Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Существует ли явление «пси»?



Рассмотрение проблемы неосознаваемых психических процессов было бы неполным, если бы мы не остановились на некоторых утверж­дениях о необычных возможностях психики че­ловека. Особый интерес представляют вопро­сы о том, может ли человек получать инфор­мацию способами, в которых отсутствует стимуляция известных органов чувств, а также может ли он влиять на физические события с помощью только психических актов? Эти вопро­сы являются предметом споров о существова­нии пси-процессов обмена информацией и/или энергией. Эти процессы в настоящее время не получили объяснения ни в одной науке.

Явления «пси» являются предметом иссле­дования парапсихологии (буквально парапсихо­логия означает: «около психологии»), которая включает изучение следующих явлений:

1. Экстрасенсорное восприятие, которое выражается в возникновении реакции на внеш­ние стимулы без всякого известного чувствен­ного контакта.

К этой группе явлений относятся: телепатия, т. е. передача мысли от одного человека к дру­гому без посредства какого-либо из известных каналов сенсорной коммуникации; ясновиде­ние, которое заключается в восприятии объек­тов или событий, не создающих стимулов для из­вестных органов чувств; предсказание, или вос­приятие будущего события, которое невоз­можно предвидеть, исходя из любого извест­ного процесса вывода.

2. Психокинез, который предполагает мыс­ленное влияние на физические события без при­менения какой-либо известной физической силы.

Возникает вопрос о том, как психологу от­носиться к парапсихологическим явлениям? Ве­роятно, надо исходить из того, что в настоящее время нет какой-то общей точки зрения. Это связано с отсутствием глубоких эксперименталь­ных исследований. Современной науке извест­ны лишь несколько научных попыток экспери­ментального исследования подобных явлений.

В настоящее время наиболее известна так называемая ганцфельд-процедура, суть кото­рой состоит в том, что с помощью пу­стого поля тестируется телепатиче­ское общение между субъектом, действующим как «получатель», и другим субъектом, действующим как «отправитель». Получателя изолируют в аку­стически непроницаемой комнате и создают ему мягкий вариант перцептивной изоляции: по­лупрозрачный пинг-понговый шарик делят попо­лам и прикрепляют на глаза, а на уши надевают наушники; комнату освещают рассеянным крас­ным светом, а в наушники подают белый шум, т. е. случайную смесь звуковых частот, похо­жую на шипение не настроенного на станцию приемника. Такое зрительное и слуховое окру­жение принято называть немецким термином ганцфельд, означающим «абсолютно пустое поле».

Отправитель сидит в отдельной акустически непроницаемой комнате, и зрительный стимул, как правило слайд или краткий эпизод на видео­ленте, случайно выбирается из большого набо­ра сходных стимулов, которые служат «целью» в этом сеансе. В то время как отправитель кон­центрируется на целевом стимуле, получатель пытается описать этот стимул, давая непрерыв­ный вербальный отчет о своих текущих образах и свободных ассоциациях. По завершении сеан­са получателю предъявляют четыре стимула, один из которых — целевой, и просят оценить степень, с которой каждый из них соответству­ет образам и ассоциациям, переживавшимся им во время сеанса с пустым полем. Результат экс­перимента считается положительным, если по­лучатель присваивает наивысший ранг целево­му стимулу.

Анализ результатов свидетельствует, что совпадение стимулов получателя и отправите­ля происходит в 38% случаев. С точки зрения статистики это очень незначительная величина, чтобы судить однозначно о существовании парапсихологических явлений. В то же время, по­скольку получатель осуществляет выбор из че­тырех предметов, это количество совпадений не может расцениваться как случайное, так как оно выше вероятности случайного выбора (т. е. больше 25%). Таким образом, напрашивается вывод: для того, чтобы дать однозначный ответ на вопрос о существовании парапсихологических явлений, необходимо продолжать разноплановые экспериментальные исследования.

