Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Чертова принцесска.



Исин, конечно, знал, что день будет тяжелым, но не догадывался насколько. После того как шампанское было выпито, старшие потащили его наверх, где Кенсу позвонил в деканат и слезно рассказывал, что его любимый и единственный сыночек умирает от чумы и поэтому сегодня не появится на занятиях, как ни странно, этот бред сработал, прогул ему уж точно не поставят, но вслед будут креститься, когда он в понедельник вернется на пары. Потом его отправили в душ и немного поспать, мотивируя это тем, что "на опухшую рожу, даже такую обаятельную, ни хрена не ляжет". Парень не понял смысла фразы и не придал ей значения, ой, как зря, но все по порядку.
- Просыпайся, - Исина тонким и острым пальцем тыкали под ребра, - Давай, поднимай мордень от подушки, а то ее уже выжимать можно, Господи, сколько слюней!
- Не правда, - Бурчит младший, садясь на кровати.
- Боже, какая очаровательная моська! - умиляется Бек, - Я еще больше ненавижу наших мудаков!
- Твой экс-отец звонил, - в комнате появляется Кенсу, - Свидание в 18:00 в его любимом ресторане.
- Почему экс?
- Потому, что если наша затея провалится, я стану вдовцом! Поднимайся, у нас много дел.
Дел и вправду было много. Парня опять отправили в ванную, а по возвращении он увидел множество пакетов в центре своей комнате и тихо хихикающих старших.
- Знаете, вы мне все больше напоминаете гиен, - произносит он, подходя к кулькам. - Что там?
- Твое спасение, пока ты дрых попой кверху, мы по магазинам пробежались.
Исин кивает и начинает выгребать содержимое из них.
- Это что? Как? Вы чего? Это по каким таким магазинам пробежались? Сексшопам? - верещит он, разглядывая покупки, - Я в это не помещусь!
- Еще как поместишься! Выбора у тебя все равно нет! Или ты замуж захотел? - прищуриваясь, спрашивает Бек.
- Нет! Не хочу! - кричит Син и, схватив покупки, скрывается в ванной, - Я одеваться.
За дверью слышится шелест пакетов, копошение, пыхтение, проклятия, а потом грохот. Дверь тихонько открывается, и из-за нее появляется растрепанный парень, красный и потирающий задницу после падения.
- Пааааап, как это одевается? - плаксиво тянет он.
Родитель не в состоянии ответить, начиная задыхаться от смеха, смутно напоминающего дьявольский.
- Ну, точно родственники! - хохочет Бекхен, подходя к покалеченному пареньку, - Пойдем, жертва моды, я тебе помогу. Все-таки ты так похож на своего папу. Он тоже так голосил, когда я впервые потащил с собой в клуб и одевал его в похожее. Ох, и весело же было тогда!
- Чего веселого? - буркнул Син, пытаясь втиснуть себя в... Штаны?
- Ну так, твой отец, похуже ЦЭРЭУ! Он нас выследил и сравнял с землей клуб, в котором мы с Додо отдыхали. А все из-за того, что какой-то альфа щипнул твоего папу за попу. Хотя я его понимаю, в тех штанах она была прекрасна.
- О, да, ты меня тогда всего облапал, - в ванную вошел Кенсу, - Хотя, да, было весело, мы тогда на них обиделись и пошли воспитывать.
- В клуб? Воспитывать? - изогнул бровь сын.
- Ну, да, они понервничали, а мы повеселились! Додо, может опять рванем, а?
- Тебе того раза было мало?
- Ну, да, согласен, то было круто!
- Это да, но последствия нашего воспитания были немного не радужными, для нас. Меня Крис еще до родов контролировал и не разрешал с Беком общаться, я тогда тобой уже беременный был на первых месяцах, ну, а этого Чан наказал на срок подольше... - Хихикнул старший, повисая на своем закадычном друге.
- Чем?
- Луханом. - буркнул Бек.
Омеги семейства Ву взорвались гоготом.
- Ну, а что! Этой беременностью я расплатился за все грехи на ближайшие сто лет. Один токсикоз чего стоил, - присоединился к ним Бекхен.


