Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эдуард Иванович Тотлебен



——— • ———

(8 мая 1818, Митава, Россия – 19 июня 1884, Соден, Пруссия)
граф, генерал-адъютант (1855)

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6

Учеба. Боевое крещение на Кавказе. Дунайская кампания – осада Силистрии

Тотлебен [von Totleben (Todleben), Eduard], граф, Эдуард Иванович, генерал-адъютант, родился в Митаве [сейчас г. Елгава, Латвия] 8 мая 1818 г., умер 19 июля 1884 г. в Содене [около г. Франкфурт-на-Майне]. Похоронен в Севастополе 5 октября 1884 г.

Тотлебен принадлежал к старинному дворянскому роду Тюрингии, но дед его, выселившийся в прибалтийские губернии России, отказался от феодальных прав и занялся торговлей, и отец его Иоганн Генрих также занимался коммерческими делами, приписавшись к купечеству (2-я гильдия). Эдуард Иванович был пятым из семи детей Иоганна Генриха от брака с Анною Цандер. Первоначальное образование он получил в пансионе доктора Гюттеля, лучшем учебном заведении Риги, куда вскоре после рождения Э.И. переселился его отец. На 14-м году жизни он был отвезен в Петербург и осенью 1832 г. принят был кондуктором в 3 класс главного (ныне Николаевского) инженерного училища. В январе 1836 г. Тотлебен произведен был в полевые инженер-прапорщики и 2 месяца спустя отчислен, вследствие болезни сердца, в Динабургскую [сейчас г. Даугавпилс, Латвия] инженерную команду. Через год он вернулся в Петербург для продолжения курса; но, перейдя с чином подпоручика (9 января 1838 г.) в старший класс, вынужден был по болезни вторично и окончательно отказаться от мысли окончить курс. 5 февраля 1838 г. Тотлебен был отчислен от училища с назначением на действительную службу в Рижскую крепостную команду, где занял должность дежурного офицера в крепостном управлении. Отсюда, в апреле 1839 г., Тотлебен переведен был в гренадерский саперный батальон, а в следующем году (16 июля) назначен поручиком в учебный саперный батальон.

Летом 1840 г., участвуя в практических работах саперов в Красном Селе, Тотлебен познакомился с генералом К.А. Шильдером; знакомство это имело решающее значение для дальнейшей карьеры Тотлебена. Шильдер поручил ему производство опытов над своей трубной контрминной системой, и эти опыты велись Тотлебеным в течение двух лет с выдающимся успехом; достигнутые им результаты побудили императора Николая I приказать продолжать начатые опыты в более крупных размерах в Киеве при 2-й саперной бригаде. Тотлебен был командирован с 3-мя нижними чинами л.-гв. саперного батальона в распоряжение начальника 2-й саперной бригады и пешком, не отлучаясь от команды, везшей 2-а минных сверла, сделал переход от Петербурга до Киева, куда прибыл 19 июня 1844 г. В примерной минной войне контрминная трубная система снова дала блестящие результаты. За труды по этой командировке Тотлебен 12 мая 1845 г. был произведен в штабс-капитаны.

В 1845 г. киевские опыты были продолжены под руководством Тотлебена, прибывшего в Киев [173] со сверлом, усовершенствованным по его проекту. Но характер опытов изменился. Тотлебен решил отступить от предложений Военно-ученого комитета, лишавших оборону всякой инициативы в предстоявшем маневре. Впервые сказалась здесь отличительная черта его военного дарования: строго активный характер его оборонительных действий и необыкновенное умение пользоваться моментом. Работы этих лет были крайне полезны Тотлебену, дав, с одной стороны, богатый опыт, нашедший себе блестящее применение во время Севастопольской обороны, а с другой — сделав его любимым сотрудником К.А. Шильдера и обеспечив тем ряд служебных успехов.

В 1848 г., 28 марта, Тотлебен был командирован на Кавказ для применения минного сверла при осадах укрепленных пунктов, возведенных Шамилем в Дагестане», и 7 апреля выехал в Темирхан-Шуру, где поступил в распоряжение князя Аргутинского-Долгорукова. Боевое крещение Тотлебен получил под Гергебилем, куда 9 июня прибыл отряд Аргутинского. Но долгое время Тотлебену пришлось «бездействовать под огнем», как писал он: ему не давали поручений. Только по обложении Гергебиля ему приказано было построить брешь-батарею, под прикрытием огня которой хотели подойти скрытой сапой к башне у Аймакинского ущелья, где находился резервуар для воды, и, разрушив её, отвести воду. 5 дней, пока шла работа, Тотлебен не смыкал глаз, лично руководя саперами под сильным картечным и ружейным огнем неприятеля.