 

Таким образом, неосознаваемые установки действительно существуют и име­ют огромное значение для формирования осознаваемых действий. Теперь перей­дем к третьему классу неосознаваемых механизмов — неосознаваемым сопровож­дениям сознательных действий. Существует большое количество неосознаваемых процессов, которые просто сопровождают действие. Например, вы могли видеть, как человек, слушающий музыку, в такт покачивает ногой. Или человек, орудую­щий ножницами, одновременно с этим двигает челюстями. Лицо человека, кото­рый смотрит на другого, порезавшего руку, часто приобретает сочувствующее вы­ражение, при этом сам человек этого не замечает. И таких примеров очень много. Все эти явления и есть неосознаваемое сопровождение сознательных действий. Следовательно, к неосознаваемым сопровождениям сознательных действий мы относим непроизвольные движения, тоническое напряжение, мимику и пантомимику, а также большой класс вегетативных движений, сопровождающих действия и состояния человека.

Многие из этих процессов, особенно вегетативные компоненты, являются клас­сическим объектом изучения физиологии. Однако все они чрезвычайно важны и для психологии. Во-первых, эти неосознаваемые процессы могут рассматривать­ся как дополнительные средства коммуникации между людьми. В некоторых слу­чаях такие средства не только придают речи эмоциональную окраску, но и заменяют саму речь. Во-вторых, они могут быть использованы как объективные показа­тели различных психологических характеристик человека.

Приведем пример, взятый из книги Ю. Б. Гиппенрейтер «Введение в общую психологию». В нем описывается выступление известного эстрадного артиста В. Мессинга, который был способен «читать мысли». Артист предлагал любому присутствующему в зале человеку спрятать куда-нибудь какой-либо предмет или задумать какое-либо действие, которое необходимо совершить артисту. После чего В. Мессинг брал человека за руку и предлагал мысленно приказывать ему дви­гаться в направлении спрятанного предмета или совершать задуманное действие. В большинстве случаев В. Мессинг безошибочно выполнял все задуманные зри­телем действия или находил спрятанный предмет, что всегда приводило публику в восторг. В реальности его номер основывался на хорошо развитой способности улавливать различные идеомоторные акты, т. е. тончайшие мышечные напряже­ния и микродвижения, которые сопровождают усиленное представление какого-либо действия. Данную информацию артист получал при контакте своей руки с рукой «индуктора» — зрителя, который мысленно давал ему команды.

В качестве иллюстрации значения неосознаваемого сопровождения сознатель­ных действий для изучения психологических характеристик человека воспользу­емся еще одним примером из той же книги. А. Р. Лурия в 1920-х гг. проводил опы­ты, в которых изучались феномены, сходные с теми, которые проявляются при использовании современных «детекторов лжи». Для этого он использовал при­менявшийся для выявления скрытых аффективных комплексов ассоциативный эксперимент К. Юнга. Этот эксперимент основывался на предъявлении испытуе­мому перечня слов, на каждое из которых испытуемый должен был ответить пер­вым пришедшим в голову словом. А. Р. Лурия внес изменение в данную методику, предложив испытуемому вместе с называнием ответного слова нажимать на очень чувствительный датчик — мембрану пневматического барабанчика. В результате словесный ответ сочетался, или сопрягался, с моторной ручной реакцией, что по­зволяло учитывать не только произнесенное слово, но и то, как оно было произ­несено. Этот эксперимент показал, что человеку легче контролировать внешние действия (слова, движения) и гораздо труднее — мышечный тонус (позу, мимику, интонацию). Так, на различные по значимости для испытуемого слова, произно­симые исследователем в качестве стимула, фиксировалась разная моторная реак­ция при сохранении нейтральной внешней реакции. Подобную методику А. Р. Лу­рия назвал сопряженной моторной методикой. Ее валидность и надежность была успешно подтверждена при работе с лицами, находящимися под следствием и по­дозреваемыми в совершении преступлений.