На часах было 18:20, Исин неуверенными шагами шел от такси к дверям ресторана, ловя на себе бешеные взгляды. За поясом надежно прятался отцовский подарок - шокер, который приятно грел душу и отгонял чувство страха. В холле висело большое зеркало во весь рост и парень наконец увидел то, над чем корпели весь день папа в Беком.
- Инфаркту мне, у меня корвалол! - произнес он, глядя в отражающую поверхность. - Господи, это ж как я живым дошел?
Исин сейчас совершенно себя не узнавал. Небрежно уложенные волосы, макияж с длинными черными блядскими стрелками, рваная майка с глубоким вырезом, кожаная касуха с заклепками и шипами, красные кожаные штаны в которых было безумно узко и жарко и высокие кирзачи с железными носами. На руках множество браслетов с черепами и перчатки-метенки, ногти покрыты черным лаком, на шее ремешок, похожий на ошейник.
"Надо будет обидеться на папу с Бекхеном!" - думает парень, шагая через зал и периодически повторяя про себя фразы придуманные этими сумасшедшими. Плечи опушены, сгорбиться и широко шагать, он, хороший ученик, подходил к дальнему столику в углу и с ширмой. За столом сидит фигура, на которую не обращают никакого внимания, вальяжно падая на стул и закидывая ноги на белую скатерть.
- Хай, престарелым хероносцам. Как жизнь мудацкая, хотя мне похуй, и вообще метнись за пивасиком, а то сушняк ебет не по-детски, - выдает выученные наизусть фразы омега, не смотря на собеседника и стараясь дышать в другую сторону.
- Детка, что еще я должен знать о жизни моего мужа? - слышится знакомый и до боли родной голос.
Син вздрагивает и дергается, стул все это время раскачивающийся летит назад вместе с сидевшим. Сверху слышится веселый хохот. Парень не верит своим ушам и медленно выныривает из-под стола. И правда, напротив сидит Чунмен, его альфа и муж, прикрывая рот рукой и стараясь сдержать рвущийся наружу смех. Волосы как всегда идеально уложены, на переносице лежат очки в темной оправе, в костюме серого цвета и с галстуком.
- Мен? Но как? - хлопает ртом он как рыба, пытаясь понять, какого черта тут происходит.
- Сам в шоке. Я шел на встречу с чертовой принцесской, а тут ты.
- С кем?
- Получается, что с тобой. Крис мне все уши прожужжал про своего сыночка Божьего одуванчика. Я и согласился на эту сомнительную встречу, с Чертом лучше не спорить.
- С кем? - никак не мог вникнуть в ситуацию младший.
- Боже, Сина, не тормози! Твой отец и я часто работаем вместе, он прекрасный следователь, которого боятся самые отъявленные головорезы. Они его называют Чертом, потому что его методы ведения допроса немного специфичны, но очень действенны.
- То есть?
- Ну, там дротики покидать в допросной в подозреваемого или выбивание информации полным анатомическим атласом, еще поклоны в стол и так далее. Я часто был свидетелем этого и, кстати, он никогда не повторяется. Кстати в арсенал "пыток" добавился кактус! У вас вся семья на них помешена?
- Так вот куда делся мой атлас! Ну, есть чуток. Про папу он говорит "ромашка с душой кактуса" , а про меня наоборот " кактус с душой ромашки", ну, в общем, это чисто его характеристика.
- А он, выходит, в садовники подался. Так, о чем я говорил, а точно. Как-то на одном ночном дежурстве он загорелся идеей познакомить меня со своей принцессой. Мы тогда говорили о семье, вот я и обмолвился, что не прочь создать свою. Он предложил, а я и согласился. Хотя сегодня думал не приходить, но решил, что будет не очень хорошо и лучше встретиться и все объяснить. Кстати, он реально тебя так зовет?
- Ага, в детстве постоянно, сейчас только дома и в тесном кругу семьи, - кивает омега.
- Ну вот, я пришел, ждал опаздывающую принцесску на полчаса, а тут ты, в образе гопника-шмары. Боже, Син, откуда это все эти слова?! Что за... - Ужасается альфа, не зная, какие подобрать слова, - Что за на хрен?!
- Это не я, - хнычет красный как рак студент, - Это папа с Бекхеном. Это они все придумали. Им эта затея со смотринами не понравилась, папа с отцом поругались и два дня уже не разговаривают, они даже в одном помещении стараются не находиться, а Бекки на Чана обиделся и скалкой его отмудохал и теперь у нас сидит, его ненавидит.
- Чан? Чанель? Пак Чанель?
- Ну, да.
- Скалкой! - хохочет Сухо, прикрывая лицо руками. - Муж скалкой, а нам заливал, что бабульку от грабителей защищал, а они его битами по спине долбали! Я ему еще героические ранения мазью обрабатывал!
- Ты себе не представляешь, на что способны эти две сумасшедшие омеги, - хихикает студент. - И теперь получается, что все зря. Ох, и расстроятся они.
- Да, кстати, нужно Крису позвонить и все рассказать, хотя необходимости нет...
- Почему?
- Да, твой отец тут лейтенанта из участка прислал следить, смотри, в углу противоположном сидит. - хохотнул альфа, кивая головой в нужную сторону. И правда, вдалеке сидел парнишка, внимательно наблюдая за ними через театральный бинокль.
- Отец в своем репертуаре, что ж, это нам на руку. Подыграй мне! - младший вскакивает, хватает стакан с водой и выливает на голову удивленному куратору, - Мудак! - и срывается с места, исчезая на выходе.
Мужчина пару раз моргает и, подскочив, летит следом, краем глаза замечая, что "шпион" встает и, запутавшись в скатерти, падает на пол.
На улице никого нет. Сухо оглядывается, ища в толпе знакомую фигуру или хотя бы красные кожаные штаны, но никого нет. Позади слышится звяканье колокольчиков на двери ресторана, горе-следопыт, наконец, справился с напавшей на него тканью. Мужчина ищет куда спрятаться и отходит в тень. Из темноты подворотни появляется рука, хватающая его за шиворот и затаскивает в черноту. Врач уже хочет издать неподобающий его возрасту, статусу и полу испуганный визг, как чувствует родной запах сладкой ваты.
- Детка, что за представление? - шепотом спрашивает он, когда руки его отпускают.
- То, что все удачно сложилось, еще не значит, что отец прощен. Пусть чуток понервничает, - улыбается омега, развязывая галстук старшему, - Сними эту удавку, она меня раздражает!
- Детка, ты сумасшедший. Или бесстрашный. Крис в ярости страшен.
- Я папочкин сыночек! А в нашей семье никогда не было нормальных омег, - пожимает плечами тот.
- Я уже боюсь, - театрально прикрывая рот произносит врач. - Ну, что теперь? Куда пойдем?
- Да какая разница, главное вместе, - улыбается Исин, беря альфу за руку и вытягивая из темноты.

