Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Проблемы повышения адекватности количественного инструментария



Социологам, привыкшим работать с формализованными анкетами, глубокое интервью может помочь в двух отношениях. Во-первых, его применение поможет социологу осознать границы применимости и ограниченность возможностей анкетного метода. Во-вторых, глубокое интервью является эффективным средством проверки качества анкет и одновременно средством их доработки. Часто после проведения первых же интервью исследователю становится ясна необходимость радикальной переработки созданной им анкеты.

Применение глубокого интервью при отработке социологических анкет является одной из форм пилотажного опроса. В связи с этим целесообразно сделать ряд замечаний относительно пилотажных опросов вообще. В отечественных методических источниках, как правило, указывается на необходимость проведения пилотажных исследований при отработке социологического инструментария, однако данному вопросу обычно уделяется очень мало места и методические особенности проведения этого важного этапа, как правило, раскрываются недостаточно.

Типичное описание пилотажного исследования в отечественной литературе выглядит так: «Пилотажное исследование в социологии – это пробное исследование преимущественно методической направленности, цель которого – проверка качества инструмента для сбора социологической информации. В процессе пилотажа вырабатывается проект (макет) методики, который затем опробуется в условиях, близких к условиям массового полевого исследования. При этом выясняется мера потерь и искажений информации из-за наличия языкового, психологического и других барьеров и тех обстоятельств в ситуации опроса, которые не были учтены при разработке программы и методик исследования. Обычно при пилотаже считается достаточным опрос 50-100 человек, подобранных так, чтобы в выборку были включены все значимые для целей исследования группы респондентов».

Приведенное выше описание процитировано не только потому, что оно типично, но и потому, что оно соответствует реально сложившейся в

отечественной социологии практике. Эта реальная практика такова. В зале собирают указанные выше 50-100 человек, раздают им проект анкеты и предлагают заполнить. Собранные анкеты просматривают и анализируют. При этом, действительно, возникают определенные сигналы о том, что те или иные вопросы плохо срабатывают. К числу таких сигналов относятся:

а) низкая заполняемость некоторых вопросов либо высокий процент ответов типа «не знаю», «затрудняюсь ответить». Это, пожалуй, один из основных сигналов о том, что вопрос либо непонятен, либо затрагивает «закрытые зоны» в сознании респондента, либо предъявляет слишком высокие требования к памяти респондента, либо страдает иными аналогичными пороками;

б) в полузакрытых, а порой и закрытых вопросах респонденты вписывают свои варианты ответов, не совпадающие ни с одним из закрытий. Если число таких ответов превышает 5-7%, то это безусловный сигнал к тому, чтобы доработать список закрытий;

в) некоторые респонденты пишут свои пояснения на полях анкеты, порой весьма пространные. Такие записи могут служить источником включения в анкету дополнительных вопросов, изменения ее структуры;

г) некоторые респонденты подходят к проводящим опрос социологам и беседуют с ними. Иногда эти беседы относятся к отдельным вызвавшим затруднения вопросам анкеты, иногда превращаются в обсуждение всей затронутой в анкете проблематики. Беседы такого рода часто оказываются полезными для социологов и влияют на окончательную отработку инструментария, однако сложившаяся практика такова, что эти беседы не являются специально запланированным методическим этапом, проходят без разработанного заранее методического плана и строго не протоколируются.

Таким образом, можно отметить, что сложившаяся практика проведения пилотажных опросов в принципе дает социологам определенные сигналы о том, как следует доработать анкету. Вместе с тем, реальная ценность этих сигналов, в общем, невелика. Дело в том, что практически работающий социолог, знакомый с имеющейся методической литературой и лично принимавший участие в проведении нескольких опросов, приобретает навык избегать грубых ошибок при составлении анкет. Заполнение анкет респондентами при пилотажных обследованиях часто проходит «гладко», в том смысле, что особых затруднений респонденты не испытывают, и анкета в результате такого пилотажа претерпевает лишь незначительные изменения. Вместе с тем, как будет показано ниже, «гладкость» заполнения отнюдь не означает высокого качества анкеты.

Прежде чем приступить к описанию наших рекомендаций по проведению пилотажных исследований, следует отметить, что существует или, по крайней мере, должно существовать несколько типов пилотажных исследований. Для социологов должно стать привычным, что отработка или «доводка» анкет – сложный и многоэтапный процесс, состоящий, как правило, из 3-5, а то и большего числа разных «пилотажей»[26]. В частности, пилотироваться может не только вопросник, но и, например, выборка (т.е. проверяться доступность респондентов, реалистичность избранной процедуры их поиска и т.п.), процедура опроса (время, место и способ организации опроса, продолжительность заполнения анкеты) и ряд других параметров обследования. При пилотировании собственно вопросника предметом пилотажа могут быть сами вопросы, структура и композиция анкеты, а также проблематика исследования. Рассмотрение всего комплекса этих проблем, т.е. описание различных видов пилотажных исследований, представляется важным, но не это входит в задачу данного параграфа. Его задачей является описание лишь некоторых видов пилотажа, связанных с применением глубокого интервью.

Наиболее приемлемым для пилотажного исследования мы считаем часто используемый психологами метод заполнения респондентом теста или вопросника, «рассуждая при этом вслух». Иными словами, респонденту следует предложить ознакомиться с готовым вариантом анкеты и заполнить ее, сообщая при этом интервьюеру все мысли, ассоциации и затруднения, которые приходят в голову. В хорошо отработанной анкете таких сопутствующих мыслей и затруднений будет немного. Вопросы, логическое членение которых доведено до конца и которые понятны респонденту, обычно заполняются сразу и не вызывают никаких устных комментариев. Иначе обстоит дело с разного рода «неадекватными» вопросами. Ответом на один такой вопрос вполне может стать длительное интервью, которое покажет полное несоответствие анкеты изучаемой проблематике.

Следует отметить, что многие проблемы неадекватности вопросов и вопросников освещены в отечественной литературе. В частности, довольно часто говорится об ограничениях, связанных с памятью респондентов, об узости их языковых возможностей (по причине, например, невысокого уровня образования), о личном или интимном характере вопросов[27] и о ряде других факторов. Не отрицая важности этих аспектов, мы хотим сосредоточить внимание на главном, с нашей точки зрения, недостатке отечественных анкет, а именно – на своего рода «когнитивных» затруднениях, вызываемых у респондентов неправильно поставленными вопросами. Под «неправильными» вопросами мы, в частности, понимаем:

– сложные вопросы большого логического объема, не «вмещающиеся» в список закрытий, даже если последний содержит 10-15 и более пунктов;

– вопросы, содержащие разного рода логические пороки («двойной» вопрос, противоречиво сформулированный вопрос, неоднозначный по смыслу и т.п.);

– вопросы, содержащие презумпции, противоречащие знаниям или представлениям респондента;

– вопросы, знания или представления о которых вообще отсутствуют в сознании респондента;

– вопросы, в которых респондент не находит того типологического случая, к которому относится он сам (к примеру, если спросить в анкете, кто в основном занимается ребенком, отец или мать, а реально ребенок живет у бабушки, то респондент, строго говоря, не может ответить на такой вопрос, хотя в действительности он обычно как-то на него отвечает).

Для иллюстрации того, что такое неадекватный вопрос и как он работает, приведем следующую сцену, взятую из реальной социологической жизни (опрашивался директор животноводческой фермы):

«Интервьюер (читает вопрос анкеты): Приходилось ли Вам за последние два месяца внедрять какие-либо инновации?

