Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Этика профессиональная и служебная



Требования этики находят воплощение и становятся правилами в тех ситуациях, которые регулярно возникают в отношениях между журналис­том и аудиторией, журналистом и источником информации, журналистом и персонажем произведения, журналистом и автором, журналистом и ре­дактором, журналистом и коллективом редакции, журналистом и его кол­легами по работе.

Первые три вида отношений связаны с действиями журналиста в социальной среде, или с профессиональной этикой; остальные — с его поведением в профессиональной (журналистской) среде, или со служеб­ной этикой журналиста.

Собирая факты, журналист обращается к разным источникам инфор­мации: индивидуальному (человек), коллективному и документальному.

Источник информации человек. Люди не обязаны сообщать жур­налисту сведения о себе и своих товарищах. Чтобы «разговорить» их, надо действовать убеждением, мотивировать свою просьбу. Нельзя запугивать собеседника, провоцировать тщеславие, поощрять попытки с помощью прессы свести личные счеты. Если люди отказывают в предоставлении сведений для положительных материалов (не видят повода, не пришло вре­мя говорить о результатах работы и т. п.), то надо прислушаться. Отказ дать сведения может возникнуть также из-за того, что к человеку, о кото­ром вы хотите написать очерк, окружающие относятся неприязненно или завидуют ему, предвзято оценивают его роль и заслуги. Возможны и опасе­ние огласки нежелательных сведений, неуверенность самого героя в том, что сообщенным фактам будет дана верная оценка. Наконец, причиной прохладного отношения к журналисту иногда служит неэтичное поведение коллег из редакции, побывавших ранее в данном коллективе. «Снять» по­добное отношение можно продуманным поведением журналиста, завоева­нием доверия.

Эффективен прием имитации — переключения внимания человека на другие объекты: декларируется более общая, не акцентированная на личность собеседника цель сбора, что позволяет снять напряженность. Можно, например, начать разговор так: «Меня (нашу редакцию) интересу­ет опыт организации труда в вашем цехе» — и человек раскроется. А в ходе разговора журналист скажет и об истинной цели беседы. Герой ком­ментирует те сведения о себе, которые корреспондент получил из других источников информации и считает спорными или особенно важными для понимания характера человека. «Это, правда, что у Вас не было ни одной разбитой машины?» — «Кто сказал? Неверная информация, — он вздох­нул, — был грех».

Условием успешного сбора информации является способность тонко чувствовать настроение собеседника и быстро реагировать на перемены в нем, умение настойчиво и в то же время тактично развивать едва заметную тему разговора, направлять его в нужное русло, ставить точные и перспективные, с точки зрения всей беседы, вопросы. Часто бывает жела­тельно начать с отвлеченных фраз, шутки, дружеской реплики, с рассказа о встречах с интересными людьми, переключить внимание на другие объек­ты, вызвать азарт, эмоциональный настрой, наконец, дать выговориться собеседнику... Как считал А. Моруа, разговор — это здание, которое стро­ят совместными усилиями.

В ходе беседы активность журналиста и этичность его поведения про­являются в постановке вопросов, в замечаниях по поводу сообщаемых све­дений, в оценке их с помощью слова, мимики, жеста. Этичность вопроса, его уместность в каждой из ситуаций — один из главных признаков професси­ональной зрелости журналиста, его воспитанности. Неуместны вопросы, на которые собеседник не может ответить или вынужден будет дать банальный ответ. Историк В. О. Ключевский говорил: «Быть умным — значит не спра­шивать того, на что нельзя ответить». Такие вопросы унижают человека, а опубликованный ответ искажает его образ. К неуместным, неэтичным воп­росам следует отнести и такие, которые провоцируют нескромный ответ героя, формируют у него некритическую оценку своих успехов. Ответ воп­реки намерению корреспондента отрицательно характеризует героя. Так как цель журналиста — получение объективных сведений, не стоит задавать вопросы, которые прямо или косвенно подсказывают собеседнику тот вари­ант ответа, в котором заинтересован репортер. При таком сборе информа­ции возникает риск принять за истинные сведения то, что инспирировано самим журналистом, высказано под его влиянием.

Большое значение имеет порядок вопросов, их последовательность и сочетаемость. Недопустимы покровительственный или, наоборот, заиски­вающий тон беседы, а также категоричность высказываний. Люди ценят время, и неуместные, неумные, ненужные вопросы раздражают их как свидетельство безответственности журналиста, решившего с налету «пого­ворить по душам». Чтобы избежать этого, нужна большая подготовитель­ная работа. Вопросы могут быть основными, дополняющими, конкретизи­рующими, напоминающими, контролирующими, прямыми, косвенными, альтернативными, ретроспективными, текущими, переходными и т. д. Что­бы преодолеть скованность и замкнутость собеседника, можно показать заранее подготовленную фотографию, письмо, прослушать запись, кото­рые взволнуют человека. Полезно непрерывно наблюдать за героем в дей­ствии, как говорится, «идти за ним по пятам».