Успеть за 24 часа. От свидания до знакомства с родителями...

Нежелательная встреча и ненавистные смотрины плавно перетекли в довольно милое и веселое свидание. Пара после ресторана отправилась гулять по вечернему городу, на который плавно опускалась ночь. Постепенно загорались огни и гирлянды, улицы потихоньку пустели. Тротуары путались в дорожки, ведя двоих куда глаза глядят. Оживленные переулки сменялись безлюдными аллеями в скверах и парках, где было не совладать с желанием прижаться друг к другу и целоваться, пока не заболят губы. Вот и наша парочка не смогла устоять. Сухо зажал младшего между собой и старой вишней, под ветками которой они укрылись от посторонних. Руки блуждали по телам, а тень не могла скрыть тихие стоны и глубокие вздохи. Хотелось быть еще ближе и теснее. Сейчас есть только они друг для друга и для всего мира. Ну, не совсем...
- Папочка, а что они делают? - слышится звонкий голосок.
Парочка отвлекаются, и оба поворачивают головы на звуки, не отпуская друг друга из объятий. Маленький мальчик внимательно смотрит на них огромными блестящими глазами, дергая родителя за руку.
- Они любят, - отвечает с улыбкой папа, подмигивая пойманным врасплох и легонько дергая сыночка.
- А, извините, - кланяется малыш парочке. - Любите друг друга долго, папа говорит, что это красиво...
Немного обескураженные влюбленные смотрят вслед ребенку и его родителю. Исин прячет лицо в складках серого пиджака и начинает хохотать, чувствуя, как горят щеки. Над ухом слышится хмык и к нему присоединяется бархатный смех.
- Пойдем поедим? - спрашивает альфа и, получив утвердительный кивок, утягивает парня в ближайшую кафешку, которая уже собиралась закрываться. Они берут полный пакет всего вредного, но вкусного, и прощаются с персоналом, направляясь на набережную. Невысокий бордюр у краев берега становится столиком, а тихий плеск реки и шелест листвы - музыкальным сопровождением.
Сухо снимает с себя пиджак и стелет его на белый камень, предлагая сесть.
- Оу, мусьё, вы сегодня джентльмен? - усаживаясь на серую ткань.
- А то, - улыбается тот, опускаясь напротив и расстегивая пуговицы на жилете. - Ух, наконец я дышу.
- Зачем ты его надел, тем более под пиджак?
- Мне сказали, что нужно соответствовать идеальному образу избранника принцесски. Крис говорил, что его чадо любит строгие костюмы и очки в черной оправе, в общем, серость и ботаников, вот и пытаюсь подходить к образу. Я же не знал, что вместо принцесски придет гопник-шмара.
Младший заливисто смеется, понимая всю абсурдность ситуации.
- Не замерз?- спрашивает старший.
- Нет. На мне куртка.
- А под ней, считай, ничего нет, - бурчит он.
- Но согласись, весьма сексуальненько, - кривляется студент, стараясь соответствовать образу.
- Я бы сказал, более чем. Прекрати, - смеется тот на потуги напротив.
Исин улыбается и застегивает косуху до конца.
- Так лучше?
- Лучше, но если бы со штанами что-то сделать.
- Ну, это уже не в моих силах. Они такие тугие, что я удивляюсь, как в них хожу и сижу. Ты бы видел, как меня в них впихивали и утрамбовывали, - хихикает парень, вспоминая, как матерились и тужились старшие омеги.
Врач улыбается, смутно представляя эту сцену, и делает пару глотков газировки.
- Кстати, - начиная искать что-то в кармане брюк. - Забыл отдать.
Сухо встает и, подойдя к омеге, берет его руку и надевает тонкое обручальное кольцо. Тот хлопает глазами и счастливо улыбается, разглядывая обруч на фаланге.
- Я люблю тебя.
