.

 

Рис. 3.6. Образование условного реф­лекса у животных (по И. П. Павлову). Объяснения в тексте

 

Далее, в своих исследованиях Павлов от­крыл принцип торможения этих связей. При этом Павлов выделял два типа торможения: внешнее и внутреннее. Если во время действия условного раздражителя начнет действовать какой-либо новый, посторонний раздражи­тель, то условный рефлекс не проявится, — он затормозится. В этом случае мы сталкиваемся с явлением внешнего торможения. Примером внутреннего торможения является угасание условного рефлекса. Если условный раздражи­тель (например, звук или свет) несколько раз подряд не подкрепляется безусловным раз­дражителем (например, пищей), то этот условный раздражитель перестает вызы­вать условный рефлекс — наступает его временное торможение.

Имена

Павлов Иван Петрович (1849-1936) — выдающийся рус­ский физиолог, лауреат Нобелевской премии, вошел в исто­рию как создатель учения о высшей нервной деятельности. Нобелевскую премию он получил в 1904 г. за работы по пи­щеварению и кровообращению. В результате своих иссле­дований Павлов пришел к выводу о существовании сложной взаимосвязи между воздействиями факторов внешней сре­ды на организм и поведением животных. В его учении едини­цами поведения выступают безусловные, врожденные реф­лексы, возникающие в ответ на определенные (безусловные) раздражители из внешней среды, и условные рефлексы, воз­никающие после связывания вначале безразличного раздра­жителя с безусловным. Развитие теоретических взглядов и анализ экспериментальных работ позволили Павлову разра­ботать учение о двух сигнальных системах, где первая систе­ма является сенсорной, а вторая — речевая, связанная со словом. Он также разработал концеп­цию анализатора, выдвинул учение о типах нервной системы, создал международную научную школу.

Следующим принципом, установленным в исследованиях Павлова, был прин­цип генерализации и концентрации возбуждения в коре полушарий. Он выражает­ся в том, что всякий условный раздражитель дает сначала генерализованное («раз­литое») возбуждение, которое затем при определенных условиях начинает кон­центрироваться в определенных участках коры. Если, например, условный рефлекс вырабатывается в ответ на какой-либо раздражитель, то первоначально его будут вызывать и многие другие сходные раздражители (например, другие звуки). Но если безусловным раздражителем (пищей) будет подкрепляться только один строго определенный звуковой раздражитель, то рефлексы в ответ на дру­гие звуки затормозятся, — произойдет дифференцировка условного рефлекса.

Павлов также открыл закон взаимной индукции процессов возбуждения и тор­можения. Этот закон заключается в следующем. Если один участок коры нахо­дится в состоянии возбуждения, то в других участках коры, функционально с ним связанных, возникает торможение; и наоборот, если условный раздражитель вы­зывает в определенном участке коры торможение, то в других участках, согласно закону индукции, возникает возбуждение.

Наличие описанных выше механизмов, а также возможность предметного вос­приятия окружающего мира позволяют формировать у животных определенные поведенческие навыки. Поэтому развитие животных, обладающих подобными ме­ханизмами и способностями, находится на стадии навыков и предметного воспри­ятия.

Основной особенностью этой стадии является закрепление сформированных движений, т. е. животное может в соответствующей ситуации многократно совер­шать движения, которые и составляют основу приобретенного навыка. При этом изменяется форма закрепления сенсорного опыта: у животного впервые появля­ются представления. Например, если на глазах собаки спрятать хлеб в одном ме­сте, а мясо в другом, затем отвести собаку в такое место, откуда мяса не видно, то собака сначала побежит к тому месту, где спрятано мясо, а потом — к тому месту, где спрятан хлеб. Это говорит о том, что у собаки воспроизводится образ внешней среды, т. е. — представление о ней. Приведенный пример позволяет также гово­рить о том, что у животных на стадии навыков и предметного восприятия развива­ется не только двигательная, но и образная память.