Современная техника позволяет проводить подобные эксперименты на еще более высоком уровне, с учетом объективных индикаторов, практически не под­дающихся контролю со стороны сознания. К таким индикаторам относятся пульс, частота дыхания, артериальное давление, электрическая активность мозга, мик­родвижения глаз, зрачковая реакция и др. Таким образом, малоосознаваемые ре­акции могут быть весьма информативными и наиболее действенными как при об­щении и передаче информации, так и при изучении человека.

6.2. Неосознаваемые побудители сознательных действий

Следующий большой класс неосознаваемых процессов — неосознаваемые по­будители сознательных действий. Исследования процессов, входящих в этот класс, прежде всего связаны с именем одного из самых известных психологов XX в., современником В. Вундта, У. Джемса, Э. Титченера, — Зигмундом Фрей­дом.

После окончания медицинского факультета Венского университета Фрейд не­которое время работал в клинике известного парижского психиатра Ж. Шарко, а затем вернулся в Вену и стал работать в качестве практикующего врача. Специ­ализируясь на лечении неврозов, Фрейд увлекся теоретическими проблемами личности, в результате чего разработал особый метод лечения психических забо­леваний, названный им психоаналитическим. Следует отметить, что, несмотря на популярность, которую приобрел психоанализ, отношение к этому методу всегда было и остается двойственным. Это вызвано тем, что Фрейд, предлагая детально изучать и анализировать любые факты, связанные с жизнью пациента, многие свои теоретические положения ничем не обосновывает. Подобное отношение к фактам со стороны Фрейда, по мнению людей достаточно хорошо знавших его, объясняется тем, что многие рассматриваемые им проблемы были свойственны лично ему. Между тем Фрейд внес большой вклад в изучение неосознаваемых причин некоторых действий человека и психических явлений.

Толчком к глубокому изучению бессознательного явилось для Фрейда присут­ствие на одном из сеансов гипноза, когда пациентке, находящейся в гипнотиче­ском состоянии, было произведено внушение, в соответствии с которым она после пробуждения должна была встать и взять зонтик, стоящий в углу и принадлежа­щий одному из присутствующих. Причем перед пробуждением ей была дана уста­новка на то, чтобы она забыла о том, что это внушение было проведено. После побуждения пациентка встала, подошла и взяла зонтик, а затем раскрыла его. На вопрос, зачем она это сделала, она ответила, что хотела проверить, исправен зон­тик или нет. Когда ей заметили, что зонтик не ее, она крайне смутилась.

Этот эксперимент привлек внимание Фрейда, которого заинтересовал ряд фе­номенов. Во-первых, неосознаваемость причин совершаемых действий. Во-вто­рых, абсолютная действенность этих причин: человек выполняет задание, несмот­ря на то, что сам не знает, почему он это делает. В-третьих, стремление подыскать объяснение своему действию. В-четвертых, возможность иногда путем длитель­ных расспросов привести человека к воспоминанию об истинной причине его дей­ствия. Благодаря этому случаю и опираясь на ряд других фактов, Фрейд создал свою теорию бессознательного.

Согласно теории Фрейда, в психике человека существует три сферы, или обла­сти: сознание, предсознание и бессознательное. К категории сознания он относил все, что осознается и контролируется человеком. К области предсознания Фрейд относил скрытые, или латентные, знания. Это те знания, которыми человек рас­полагает, но которые в данный момент отсутствуют в сознании. Они иницииру­ются при возникновении соответствующего стимула. Например, все вы прекрас­но знаете теорему Пифагора. Но до того момента, пока я не упомянул ее, она не присутствовала в вашем сознании. Таким образом, можно сделать вывод о том, что психика значительно шире сознания. Сознание — это лишь видимая часть айс­берга, а его большая часть скрыта от осознанного контроля человеком. Область бессознательного, по Фрейду, обладает совершенно другими свой­ствами. Первое свойство заключается в том, что содержание этой области не со­знается, но оказывает чрезвычайно существенное влияние на наше поведение.

Область бессознательного действенна. Второе свойство заключается в том, что ин­формация, находящаяся в области бессознательного, с трудом переходит в созна­ние. Объясняется это работой двух механизмов: вытеснения и сопротивления. Что же за знания, или феномены, находятся в области бессознательного и при этом оказывают огромное влияние на поведение человека?