Респондент (думает, затем спрашивает): А что такое инновации?

Интервьюер: Ну, это если Вы внедрили у себя что-то новое...

Респондент (думает, затем спрашивает): Вот две недели назад я две проржавевшие оцинкованные ванны выбросил и заменил пластмассовыми. Это инновация?

Интервьюер (думает, затем отвечает): Да, пожалуй, это инновация.

Респондент (думает, затем спрашивает): А еще я в прошлом месяце двух пьяниц уволил. Это инновация?

Интервьюер (думает, затем отвечает): Нет, это не инновация.

Респондент (думает, затем спрашивает): Я сказал, что заменил две ванны. Это одна инновация или две?

Интервьюер (думает, затем отвечает): По-видимому, одна.

Респондент: Ну, тогда пишите, что одна.

Интервьюер: Понятно. Переходим к следующему вопросу...».

Интервью, проводимые по анкете, обычно выявляют несколько уровней ее недостатков. Таких уровней можно выделить, как минимум, три. Первый уровень – это возможная неадекватность анкеты всей изучаемой проблематике или самой изучаемой действительности. В этом случае требуется радикальная замена всей анкеты, а также рассмотрение вопроса о том, применим ли вообще метод анкетного опроса к данной (уточненной) проблематике. Пример, иллюстрирующий необходимость такой радикальной замены приведен в приложении к данному параграфу. Второй уровень – это состав вопросов и логическая композиция анкеты. В отечественных учебниках, рассматривая проблему композиции анкеты, много пишут о том, что порядок следования вопросов может сильно повлиять на результаты опроса. Это верно, но в данном случае речь идет о другом. Говоря об ошибках композиции, мы имеем в виду следующее. Во-первых, в анкете могут обнаружиться как «лишние» (нерелевантные) блоки вопросов, так и, что еще важнее, отсутствующие, но содержательно необходимые (релевантные) блоки вопросов.

Во-вторых, как уже отмечалось в главе второй, анкеты, составленные отечественными социологами, почти всегда грешат недостаточной логической разветвленностью, упуская многие широко распространенные в действительности типологические случаи. Следует подчеркнуть, что первые же несколько интервью, проведенные по априорно составленной анкете, выявляют большое количество «недостающих» вопросов как первого, так и второго типа.

Наконец, третий уровень – это уровень самих вопросов и содержащихся в них подсказок-закрытий. Этот уровень можно охарактеризовать как «тонкую» или окончательную доводку анкеты. Перечень возможных пороков формулировок вопросов и закрытий, в общем, описан в отечественной литературе, но, несмотря на это, недостатки такого рода постоянно воспроизводятся в составляемых отечественными социологами анкетах.

Сопоставление результатов анкетных опросов (как пилотажных, так и массовых) с результатами глубокого интервью по этим анкетам демонстрирует, что «гладкость» или «легкость» заполнения анкет сидящими в зале респондентами часто бывает кажущейся. Практика показывает, что респонденты в подавляющем большинстве случаев как-то отвечают даже на те вопросы, которые содержат в себе грубые методические пороки. Этот эффект становится понятным, если учесть, что с психоэнергетической точки зрения респонденту легче ответить на вызывающий сомнение вопрос, чем идти и выяснять по этому поводу отношения с лицами, проводящими анкетирование. Лишь свободное интервью, в котором респондента просят сообщать обо всех испытываемых им затруднениях и сопутствующих мыслях, может выявить, насколько неадекватным может быть такой «гладко» заполняемый вопрос.

В качестве примера приведем выдержку из методического интервью, проведенного по просьбе автора Галиной Вохменцевой. Респондент – молодой рабочий, прошедший службу в армии, со средним образованием.

«Респондент (зачитывает вопрос анкеты): ЧТО ТАКОЕ ХОРОШАЯ РАБОТА? ЧТО ОНА ДОЛЖНА ДАВАТЬ ЛЮДЯМ?

Интервьюер: Понятен вопрос?

Респондент: Да, понятен.

Интервьюер: Читайте дальше.

Респондент (читает первый вариант закрытия):

1. Постоянно совершенствоваться.

После прочтения респондентом этой подсказки диктофон зафиксировал 40-секундную паузу. Затем респондент трижды пытался начать какую-то фразу, отражающую его мнение по поводу данной формулировки, но эта фраза у него не складывалась. Наконец он сказал: «Что значит «постоянно совершенствоваться?» Я этого не понимаю. Это квалификацию повышать, что ли? Но тогда так и надо было написать. А так это бессодержательно...»

В завершение данного параграфа следует рассмотреть вопрос о выборке в пилотажных исследованиях. В отечественных источниках указывается, что объем выборки должен составлять от 50 до 100 человек. По нашему мнению, существуют разные типы пилотажей, и объем выборки при их проведении должен быть различным. В целом при проведении пилотажных исследований сохраняет силу принцип, согласно которому меньшей степени формализации опроса должен соответствовать и меньший объем выборки. Можно, конечно, провести по анкете и 100 свободных интервью, однако целесообразнее двигаться поэтапно, осуществляя, как уже было сказано, 3-5 пилотажных исследований, и проводя после каждого этапа доработку и коррекцию инструментария. Думается, что по ни разу не пилотировавшейся анкете достаточно провести свободное интервью с 5-10 респондентами. Как показывает практика, этого числа бесед оказывается более чем достаточно для осознания необходимости существенной ее переработки. Следующие этапы пилотажа могут потребовать опроса большего числа респондентов с целью выявления различных неучтенных анкетой типологических случаев, уже сравнительно редких, но возможно составляющих 10-15% в выборке. Степень формализации вопросника может при этом, наверное, возрастать, но отрефлексированным методическим опытом по данному вопросу мы не располагаем. С целью снижения трудоемкости исследования по увеличенной выборке может пилотироваться уже не вся анкета, а лишь отдельные ее блоки или вопросы. Выборки для пилотажей должны составляться по типу квотных, чтобы при опросе были учтены различия в ролевых позициях и, по возможности, в типах личности респондентов.

Приложение: Сопоставление результатов обследования методом анкеты и методом глубокого интервью

Приведем пример неадекватности анкеты на самом первом из названных выше уровней, т.е. на уровне ее полного несоответствия реальной действительности. Речь пойдет об описании поставленного самой жизнью методического эксперимента, в ходе которого одна и та же проблема параллельно изучалась двумя различными методами: анкетой и глубоким интервью.

Исходный заказ на исследование был сформулирован в конце 70-х годов работниками аппарата Минуглепрома СССР и состоял в том, чтобы изучить причины очень высокой сменяемости линейных руководителей среднего звена на угольных шахтах. При прохождении по административным инстанциям (от заказчика к руководству института ВНИИуголь, от руководства института – к руководителю социологической лаборатории названного института) суть заказа существенно исказилась. Слово «сменяемость» заменилось на более привычное социологам слово «текучесть кадров», а слово «руководящие работники» – на более привычное «инженерно-технические работники» (ИТР), в число которых входят не только линейные руководители производства, но и большое число работников, занятых в цехах и в заводоуправлении на должностях инженеров, техников, экономистов, нормировщиков и др. В итоге название темы стало звучать как «Изучение причин текучести кадров ИТР на угольных шахтах».