Конечно, у животных развита не только память. Например, если в качестве воз­действия использовать звук, — при этом один звук связан с таким биологически важным воздействием, как пища, а другой ничем не подкреплен, — то животное будет реагировать на первый звук и игнорировать второй. Следовательно, живот­ное дифференцирует звуки. Наоборот, если с одним биологически значимым воз­действием связать оба звука, то животное будет одинаково реагировать на любой из этих звуков. Следовательно, животное в состоянии сделать определенное обоб­щение, касающееся биологически важных воздействий. Таким образом, на данной стадии развития у животных возникает способность различения и обобщения воз­действий. Однако эти способности не могут быть интерпретированы как призна­ки мышления, поскольку способность различать и обобщать связана в основном с биологической ролью воздействия.

 

 

Из истории психологии

Классический эксперимент И. П. Павлова

Изучая пищеварение, Павлов заметил, что при одном только виде тарелки с едой у собаки начинает выделяться слюна. То, что у любой со­баки выделяется слюна, когда ей в рот кладут пищу, ни у кого не вызывало вопросов. Это было вполне естественно, но собака, за кото­рой наблюдал Павлов, научилась ассоциировать вид тарелки с пищей. Столкнувшись со слу­чаем ассоциативного научения, Павлов ре­шил выяснить, мож­но ли научить собаку ассоциировать пищу с другими раздражи­телями, например со светом или звуком.

В своем ставшем классическим экспе­рименте Павлов вжи­вил в слюнную желе­зу собаки фистулу, чтобы измерять ко­личество выделенной слюны. Затем перед собакой ставили миску, в которую автоматически подавалась еда. Экс­периментатор сначала включал свет в окошке перед собакой, а затем, через несколько се­кунд, в миску подавалось немного пищи, а свет выключался. Собака была голодна, поэтому от­мечалось обильное слюноотделение.

Выделение слюны у голодной собаки при виде пищи является безусловным (врожден­ным) рефлексом. Здесь нет никакого науче­ния, поэтому еда является безусловным стиму­лом, а свет — вообще нейтральным раздражи­телем. На него собака первоначально никак не реагировала. Однако эту процедуру повто­ряли многократно: сначала зажигался свет, затем подава­лась пища.

В результате бы­ло обнаружено, что у собаки начиналось вы­деление слюны сра­зу же при зажигании света. Более того, слюна начинала выде­ляться даже тогда, когда после зажига­ния света пища вооб­ще не подавалась. Таким образом, ней­тральный раздражи­тель — свет — превратился в условный сти­мул, а у собаки сформировался условный рефлекс.

С годами физиологи разработали множе­ство вариантов павловского эксперимента, стремясь всесторонне изучить механизмы об­разования и угасания условных рефлексов.

 

Следующая, наивысшая стадия развития поведения животных называется стадией интеллектуального поведения, или интеллекта. Но сразу следует огово­риться: интеллект животного и интеллект человека — не одно и то же.

Благодаря экспериментам, проведенным сотрудниками Павлова и его после­дователями, сегодня мы имеем четкое представления об уровне развития живот­ных на этой стадии и об особенностях развития их интеллекта. В этих экспери­ментах банан или апельсин подвешивается в недоступном для обезьяны (шимпанзе) месте. Для того чтобы достать пищу, ей необходимо воспользоваться каки­ми-то приспособлениями, например ящиками или палкой. В этих экспериментах были выявлены отличительные особенности животных, находящихся на стадии интеллектуального поведения.

Во-первых, если на более низкой ступени развития операции формировались постепенно, методом многочисленных проб и ошибок, то стадия интеллектуаль­ного поведения характеризуется сначала периодом полного неуспеха — множе­ство попыток, из которых ни одна не является успешной, а затем, как бы внезапно, к животному приходит решение поставленной задачи.

Во-вторых, если повторить опыт, найденная операция, несмотря на то что она была выполнена только один раз, будет воспроизведена относительно легко, т. е. обезьяна решает поставленную задачу сразу.

В-третьих, обезьяна легко применяет найденное решение задачи в других усло­виях, сходных с теми, в которых решение возникло впервые. Например, если после того как обезьяна научилась доставать плод с помощью палки, ее лишить этой пал­ки, то для решения задачи она будет искать сходный предмет.