По мнению Фрейда, психическая жизнь человека определяется его влечения­ми, главное из которых — сексуальное (либидо). Оно есть уже у младенца, но из-за существования множества социальных запретов сексуальные переживания вытес­няются из сознания и живут в сфере бессознательного. Они (влечения) имеют большой энергетический заряд, однако в сознание не пропускаются, поскольку сознание оказывает им сопротивление. Тем не менее они периодически прорыва­ются в сознательную жизнь человека, принимая искаженную или символическую форму.

Имена

Фрейд Зигмунд (1856-1939) — австрийский психолог, психиатр и невропатолог, создатель психоанализа. С 80-х гг. XIX в. работал в области практической медицины. Начав свои исследования как физиолог и врач-невропатолог, пришел к выводу, что источником многих заболеваний являются не осознаваемые больными комплексы. Одна из первых серь­езных научных работ им была опубликована совместно с Й. Брейером в 1895 г. Эта работа была посвящена про­блеме происхождения истерии и возможности ее лечения гипнозом. В дальнейшем Фрейд отказался от применения гипноза и создал свой способ лечения больных при помощи психоанализа, основанного на толковании ассоциаций, сно­видений, ошибочных действий больного. На полученном ма­териале создал концепцию о структуре личности, выделив в ней три уровня: сознание, предсознательное и бессозна­тельное. Учение Фрейда приобрело широкую известность в начале XX в. У него появилось много учеников и последователей, которые впоследствии сами создали целый ряд известных в наше время концепций и теорий.

Однако некоторые моменты в теории Фрейда вызывали отрицание даже у его учеников. В том числе чрезмерное увлечение Фрейда проблемой сексуальности в жизни человека вызывало очень много нареканий и служило поводом для критики.

 

В своей теории Фрейд выделял три основные формы проявления бессознатель­ного: сновидения, ошибочные действия, невротические симптомы. Для исследо­вания проявлений бессознательного в рамках теории психоанализа были разрабо­таны методы их изучения — метод свободных ассоциаций и метод анализа снови­дений. Метод свободных ассоциаций предполагает толкование психоаналитиком непрерывно продуцируемых пациентом слов. Психоаналитик должен найти законо­мерность в продуцируемых пациентом словах и сделать соответствующее заклю­чение о причинах состояния, возникшего у обратившегося за помощью человека. В качестве одного из вариантов данного метода в психоанализе используется ас­социативный эксперимент, когда пациенту предлагают быстро и не задумываясь называть слова в ответ на слово, произнесенное психоаналитиком. Как правило, через несколько десятков проб в ответах испытуемого начинают проявляться сло­ва, связанные с его скрытыми переживаниями.

Аналогично осуществляется анализ снов. Необходимость анализа снов, по мне­нию Фрейда, связана с тем, что во время сна снижается уровень контроля созна­ния и перед человеком предстают сновидения, обусловленные частичным проры­вом в сферу сознания его влечений, которые блокируются сознанием в состоянии бодрствования.

Особое внимание Фрейд уделял невротическим симптомам. Согласно его пред­ставлениям, невротические симптомы — это следы вытесненных травмирующих обстоятельств, которые образуют в сфере бессознательного сильно заряженный очаг и оттуда производят разрушительную работу по дестабилизации психиче­ского состояния человека. Для того чтобы избавиться от невротических симпто­мов, Фрейд считал необходимым вскрыть этот очаг, т. е. сделать так, чтобы боль­ной осознал причины, обусловливающие его состояние, и тогда невроз будет из­лечен.

