Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Как происходит передача информации от рецептора в мозг!



Человек в состоянии ощущать и восприни­мать объективный мир благодаря особой дея­тельности мозга. Именно с мозгом связаны все органы чувств. Каждый из этих органов реаги­рует на определенного рода стимулы: органы зрения — на световое воздействие, органы слу­ха и осязания — на механическое воздействие, органы вкуса и обоняния — на химическое. Од­нако сам мозг не в состоянии воспринимать эти виды воздействий. Он «понимает» только элек­трические сигналы, связанные с нервными им­пульсами. Для того чтобы мозг отреагировал на раздражитель, в каждой сенсорной модально­сти сначала должно произойти преобразование соответствующей физической энергии в элек­трические сигналы, которые затем своими пу­тями следуют в мозг. Этот процесс перевода осуществляют специальные клетки в органах чувств, называемые рецепторами. Зрительные рецепторы, например, расположены тонким слоем на внутренней стороне глаза; в каждом зрительном рецепторе есть химическое веще­ство, реагирующее на свет, и эта реакция за­пускает ряд событий, в результате которых воз­никает нервный импульс. Слуховые рецепторы представляют собой тонкие волосяные клетки, расположенные глубоко в ухе; вибрации воз­духа, являющиеся звуковым стимулом, изгиба­ют эти волосяные клетки, в результате чего и возникает нервный импульс. Аналогичные про­цессы происходят и в других сенсорных модаль­ностях.

Рецептор — это специализированная нерв­ная клетка, или нейрон; будучи возбужденной, она посылает электрический сигнал промежу­точным нейронам. Этот сигнал движется, пока не достигнет своей рецептивной зоны в коре головного мозга, причем у каждой сенсорной модальности имеется своя рецептивная зона. Где-то в мозге — может, в рецептивной зоне коры, а может, в каком-то другом участке ко­ры — электрический сигнал вызывает осознан­ное переживание ощущения. Так, когда мы ощущаем прикосновение, это ощущение «про­исходит» у нас в мозге, а не на коже. При этом электрические импульсы, которые прямо опосредуют ощущение касания, сами были вызва­ны электрическими импульсами, возникшими в рецепторах осязания, которые расположены в коже. Сходным образом ощущение горького вкуса рождается не в языке, а в мозге; но моз­говые импульсы, опосредующие ощущение вкуса, сами были вызваны электрическими им­пульсами вкусовых рецепторов языка.

Мозг воспринимает не только воздействие раздражителя, он также воспринимает и ряд характеристик раздражителя, например интен­сивность воздействия. Следовательно, рецепто­ры должны обладать способностью кодировать интенсивность и качественные параметры раз­дражителя. Как они это делают?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, уче­ным необходимо было провести ряд экспери­ментов по регистрации активности единичных клеток рецептора и проводящих путей во вре­мя предъявления испытуемому различных вход­ных сигналов, или стимулов. Так можно точно определить, на какие свойства стимула реаги­рует тот или иной нейрон. Как практически осу­ществляется подобный эксперимент?

До начала эксперимента животное (обезь­яну) подвергают хирургической операции, во время которой в определенные участки зри­тельной коры вживляются тонкие провода. Ра­зумеется, такая операция проводится в услови­ях стерильности и при соответствующей ане­стезии. Тонкие провода — микроэлектроды — покрыты изоляцией везде, кроме самого кон­чика, которым регистрируется электрическая активность контактирующего с ним нейрона. После имплантации эти микроэлектроды не вы­зывают боли, и обезьяна может жить и пере­двигаться вполне нормально. Во время соб­ственно эксперимента обезьяну помещают в устройство для тестирования, а микроэлектро­ды подсоединяют к усиливающим и регистриру­ющим устройствам. Затем обезьяне предъяв­ляют различные зрительные стимулы. Наблю­дая, от какого электрода поступает устойчивый сигнал, можно определить, какой нейрон реа­гирует на каждый из стимулов. Поскольку эти сигналы очень слабые, их надо усилить и ото­бразить на экране осциллографа, преобразую­щего их в кривые изменения электри­ческого напряжения. Большинство нейронов вырабатывает ряд нервных импульсов, отражающихся на осциллографе в виде вертикальных всплесков (спайков). Даже при отсутствии стимулов многие клетки вырабатывают редкие импульсы (спонтанная активность). Когда предъ­является стимул, к которому чувствителен дан­ный нейрон, можно видеть быструю последо­вательность спайков. Регистрируя активность единичной клетки, ученые немало узнали о том, как органы чувств кодируют интенсивность и ка­чество стимула. Основной способ кодирования интенсивности стимула — это число нервных им­пульсов в единицу времени, т. е. частота нерв­ных импульсов. Покажем это на примере ося­зания. Если кто-то слегка коснется вашей руки, в нервных волокнах появится ряд электрических импульсов. Если давление увеличивается, вели­чина импульсов остается той же, но их число в единицу времени возрастает. То же самое с другими модальностями. В общем, чем боль­ше интенсивность, тем выше частота нервных импульсов и тем больше воспринимаемая ин­тенсивность стимула.