В-четвертых, животные на стадии интеллектуального поведения способны к объединению в одном акте двух последовательных самостоятельных операций, из которых первая подготавливает осуществление второй. Например, обезьяна находится в клетке, к потолку которой подвешен банан. Рядом с клеткой лежат две палки: короткая и длинная. Длинная палка лежит на недоступном для обезья­ны расстоянии, ее можно достать с помощью короткой палки, которая находится совсем рядом. Поскольку с помощью короткой палки обезьяна не может достать банан, но может достать длинную, то она сначала должна достать с помощью ко­роткой палки длинную и только потом с помощью длинной палки достать банан.

Таким образом, при переходе к третьей ступени развития животных наблюда­ется усложнение их поведения. В актах поведения присутствует фаза подготовки к выполнению основного действия. Именно наличие фазы подготовки и составля­ет характерную черту интеллектуального поведения. Об интеллекте можно гово­рить тогда, когда возникает необходимость подготовки к осуществлению той или иной операции. При этом новые условия выполнения определенной операции вызывают у животного не любые «пробные» действия, а попытку применения выработанных ранее операций или навыков.

Необходимо также отметить, что поскольку обезьяна уже в состоянии связать два таких предмета, как палка и плод, то соответственно для уровня интеллекту­ального поведения характерно наличие некоторой способности обобщать отно­шения и связи вещей. Анатомо-физиологической основой возникновения и разви­тия интеллекта у животных является достаточно высокий уровень развития коры головного мозга, и в первую очередь — лобных долей. Экспериментально доказа­но, что именно так называемые префронтальные поля определяют возможность выполнения двухфазных задач. Если их удалить, то животное теряет свои способ­ности к выполнению сложных задач.

Таким образом, мы рассмотрели основные стадии развития поведения у раз­личных животных. Эти стадии описаны А. Н. Леонтьевым. Позднее на основе но­вейших зоопсихологических данных К. Э. Фабри развил взгляды Леонтьева и раз­работал концепцию развития психики Леонтьева—Фабри. В данной концепции выделяются две стадии. Первая — стадия элементарной сенсорной психики — име­ет два уровня: низший и высший. Вторая — стадия перцептивной психики — име­ет три уровня: низший, высший и наивысший. В основе выделения этих двух ста­дий развития психики лежат основные характеристики способов получения ин­формации об окружающем мире. Для первой стадии характерен сенсорный способ, или уровень ощущений. Для второй — перцептивный способ, или уровень восприятия (см. табл. 3.1).

Следует отметить, что помимо данного подхода к изучению развития психики животных существуют и другие. Например, Пьер Тейяр де Шарден, один из пер­вых исследователей, обнаруживших останки синантропа, подходит к рассмотре­нию данной проблемы с идеалистической точки зрения. Говоря о существовании в мире идеального начала, которое развивается совместно с материальным, он пи­шет: «Обе энергии — физическая и психическая, находящиеся соответственно на внешней и внутренней сторонах мира... постоянно соединены и некоторым обра­зом переходят друг в друга». В результате этого взаимодействия и происходит по­явление разнообразных форм психики.

Т а б л и ц а 3.1

Стадии и уровни развития психики и поведения животных (по А. Н. Леонтьеву и К. Э. Фабри)*

* Из: Немов Р. С. Психология: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведении: В 3-х кн. Кн. 1: Общие основы психологии. — 2-е изд. - М.: Владос, 1998.