Основой возникновения невротических симптомов Фрейд считал важнейшую биологическую потребность всех живых организмов — потребность в продолже­нии рода, которая проявляется у человека в форме сексуального влечения. Подав­ленное сексуальное влечение и является причиной невротических расстройств. Однако подобные расстройства могут быть вызваны и другими причинами, не свя­занными с сексуальностью человека. Это разнообразные неприятные пережива­ния, сопровождающие обыденную жизнь. В результате вытеснения в сферу бес­сознательного они также образуют сильные энергетические очаги, которые про­являются в так называемых «ошибочных действиях». К ошибочным действиям Фрейд относил забывание определенных фактов, намерений, имен, а также описки, оговорки и т. п. Эти явления объяснялись им как следствие тяжелых или неприят­ных переживаний, связанных с тем или иным предметом, словом, именем и др. В свою очередь, оговорки или случайные описки Фрейд объяснял тем, что в них содержатся истинные намерения человека, тщательно скрываемые, от других. Заканчивая разговор о неосознаваемых побудителях действий, следует отме­тить, что теория Фрейда, несмотря на свою противоречивость, все же позволяет понять многие механизмы неосознаваемых действий человека.

6.3. «Надсознательные» процессы

Третий класс неосознаваемых процессов образуют «подсознательные» процес­сы. К этой категории относятся процессы образования некоего интегрального про­дукта в результате большой сознательной (как правило, интеллектуальной) рабо­ты. С этим явлением мы сталкиваемся, когда пытаемся решить какую-то сложную и значимую для нас проблему. Мы долго перебираем всевозможные варианты, анализируем имеющуюся информацию, но четкого решения проблемы еще нет. И вдруг, неожиданно, как-то само собой, а иногда используя какой-то незначи­тельный повод, мы приходим к решению данной проблемы. Нам становится все ясно, мы четко представляем себе суть этой проблемы и знаем, как ее решить. Это уже не просто взгляд на решение какой-то проблемы, это качественно новый взгляд, который может изменить всю нашу жизнь.

Таким образом, то, что вошло в наше сознание, является действительно инте­гральным продуктом, хотя у нас не осталось четкого представления, почему мы пришли к такому решению проблемы. Мы знаем только то, о чем мы думали или переживали в каждый конкретный момент или определенный промежуток време­ни. Сам же процесс выработки решения для нас самих остался неосознаваемым. В повседневной жизни подобные явления часто называют интуицией, т. е. спосо­бом принятия решения путем анализа на уровне, находящемся вне контроля со­знания.

Каковы основные характеристики данного процесса? Во-первых, субъект не знает того конечного решения или итога, к которому приведет надсознательный процесс. В отличие от надсознательных процессов сознательные, или контроли­руемые субъектом, процессы характеризуются наличием четкой цели, к которой должны привести выполняемые нами действия. Во-вторых, мы не знаем, в какой момент надсознательные процессы прекращаются, потому что они, как правило, завершаются внезапно, неожиданно для нас. Сознательные действия, наоборот, предполагают контроль за приближением к конечной цели и знание момента, в ко­торый они должны быть прекращены.

Сознательные и надсознательные процессы постоянно соседствуют друг с дру­гом. Например, хорошо известное всем человеческое чувство — любовь. Вы знае­те, что любите этого человека, но почему вы его любите? Что побуждает вас лю­бить именно этого человека, а не другого? Тем более что весьма часто ваш избран­ник не является лучшим из числа ваших знакомых. Это можно объяснить лишь работой определенных механизмов, которые мы назвали надсознательными про­цессами. Другой пример — выбор профессии. Априори считается, что выбор про­фессии есть осознанный шаг. Это так, но как четко в вашем сознании отражаются причины сделанного вами выбора? Очень часто на вопрос о причинах выбора той или иной профессии мы отвечаем, что она нам нравится, или более всего подхо­дит, или позволяет заработать на жизнь, но при этом мы часто имеем лишь смут­ное представление о профессии. Мы не знаем (или не стремимся узнать) условия и особенности труда. Очень часто мы действуем под давлением мнения своих ро­дителей, друзей, жизненных условий и т. п., но не отдаем себе в этом отчета. Таким образом, наш выбор, или, точнее, процесс, определивший наше решение, не всегда осознается нами. Поэтому надсознательные процессы играют весьма значимую роль в жизни людей. К рассматриваемому классу процессов в полной мере следу­ет отнести процессы творческого мышления, процессы переживания значимых жизненных событий, кризисы чувств, личностные кризисы и др.