Интенсивность стимула можно кодировать и другими способами. Один из них — кодиро­вать интенсивность в виде временного паттерна следования импульсов. При низкой интенсивно­сти нервные импульсы следуют относительно редко и интервал между соседними импульса­ми изменчив. При высокой же интенсивности этот интервал становится достаточно постоян­ным. Еще одна возможность — кодировать ин­тенсивность в виде абсолютного числа активи­рованных нейронов: чем больше интенсивность стимула, тем больше вовлеченных нейронов.

Кодирование качества стимула — дело бо­лее сложное. Пытаясь объяснить этот процесс, И. Мюллер в 1825 г. предположил, что мозг способен различать информацию разных сен­сорных модальностей благодаря тому, что она идет по различным чувствительным нервам (одни нервы передают зрительные ощущения, другие — слуховые и т. д.). Поэтому, если не брать во внимание ряд утверждений Мюллера о непознаваемости реального мира, то можно согласиться с тем, что нервные пути, начинаю­щиеся у различных рецепторов, оканчиваются в различных зонах коры мозга. Следовательно, мозг получает информацию о качественных па­раметрах раздражителя благодаря тем нервным каналам, которые соединяют мозг и рецептор.

Однако мозг способен различать воздей­ствия одной модальности. Например, мы отли­чаем красное от зеленого или сладкое от кис­лого. Видимо, кодирование здесь также связа­но со специфическими нейронами. К примеру, есть подтверждение тому, что человек отлича­ет сладкое от кислого просто потому, что для каждого вида вкуса имеются свои нервные во­локна. Так, по «сладким» волокнам передается в основном информация от рецепторов слад­кого, по «кислым» волокнам — от рецепторов кислого, и то же самое с «солеными» волокна­ми и «горькими» волокнами.

Однако специфичность — не единственный возможный принцип кодирования. Возможно также, что в сенсорной системе для кодирова­ния информации о качестве используется опре­деленный паттерн нервных импульсов. Отдель­ное нервное волокно, максимально реагируя, скажем, на сладкое, может реагировать, но в различной степени, и на другие виды вкусовых стимулов. Одно волокно сильнее всего реаги­рует на сладкое, слабее — на горькое и еще слабее — на соленое; так что «сладкий» стимул активировал бы большое количество волокон с разной степенью возбудимости, и тогда этот конкретный паттерн нервной активности и был бы в системе кодом для сладкого. В качестве кода горького по волокнам передавался бы дру­гой паттерн.

Вместе с тем в научной литературе мы мо­жем встретить и другое мнение. Например, есть все основания утверждать, что качествен­ные параметры раздражителя могут быть за­кодированы через форму электрического сиг­нала, поступающего в мозг. С подобным явле­нием мы сталкиваемся, когда воспринимаем тембр голоса или тембр звучания музыкально­го инструмента. Если форма сигнала близка к синусоиде, то тембр нам приятен, если же фор­ма существенно отличается от синусоиды, то у нас возникает ощущение диссонанса.

Таким образом, отражение в ощущениях качественных параметров раздражителя — это весьма сложный процесс, природа которого до конца не изучена.

По; Аткинсон Р. Л., Аткинсон Р. С., Смит Э. Е. и др. Введение в психологию: Учебник для университетов / Пер. с англ. под. ред. В. П. Зинченко. — М.: Тривола, 1999.

 

Ощущения связывают человека с внешним миром и являются как основным источником информации о нем, так и основным условием психического развития. Однако несмотря на очевидность этих положений, они неоднократно подверга­лись сомнению. Представители идеалистического направления в философии и психологии нередко высказывали мысль о том, что подлинным источником на­шей сознательной деятельности являются не ощущения, а внутреннее состояние сознания, способность разумного мышления, заложенные от природы и не зави­симые от притока информации, поступающей из внешнего мира. Эти воззрения легли в основу философии рационализма. Суть ее заключалась в утверждении о том, что сознание и разум — это первичное, далее не объяснимое свойство чело­веческого духа.