- Я тебя тоже очень сильно люблю, - вторит ему тот, стараясь удержать слезы радости.
- Так что мы скажем Крису? Точнее как? - спрашивает куратор светящегося парня. - После выходки в ресторане он меня убьет, а тебя...
- И меня тоже, а потом отхватит пизды от папы, - заканчивает фразу омега. - Но давай не будем об этом думать, хотя бы сегодня, хотя бы до утра. Не хочу об этом думать, будем решать проблемы по мере поступления.
- Хорошо, - соглашается старший. - Тогда какая у нас первая поступающая?
- Я как раз ее обдумываю, - хмуря брови, говорит Син и отвечает на вопросительный взгляд. - Сейчас надо что-то с тобой сделать, чтобы нас пустили в клуб. Встань.
Ким выполняет команду и стоит смирно, пока парень снимает с него очки и жилет, расстегивает пару верхних пуговиц на рубашке и рушит идеальную прическу.
- Так лучше, - кивает сам себе студент. - Пойдем.
Врач хмыкает и наблюдает, как тот собирает мусор с парапета и кидает бумажный пакет в урну, следом летят и бывшие части его гардероба.
Пара быстрыми шагами идет по пустым улицам и в первом часу добирается до одного из популярных городских клубов. Пройти не составляет труда, и двери, открытые двери, переносят их совершенно в другое измерение. Громкая музыка, темнота и редкие яркие разноцветные вспышки, множество тел, ароматов и голосов. Они пробираются сквозь толпу к бару и, взяв пару коктейлей, присоединяются к танцующим. Алкоголь быстро распространяется по венам, музыка становится громче, стеснения меньше, а количество выпитого превышает допустимую норму.
Когда они выходят на улицу, часы показывают уже полчетвертого. Такси везет их к дому омеги, а Сухо вырубается у него на плече. Кое-как выгрузив старшего из салона, парень тащит его к черному входу, десять ступенек - и они в комнате Сина.
- Ты сегодня ел что-нибудь, кроме содовой и картошки фри? - спрашивает он врача, укладывая на свою кровать и поправляя подушку под головой.
- Нет, - честно отвечает тот.
- Горе ты мое луковое, - тяжело вздыхая.
- Зато любимое.
- Не поспоришь, - соглашается Исин и выходит из комнаты. Завтра будет жуткое похмелье и с кровати будет трудно подняться без пары глотков воды, поэтому ее нужно приготовить и поставить на тумбочку с вечера.
- Что за блять? - слышится гортанный рык за спиной, когда парень наполняет полный графин виды на кухне. - Это что еще за вид?! Что ты устроил в ресторане? Где ты был? Почему так поздно? Ты пьян? Засранец, почему от тебя несет алкоголем?
Младший полностью игнорирует отца и, спокойно закончив свои дела, пошел из кухни.
- Ву Исин! - ревет отец, заставляя остановится в дверях.
- Уже не Ву! - нагло произносит он, показывая безымянный палец с кольцом наподобие неприличного жеста, пьяно улыбается и выходит с кухни. Следом слышатся отборные маты и тяжелые шаги, которые настигли бы его, но раздается настойчивый звон в дверь, сменяющийся стуком. Отец подлетает к двери и рывком распахивает ее. На пороге стоят пьяные в стельку Кенсу и Бек, которые, увидев его, хором шипят "Мудак" не хуже ядовитых змей и, отпихнув с прохода, заходят в коридор и шествуют до дивана, падая на него и тут же вырубаясь.
- Блядские омеги, убью к херам! - гаркает Крис.
Исин за всем этим наблюдает со второго этажа и, улыбнувшись, возвращается к себе. На сегодня слишком много всего произошло, все завтра, а пока он снимает куртку и устраивается под боком спящего альфы, который тут же сгребает его ближе к себе, целует в макушку и вновь проваливается в сон. Сейчас это главное, с остальным он разберется потом... Завтра...