 

Стадии и уровни психического отражения, его характеристика Особенности поведения, связанные с данной стадией и уровнем Виды живых существ, достигших этого уровня развития
I. Стадия элементарной сенсор­ной психики        
А. Низший уровень. Примитив­ные элементы чувствительно­сти. Развитая раздражимость А. Четкие реакции на биологи­чески значимые свойства среды через изменение скорости и на­правления движения. Элемен­тарные формы движений. Сла­бая пластичность поведения. Несформированная способ­ность реагирования на биологи­чески нейтральные, лишенные жизненного значения свойства среды. Слабая, нецеленаправ­ленная двигательная активность А. Простейшие. Многие низ­шие многоклеточные организ­мы, живущие в водной среде
Б. Высший уровень. Наличие ощущений. Появление важней­шего органа манипулирова­ния — челюстей. Способность к формированию элементарных условных рефлексов Б. Четкие реакции на биологи­чески нейтральные раздражите­ли. Развитая двигательная ак­тивность (ползание, рытье в грунте, плавание с выходом из воды на сушу). Способность из­бегать условий среды, уходить от них, вести активный поиск положительных раздражителей. Индивидуальный опыт и науче­ние играют небольшую роль. Главное значение в поведении имеют жесткие врожденные про­граммы Б. Высшие (кольчатые) черви, брюхоногие моллюски (улит­ки), некоторые другие беспо­звоночные
II. Стадия перцептивной психики        
А. Низкий уровень. Отражение внешней действительности в форме образов предметов. Ин­теграция, объединение воздей­ствующих свойств в целостный образ вещи. Главный орган ма­нипулирования — челюсти А. Формирование двигательных навыков. Преобладают ригидные, генетически запрограмми­рованные компоненты. Двига­тельные способности весьма сложны и разнообразны (ныря­ние, ползание, ходьба, бег, прыжки, лазанье, полет и др.). Активный поиск положитель­ных раздражителей, избегание отрицательных (вредных), раз­витое защитное поведение А. Рыбы и другие низшие по­звоночные, а также (отчасти) некоторые высшие беспозво­ночные (членистоногие и голо-воногие моллюски). Насеко­мые
Б. Высший уровень. Элемен­тарные формы мышления (ре­шение задач). Складывание определенной «картины мира» Б. Высокоразвитые инстинктив­ные формы поведения. Способ­ность к научению Б. Высшие позвоночные (пти­цы и некоторые млекопитаю­щие)
В. Наивысший уровень. Выде­ление в практической деятель­ности особой, ориентировоч­но-исследовательской, подго­товительной фазы. Способ­ность решать одну и ту же за­дачу разными методами. Пере­нос однажды найденного прин­ципа решения задачи в новые условия. Создание и использо­вание деятельности примитив­ных орудий. Способность к познанию окружающей действи­тельности независимо от на­личных биологических по­требностей. Непосредственное усмотрение и учет причинно-следственных связей между явлениями в практических действиях (инсайт) В. Выделение специализирован­ных органов манипулирования: лап и рук. Развитие исследова­тельских форм поведения с ши­роким использованием ранее приобретенных знаний, умений и навыков В. Обезьяны, некоторые другие высшие позвоночные (собаки, дельфины)

 

В заключение можно сказать следующее.

Во-первых, способ и уровень адаптации животных к условиям существования определяется степенью развития психики животных. Имеющийся научный мате­риал позволяет выделить несколько стадий развития психики животных. Эти ста­дии различаются способом и уровнем получения информации об окружающем мире, который побуждает животного к действию. В одном случае — это уровень отдельных ощущений, в другом — предметное восприятие.

Во-вторых, наивысший уровень развития психики животных, находящихся на стадии предметного восприятия, позволяет говорить о простейшем интеллекту­альном поведении животных. Однако особенностью поведения животных в основ­ном является удовлетворение своих основных биологических потребностей.

Контрольные вопросы

1. Изложите суть понятия «психика».

2. Какие вы знаете основные этапы развития психики?

3. Что такое «раздражимость», «чувствительность», «ощущение»?

4. Расскажите о поведении как форме приспособления к условиям внешней среды.

5. Объясните суть понятия «сознание».

6. Что такое «Я-концепция» и какова ее роль в регуляции поведения человека?

7. Какие вы знаете основные функции психики?

8. Что вы знаете о происхождении сознания?

9. Что такое инстинктивное поведение?

10. Назовите основные стадии развития психики и поведения животных.

11. Назовите основные характеристики узловой, сетевидной и хордовой нервных систем.