После падения Гергебиля (7 июля) Тотлебену было поручено разработать дорогу по Аймакинскому ущелью на расстоянии 7 верст, что было исполнено им к 15 июля. За участие во взятии Гергебиля Тотлебен награжден был чином капитана; затем, за участие в бое на Мискенджийских высотах (22 сентября 1848 г.), — орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом. Зиму 1848 г. Тотлебену пришлось провести в Темирхан-Шуре, обучая людей осадным и минным работам, и саперов — сверлению труб.

В 1849 г., когда во время осады аула Чох капитан фон-Кауфман, начальник инженеров, был ранен (24 июля), заведование всеми осадными работами перешло к Тотлебену. Тотчас 25 июля он произвёл с инженер-штабс-капитаном Поповым смелую рекогносцировку местности и наметил места для батарей, которые были построены к 10 августа. Но несмотря на страшное разрушение, произведенное нашими снарядами, горцы держались стойко: они успевали по ночам увенчивать турами все бреши с внутренней их стороны. И вскоре, 22 августа, в виду наступления осенней распутицы, Аргутинский должен был снять осаду; наступление горцев было остановлено взрывами обыкновенных и камнеметных фугасов, заблаговременно заложенных Тотлебеным. Труды его при осаде Чоха были награждены золотой саблей «за храбрость».

Его слабое здоровье было очень расстроено двухлетней походной жизнью и ввиду этого, отказавшись от предложенного ему места старшего инженера в Дагестане, Тотлебен уехал в Тифлис, чтобы испросить у кн. Воронцова позволение вернуться в Петербург. Вскоре затем, 30 ноября 1850 г., он был переведен в Варшаву, во 2-й саперный батальон с назначением адъютантом к Шильдеру. Здесь, в ожидании более интересных работ, ему пришлось заняться осушкой Уяздовского плаца и т.п. Отношения его с Шильдером за это время несколько обострились ввиду раздражительности генерала, вызванной его усилившейся болезнью; Тотлебен стал хлопотать о переводе в Петербург и 31 декабря 1851 г. был назначен обер-офицером в штаб ген. фон-Цурмилена с переводом в гвардейские инженеры. 23 февраля 1852 г. Тотлебен обвенчался с баронессой Викториной Гауф, дочерью гессен-дармштадтского генерального консула. В 1852 и 1853 гг. Тотлебен заведывал летом, наряду с другими офицерами штаба, участком на практических работах в лагере под Петергофом, а в остальное время года, кроме служебных занятий, усердно изучал произведения теоретиков инженерного дела — Вобана, Дюфура, Шумара, Мориса де Селлона и др., с особым вниманием останавливаясь на действии артиллерии и активной защите обороняющимися ближайшей к крепости местности. В конце 1852 г. по приказанию начальства им были составлены два обширных проекта: атаки капонирного фронта и атаки на вновь предложенную систему бастионного начертания. На проектах этих сказалось несколько увлечение Тотлебена немецкой школой, выразившееся в том огромном значении, которое придал он кирпичным редутам и капонирам. Проект весной 1853 г. был утвержден Государем и летом того же года отчасти получил применение в практических работах на Петергофском учебном полигоне. За эти годы Тотлебен [174] дважды удостоен был Высочайшего благоволения, объявленного в приказах 8 ноября 1852 г. и 20 августа 1853 г. Кроме службы в Управлении, Тотлебен работал в Министерстве государственного имущества у гр. П.Д. Киселева, где имел задания по технической части.

В начале Дунайской кампании Шильдер назначен был начальником инженеров действующей армии и просил о командировании в распоряжение его, в числе других, Тотлебена. Ген. Шильдер не только разрешил, но «в том внимании, чтобы он (Тотлебен) мог при действующих войсках быть употреблен в качестве штаб-офицера с особой пользой, по отличным познаниям и способностям своим», представил его к производству в подполковники. Производство состоялось 16 января 1854 г., и 26 января Тотлебен выехал через Киев и Яссы в Бухарест. Отсюда 22 февраля Тотлебен был командирован в Ольтеницу (против Туртукая). Стоявшему здесь генералу Хрулеву (11-я пехотная дивизия, кавалерийский полк и 3 сотни) приказано было очистить большой лесистый остров, занятый турками после неудачного для нас Ольтеницкого дела 23 октября 1853 г. В ночь с 26 на 27 февраля Тотлебен приступил к устройству ложементов для штуцерных и затем в течение 6 суток днем и ночью, находясь под сильным огнем, руководил постройкой батарей на берегу и на острове Малый Кичи и наводкой понтонного моста. Когда выяснилось, что на левом фланге переправа невозможна без крупных потерь, Хрулев, не знавший об успешном наступлении нашем на правом фланге, послал Тотлебена в Бухарест к кн. Горчакову за инструкциями. Горчаков приказал немедленно прекратить всякие попытки к овладению островом. 3 марта Тотлебен выехал в сел. Бекет (Малая Валахия), где ему предписано было, если командовавший там генерал Баумгартен найдет нужным, устроить береговые батареи, чтобы вредить неприятельским судам в Рахове; оттуда он отбыл в сел. Модловиты, в распоряжение ген.-лейт. Липранди, стоявшего в 8 верстах от укрепленного турецкого лагеря Кала фата. Здесь Тотлебену поручено было детально ознакомиться с позицией турок и сообразить способы к атаке её или к производству демонстрации. В облегчение задачи Шильдер снабдил его проектом, составленным на данных имевшегося плана; но план оказался, при поверке на месте, неверным, и таким образом Тотлебену пришлось совершенно самостоятельно разрешать эту задачу. Взявшись за дело со свойственной ему энергией, Тотлебен путем ежедневных рекогносцировок и точной съемки местности убедился в доступности Калафата и стал усиленно уговаривать Липранди штурмовать. Но Липранди, следуя осторожной политике Горчакова на Дунае, отказался наотрез. Наступил томительный период бездействия, прерываемый только небольшими кавалерийскими схватками во время усиленных рекогносцировок; в одной из них (20 марта) под Тотлебеным ранена была лошадь. Занимаясь обучением саперов и пехоты, Тотлебен горько сетовал на то, что наиболее интересный момент кампании — переправа через Дунай — совершался без него.