Философы-идеалисты и многие психологи, являющиеся сторонниками идеа­листической концепции, нередко делали попытки отвергнуть положение о том, что ощущения человека связывают его с внешним миром, и доказать обратное, парадоксальное положение, заключающееся в том, что ощущения непреодолимой стеной отделяют человека от внешнего мира. Подобное положение было выдви­нуто представителями субъективного идеализма (Д. Беркли, Д. Юм, Э. Мах).

И. Мюллер, один из представителей дуалистического направления в психоло­гии, на основе вышеупомянутого положения субъективного идеализма сформу­лировал теорию «специфической энергии органов чувств». Согласно этой теории, каждый из органов чувств (глаз, ухо, кожа, язык) не отражает воздействия внеш­него мира, не дает информации о реальных процессах, протекающих в окружаю­щей среде, а лишь получает от внешних воздействий толчки, возбуждающие их собственные процессы. Согласно этой теории, каждый орган чувств обладает сво­ей собственной «специфической энергией», возбуждаемой любым воздействием, доходящим из внешнего мира. Так, достаточно нажать на глаз или воздействовать на него электрическим током, чтобы получить ощущение света; достаточно меха­нического или электрического раздражения уха, чтобы возникло ощущение зву­ка. Из этих положений делался вывод, что органы чувств не отражают внешних воздействий, а лишь возбуждаются от них, и человек воспринимает не объектив­ные воздействия внешнего мира, а лишь свои собственные субъективные состоя­ния, отражающие деятельность его органов чувств.

Близкой была точка зрения Г. Гельмгольца, который не отвергал того, что ощу­щения возникают в результате воздействия предметов на органы чувств, но счи­тал, что возникающие вследствие этого воздействия психические образы не име­ют ничего общего с реальными объектами. На этом основании он называл ощуще­ния «символами», или «знаками», внешних явлений, отказываясь признать их изображениями, или отображениями, этих явлений. Он считал, что воздействие определенного объекта на орган чувств вызывает в сознании «знак», или «сим­вол», воздействующего объекта, но не его изображение. «Ибо от изображения тре­буется известное сходство с изображаемым предметом... От знака же не требуется никакого сходства с тем, знаком чего он является».

Легко видеть, что оба этих подхода приводят к следующему утверждению: че­ловек не может воспринимать объективный мир, и единственной реальностью яв­ляются субъективные процессы, отражающие деятельность его органов чувств, которые и создают субъективно воспринимаемые «элементы мира».

Подобные выводы были положены в основу теории солипсизма (от лат. solus — один, ipse — сам) сводившейся к тому, что человек может познать только самого себя и не имеет никаких доказательств существования чего-то иного, кроме него самого.

На противоположных позициях стоят представители материалистического направления, считающие возможным объективное отражение внешнего мира. Изучение эволюции органов чувств убедительно показывает, что в процессе дли­тельного исторического развития сформировались особые воспринимающие орга­ны (органы чувств, или рецепторы), которые специализировались на отражении особых видов объективно существующих форм движения материи (или видов энергии): слуховые рецепторы, отражающие звуковые колебания; зрительные ре­цепторы, отражающие определенные диапазоны электромагнитных колебаний, и т. д. Изучение эволюции организмов показывает, что на самом деле мы имеем не «специфические энергии самих органов чувств», а специфические органы, объек­тивно отражающие различные виды энергии. Причем высокая специализация раз­личных органов чувств имеет в своей основе не только особенности строения пе­риферической части анализатора — рецепторов, но и высочайшую специализацию нейронов, входящих в состав центральных нервных аппаратов, до которых дохо­дят сигналы, воспринимаемые периферическими органами чувств.

Следует отметить, что ощущения человека — это продукт исторического раз­вития, и поэтому они качественно отличаются от ощущений животных. У живот­ных развитие ощущений целиком ограничено их биологическими, инстинктивны­ми потребностями. У многих животных отдельные виды ощущений поражают сво­ей тонкостью, однако проявление этой тонко развитой способности ощущения не может выйти за пределы того круга объектов и их свойств, которые имеют непо­средственное жизненное значение для животных данного вида. Например, пчелы способны гораздо тоньше, чем среднестатистический человек, различать концент­рацию сахара в растворе, но этим и ограничивается тонкость их вкусовых ощуще­нии. Другой пример: ящерица, которая способна слышать легкий шорох ползуще­го насекомого, никак не будет реагировать на очень громкий стук камня о камень.