Руководство института ВНИИуголь поручило разработку этой темы своей собственной социологической лаборатории, в составе которой работал и автор данной книги, и одновременно, на основе хоздоговора, группе работников Академии народного хозяйства СССР (АНХ). В результате выдачи параллельных заданий возникла своего рода «конкуренция» между группой АНХ и автором данной книги.

Группа АНХ пошла по традиционному анкетному пути и в определенном смысле сделала это грамотно. Работники этой группы взяли за основу разработанные к тому времени анкеты по изучению причин текучести рабочих кадров. Эти анкеты отличались определенной спецификой, которая заключалась в следующем. В принципе, для изучения причин текучести правильнее было бы опрашивать лиц, увольняющихся с предприятия. Однако организовать такой опрос технически сложно, поэтому по традиции, восходящей к работам Е.Антосенкова, советские социологи изучали не причины увольнений, а степень и факторы неудовлетворенности трудом, а также так называемую потенциальную текучесть среди лиц, работающих на предприятии. Возможные недостатки такого подхода здесь обсуждаться не будут. Для нас важно, что группой АНХ была взята за основу именно такая анкета, декларативно направленная на изучение причин текучести кадров, но реально изучавшая причины неудовлетворенности трудом.

Для того, чтобы провести опрос инженерно-технических работников, анкета, приспособленная для опроса рабочих, требовала определенной переделки, учитывающей специфику труда ИТР. С этой задачей группа АНХ справилась в общем удовлетворительно. В частности, были учтены существенные различия в организации систем оплаты труда рабочих кадров и ИТР. В целом разработанная указанной группой анкета не содержала в себе грубых методических ошибок в том смысле, что достаточно легко заполнялась респондентами и не включала вопросов, которые ставили быих в тупик. Опрос был проведен по большой выборке, результаты обработаны на ЭВМ, и главный итог обследования выглядел так: основными причинами текучести кадров ИТР являются низкая зарплата и плохая обеспеченность жильем. В определенном смысле этот результат можно признать правильным, потому что зарплата многих должностных групп ИТР, включая и руководителей производства, в те годы была ниже, чем у рабочих, и обеспеченность жильем, также объективно была неудовлетворительной (хотя трудно сказать, у кого она была хуже и у кого быстрее продвигалась очередь на жилье: у рабочих или у ИТР. Этот и ряд других вопросов, связанных с жильем остались за рамками рассмотрения). Так или иначе, описанный выше результат внешне выглядел правильным и даже очевидным, но на самом деле представлял собой колоссальную ошибку, принципиально неправильно трактуя процессы сменяемости и текучести кадрового состава изучаемого контингента работников.

Перейдем теперь к описанию той части работы, которая была выполнена группой исследователей, в состав которой входил и автор данной книги. По совету научного руководителя В.Чесноковой в целях уточнения проблематики была проведена серия глубоких интервью. Первым шагом явилась беседа с заказчиком – ответственным работником Минуглепрома СССР. Эта беседа помогла уточнить суть заказа и мотивы его выдвижения. Опрашиваемый разъяснил, что министерство обеспокоено высокой сменяемостью и трудностями комплектования кадрового состава руководителей производства на угольных шахтах. В доказательство он показал отпечатанные на ЭВМ сводки, которые действительно показывали рост показателей сменяемости руководителей на протяжении последних лет. Относительно причин этого явления заказчик что-либо сообщить затруднился и сказал, что именно это и необходимо узнать в ходе обследования[28]. Важным результатом беседы было выяснение того, что заказчика интересовали проблемы сменяемости только производственных руководителей, а не всех ИТР.

После беседы с заказчиком было проведено несколько десятков интервью с руководителями угольных шахт, в основном с директорами и главными инженерами. Часть собранных тогда интервью позднее была опубликована в сборнике «Производственные интервью, вып. 2». Первые же беседы с руководителями шахт поразили сложностью, напряженностью производственной обстановки и обилием проблем, которые не были не только описаны, но и даже поставлены отечественными социологами. Далее, интервью прояснили суть сделанного министерством заказа. Речь, безусловно, шла не о текучести кадров. Некоторая текучесть, то есть увольнения по собственному желанию, имели место только в низшей должностной группе руководителей (горных мастеров), но это не очень волновало опрашиваемых. Вместе с тем, кадровая ситуация на следующей должностной ступени, а именно должности начальников участков, которая соответствует должности начальника цеха в других отраслях промышленности, была признана чрезвычайно острой почти всеми опрошенными. При этом речь шла не о текучести кадров, так как увольнения по собственному желанию были нехарактерны для данной должностной группы и представляли собой весьма редкие и нетипичные случаи. Высокие показатели сменяемости, отражавшиеся в министерских сводках, порождались так называемой административной сменяемостью, т.е. освобождением руководителей от должности за невыполнение плана, выявленные проверками нарушения техники безопасности и по разным другим причинам. Эта сменяемость действительно была очень высока, на некоторых шахтах она достигала 40 и более процентов в год.

Информация, полученная в ходе проведения глубоких интервью, выявила основополагающий недостаток проводившегося параллельно анкетного обследования. Это обследование, напоминаем, было ориентировано на изучение причин текучести инженерно-технических кадров. Главный порок этого исследования состоял в том, что в нем были изучены причины явления, которого в действительности нет. Глубокие интервью сразу выявили, что вместо текучести существует административная сменяемость, а это принципиально иное явление, порождаемое совершенно иными факторами и отражающие совершенно иную проблему.

Обнаруженное в ходе исследования новое явление административной сменяемости требовало выяснения причин его возникновения и функциональной роли. Понимание этих вопросов пришло не сразу. Первым обратившим на себя внимание сигналом был тот факт, что небольшое число опрашиваемых руководителей (около 10-15%), в отличие от большинства своих коллег, характеризовали производственную и кадровую обстановку на своих шахтах как относительно спокойную. Это послужило основой для выдвижения гипотезы о наличии связи между степенью напряженности плана и сменяемостью кадрового состава руководителей. Дальнейшие исследования, а также изучение литературы (главным образом мемуаров руководителей и министерских работников советской эпохи) позволили сформировать следующую концепцию.

В плановой экономике существует одна трудно решаемая проблема. Если производственная единица не выполнила план, у вышестоящих органов управления возникает вопрос: произошло это по объективным причинам из-за нехватки ресурсов или вследствие плохого руководства? Понятно, что в первом случае необходимо выделить дополнительные ресурсы, а во втором – сменить руководителя. За 70 лет советской власти все попытки научиться решать этот вопрос объективно, на основе учета производственных мощностей и составляемых наих базе техпромфинпланов, окончились неудачей. Вместо этого административная экономика изобрела иной, по-своему эффективный, хотя и циничный механизм. Суть его заключается в том, что производству ежегодно методом «от достигнутого» выдают увеличивающиеся плановые задания. Выдача такого задания подкрепляется угрозой применения санкций по отношению к руководителям предприятий в случае его невыполнения. В сталинские времена такой угрозой могли быть лагерь или расстрел. В последующие десятилетия санкции смягчились, и основной из них стала угроза административного освобождения от должности.