 

Утро добрым не бывает. Чушь! Похмельное утро добрым не бывает. Пиздешь и провокация! Особенно когда просыпаешься под боком у любимого альфы, который крепко-крепко тебя обнимает и прижимает к своей груди. Парень аккуратно выпутывается из захвата, стараясь не скрипеть кожаными штанами, или как они там называются. На часах полвторого дня, мда, утро. Хотя, когда встал, тогда и утро. Сделав пару огромных глотков воды из графина, омега поблагодарил себя любимого за предусмотрительность и производителей двери, которая к его удивлению была так же закрыта и не тронута.
Достав из шкафа чистую майку и спортивные штаны пошире, студент отправляется в душ. Многочисленные аксессуары со звоном падают в раковину, а шмотки в корзину для стирки. Издав блаженный стон умирающего мамонта после снятия красной "оковы" с ног, он забирается под воду. На смену запаха алкоголя, пота и еще много чего из клуба приходит молочный шоколад из геля для душа. Стереть с лица потекшие стрелки, сделанные подводкой Бекхена, становится очень тяжелой задачей, но вполне выполнимой с помощью молочка для глаз, предусмотрительно оставленного папой. Теперь парень понимает, от кого у него эта весьма полезная черта.
Когда он возвращается в комнату, то видит жадно делающего большие глотки врача.
- С добрым утром, - бурчит он, держась за голову. - Почему я здесь? И вообще "здесь"...это где?
- Ты у меня. Это - моя комната, - глаза напротив увеличиваются в геометрической прогрессии, а лицо вытягивается и бледнеет сильнее. - Не переживай. Сейчас родителей, скорее всего, нет. В выходные они бывают у Паков.
- Я буду жить еще неопределенное количество времени, - облегченно выдыхает тот, а потом улыбается. - Если на нас посмотреть со стороны, то это - до и после. После бомбежки.
- Давай, иди в душ и присоединяйся к "после", - хихикает парень, доставая из шкафа футболку и спортивки. - Потом спускайся на кухню, я пойду что-нибудь приготовлю. И таблетки найду.
- Завтрак - хорошо, а таблетки - вообще шикарно, - соглашается тот, скрываясь в ванной.
Исин заправил кровать и подошел к двери. Зная отца, парнишка еще давно прикрутил шпингалет, о существовании которого никто не знал. При его открывании дверь к удивлению парня сама медленно распахнулась. Дверной замок, скорее всего, подвергся ночному взлому, если судить по торчащему из скважины кухонному ножу для чистки фруктов.
"Отец в своем репертуаре!" - думает он, спускаясь по лестнице и заходя в кухню.
- Теперь все алканафты в сборе! - слышится со спины.
Парень вздрагивает и встречается взглядом с отцом.
- Суши сухари, шмарадяйка мелкая!
- Ты как с ребенком разговариваешь! - заступается за сыночка папа.
- С тобой я сейчас тоже поговорю! - рычит тот.
Исин вздыхает и садится за стол рядом с папой, из-за спины которого выглядывает опухший и не накрашенный Бекхен. Старшие пододвигают к нему бокал с шипучей таблеткой и красным зонтиком для коктейлей.
- Вздрогнем! - говорит Бек, и омеги чокаются.
- Да вы, блять, издеваетесь?! - ревет стоящий напротив альфа, правый глаз которого начинает дергаться.
- За нас все сделала природа, - пожимает плечами муж. - И не фони, голова жутко болит!
- Молчать, бояться! Я с вами, престарелыми алкоголиками и развратниками, потом поговорю!
- Хозяин - барин, - разводит руками Бек, чокаясь с другом и делая глоток.
- Так! ТЫ! - обращаясь к сыну. - Что ты устроил?! Что за выходки были ночью?! Ты отцу как посмел средний палец показать?!!!
Старшие омеги, сидевшие рядом, давятся и начинают ржать как кони, хлопая младшего по спине.