Кроме рассмотрения проблемы надсознательных процессов необходимо оста­новиться на пояснении самого термина «надсознательные процессы». Почему именно надсознательные?

Одним из первых психологов, обративших внимание на эти процессы, был У. Джемс. Собранные им факты были изложены в книге «Многообразие религиоз­ного опыта». Позднее на эту темы были опубликованы работы З. Фрейда, Э. Линдемана и др. Наблюдаемые процессы У. Джемс называл бессознательными. Одна­ко позднее, после появления теории психоанализа, этот термин приобрел слиш­ком специальный смысл, и те процессы, которые мы рассматриваем в качестве надсознательных, имеют качественное отличие от процессов, рассматриваемых в рамках теории Фрейда. Термин «надсознательные процессы», который мы используем в данной главе, широко использует в своих работах профессор Мос­ковского университета Ю. Б. Гиппенрейтер. По ее мнению, этот термин наиболее полно отражает смысл процессов, входящих в третий из рассматриваемых нами классов, поскольку процессы, входящие в этот класс, по своему содержанию и мас­штабам крупнее всего того, что может вместить сознание. Эти процессы лишь ча­стично представлены в сознании, тогда как основное действие разворачивается за пределами сознания.

Если схематично представить соотношение рассматриваемых нами процессов и сознания (рис. 6.2), в центре мы должны поместить сознание, остальные процес­сы будут располагаться вокруг него. Внизу будут располагаться неосознаваемые механизмы сознательных действий (I). По своей сути это технические исполните­ли сознательных актов. Большинство из них образовалось в результате передачи функций сознания на неосознаваемые уровни.

Рис. 6.2. Соотношение сознания и неосознаваемых психических процессов. Объяснение в тексте

 

На уровне сознания можно поместить неосо­знаваемые побудители сознательных дейст­вий (II). Они, вероятно, имеют для человека та­кое же значение, как и сознательные побудите­ли, но в отличие от последних неосознаваемые побудители сознательных действий вытеснены из сознания, эмоционально заряжены и периоди­чески прорываются в сознание в особой симво­лической форме.

Процессы «надсознания» (III) по праву долж­ны занимать вершину иерархической пирамиды соотношения психических процессов. Они развертываются в форме работы сознания, длительной и напряженной. Результатом ее является некий интегральный итог, который возвращается в сознание в виде новой творческой идеи, нового отношения или чувства.

Существует еще одна проблема, на которой мы должны остановиться. Эта про­блема заключается в процедурах познания неосознаваемых психических процес­сов. Вполне правомочен вопрос о том, как изучить неосознаваемые процессы, если они не осознаются.

Прежде всего следует отметить, что неосознаваемое в различных формах про­является в сознании: иллюзии восприятия, ошибки установки, фрейдовские фе­номены, интегральный результат надсознательных процессов. Сведения о неосо­знаваемых процессах можно получить при анализе динамики формирования на­выков, а также при изучении информации, получаемой исследователем от разнообразных (физиологических индикаторов, как это было проиллюстрировано па примере экспериментов А. Р. Лурии.

Следовательно, при изучении неосознаваемых процессов мы оперируем теми же исходными данными: фактами сознания, поведения и физиологическими про­цессами. Их комплексное использование позволяет психологу изучать явления, которые относятся к сфере «бессознательного».

Таким образом, психика человека чрезвычайно сложна и включает в себя не только сознание, но и процессы, которые не контролируются субъектом. Однако нельзя описать психику простым делением процессов на «сознательное» и «бес­сознательное». Сфера бессознательного имеет свою сложную и, вероятно, иерар­хическую структуру.

Контрольные вопросы

1. Дайте общую характеристику и классификацию неосознаваемых психических процессов.

2. Что такое неосознаваемые механизмы сознательных действий?

3. Приведите примеры неосознаваемых автоматизмов.

4. Расскажите об исследовании неосознаваемых установок Д. Н. Узнадзе и его сотрудниками.