В динамике этот механизм действовал следующим образом. Производственные мощности предприятия не являются постоянной величиной, они растут в результате капитальных вложений и падают вследствие износа оборудования. Наиболее типичный график динамики производственных мощностей завода – это дуга, обладающая восходящей и нисходящей ветвями. Если завод относительно новый или недавно прошел реконструкцию, он обычно обладает определенными реальными резервами увеличения своих производственных мощностей за счет более полной загрузки оборудования, подключения новых единичных мощностей и т.п. Постепенно эти резервы исчерпываются, и кривая, отражающая динамику мощностей, из восходящей переходит в горизонтальную. Затем оборудование начинает изнашиваться и, если вовремя его не обновить, кривая мощностей пойдет вниз.

На этапе роста производственных мощностей практика увеличения планов «от достигнутого», в общем, себя оправдывает, отчасти являясь даже стимулятором роста производства. Проблемы начинают возникать на «горизонтальном» этапе, когда основные резервы увеличения мощностей исчерпаны, но плановые требования продолжают расти. Тем не менее, на этом этапе расхождение между динамикой мощностей и динамикой требований еще не столь велико, и на протяжении какого-то времени (нескольких лет) дирекция предприятия может правдами и неправдами выходить из положения. Наконец, когда оборудование вступает в стадию износа, кривые мощностей и плановых требований резко расходятся, образуя «ножницы». В этот момент вышестоящие органы планового управления начинают настоящее «избиение» руководящего состава предприятий. Происходит, так сказать, «проверка на вшивость»: выясняется вопрос, действительно ли для дальнейшего увеличения производства необходимы дополнительные ресурсы или можно обойтись увеличением административного давления на руководство, угрозами, сменой руководителей. И лишь после того, как сменяют двух-трех директоров, а производство продолжает работать все хуже и хуже, факт исчерпания возможностей предприятия считается доказанным. В этот момент цикл начинается сначала. На предприятие назначают нового (третьего-четвертого по счету) директора, причем стараются найти действительно незаурядного управленца. Одновременно предприятию выделяют дополнительные капиталовложения, увеличивают фонд зарплаты и создают иные льготные условия, благодаря которым новый директор может вывести предприятие из кризиса. Спустя определенное время (в зависимости от объема ресурсного вливания этот срок может составить от 5 до 15 лет), производство снова войдет в состояние кризиса, и вновь директору и нижестоящим руководителям придется пережить унизительные и несправедливые обвинения в «неспособности» выполнить государственное задание (в сталинские годы вместо «неспособности» фигурировали слова «саботаж» и «вредительство»).

Разумеется, выше описана лишь самая общая схема, которая в реальной действительности могла широко варьироваться. В частности, было бы очень интересно изучить те контрстратегии, которые использовали руководители для своего выживания. Частично такие механизмы описаны в статье С.Павленко «Неформальные управленческие взаимодействия». Однако нашу схему не следует считать чисто условной, потому что в истории советской экономики она много раз применялась буквально. В частности, в сталинское время описанный выше сценарий реализовался в черной металлургии, а возможно и в других отраслях тяжелой промышленности. С 1930 по 1935 г. производственные мощности, планы и объемы производства продукции в черной металлургии быстро росли под действием крупномасштабных закупок оборудования на Западе. Затем закупки были прекращены, оборудование начало стареть, но планы продолжали наращивать в достигнутом ранее темпе. Рост планового давления вынудил директоров предприятий идти на нарушения технологии, что ускорило износ мощностей. В результате в 1938 г. произошло крупное недовыполнение плана, после которого в отрасли было сменено около половины всех директоров, главных инженеров и нижестоящих руководителей производства. Насколько можно понять по цитируемому источнику, а также по книге А.Бека «Новое назначение», большинство из них были арестованы. По сходному сценарию осуществлялись аресты председателей колхозов в конце 40-х и начале 50-х годов в период их «небывалой текучести».

В последующие годы (сталинские и послесталинские) этот сценарий реализовывался неоднократно в различных отраслях. Мы не располагаем систематическими данными по всему народному хозяйству, однако несомненно, что в конце 70-х годов в состоянии производственного и кадрового кризиса находилась угольная промышленность, капиталовложения в которую «срезал» еще Н.Хрущев, а планы по производству Совмин СССР продолжал увеличивать.

Последнюю крупномасштабную попытку увеличить объемы производства за счет увеличения административного давления на заводы предпринял Ю.Андропов. Он добился увеличения сменяемости руководителей приблизительно на 30%, но реальные объемы производства от этого не возросли, и в целом проведенная им кампания оказала скорее отрицательное влияние на народное хозяйство, породив в нем своего рода «внеплановый аврал» со всеми характерными для авралов последствиями. Возможностей осуществить крупные ресурсные вливания в экономику у Ю.Андропова не было, а иными рычагами воздействия в рамках административной системы руководство страны просто не располагало.

Следует отметить, что описанная выше взаимосвязь между степенью напряженности производственных планов и сменяемостью руководителей обнаруживается и во внутрицеховой структуре заводов, поскольку плановая загрузка цехов, как выяснилось в результате обследования, крайне неравномерна. На каждом предприятии существуют так называемые трудные цеха, постоянно не выполняющие планов. По нашим замерам, сменяемость руководителей в таких цехах в 2-3 раза превосходит сменяемость руководителей в других цехах заводов.

Хотя изменившаяся в стране политико-экономическая ситуация лишила практической значимости описанные выше результаты, их научная значимость, с нашей точки зрения, сохраняется, поскольку подобные эффекты могут возникать (и, судя по всему, возникают) в любых крупных административных системах, включая, например, крупные корпорации. Думается, что в 70-е годы отечественная социология могла бы успеть совершить много интересных открытий, если бы не надела сама на себя шоры из формализованных анкет.

Методическое значение приведенного выше примера заключается в том, что глубокое интервью, примененное на начальном этапе исследования, выявило необходимость радикально поменять проблематику исследования, приблизив ее к действительности.

Социологи, не имеющие опыта работы с глубокими интервью, часто высказывают опасения, что отсутствие количественных данных делает результаты исследования недостоверными или, в лучшем случае, бездоказательными. Это неверно по ряду причин, в частности потому, что при наличии у исследователя качественной концепции операционализация основных ее переменных, как правило, не составляет особого труда. В частности, в разработанных автором анкетах были вопросы о числе полученных за последний год выговоров, о стаже работы в занимаемой должности, о реальной продолжительности рабочего дня и др. Вместе с тем, и это тоже важно отметить, многие концепции включают в себя такие переменные, которые могут быть объективно измерены, но не методом анкетного опроса. Частым недостатком отечественных анкет является то, что с их помощью пытаются получить те или иные количественные данные, корректность и достоверность которых может быть обеспечена только проведением статистических замеров.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На сегодняшний день стало очевидным, что социологические методы, долгое время в нашей стране использовавшиеся в исследованиях по достаточно узкой, специфической проблематике, находят применение во многих сферах общественной, экономической и политической жизни. В этом мы воспроизводим опыт развитых стран, где социологические исследования давно стали значимым фактором экономической и политической жизни.

К настоящему времени опубликовано много книг и учебных пособий, посвященных социологическим исследованиям в широком смысле, тем не менее, ощущается явный недостаток более специализированных изданий, детально разрабатывающих методологические принципы конкретных форм социологического инструментария.

Предлагаемая читателям книга является попыткой заполнить этот пробел. Она посвящена методу индивидуального глубокого интервью, который, на наш взгляд, является одним из самых перспективных. В первую очередь потому, что этот метод, в отличие от формализованных опросов или фокус-групп, позволяет проводить исследования самых сложных и «закрытых» областей общественной жизни: теневой экономики, взаимоотношений политических элит, интимной сферы и т.д.