У человека способность ощущать не ограничена биологическими потребностя­ми. Труд создал у него несравненно более широкий, чем у животных, круг потреб­ностей, а в деятельности, направленной на удовлетворение этих потребностей, постоянно развивались способности человека, в том числе и способность ощущать. Поэтому человек может ощущать гораздо большее количество свойств окружаю­щих его предметов, чем животное.

7.2. Виды ощущений

Существуют различные подходы к классификации ощущений. Издавна приня­то различать пять (по количеству органов чувств) основных видов ощущений: обо­няние; вкус, осязание, зрение и слух. Эта классификация ощущений по основным модальностям является правильной, хотя и не исчерпывающей. Б. Г. Ананьев го­ворил об одиннадцати видах ощущений. А. Р. Лурия считает, что классификация ощущений может быть проведена по крайней мере по двум основным принци­пам — систематическому и генетическому (иначе говоря, по принципу модально­сти, с одной стороны, и по принципу сложности или уровня их построения — с дру­гой).

 

Имена

Шеррингтон Чарльз Скотт (1857-1952) — английский физиолог и психофизиолог. В 1885 г. он окончил Кембриджский университет, а за­тем работал в таких известных университетах, как Лондонский, Ливерпульский, Оксфордский и Эдинбургский. С 1914 по 1917 г. он — профессор-исследователь по физиологии в Королевском институте Великобритании. Лауреат Нобелевской премии.

Получил широкую известность благодаря своим эксперименталь­ным исследованиям, которые проводил, исходя из представления о нервной системе как о целостной системе.

Он был одним из первых, кто предпринял попытку эксперимен­тальной проверки теории Джемса—Ланге и показал, что отделение висцеральной нервной системы от центральной нервной системы не изменяет общего поведения животного в ответ на эмоциогенное воздействие.

Ч. Шеррингтону принадлежит классификация рецепторов на экстероцепторы, проприоцепторы и интероцепторы. Он также экспериментально показал возможность происхождения дистантных рецепторов из контактных.

 

Рассмотрим систематическую классификацию ощущений (рис. 7.1). Данная классификация была предложена английским физиологом Ч. Шеррингтоном. Рассматривая наиболее крупные и существенные группы ощущений, он разделил их на три основных типа: интероцептивные, проприоцептивные и экстероцептивные ощущения. Первые объединяют сигналы, доходящие до нас из внутренней среды организма; вторые передают информацию о положении тела в простран­стве и о положении опорно-двигательного аппарата, обеспечивают регуляцию на­ших движений; наконец, третьи обеспечивают получение сигналов из внешнего мира и создают основу для нашего сознательного поведения. Рассмотрим основ­ные типы ощущений по отдельности.

Рис. 7.1. Систематическая классификация основных видов ощущений

Интероцептивные ощущения, сигнализирующие о состоянии внутренних про­цессов организма, возникают благодаря рецепторам, находящимся на стенках же­лудка и кишечника, сердца и кровеносной системы и других внутренних органов. Это наиболее древняя и наиболее элементарная группа ощущений. Рецепторы, воспринимающие информацию о состоянии внутренних органов, мышц и т. д., на­зываются внутренними рецепторами. Интероцептивные ощущения относятся к числу наименее осознаваемых и наиболее диффузных форм ощущений и всегда сохраняют свою близость к эмоциональным состояниям. Следует также отметить, что интероцептивные ощущения весьма часто называют органическими.

Проприоцептивные ощущения передают сигналы о положении тела в простран­стве и составляют афферентную основу движений человека, играя решающую роль в их регуляции. Описываемая группа ощущений включает ощущение равно­весия, или статическое ощущение, а также двигательное, или кинестетическое, ощущение.

Периферические рецепторы проприоцептивной чувствительности находятся в мышцах и суставах (сухожилиях, связках) и называются тельцами Паччини. В современной физиологии и психофизиологии роль проприоцепции как аффе­рентной основы движений у животных была подробно изучена А. А. Орбели, П. К. Анохиным, а у человека — Н. А. Бернштейном.

Периферические рецепторы ощущения равновесия расположены в полукруж­ных каналах внутреннего уха.

Третьей и самой большой группой ощущений являются экстероцептивные ощущения. Они доводят до человека информацию из внешнего мира и являются основной группой ощущений, связывающей человека с внешней средой. Всю груп­пу экстероцептивных ощущений принято условно разделять на две подгруппы: контактные и дистантные ощущения.