12. Дайте понятие условных рефлексов как физиологической основы поведения животных.

13. Назовите отличительные характеристики интеллектуального поведения жи­вотных.

14. Что вы знаете о концепции Леонтьева-Фабри?

Рекомендуемая литература

1. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. Т. 1 / Под ред. А. А. Бодалева, Б. Ф. Ломова. — М.: Педагогика, 1980.

2. ш Проблема «бессознательного». (О неосознаваемых формах высш. нерв­ной деятельности). — М.: Медицина, 1968.

3. Выготский Л. С. Развитие личности и мировоззрение ребенка // Психология лично­сти. Тексты: Хрестоматия под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер. — М.: МГУ, 1982.

4. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 1.: Вопросы теории и истории пси­хологии / Гл. ред. А. В. Запорожец. — М.: Педагогика, 1982.

5. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию: Курс лекций: Учебное пособие для вузов. — М.: ЧеРо, 1997.

6. Гримак Л. П. Резервы человеческой психики. Введение в психологию активности. — 2-е изд., доп. — М.: Политиздат, 1989.

7. Джемс В. Многообразие религиозного опыта. — СПб.: Андреев и сыновья, 1992.

8. Дельгадо X. Мозг и сознание /Пер. с англ. под ред. Г. Д. Смирнова. — М.: Мир, 1971.

9. Кравков С. В. Самонаблюдение. — М., 1922.

10. Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. 2 / Под ред. В. В. Давыдова и др. — М.: Педагогика, 1983.

11. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1977.

12. Лурия А. Р. Эволюционное введение в психологию. — М.: Изд-во МГУ, 1975.

13. Немов Р. С. Психология: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3-х кн. Кн. 1: Общие основы психологии. — 2-е изд. — М.: Владос 1998.

14. Психология / Под ред. проф. К. Н. Корнилова, проф. А. А. Смирнова., проф. Б. М. Теплова. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.: Учпедгиз, 1948.

15. Симонов П. В. Мотивированный мозг: Высшая нервная деятельность и естественно­научные основы общей психологии / Отв. ред. В. С. Русинов. — М.: Наука, 1987.

16. Фабри К. Э. Основы зоопсихологии: Учебник для вузов. — М.: Изд-во МГУ, 1976.

17. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. — М.: Наука, 1966.

Глава 4. Происхождение и развитие сознания человека

Краткое содержание

Понятие о сознании. Сознание как высший уровень психического отражения и высший уро­вень саморегуляции. Активность и интенциональность — основные характеристики сознания. Рефлексия и мотивационно-ценностный характер сознания. «Я-конценция». Взаимосвязь раз­вития мозга и сознания человека. Роль труда в формировании и развитии сознания человека. Концепция А. Н. Леонтьева.

Культурно-историческая концепция развития психики человека. Противоборство «биологического» и «идеального» подходов к решению проблемы происхождения сознания человека. Понятие о высших психических функциях в концепции Л. С. Выготского. Составные части концепции Л. С. Выготского: человек и природа, человек и его собственная психика, генетические аспекты. Интериоризация.

Развитие психики человека. Возрастная классификация А. Н. Леонтьсва и Б. Г. Ананьева. Общие характеристики стадий развития психики человека: новорожденный, ранний младенче­ский возраст, поздний младенческий возраст, преддошкольный возраст, дошкольный возраст, младший школьный возраст, подростковый возраст и начало юности, акмеологический период, период геронтогенеза.

Физиологические основы психики человека. Строение нервной системы человека. Строе­ние головного мозга. Понятие анализатора. Строение коры головного мозга. Соотношение пси­хических явлений и работы мозга. Теория условно-рефлекторного научения И. П. Павлова. Мо­дель концептуальной рефлекторной дуги по Е. Н. Соколову. Учение Н. А. Бернштейна об уча­стии психики в регуляции движений. Модель функциональной системы по П. К. Анохину. Основные функциональные блоки мозга, их связь с психическими процессами и роль в управле­нии поведением в теории А. Р. Лурии. Проблема взаимнооднозначной зависимости психических явлений и определенных структур мозга: аргументы за и против локализационизма. Проблема соотношения физиологических и психических процессов.