В книге рассмотрен исторический аспект проблемы (генезис и развитие метода), определена сущность метода в его взаимоотношениях с иными формами социологических методик, а также даются конкретные и подробные рекомендации по подготовке и проведению глубоких индивидуальных интервью.

Нам представляется, что данное издание, наряду с другой нашей книгой «Метод фокус-групп», окажется полезным пособием как для преподавателей и студентов социологических факультетов, так и для практиков, работающих в сфере маркетинговых исследований, рекламы и политических технологий.


 

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамкин В.Ф., Белановский С.А., Марзеева С.Н. Один день с рэкетиром // Проблемы прогнозирования, 1991, № 5.

2. Аграновский А. Суть дела. М: "Политиздат", 1968.

3. Алексеев А.Н. Ожидали ли Вы перемен? (Из материалов экспертного опроса рубежа 70-х - 80-х годов), книги 1-2. М.: ИС АН СССР, 1991.

4. Алексеев А.Н. Познание через действие. Фрагменты экспериментальной социологии, книги 1-111. М.: ИС РАН. 1993.

5. Алексеев А.Н. Применение метода включенного наблюдения в комплексном социальном исследовании// Молодежь. Образование, воспитание, профессиональная деятельность. Л.: Наука, 1973, с.65-71.

6. Алексеев А.Н. Скрытая камера социолога // Знание – сила, 1982, № 3.

7. Алексеев А.Н. Человек в системе реальных производственных отношений (опыт экспериментальной социологии) // Новое политическое мышление и процесс демократизации. М.: Наука, 1990.

8. Амальрик А. Идеологии в советском обществе// Погружение в трясину. М.: Прогресс, 1991.

9. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. Пер. с англ.. М.: Прогресс. 1972.

10. Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. Пер. с англ. М.: Иностр. лит., 1961.

11. Белановский С. А. Некоторые мотивационные механизмы формирования молодежных коллективов и групп// Молодежь и культура. Проблемы досуга, художественного творчества, становления личности. М.: НИИ культуры РСФСР, 1985.

12. Белановский С.А. Социальный механизм планирования// Постижение. М.:

Прогресс, 1989.

13. Белановский С.А. Сравнительный анализ свободного и формализованного интервью в социально-экономических исследованиях// Сравнительный анализ и методики социологических исследований. М.: ИС АН СССР, 1989.

14. Белановский С.А. Факторы эффективности управленческого труда в промышленности. М.: Наука, 1988.

15. Белановский С.А., Марзеева С.Н. Войны однополчан// Век XX и мир. 1990. N 11, с.22-28.

16. Белановский С.А., Писарева В.Н. Субкультура люберов. Научный отчет. М., 1989 (не опубликован).

17. Белановский С.А., Сокирко В.В. Интервью с председателем кооператива// Проблемы прогнозирования. 1991, вып.З.

18. Белановский С.А., Яременко Ю.В. Проблемы повышения качества труда. Изв. СО АН СССР. Сер. Экономика и прикладная социология. 1988, вып.З.

19. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978.

20. Былинский К.И., Розенталь Д.Э. Литературное редактирование. М.: Искусство, 1961.

21. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.: Юр. лит., 1970.

22. Вебер М. Избранные произведения. Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990.

23. Воронов Ю.П. Методы сбора информации в социологическом исследовании. М.: Статистика, 1974.

24. Гилберт Дж.Н., Малкей М. Открывая ящик Пандоры. Социологический анализ высказываний ученых. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1987.

25. Гидденс Э. Девять тезисов о будущем социологии. Пер. с англ. // Теория и история экономических и социальных институтов и систем. Том I, вып. I. М.: Наука-пресс, 1993.

26. Дедовщина в армии. Сб. социологических документов. Составители С.А.Белановский, С.Н.Марзеева. М.: ИНП РАН, 1991.

27. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. Пер. с франц. М.: Наука, 1991.

28. Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. Пер. с франц. Спб., 1912.

29. Жабский М.И. Методология прикладного социологического исследования. М., 1976.

30. Женские уголовные лагеря. Составители: Абрамкин В.Ф., Чеснокова В.Ф.. М.: Содействие (готовится к печати).

31. Журавлева И.В. Об использовании основных типов интервью в практике социологических исследований// Вопросы методики и техники социологических исследований. М., 1975, с.92-103.

32. Зиммель Г. Социальная дифференциация. Пер. с нем. М., 1909.

33. История буржуазной социологии XIX – начала XX века. М.: Наука, 1979.

34. История буржуазной социологии первой половины XX века М.: Наука, 1979.

35. Как провести социологическое исследование. М.: Политиздат, 1990.

36. Карнеева Л.М., Ордынский С.С., Розенблат С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М.: Госюриздат, 1958.

37. Карпов Ю.Д. Исследование ценностных ориентации с помощью метода личных документов// Научные доклады к первому Всесоюзному симпозиуму по социологии села. Новосибирск, 1968.

38. Карпов Ю.Д. Организация сбора личных документов для целей социологического исследования// Социально-экономические проблемы трудовых ресурсов. Новосибирск, 1968.

39. Касьянова К. К вопросу о русском национальном характере. М., 1993.

40. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1980.

41. Кертэс И. Тактика и психологические приемы допроса. М.: Юр. лит., 1965.

42. Коммуникация в современной науке. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1976.

43. Кон И.С. Позитивизм в социологии. Исторический очерк. Л.: изд-во ЛГУ, 1964.

44. Константинов В.М., Найшуль В.А. Технология планового управления. М.: ЦЭМИ АН СССР, 1986.

45. Краткий словарь по социологии. М.: Политиздат, 1988.

46. Кун Т. Структура научных революций. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1977.

47. Лакатос И. Доказательства и опровержения. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1967.

48. Лебединский М.С. Очерки психотерапии. М.: Медицина, 1971.

49. Левада Ю.А. Лекции по социологии// Инф. бюллетень. N 5(20) М.: ИКСИ АН СССР, 1969.

50. Левиков А. Калужский вариант. М.: Политиздат, 1982.

51. Леви-Стросс К. Структурная антропология. Пер. с франц. М.: Прогресс, 1985.

52. Лекции по методике конкретных социальных исследований. Под ред. Андреевой Г.М. М.: изд-во МГУ, 1972.

53. Максимова Н. Бригады на перепутье// Экономика и орг. пром. про-ва, 1985, № 8, с.152-199.

54. Малкей М. Наука и социология знания. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1983.

55. Малолетка. Составители: Абрамкин В.Ф., Чеснокова В.Ф. М.: Содействие (готовится к печати).

56. Манхейм К. Идеология и утопия, части 1 - II. Пер. с нем. М.: ИНИОН РАН, 1992.

57. Марцымов А.Ф. Каким был Тевосян? // ЭКО. 1985, № 8.

58. Маршалл А. Принципы политической экономии. Пер. с англ. Т. 1-3, М.: Прогресс, 1983.

59. Маршалл А. Основы политической экономии. //Предмет и метод. Л., Путь к знанию, 1924, с.161-205.

60. Маслова О.М. Познавательные возможности открытых и закрытых вопросов// Социол. исслед. 1984. № 2, с. 129-138.

61. Маурер Г. Без работы. Устная история безработных. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1986.