 

Контактные ощущения вызываются непосредственным воздействием объекта на органы чувств. Примерами контактного ощущения являются вкус и осязание.

Дистантные ощущения отражают качества объектов, находящихся на некото­ром расстоянии от органов чувств. К таким ощущениям относятся слух и зрение. Следует отметить, что обоняние, по мнению многих авторов, занимает промежу­точное положение между контактными и дистантными ощущениями, поскольку формально обонятельные ощущения возникают на расстоянии от предмета, но в то же время молекулы, характеризующие запах предмета, с которыми происхо­дит контакт обонятельного рецептора, несомненно принадлежат данному предме­ту. В этом и заключается двойственность положения, занимаемого обонянием в классификации ощущений.

Поскольку ощущение возникает в результате воздействия определенного фи­зического раздражителя на соответствующий рецептор, то первичная классифи­кация ощущений, рассмотренная нами, исходит, естественно, из типа рецептора, который дает ощущение данного качества, или «модальности». Однако существу­ют ощущения, которые не могут быть связаны с какой-либо определенной модаль­ностью. Такие ощущения называют интермодальными. К ним относится, напри­мер, вибрационная чувствительность, которая связывает тактильно-моторную сферу со слуховой.

Ощущение вибрации — это чувствительность к колебаниям, вызываемым дви­жущимся телом. По мнению большинства исследователей, вибрационное чувство является промежуточной, переходной формой между тактильной и слуховой чув­ствительностью. В частности, школа Л. Е. Комендантова считает, что тактильно-вибрационная чувствительность есть одна из форм восприятия звука. При нор­мальном слухе она особенно не выступает, но при поражении слухового органа эта ее функция ясно проявляется. Основное положение «слуховой» теории заклю­чается в том, что тактильное восприятие звуковой вибрации понимается как диф­фузная звуковая чувствительность.

Особое практическое значение вибрационная чувствительность приобретает при поражениях зрения и слуха. В жизни глухих и слепоглухонсмых она играет большую роль. Слепоглухонемые, благодаря высокому развитию вибрационной чувствительности, узнавали о приближении грузовика и других видов транспорта на большом расстоянии. Таким же образом посредством вибрационного чувства слепоглухонемые узнают, когда к ним в комнату кто-нибудь входит. Следователь­но, ощущения, являясь самым простым видом психических процессов, на самом деле весьма сложны и в полной мере не изучены.

Следует отметить, что существуют и другие подходы к классификации ощуще­ний. Например, генетический подход, предложенный английским неврологом X. Хэдом. Генетическая классификация позволяет выделить два вида чувствитель­ности: 1) протопатическую (более примитивную, аффективную, менее дифференцированную и локализованную), к которой относятся органические чувства (го­лод, жажда и др.); 2) эпикритическую (более тонко дифференцирующую, объек­тивированную и рациональную), к которой относят основные виды ощущений человека. Эпикритическая чувствительность более молодая в генетическом пла­не, и она осуществляет контроль за протопатической чувствительностью.

Известный отечественный психолог Б. М. Теплов, рассматривая виды ощуще­ний, разделял все рецепторы на две большие группы: экстероцепторы (внешние рецепторы), расположенные на поверхности тела или близко к ней и доступные воздействию внешних раздражителей, и интероцепторы (внутренние рецепторы), расположенные в глубине тканей, например мышц, или на поверхности внутрен­них органов. Группу ощущений, названных нами «проприоцептивные ощущения», Б. М. Теплов рассматривал как внутренние ощущения.

7.3. Основные свойства и характеристики ощущений

Все ощущения могут быть охарактеризованы с точки зрения их свойств. При­чем свойства могут быть не только специфическими, но и общими для всех видов ощущений. К основным свойствам ощущений относят: качество, интенсивность, продолжительность и пространственную локализацию, абсолютный и относи­тельный порогиощущений.

Качество — это свойство, характеризующее основную информацию, отобра­жаемую данным ощущением, отличающую его от других видов ощущений и варьи­рующую в пределах данного вида ощущений. Например, вкусовые ощущения пре­доставляют информацию о некоторых химических характеристиках предмета: сладкий или кислый, горький или соленый. Обоняние тоже предоставляет нам информацию о химических характеристиках объекта, но другого рода: цветочный запах, запах миндаля, запах сероводорода и др.

Следует иметь в виду, что весьма часто, когда говорят о качестве ощущений, имеют в виду модальность ощущений, поскольку именно модальность отражает основное качество соответствующего ощущения.