Кн. Варшавский, принявший от Горчакова 5 апреля командование, решил очистить Малую Валахию. Ввиду отступления наших войск от Калафата и предстоявшей осады Силистрии, Шильдер вызвал Тотлебена к себе, в Калараш, под Силистрию. 20 апреля Тотлебен явился к Шильдеру и на следующий день после рекогносцировки сообщил ему свой проект осады: Тотлебену представлялось наиболее выгодным вести атаку против первого (северо-восточного) полигона Силистрии, вдоль берега, в связи с осадными работами против ближайших к нему нагорных фортов. Мнение его вполне совпало с мнением Шильдера; последний не одобрял только того развития осадных работ против нагорных фортов, которое предполагал дать им Тотлебен.

В ночь на 7 мая начались «практические саперные работы против учебного турецкого полигона», как называл ген. Шильдер осаду Силистрии, всячески тормозившуюся кн. Варшавским, который не сочувствовал этому предприятию. Тотлебен был назначен траншей-майором, но на деле являлся ближайшим помощником главного руководителя осады — Шильдера, безотлучно проводя дни и ночи в траншеях. Размолвки между ними, имевшие место ещё в Варшаве, здесь стали повторяться все чаще и чаще. После одной из них Тотлебен с досады попросился на отдых и был уволен на ночь в лагерь. По странной игре случая, это было в ночь с 16 на 17 мая, когда самовольный штурм Араб-Табии и последовавшая затем вылазка турок завалили наши траншеи трупами: быть может, в числе их был бы и Тотлебен, если бы он, по обыкновению, остался в передовой линии окопов. Под непосредственным наблюдением Тотлебена велись работы на возвышенности. [175] Дойдя тихой двойной сапой до контрэскарпа Араб-Табии, саперы Тотлебена перешли крытым ходом через ров, вывели под внутренний гребень бруствера минную галерею, опрокинули взрывом контрэскарп и увенчали его, доведя венчание до исходящего угла укрепления. 1 июня Шильдер был выведен из строя раной в ногу. Назначенный вместо него ген.-лейт. Бухмейер все работы левого фланга возложил на Тотлебена. Он энергично продолжал минные работы против Араб-Табии и 7 июня взрывом образовал вполне удобовосходимый обвал (до 20 сажен протяжением по линии огня). Заняв тотчас же неприятельский бруствер, Тотлебен устроил в нем ложементы, причем был легко ранен пулей в щеку. На следующую ночь назначен был штурм, но в час пополуночи кн. Горчаков получил приказ главнокомандующего очистить правый берег Дуная и отойти к Каларашу. 11 июня 1854 г. началось обратное движение наших войск; 15-го отошел арьергард, при котором находился и Тотлебен. В это время, 11 июня умер Шильдер, в лице которого Тотлебен лишился своего главного покровителя.

По отступлении от Силистрии Тотлебен некоторое время находился в лагере у Мая-Катаржи, на дороге в Трансильванию, в 50 верстах от Бухареста. Из Катаржиского лагеря Тотлебен вызван был в Фратешти к Горчакову и не раз производил по поручению его рекогносцировки. Кавалерская дума, собранная в Фратешти, единогласно присудила Тотлебену за Силистрию орден Георгия 4-й ст. (приказ 3 сентября 1854 г.). 16 июля 1854 г. армия выступила на родину. Во время следования, на продолжительных остановках, Тотлебен разрабатывал веденный им журнал осады Силистрии и вычерчивал подробные планы атак.

——— • ———