62. Мертон Р. Референтная группа и социальная структура. Пер. с англ. М.:

Институт молодежи, 1991.

63. Мертон Р., Фиске М., Кендалл П. Фокусированное интервью. Пер. с англ. М., 1991.

64. Методологические и методические проблемы контент-анализа. Вып. 1-2. М.-Л., 1973.

65. Методологические проблемы социологического исследования мобильности трудовых ресурсов// Под ред. Заславской Т.Н. и Рывкиной Р.В. Новосибирск: Наука, 1974.

66. Методы сбора информации в социологических исследованиях. Книга 1. М.: Наука, 1990.

67. Мид М. Культура и мир детства. Пер. с англ. М.: Наука, 1988.

68. Мильчин А.Э. Методика редактирования текста. М.: Книга, 1980.

69. Михайлов С. Эмпирическое социологическое исследование. М.: Прогресс, 1975.

70. Мужские уголовные лагеря. Составители: Абрамкин В.Ф., Чеснокова В.Ф. М.: Содействие (готовится к печати).

71. Найшуль В.А. Высшая и последняя стадия социализма // Погружение в трясину. М.: Прогресс, 1991.

72. Научная деятельность. Структура и институты. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1980.

73. Новые направления в социологической теории. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978.

74. Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии. Пер. с нем. М.: Прогресс, 1978.

75. Павленко С. Неформальные управленческие взаимодействия// Постижение. М.: Прогресс, 1989.

76. Паниотто В.И. Качество социологической информации. Киев, 1986.

77. Пельт В.Д. Интервью//Жанры советской газеты. М.: Высш.школа, 1972.

78. Пельц Д., Эндрюс Ф. Ученые в организациях. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1973.

79. Письма из зоны. Составители: Абрамкин В.Ф. , Чеснокова В.Ф. М.: Содействие, 1993.

80. Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1986.

81. Полани М. Личностное знание. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985.

82. Поппер К. Логика и рост научного знания. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1983.

83. Производственные интервью. Вып. 1-4. Под ред. Белановского С.А. М., 1991-1993.

84. Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1990.

85. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. Пер. с франц. М.: Мир, 1972.

86. Рабочая книга социолога. М.: Наука, 1977.

87. Рабочая книга социолога. Изд. 2-е. переработанное. М.: Наука, 1983.

88. Рубинштейн М.М. Юность (по дневникам и автобиографическим записям). М., 1928.

89. Рукавишников В.О., Паниотто В.И., Чурилов Н.Н. Опросы населения. М.: Наука, 1984.

90. Руководство по психиатрии. Том I. Под ред. Г.В.Морозова. М.: Медицина, 1988.

91. Рыбников Н.А. Автобиографии рабочих и их изучение. М.-Л., 1930.

92. Рыбников Н.А. Биографии и их изучение. М., 1920.

93. Рыбников Н.А. Психология и изучение биографий // Психология, т. II. М.- Л., 1929.

94. Рывкина Р.В. Образ жизни сельского населения. Новосибирск: Наука, 1979.

95. Свинцов В.И. Смысловой анализ и обработка текста. М.: Книга, 1979.

96. Сенкевич М.П., Феллер М.Д. Литературное редактирование (лингвостилистические основы). М.: Высш. шк., 1968.

97. Словарь прикладной социологии. Под ред. Давидюка Г.П. Минск. 1984.

98. Смелсер Н. Социология экономической жизни. Пер. с англ. М.: Мир, 1965.

99. Современная западная социология. Словарь. М.: Политиздат, 1990.

100. Современная западная философия. Словарь. М.: Политиздат,1991.

101. Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М.: Политиздат, 1992.

102. Социальная стратификация, вып. 1 - III. Пер. с англ. М.: ИНП РАН, 1993.

103. Социология преступности. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1966.

104. Социология сегодня. Проблемы и перспективы. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1965.

105. Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии. М.: Наука, 1986.

106. Структура и развитие науки. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978.

107. Структурно-функциональный анализ в современной социологии. Вып. I. Пер. с англ. М.: ИКСИ АН СССР, 1968.

108. Структурно-функциональный анализ в современной социологии. Вып.1. Пер. с англ. М.: ИКСИ АН СССР, 1969.

109. Теркел С. Работа. Сб. интервью. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978.

110. Тернер. Дж. Структура социологической теории. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985.

111. Триккель И. Некоторые вопросы теории репортажа// Радиорепортаж. М., 1967.

112. Тулмин С. Человеческое понимание. М.: Прогресс, 1984.

113. Тюремный мир глазами политических заключенных. Составители: Абрамкин В.Ф., Чеснокова В.Ф. М.: Содействие, 1993.

114. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1986.

115. Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого// Вопр. Психологии, 1966, № 6, с.111-122.

116. Философия и методология истории. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1977.

117. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. Пер. с англ. М.: Наука, 1991.

118. Фрейд 3. Я и Оно. Книга I. Пер. с нем. Тбилиси: Мерани, 1991.

119. Функции самодеятельного художественного коллектива на современном этапе. Методика анализа прессы. Составитель Чеснокова В.Ф. М., 1987.

120. Холтон Дж. Тематический анализ науки. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1981.

121. Чамокова Э.А. Опыт использования фокусированного интервью при опросе экспертов самодеятельного изобразительного искусства. М., 1978, с.87-105.

122. Чамокова Э.А., Чеснокова В.Ф. Фокусированное интервью в исследовании восприятия искусства. М., 1977, с.60-81.

123. Челпанов Г. Учебник логики (для гимназий и самообразования). М., 1915.

124. Чеснокова В.Ф. Предмет и критерии оценивания музыкальной самодеятельности// Проблемы оценки художественной самодеятельности. М., 1980.

125. Швырев B.C. Анализ научного познания. Основные направления, формы, проблемы. М.: Наука, 1988.

126. Шибутани Т. Социальная психология. Пер. с англ..: Прогресс, 1969.

127. Шляпентох В.Э. Проблемы достоверности статистической информации в социологических исследованиях. М.: Статистика, 1973.

128. Шумилина Т.В. Не могли бы Вы рассказать... Метод интервью в журналистике. М.: изд-во МГУ, 1976.

129. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. Пер. с польск. М.: Прогресс, 1969.

130. Ядов В.А. Методология и процедуры социологических исследований. Тарту, 1968.

131. Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология, программа, методы. М.: Наука, 1972.

132. Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология, программа, методы. Изд. 2-ое. М.: Наука, 1987.

133. Ядов В.А. Стратегия и методы качественного анализа данных// Социология, №1. М., 1991.

134. Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М.: изд-во МГУ, 1968.

135.Adams J.S. Interviewing Procedures. Chapel Hill: Univ. of West Caroline Press,1958.