Интенсивность ощущения является его количественной характеристикой и зависит от силы действующего раздражителя и функционального состояния ре­цептора, определяющего степень готовности рецептора выполнять свои функции. Например, если у вас насморк, то интенсивность воспринимаемых запахов может быть искажена.

Длительность ощущения — это временная характеристика возникшего ощу­щения. Она также определяется функциональным состоянием органа чувств, но главным образом — временем действия раздражителя и его интенсивностью. Сле­дует отметить, что у ощущений существует так называемый латентный (скрытый) период. При воздействии раздражителя на орган чувств ощущение возникает не сразу, а спустя некоторое время. Латентный период различных видов ощущений неодинаков. Например, для тактильных ощущений он составляет 130 мс, для бо­левых — 370 мс, а для вкусовых — всего 50 мс.

Ощущение не возникает одновременно с началом действия раздражителя и не исчезает одновременно с прекращением его действия. Эта инерция ощущений проявляется в так называемом последействии. Зрительное ощущение, например, обладает некоторой инерцией и исчезает не сразу после прекращения действия вызвавшего его раздражителя. След от раздражителя остается в виде последова­тельного образа. Различают положительные и отрицательные последовательные образы. Положительный последовательный образ соответствует первоначально­му раздражению, состоит в сохранении следа раздражения того же качества, что и действующий раздражитель.

 

Имена

Фехнер Густав Теодор (1801 -1887) — немецкий физик, фи­лософ и психолог, основатель психофизики. Фехнер — автор программного труда «Элементы психофизики» (1860). В этой работе он выдвинул идею создания особой науки — психофи­зики. По его мнению, предметом этой науки должны быть за­кономерные соотношения двух видов явлений — психических и физических, — связанных между собой функционально. Вы­двинутая им идея оказала существенное влияние на развитие экспериментальной психологии, а исследования, которые он проводил в области ощущений, позволили ему обосновать не­сколько законов, в том числе основной психофизический за­кон. Фехнер разработал ряд методов косвенного измерения ощущений, в частности три классических метода измерения по­рогов. Однако после исследований последовательных образов, вызываемых наблюдением солнца, частично потерял зрение, что заставило его оставить психо­физику и заняться философией.

Фехнер был всесторонне развитым человеком. Так, он опубликовал несколько сатирических произведений под псевдонимом «доктор Мизес».

 

Отрицательный последовательный образ заключается в возникновении каче­ства ощущения, противоположного качеству воздействовавшего раздражителя. Например, свет-темнота, тяжесть-легкость, тепло-холод и др. Возникновение от­рицательных последовательных образов объясняется уменьшением чувствитель­ности данного рецептора к определенному воздействию.

И наконец, для ощущений характерна пространственная локализация раздра­жителя. Анализ, осуществляемый рецепторами, дает нам сведения о локализации раздражителя в пространстве, т. е. мы можем сказать, откуда падает свет, идет теп­ло или на какой участок тела воздействует раздражитель.

Все вышеописанные свойства в той или иной степени отражают качественные характеристики ощущений. Однако не менее важное значение имеют количе­ственные параметры основных характеристик ощущений, иначе говоря, степень чувствительности. Человеческие органы чувств — удивительно тонко работаю­щие аппараты. Так, академик С. И. Вавилов экспериментально установил, что че­ловеческий глаз может различать световой сигнал в 0,001 свечи на расстоянии километра. Энергия этого раздражителя настолько мала, что потребовалось бы 60 000 лет, чтобы с его помощью нагреть 1 см3 воды на 1°. Пожалуй, ни один физи­ческий прибор не обладает такой чувствительностью.

Различают два вида чувствительности: абсолютную чувствительность и чув­ствительность к различию. Под абсолютной чувствительностью подразумевают способность ощущать слабые раздражители, а под чувствительностью к разли­чию — способность ощущать слабые различия между раздражителями. Однако не всякое раздражение вызывает ощущение. Мы не слышим тиканья часов, находя­щихся в другой комнате. Мы не видим звезд шестой величины. Для того чтобы ощущение возникло, сила раздражения должна иметь определенную величину. Минимальная величина раздражителя, при котором впервые возникает ощущение, называется абсолютным порогом ощущения. Раздражители, сила действия кото­рых лежит ниже абсолютного порога ощущения, не дают ощущений, но это не зна­чит, что они не оказывают никакого воздействия на организм. Так, исследования отечественного физиолога Г. В. Гершуни и его сотрудников показали, что звуко­вые раздражения, лежащие ниже порога ощущения, могут вызывать изменение электрической активности мозга и расширение зрачка. Зона воздействия раздра­жителей, не вызывающих ощущений, была названа Г. В. Гершуни «субсенсорной областью».