Порой собеседник дает те или иные сведения, но предупреждает при этом — «не для печати». Понимая, что факты могут быть опубликованы, он просит этого не делать, хотя знает: журналист при желании получит аналогичную информацию из другого источника. Конечно, как быть с ого­воркой «не для печати», решает редакция. Об этом и надо сказать источни­ку сведений, а он уж может официальным заявлением просить редакцию воздержаться от публикации. Интимные данные редакция публикует с пись­менного согласия персонажа, часто с заменой его имени. Допустимой нормой (часто при подготовке критических материалов) считается использова­ние заблуждения информирующего лица относительно тех сведений, кото­рыми располагает журналист.

Беседу делают эмоциональной и искренней ее полемическая направ­ленность, перевод в русло спора,

Уровень сбора информации, а затем и качества публикации суще­ственно снижается, если у журналиста нет наблюдательности и интереса к людям, способности быстро и верно оценивать их психологическое состо­яние. Этические ошибки — следствие и его некритической оценки своей осведомленности о предмете разговора, неумения слушать, постановки нетактичных вопросов и т.д. Избежать этого помогут самоконтроль, не­стандартное мышление, забота об авторитете газеты, радиостанции, теле­программы.

К коллективным источникам информации, используемым в ходе фор­мального и неформального общения, относятся собрания, совещания, кон­ференции, заседания «круглых столов» и «клубов деловых встреч», товари­щеские суды, пресс-конференции, беседы с группой людей в неофициаль­ных условиях. Ценность такого рода источников обусловлена природой общения (демократизм, критика, самокритика), что помогает журналисту точнее сориентироваться в явлении, ситуации, проблеме, расширить свои представления о них, проверить первоначальные наблюдения или, скажем, найти интересного человека, важную тему. Любопытен и весьма ценен разговор с человеком в присутствии его товарищей, Но, собирая информа­цию в условиях огласки, корреспондент должен учитывать, что сведения могут быть далеки от истины в связи с присутствием других людей, сообра­жениями престижного характера, давлением формального или неформаль­ного лидера, а также в связи с различными «болезнями» коллектива, когда возникает разобщенность интересов. Поэтому при последующем исполь­зовании сведений, полученных из коллективного источника, важно соот­нести их с почерпнутыми из других источников. Нередко мнение одного человека (не желая на него ссылаться) журналист умышленно выдает за мнение коллектива. Иначе, видя в газете ссылку на индивидуальный источ­ник («как нам сообщил...»), читатель вправе требовать более точный адрес или объяснение причины сохранения в тайне источника информации.

Довольно часто журналист прибегает к документам, представляю­щим собой любые зафиксированные знания, которые могут быть исполь­зованы для справок, изучения, доказательств. Знакомство с ними следует начинать с разрешения автора (или его наследников). Разрешение надо отметить в публикации, цитату выделить курсивом, дать разграничение между документом, его оценкой и журналистским текстом, а также уведо­мить, что в документе могут быть искажения, неточности. И, конечно, сле­дует поблагодарить за предоставление документа,

Для положительного материала допустимо собирать сведения, не пред­ставляясь информирующим лицам. Неведение последних позволяет уви­деть суть дела изнутри, пронаблюдать людей в естественной обстановке, ведь визит журналиста часто вызывает напряженность, волнение будущих героев. Здесь речь идет уже не о классификации источников информации, а о приемах обращения к ним, методах сбора сведений: наблюдении, со­вмещении профессий, лицедействе.

Некоторые журналисты для получения информации входят в кон­такт с человеком, будучи включенными в группу должностных лиц (напри­мер, в ревизорскую или инспекторскую комиссию), однако корреспондент не должен брать на себя права этих лиц, давать рекомендации. Метод «со­вмещения профессий» вызывает сложности этического порядка, а именно риск нанести нравственный или материальный ущерб людям или органи­зациям («таксист» может совершить аварию, «врач» — поставить непра­вильный диагноз, «юрист» без опыта — дать неправильный совет). Следо­вательно, надо соблюдать определенные требования: квалификация жур­налиста должна соответствовать требованиям «временной профессии», от его кратковременного нахождения на данной работе не пострадает дело, не будет причинен ущерб всем тем, с кем тот общается.

Для критической корреспонденции также возможен сбор сведений, при котором источники информации не догадываются о том, что стали объектом внимания журналиста, или об истинной цели сбора. Такой при­ем порой сочетается со скрытым фиксированием информации — «лице­действом». Однако включение диктофона без ведома собеседника и его согласия не только не рекомендуется, но и прямо запрещено законодатель­ством. Диктофон тем более неуместен, когда речь идет о личном горе, или если у собеседника есть дефекты речи. Не учитывая состояния человека, можно сломать беседу. Использование скрытой камеры также может обер­нуться бестактностью. Так, фотокор заснял незнакомых между собой юно­шу и девушку, прячущихся от дождя, и опубликовал снимок как весенний этюд. А это вынудило персонажей давать объяснения своим любимым.

Более честным и принципиальным является открытый сбор сведе­ний. Кодекс Международной организации журналистов предписывает: «Журналист должен оберегать достоинство своей профессии. Он не дол­жен прибегать к недостойным средствам и способам получения информа­ции». Принципиальная позиция заставляет журналиста прямо и недвус­мысленно выражать свое отношение к отрицательным фактам: высказать все открыто и честно.