136. Allport G.W. The use of personal documents in psychological science. № 4., 1942.

137. Banaka W.H. Training in Depth Interview. N.Y., 1971.

138. Benjamin A. The Helping Interview N.Y., 1969.

139. Beveridge W.E. The Problem Solving Interview., 1924.

140. Bermosk L.L., Morgan М.J. Interviewing in Nursing. N.Y., 1964.

141. Binghman W.V., Moore B.V. How to Interview. N. Y., 1931.

142. Brooks W.D., Emmert Ph. Interpersonal Communication, 1972.

143. Dexter L. Elite and Specialized Interviewing. Evanston, 1970.

144. A Dictionary of Sociology/ ed. by G.D.Mitchell. Chicago, 1970.

145. Donaghy W.C. The Interview: Skills and Applications. Glenview, III., 1984.

146. Encyclopedia of Psychology. Herder KG, West Germany, 1972.

147. Encyclopedia of Sociology. Alien I.L., Bober A. et al. GuUford, 1974.

148. Fenlason A. et a). Essentials of Interviewing. N.Y., 1962.

149. Froelich P.M., Bishop F. Medical Interviewing. St.Louis, 1969.

150. Goldman A.E., McDonald S.S. The Group Depth Interview: Principles and Practices. Englewood Cliffs. NJ: Prentice-Hall, 1987.

151. Goode W.J. and Halt P.K. Methods in Social Research. N.Y., 1952.

152. Gorden L.R. Interviewing: Strategy, Techniques and Tactics. The Dorsey press. Chicago. 111, 1987.

153. Goyer R.S., Redding W.C., and Rickley J.T. Interviewing: Principles and Techniques. Dubuque, 1968.

154. Greenbuam T.L. The Practical Handbook and Guide to Focus Group Research. Lexington, MA: Lexington Books, 1987.

155. G.Hartfiel. Karl-Heinz Hillman. Worterbuch der Soziologie. Stuttgart, 1982.

156. Higginbotham J.B. Cox K.K.(eds.) Focus Group Interviews: A Reader. Chicago, American Marketing Association, 1979.

157. Kahn R.L., Canned C.F. The Dynamics of Interviewing: Theory. Techniques and Cases. N.Y., 1957.

158. Kincaid H.V., Right M. Interviewing the Business Elite. American Journal of Sociology. Nov. 1957, v. 63, № 3, p.304-315.

159. Kinsey A.C. et al. Sexual Behavior in the Human Male. Phil., 1948.

160. Konig R. (Hrsg.) Handbuch der empirischen Sozialforschung. Stuttgart, 1967,1969.

161. Krueger R.A. Focus Groups: A Practical Guide for Applied Research. Newbury Park, CA, 1988.

162. Langdon G. Teacher-Parent Interviews. Englewood Cliffs, 1954.

163. Liebling A.J. Interviewers. In: Liebling A.J. The Most of A.J.Liebling, selected by W.Cole. N.Y.: Simon and Shuster, 1963.

164. Maccoby E. and Maccoby N. The Interview: a Tool of Social Science. In: Handbook of Social Psychology. Cambridge, 1954.

165. Merton R.K., Fiske M., Kendall P.Z. The Focused Interview. A Manual of Problem and Procedures. Glencoe, III, The Free Press, 1956.

166. Morgan D.L. Focus Groups as Qualitative Research. Newbury Park Sage Publications, 1988.

167. Phillips B.S. Social Research. Strategy and Tactics. N.Y., 1976.

168. Rich J. Interviewing Children and Adolescents. N.Y., 1968.

169. Richardson S.A., Dobrenwed B.S., Klein D. Interviewing, Its Forms and Functions. N.Y., 1975.

170. Roethlisberger F.R., Dickson W.J. Management and the Worker. Cambridge, 1946.

171. Rogers C.R. Counseling and Psychotherapy. Boston, 1942.

172. Rogers C.R. The Non-directive Method as a Technique for Social Research. American Journal of Sociology, 1945. 50, p. 279-283.

173. Sherwood H.C. The Journalistic Interview. Harpers and Row. Publishers, N.Y., Evanston, and London, 1969.

174. Shoulksmith G. Assessment through Interviewing. Oxford, 1968.

175. Steinmetz L.L. Interviewing Skills for Supervisory Personnel. Mass, 1971.

176. Templeton J.F. Focus Groups: A Guide for Marketing and Advertising Professionals. Chicago, Probus, 1987.

177. Thomas W., Znaniecki F. he Polish Peasant in Europe and America. Boston, 1919.

178. Turner D. Employment Interview. N.Y., 1968.

179. Webb E.J. and Salancik J.R. The Interview or the Only Wheel in Town. Journalism Monographs, 1966, №2

Звездочками отмечена литература, которую автор рекомендует прочесть начинающему социологу для самообразования.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1.

Качественная традиция исследований и ее методологические основы

Количественная и качественная традиция в эмпирической

социологии

Содержание количественного и качественного подходов

Историческое взаимодействие количественной и

качественной традиций

Количественный и качественный подходы российской социологии

Позитивистская методология и ее ограничения

Влияние методологии на исследовательский процесс

Позитивизм в социологии и причины его неадекватности

О пост-позитивистских взглядах на природу научного знания

Синтетическая природа научного знания

Теория как образ и как логическая система

Процесс роста научного знания

Теоретический ресурс научной дисциплины

Проблема доказательств

О взаимодействии логических и эмпирических аспектов познавательного процесса

Позитивистская методология как рефлексия частного случая научных исследований

Влияние позитивистской методологии на социологические исследования в России

Пренебрежение теорией

Нарушение механизмов взаимодействия с эмпирической действительностью

Сужение ментального пространства исследований

Пример стагнации в конкретном направлении исследований

О функциях количественных и качественных методов социологического исследования в свете современных методологических представлений

О сущности количественного и качественного подходов

Перекрестная валидизация количественных и качественных методов

Исследовательские функции качественных методов

О функциях количественных методов

Пример научного запроса на качественные исследования

Качественный подход и общественные задачи социологии как фундаментальной науки

ГЛАВА 2.

ТИПЫ ИНТЕРВЬЮ В СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Основные типы интервью

Фокусированное интервью

ГЛАВА 3.

МЕТОДИКА И ТЕХНИКА ИНТЕРВЬИРОВАНИЯ

Подготовка интервью (общая)

Профессиональные качества интервьюеров

Практическое обучение интервьюированию

Подготовка интервью (конкретная)

Выбор респондентов

Вопросник интервью

Время, место и способ записи

Начало интервью

Основная часть интервью

Раскрытие темы

Переходы в темах

Контроль над темой

Поддержание мотивации

Искажения в интервью

Ошибки интервьюеров. Некоторые рекомендации

Завершение интервью

Обработка материалов интервью

Проблема редактирования

Осмысление результатов

ГЛАВА 4.

ПРИНЦИПЫ ФОКУСИРОВКИ ИНТЕРВЬЮ

Фокусировка на эмоциональных реакциях

Фокусировка на когнитивных структурах

Структура обыденного сознания

Обыденное сознание как источник достоверного знания

Ведение интервью в пределах зоны компетентности

К проблеме несогласованности высказываний респондентов

Фокусированное интервью и экспертные опросы

Свойства представлений в зоне некомпетентности

ГЛАВА 5.

ГЛУБОКОЕ ИНТЕРВЬЮ ПРИ РАЗРАБОТКЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ АНКЕТ

Проблема повышения адекватности количественного инструментария

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА


[1] Оспаривая тезис о произвольной проблемной фокусировке возникающих научных концепции, Ст.Тулмин указывает: "Ученые не могут всерьез принять концептуальное предложение просто потому, что оно избегает противоречий с достоверными результатами предшествующего опыта. Скорее они будут рассматривать новое предложение с оглядкой на какую-то группу проблем, исследуя, какой вклад оно может внести в возможное решение этих проблем" [112. с. 209].