Начало изучению порогов ощущений было положено немецким физиком, пси­хологом и философом Г. Т. Фехнером, который считал, что материальное и иде­альное — это две стороны единого целого. Поэтому он задался целью выяснить, где проходит граница между материальным и идеальным. Фехнер подошел к этой проблеме как естествоиспытатель. По его мнению, процесс создания психическо­го образа может быть представлен следующей схемой:

Раздражение —> Возбуждение —> Ощущение —> Суждение

(физика) (физиология) (психология) (логика)

Самым главным в идее Фехнера было то, что он впервые включил элементар­ные ощущения в круг интересов психологии. До Фехнера считали, что исследова­нием ощущений, если это кому-нибудь интересно, должны заниматься физиоло­ги, врачи, даже физики, но только не психологи. Для психологов это слишком при­митивно.

По мнению Фехнера, искомая граница проходит там, где начинается ощущение, т. е. возникает первый психических процесс. Величину стимула, при которой на­чинается ощущение, Фехнер назвал нижним абсолютным порогом. Для определе­ния этого порога Фехнер разработал методы, которые активно используются и в на­ше время. В основу методологии своих исследований Фехнер положил два утверж­дения, называемые первой и второй парадигмой классической психофизики.

1. Сенсорная система человека — это измерительный прибор, который соответ­ствующим образом реагирует на воздействующие физические стимулы.

2. Психофизические характеристики у людей распределены по нормальному закону, т. е. случайным образом отличаются от какой-то средней величины, ана­логично антропометрическим характеристикам.

Сегодня не вызывает сомнения, что обе эти парадигмы уже устарели и в опре­деленной степени противоречат современным принципам исследования психики. В частности, можно отметить противоречие принципу активности и целостности психики, поскольку сегодня мы понимаем, что невозможно выделить и исследо­вать в эксперименте одну, даже самую примитивную, психическую систему из це­лостной структуры человеческой психики. В свою очередь, активизация в экспе­рименте всех психических систем от самых низших до самых высших приводит к очень большому разнообразию реакций испытуемых, что требует индивидуаль­ного подхода к каждому испытуемому.

Тем не менее исследования Фехнера по своей сути были новаторскими. Он считал, что человек не может непосредственно оценивать свои ощущения количе­ственно, поэтому он разработал «косвенные» методы, с помощью которых можно количественно представить отношения между величиной раздражителя (стиму­ла) и интенсивностью вызванного им ощущения. Предположим, нас интересует, при какой минимальной величине звукового сигнала испытуемый может слышать этот сигнал, т. е. мы должны определить нижний абсолютный порог громкости. Из­мерение методом минимальных изменений проводится следующим образом. Ис­пытуемому дают инструкцию говорить «да», если он сигнал слышит, и «нет», — если не слышит. Сначала испытуемому предъявляют стимул, который он явно может расслышать. Затем при каждом предъявлении величина стимула уменьша­ется. Эту процедуру проводят до тех пор, пока не изменятся ответы испытуемого. Например, вместо «да» он может сказать «нет» или «вроде бы нет» и т. д.

Величина стимула, при которой изменяются ответы испытуемого, соответству­ет порогу исчезновения ощущения (Р1). На втором этапе измерения в первом предъявлении испытуемому предлагают стимул, который он никак не может слы­шать. Затем на каждом шаге величина стимула возрастает до тех пор, пока ответы испытуемого перейдут от «нет» к «да» или «может быть, да». Это значение стиму­ла соответствует порогу появления ощущения (Р2). Но порог исчезновения ощу­щения редко бывает равен порогу появления. Причем возможны два случая:

Р12, или Р12.

Соответственно абсолютный порог (Stp) будет равен среднеарифметическому порогов появления и исчезновения:

Аналогичным способом определяется и верхний абсолютный порог — значение стимула, при котором он перестает восприниматься адекватно. Верхний абсолют­ный порог иногда называют болевым порогом, потому что при соответствующих ему величинах стимулов мы испытываем боль — резь в глазах при слишком ярком свете, боль в ушах при слишком громком звуке.