5. Раскройте роль неосознаваемых сопровождении сознательных действий в изу­чении психических явлений и повседневной жизни людей.

6. Расскажите о структуре неосознаваемых побудителей сознательных действий.

7. Расскажите об исследованиях З. Фрейда неосознаваемых побудителей созна­тельных действий.

8. Что вы знаете о надсознательных процессах?

9. Существуют ли методы изучения неосознаваемых психических процессов?

Рекомендуемая литература

1. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. Т. 1 / Под ред. А. А. Бодалева, Б. Ф. Ломова. — М.: Педагогика, 1980.

2. Бассин Ф. В. Проблема «бессознательного». (О неосознаваемых формах высш. не­рвной деятельности). — М.: Медицина, 1968.

3. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию: Курс лекций: Учебное пособие для вузов. — М.: ЧеРо, 1997.

4. Гримак Л. П. Резервы человеческой психики. Введение в психологию активности. — 2-е изд., доп. — М.: Политиздат, 1989.

5. Джемс В. Многообразие религиозного опыта. — СПб.: Андреев и сыновья, 1992.

6. Кравков С. В. Самонаблюдение. — М., 1922. 7. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. — М.: Наука, 1966.

Часть 2 Психические процессы

• Глава 7. Ощущение

• Глава 8.Восприятие

• Глава 9. Представление

• Глава 10. Память

• Глава 11. Воображение

• Глава 12. Мышление

• Глава 13. Речь

• Глава 14. Внимание

• Глава 15. Воля

• Глава 16. Эмоции

• Глава 17. Психические процессы как структурные элементы управ­ления психической деятель­ностью

Глава 7. Ощущение

Краткое содержание

Общее понятие об ощущении. Общее место и роль познавательных психических процессов и жизни человека. Ощущение как чувственное отображение отдельных свойств предметов. Фи­зиологические механизмы ощущения. Понятие об анализаторах. Рефлекторный характер анали­затора. Учения об ощущении. Закон о «специфической» анергии И. Мюллера. Концепция «зна­ков» Г. Гельмгольца. Теория солипсизма. Ощущение как продукт исторического развития чело­века.

Виды ощущений. Общее представление о классификациях ощущении. Систематическая классификация ощущении А. Р. Лурии. Интероцептивные, проприоцептивные и экстероцептивные ощущения. Контактные и дистантные ощущения. Генетическая классификация ощущений: протопатические и эпикритические ощущения. Классификация ощущении Б. М. Теплова. Понятие о модальности ощущении. Классификация ощущений по модальности.

Основные свойства и характеристики ощущений. Свойства ощущений: качество, интенсив­ность, длительность, пространственная локализация. Абсолютная чувствительность и чувстви­тельность к различию. Абсолютный и относительный пороги ощущений. «Субсенсорная об­ласть» Г. В. Гершуни. Закон Бугера-Вебера. Суть константы Вебера. Основной психофизический закон Вебера—Фехнера. Закон Стивенса. Обобщенный психофизический за­кон Ю. М. Забродина.

Сенсорная адаптация и взаимодействие ощущений. Понятие о сенсорной адаптации. Взаи­модействие ощущений: взаимодействие между ощущениями одного вида, взаимодействие меж­ду ощущениями различных видов. Понятие о сенсибилизации. Явление синестезии.

Развитие ощущений. Ощущения новорожденного. Особенности процесса развития зрения и слуха. Развитие речевого слуха. Развитие абсолютной чувствительности. Генетическая пред­расположенность и возможность развития ощущении.

Характеристика основных видов ощущений.* Кожные ощущения. Вкусовые и обонятель­ные ощущения. Слуховые ощущения. Зрительные ощущения. Проприоцептивные ощущения. Понятие об осязании.

* За основу данного раздела взяты главы из книги: Психология. / Под ред. проф. К. Н. Корнило­ва, проф. А. А. Смирнова., проф. Б. М. Теплова, — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.: Учпедгиз, 1948.