 

[2] Выделено нами - С.Б. Собственно говоря, главная задача данной монографии заключается в рассмотрении вопроса о том, как на этапе интуитивной разработки теорий перейти от бессистемных наблюдений к систематическим.

[3] Во втором издании своей книги В.А.Ядов полностью исключил это высказывание, хотя та часть фразы, в которой говорится о формировании гипотез на стыке между эмпирическими наблюдениями и интерпретацией этих наблюдений в понятиях социологической теории, безусловно, правильна.

 

[4] В сфере индустриальной социологии в качестве примеров можно привести классические работы Э.Мэйо, У.Уайта. Ф.Херцберга и других авторов.

 

[5] Если вспомнить основоположников социологии как науки: Ф.Тенниса, М.Вебера, Э.Дюркгейма и др., то они вообще не проводили опросов и не были эмпириками в современном смысле этого слова. Кем они были - так это очень внимательными социальными наблюдателями (и в этом смысле эмпириками, а не фантазерами). Подняв на основе своих наблюдений социологическую теорию во многом на непревзойденную высоту, они косвенно показали, что чрезмерная эмпирическая (позитивистская) ориентация парадоксальным образом вредит науке, способствуя вытеснению из нее крупных идей.

 

[6] Цитируется по изданному в 1924 г. сб. "Предмет и метод". В современном издании трудов Маршалла изложение данного вопроса сильно сокращено и к тому же разорвано между главой 3 книги 1 и приложением Д.

[7] Перефразируя известное изречение Карла Менгера. можно сказать, что в советскую эпоху существовало поразительное различие между процессом планирования, как он описывался в экономических учебниках, и реальной практикой планового управления. Еще более поразительно, что на протяжении десятилетий никто из социологов не заметил и не описал этих различий. Ныне, оглядываясь в прошлое, можно сказать, что советская система плановой экономики представляла собой чрезвычайно интересный объект для социологических исследований, поэтому в определенном смысле можно пожалеть, что она безвозвратно ушла в прошлое, так и не будучи адекватно описанной.

 

[8] Мнение Кэмпбелла далеко не единично. В книге "Фокусированное интервью" Р.Мертона и соавторов много места уделяется вопросу о том, что использование количественных методов часто приводит к выдвижению гипотез, которые могут быть проверены лишь качественными методами.

 

[9] Как указывает по данному вопросу М.Полани, всеобщая тенденция стремиться в науке к точности и систематичности в ущерб содержательной стороне дела вдохновляется нереалистичным идеалом строго объективного знания. [81. с. 205, 279].

 

[10] Переход экономической дискуссии в социологическую плоскость - явление не новое. Возникновение классической социологии в конце 19 века также было в большой степени индуцировано экономическими дискуссиями тех лет.

 

[11] Описываемый Э.Ноэль процесс перевода программных вопросов в анкетные в значительной мере и является процессом логического членения первых, в результате чего один программный вопрос превращается в анкету, состоящую приблизительно из 70-ти вопросов. По аналогии с математикой, где существуют сложные (делимые) и простые (неделимые) числа, в логике существуют делимые и неделимые вопросы. Задача разработчика анкеты заключается в расчленении всех сложных вопросов до уровня простых, не поддающихся дальнейшему логическому делению.

 

[12] Под стимульной ситуацией в данном случае подразумевается кинофильм, который просмотрен респондентами и по поводу которого велось интервью.

 

[13] Спор с респондентом, постановка ему так называемых конфронтационных или провоцирующих вопросов может выполнять роль специального методического приема, позволяющего получить информацию, которую респондент хотел бы скрыть или исказить. Спор допустим в тех случаях, когда он сознательно используется как методический прием для достижения определенных целей, но недопустим во всех остальных случаях.

 

[14] Хорошее слушание должно быть одновременно нейтральным и активным. Р.Мертон и соавторы назвали этот тип слушания «беспристрастной заинтересованностью».

 

[15] Свойства словесной избыточности и недостаточности в устной речи не взаимоисключают друг друга. Сообщение, несущее в себе элементы избыточности, часто является в других отношениях словесно недостаточным.

 

[16] Напряженность текста отчасти является субъективной характеристикой, так как зависит от квалификации читателя. Все профессиональные тексты обычно ориентированы на высококвалифицированного читателя, и в связи с этим воспринимаются неспециалистами как очень напряженные.

[17] Требование «ничего не сокращать» является категоричным и должно быть подкреплено угрозой денежного штрафа, так как в противном случае в интервью очень часто возникают невосполнимые пробелы. Некоторые обработчики, не сдерживаемые жесткими требованиями, ухитрялись сократить как «неинтересное» до 60-70% всего текста интервью. Но и в тех случаях, когда обработчиком является сам исследователь, мы не рекомендуем ему что-либо сокращать. В определенном смысле можно сказать, что все сказанное респондентом в интервью является интересным, но для обеспечения восприятия оно должно быть правильно стилистически оформлено. В записях интервью приходится сталкиваться и с такими недостатками, как отход в сторону от темы, слабая связь одной мысли с другой, бессистемное изложение материала, повторение мыслей и формулировок. К трудным для понимания относятся также тексты с логически запутанным изложением (повторами, возвратами и т.п.), с большим количеством микрочастей, плохо поддающихся объединению.

[18] Объем книги Р.Мертона и соавторов «Фокусированное интервью» - около 10 авт. листов. Чтение приводимого в данном параграфе краткого изложения ни в коем случае не заменяет чтения оригинала.

 

[19] Во всех примерах речь идет об американских исследователях, библиография работ которых имеется в рассматриваемой книге.

 

[20] Как отмечает по этому поводу Р.Мертон, социология до последнего времени занималась в основном изучением общественного мнения, а не знания.

 

[21] Социальная технология ведения войны отработана с древнейших времен. Все незаурядные полководцы и командиры являются величайшими знатоками «естества человека», что и предопределяет возможность заимствования и научного осмысления накопленных ими знаний.

 

[22] Имеются в виду широко распространенные акцентурации в пределах нормы, поскольку чистые случаи психопатологии здесь не рассматриваются. Акцентурации такого рода существенно влияют на способ видения человеком социального мира.

 

[23] Социологические опросы детей довольно сложны, но это не означает, что они невозможны. Польские социологи в 80-х годах продемонстрировали ряд блестящих опросов детей дошкольного возраста.

 

[24] Источник: Л.Гордон, Э.Чертихина Экспертная оценка гипотез при изучении перспектив развития образа жизни Социологические исследования. 1983. № 2. с. 71.

 

[25] Применительно к индивидуальной психологии сходную мысль высказывал Курт Левин, который писал, что любое психическое явление нужно рассматривать в соотнесениис тем психологическим (когнитивным и мотивационным) целым, частью которого оно является.

 

[26] Следует оговорить, что иногда анкеты могут не требовать пилотажа. Это относится к тем случаям, когда вопросы анкеты либо очень просты, либо методика хорошо отработана.

 

[27] Мы согласны с Э.Ноэль, которая отмечает, что эта причина упоминается в учебниках чаще всего, но в действительности играет сравнительно небольшую роль.

[28] Тот факт, что упомянутый работник министерства затруднился назвать причины высокой сменяемости руководителей, очень интересен, поскольку этот работник сам долгое время работал руководителем на шахте и, казалось бы, должен был хорошо понимать складывающуюся там производственную и кадровую обстановку. Думается, что здесь сработал эффект «забывания», о котором упоминалось выше.