Абсолютные пороги — верхний и нижний — определяют границы доступного нашему восприятию окружающего мира. По аналогии с измерительным прибо­ром абсолютные пороги определяют диапазон, в котором сенсорная система мо­жет измерять раздражители, но кроме этого диапазона работу прибора характери­зует его точность, или чувствительность. Величина абсолютного порога характе­ризует абсолютную чувствительность. Например, чувствительность двух людей будет выше у того, у кого появляются ощущения при воздействии слабого раздра­жителя, когда у другого человека ощущений еще не возникает (т. е. у кого меньше величина абсолютного порога). Следовательно, чем слабее раздражитель, вызы­вающий ощущение, тем выше чувствительность.

Таким образом, абсолютная чувствительность численно равна величине, об­ратно пропорциональной абсолютному порогу ощущений. Если абсолютную чув­ствительность обозначить буквой Е, а величину абсолютного порога Р, то связь абсолютной чувствительности и абсолютного порога может быть выражена фор­мулой:

Различные анализаторы обладают разной чувствительностью. О чувствитель­ности глаза мы уже говорили. Очень высока чувствительность и нашего обоня­ния. Порог одной обонятельной клетки человека для соответствующих пахучих веществ не превышает восьми молекул. Чтобы вызвать вкусовое ощущение, тре­буется по крайней мере в 25 000 раз больше молекул, чем для возникновения обо­нятельного ощущения.

Абсолютная чувствительность анализатора в равной степени зависит как от нижнего, так и от верхнего порога ощущения. Величина абсолютных порогов, как нижнего, так и верхнего, изменяется в зависимости от разных условий: характера деятельности и возраста человека, функционального состояния рецептора, силы и длительности действия раздражения и т. д.

Другая характеристика чувствительности — это чувствительность к различию. Ее еще называют относительной, или разностной, так как это чувствительность к изменению раздражителя. Если мы положим на руку груз весом 100 граммов, а затем добавим к этому весу еще один грамм, то этой прибавки ни один человек ощутить не сможет. Для того чтобы ощутить прибавку к весу, необходимо доба­вить три-пять граммов. Таким образом, для того чтобы почувствовать минималь­ное различие в характеристиках воздействующего раздражителя, необходимо из­менить силу его воздействия на определенную величину, а то минимальное разли­чие между раздражителями, которое дает едва заметное различие ощущений, называется порогом различения.

Еще в 1760 г. французский физик П. Бугер на материале световых ощущении установил очень важный факт, касающейся величины порогов различения: для того чтобы почувствовать изменение освещенности, необходимо изменить поток света на определенную величину. Изменения характеристик светового потока на меньшую величину мы не сможем заметить с помощью наших органов чувств. Позднее, в первой половине XIX в. немецкий ученый М. Вебер, исследуя ощуще­ние тяжести, пришел к выводу, что, сравнивая объекты и наблюдая различия меж­ду ними, мы воспринимаем не различия между объектами, а отношение различия к величине сравниваемых объектов. Так, если к грузу в 100 граммов необходимо прибавить три грамма, чтобы почувствовать разницу, то к грузу в 200 граммов, для того чтобы почувствовать различия, необходимо добавить шесть граммов. Иначе говоря: чтобы заметить увеличение веса, надо к первоначальному грузу прибавить приблизительно 1/30 его массы. Дальнейшие исследования показали, что подобная закономерность существует и у других видов ощущении. Например, если исходная освещенность комнаты составляет 100 люксов, то прибавка осве­щенности, которую мы впервые заметим, должна составлять не менее одного люк­са. Если же освещенность составляет 1000 люксов, то прибавка должна состав­лять не менее 10 люксов. То же самое относится и к слуховым, и к двигательным, и к другим ощущениям. Итак, порог различий ощущений определяется соотноше­нием

где — величина, на которую должен быть изменен исходный, уже породивший ощущение стимул, чтобы человек заметил, что он действительно изменился; I — величина действующего стимула. Причем исследования показали, что относительная величина, характеризующая порог различения, является постоянной для конкрет­ного анализатора. Для зрительного анализатора это соотношение составляет при­близительно 1/1000, для слухового — 1/10, для тактильного — 1/30. Таким образом, порог различения имеет постоянную относительную величину, т. е. всегда выражается в виде отношения, показывающего, какую часть первоначальной величины раздра­жителя надо прибавить к этому раздражению, чтобы получить едва заметное различие в ощущениях. Это положение было названо законом Бугера—Вебера. В математическом виде этот закон может быть записан в следующем виде:

=const,

где const (константа) — постоянная величина, характеризующая порог различия ощущения, названная константой Вебера. Параметры константы Вебера приве­дены в табл. 7.1.

Таблица 7.1