 

7.1. Общее понятие об ощущении

Мы приступаем к изучению познавательных психических процессов, простей­шим из которых является ощущение. Процесс ощущения возникает вследствие воздействия на органы чувств различных материальных факторов, которые назы­ваются раздражителями, а сам процесс этого воздействия — раздражением. В свою очередь, раздражение вызывает еще один процесс — возбуждение, которое по цен­тростремительным, или афферентным, нервам переходит в кору головного мозга, где и возникают ощущения. Таким образом, ощущение является чувственным ото­бражением объективной реальности.

Суть ощущения состоит в отражении отдельных свойств предмета. Что озна­чает «отдельных свойств»? Каждый раздражитель имеет свои характеристики, в зависимости от которых он может восприниматься определенными органами чувств. Например, мы можем слышать звук полета комара или ощутить его укус. В данном примере звук и укус являются раздражителями, воздействующими на наши органы чувств. При этом следует обратить внимание на то, что процесс ощу­щения отражает в сознании только звук и только укус, никак не связывая эти ощу­щения между собой, а следовательно, с комаром. Это и является процессом отра­жения отдельных свойств предмета.

Физиологической основой ощущений является деятельность сложных ком­плексов анатомических структур, названных И. П. Павловым анализаторами. Каждый анализатор состоит из трех частей: 1) периферического отдела, называе­мого рецептором (рецептор — это воспринимающая часть анализатора, его основ­ная функция — трансформация внешней энергии в нервный процесс); 2) проводя­щих нервных путей; 3) корковых отделов анализатора (их еще по-другому назы­вают центральными отделами анализаторов), в которых происходит переработка нервных импульсов, приходящих из периферических отделов. Корковая часть каждого анализатора включает в себя область, представляющую собой проекцию периферии (т. е. проекцию органа чувств) в коре головного мозга, так как опреде­ленным рецепторам соответствуют определенные участки коры. Для возникнове­ния ощущения необходимо задействовать все составные части анализатора. Если разрушить любую из частей анализатора, возникновение соответствующих ощу­щений становится невозможным. Так, зрительные ощущения прекращаются и при повреждении глаз, и при нарушении целостности зрительных нервов, и при раз­рушении затылочных долей обоих полушарий.

Анализатор — это активный орган, рефлекторно перестраивающийся под воз­действием раздражителей, поэтому ощущение не является пассивным процессом, оно всегда включает в себя двигательные компоненты. Так, американский психо­лог Д. Нефф, наблюдая с помощью микроскопа за участком кожи, убедился, что при раздражении ее иглой момент возникновения ощущения сопровождается реф­лекторными двигательными реакциями этого участка кожи. В дальнейшем мно­гочисленными исследованиями было установлено, что ощущение тесно связано с движением, которое иногда проявляется в виде вегетативной реакции (сужение сосудов, кожно-гальванический рефлекс), иногда — в виде мышечных реакций (поворот глаз, напряжение мышц шеи, двигательные реакции руки и т. д.). Таким образом, ощущения вовсе не являются пассивными процессами — они носят ак­тивный, или рефлекторный, характер.

Следует отметить, что ощущения являются не только источником наших зна­ний о мире, но и наших чувств и эмоций. Простейшая форма эмоционального пе­реживания — это так называемый чувственный, или эмоциональный, тон ощуще­ния, т. е. чувство, непосредственно связанное с ощущением. Например, хорошо известно, что некоторые цвета, звуки, запахи могут сами по себе, независимо от их значения, от воспоминаний и мыслей, связанных с ними, вызвать у нас приятное или неприятное чувство. Звук красивого голоса, вкус апельсина, запах розы — приятны, имеют положительный эмоциональный тон. Скрип ножа по стеклу, за­пах сероводорода, вкус хины — неприятны, имеют отрицательный эмоциональ­ный тон. Такого рода простейшие эмоциональные переживания играют сравни­тельно незначительную роль в жизни взрослого человека, но с точки зрения про­исхождения и развития эмоций значение их очень велико.

Это интересно