4.1. Понятие о сознании

Мы уже не раз употребляли такое понятие, как «сознание», и вы знаете, что сознание — это высший уровень психического отражения объективной реально­сти, а также высший уровень саморегуляции, присущий только человеку как со­циальному существу. Давайте более подробно рассмотрим данное определение.

С практической точки зрения сознание выступает как непрерывно меняющая­ся совокупность чувственных и умственных образов, непосредственно предстаю­щих перед субъектом в его внутреннем мире. Однако, как мы уже отмечали ранее, можно предположить, что похожая или близкая к ней психическая деятельность по формированию психических образов происходит и у более развитых живот­ных, таких как собаки, лошади, дельфины, обезьяны и др. Чем же психическое от­ражение объективного мира человеком отличается от аналогичных процессов у животных? Человека отличает от животных прежде всего не наличие процесса формирования психических образов на основе предметного восприятия объектов окружающей действительности, а специфические механизмы его протекания. Именно механизмы формирования психических образов и особенности опериро­вания ими обусловливают наличие у человека такого феномена, каким является сознание.

Чем характеризуется сознание? Во-первых, сознание всегда активно и, во-вто­рых, интенционально. Активность сама по себе является свойством всех живых существ. Активность сознания проявляется в том, что психическое отражение объективного мира человеком носит не пассивный характер, в результате которо­го все отражаемые психикой предметы имеют одинаковую значимость, а, наобо­рот, происходит дифференциация по степени значимости для субъекта психиче­ских образов. Вследствие этого сознание человека всегда направлено на какой-то объект, предмет или образ, т. е. оно обладает свойством интенции (направленно­сти).

Наличие данных свойств обусловливает наличие ряда других характеристик сознания, позволяющих рассматривать его в качестве высшего уровня саморегу­ляции. К группе данных свойств сознания следует отнести способность к само­наблюдению (рефлексии), а также мотивационно-ценностный характер сознания.

Способность к рефлексии определяет возможность человека наблюдать за са­мим собой, за своим ощущением, за своим состоянием. Причем наблюдать крити­чески, т. е. человек в состоянии оценить себя и свое состояние, поместив получен­ную информацию в определенную систему координат. Такой системой координат для человека являются его ценности и идеалы.

Следует подчеркнуть, что данные свойства сознания определяют возможность формирования в процессе онтогенеза человека индивидуальной «Я-концепции», которая является совокупностью представлений человека о самом себе и об окру­жающей действительности. Всю информацию об окружающем мире человек оце­нивает на основе системы представлений о себе и формирует поведение исходя из системы своих ценностей, идеалов и мотивационных установок. Поэтому не слу­чайно «Я-концепцию» очень часто называют самосознанием.

Самосознание человека как система его взглядов строго индивидуально. Люди по-разному оценивают происходящие события и свои поступки, по-разному оце­нивают одни и те же объекты реального мира. Причем оценки одних людей доста­точно объективны, т. е. соответствуют реальности, а оценки других, наоборот, крайне субъективны. От чего зависит адекватность нашего сознания? Если мы постараемся найти ответ на этот вопрос, то будем вынуждены назвать множество причин, обусловливающих адекватность воспринимаемого человеком образа ре­ального мира и его самооценок. Однако первопричиной большинства факторов, определяющих возможность построения адекватной «Я-концепции», является степень критичности человека.

Как было отмечено в предыдущих главах, в упрощенном виде критичность — это способность осознавать различие между «хорошо» и «плохо». Именно способ­ность критически оценивать происходящее и сопоставлять полученную инфор­мацию со своими установками и идеалами, а также исходя из этого сопоставления формировать свое поведение, т. е. определять цели и программу действий, пред­принимать шаги к достижению поставленной цели, отличает человека от живот­ного. Таким образом, критичность выступает в качестве основного механизма кон­троля за своим поведением.