- Пап, это был не средний, а безымянный! - повторяя вчерашний жест. - И дело не в пальце, а в блестяшке на нем.
- Ах, ты, мелкий пиздюк! Мы так старались, а ты! - начинает ругаться Кенсу. - Столько сил в тебя вбухали, а ты вот так!
- Так это ваше творение вчера было!
- Дебил, спалился! - шикает на Додо друг, дергая за рукав и сажая на место.
- Что за сумасшедший дом! - ревет мамонтом Крис. - Что ты вчера устроил? Где пропадал? И почему я не могу дозвониться этому мелкому Демону?!
- У демона сели батарейки, а в аду зарядки нет, - в кухню чинно входит Сухо и подходит к студенту, обнимая со спины и целуя в щеку. - Вот теперь доброе утро, детка.
- И тебе, - улыбается младший, уступая стул, а потом устраиваясь на коленях врача.
- Ты кто? - первым в себя приходит Кенсу.
- Зять, - ангельски улыбается Чунмен.
- Ву Исин! - пищит ультразвуком тот.
- Ким. Ким Исин, - поправляет альфа.
- Бек, тащи водяру! Тут без пол литра не разберешься.
Бекхен кивает и шествует из кухни.
- И коньяк! - кричит вслед Крис. - А теперь все по порядку.
- Пап, помнишь, я тебе говорил, что нашел своего альфу, - начинает студент. - Так вот это он. Ким Чунмен, патологоанатом, с которым я дежурил эту неделю. Мы вчера ночью расписались и теперь официально женаты.
- Это ладно, понятно. А как он тут оказался? - спрашивает самый адекватный из старших, разливая принесенный алкоголь.
- Я же пошел знакомиться с папиным знакомым, а он оказался Сухо. Просто он - судмедэксперт, а в морге подрабатывает. Вот такие дела. Когда мы заметили папиного шпиона, решили пошутить. Как-то так и вышло. В общем, тадам! - заканчивает омега, разводя руками.
- Ладно, он ребенок, но ты-то как согласился на эту затею? - спрашивает Крис, осушая стакан одним глотком.
- Как можно перед ним устоять? - смеется куратор.
- Все хорошо, что хорошо заканчивается, - выдыхает Кенсу, с радостью глядя на пару.
- Кому как! Я с вами еще не закончил! - ухмыляется старший альфа.
Его прерывает громкий и истеричный звонок в дверь.
- Это кто? - спрашивает Бек.
- Это Чан, - ухмыляется полицейский. - Я ему рассказал, что ты вытворял прошлой ночью. Он очень зол и настроен на воспитательные меры.
- Кенсу, я одолжу у тебя скалку, - говорит омега, беря кухонную утварь и проверяя ее на тяжесть. - Всем пока.
Фигура исчезает из кухни, входные замки щелкают и звон прекращается.
- Пак Бекхен, - басистый голос сменяется ойканьем, таким же низким. - Ты чего?
- Не трогай меня, жопа тощая, я слишком стар, чтобы рожать! - слышится визг омеги, который тонет в смехе четверки с кухни.

 

***

 

Дверь в аудиторию открывается, и входит невысокий широкоплечий альфа с портфелем в руке и черных очках. Студенты замолкают, начиная разглядывать, а тот поднимается на кафедру и обводит всех присутствующих взглядом.
- Здравствуйте, я ваш новый преподаватель по анатомии, так как предыдущий ушел на пенсию. Меня зовут Ким Чунмен. Я раньше работал судмедэкспертом и патологоанатомом, поэтому у меня только одно требование к вам - это тишина. На моих парах должно быть тихо, как и на предыдущей моей работе, никаких опозданий и выходов " на минутку". Все. А теперь открыли конспекты и пишем...
- Извините, можно выйти, - перебивают его с верхних рядов.
- Нет, - не обращая внимание на говорившего. - Я разве не сказал только что, что не выпускаю со своей пары.
- Пожалуйста, - чересчур жалостливо и скрипуче.
- Вы не поняли меня? - снимая очки и поднимая голову, ища взглядом просившего.
- Ну, что вы. Я все понял, а ВАШ сын, похоже, нет!!!

 


Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/2943471