Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Юридическая герменевтика



Герменевтика (от греч. hermeneutikos – разъясняющий, истолковывающий) – искусство толкования текстов (классической древности, религиозных памятников и т. п.), учение о принципах их интерпретации. В идущих от

В. Дильтея философских течениях конца XIX – начала ХХ в. учение о «понимании» (целостном душевно-духовном переживании) как методологической основе гуманитарных наук (в отличие от «объяснения» в естественных науках).

Понимание достигается грамматическим исследованием языка, изучением исторических реалий и вскрытием намеков, смысл которых со временем сделался непонятным; конкретно-психологическими изысканиями и рассмотрением закономерностей формы произведения.

Герменевтике придается большое значение в литературоведении, поскольку при исследовании любого памятника литературы необходимо его максимально объективное толкование. Надо оговориться, что под текстом в герменевтике понимают не только рукописные творения авторов, но и произведения искусства, исторические события и другие объекты, которые «поддаются» пониманию. Процесс понимания рассматривают как движение по так называемому герменевтическому кругу. Проблема герменевтического круга, сформулированная и в принципе решенная около двухсот лет тому назад немецким филологом и теологом Шляйермахером, может быть определена следующим образом: «Нельзя понять любой фрагмент текста, не понимая текст в целом, но нельзя понять текст в целом, не понимая каждого его фрагмента».

С одной стороны, текст рассматривают по отношению к эпохе, литературному жанру. С другой стороны, текст является духовной жизнью автора, а сама его духовная жизнь является частью исторической эпохи. Представление текста с этих двух позиций, переход от общего к частному и обратно и есть движение по герменевтическому кругу.

Герменевтика также является философским методом анализа текста. Так называется и философское направление, разрабатывающее философское применение герменевтики. Сторонниками и философами, внесшими значительный вклад в герменевтику, являются Гадамер, Шлейермахер и Поль Рикер.

Не менее активным идеологом герменевтики можно назвать философа и историка В. Дильтея. Дильтей стремился оспаривать методику изучения природы путем внешнего наблюдения; он был активным сторонником «вчувствования». Таким образом, он призывал реконструировать исторические события и внешние явления путем самонаблюдения, понимания событий методом их личностного «сопереживания», «вживания» в них как во фрагмент духовного целого, как части всемирного единения природы и Духа.

Так или иначе, на протяжении многих веков предпринимались многочисленные попытки интерпретации различных текстов, имеющих знаково-символическую природу. Необходимость толкования текстов вызвана следующими причинами:

· неясностью древних текстов, зависящей от содержащихся в законе архаического текса, вышедших из употребления слов, или же от того, что употребляемое законом выражение грамматически одинаково допускает два разных толкования;

· конкретностью в изложении текстов (сомнения в понимании закона возникают иногда оттого, что законодатель при изложении закона, вместо общего принципа, выставляет отдельные, конкретные объекты закона);

· неопределенностью закона (иногда сомнения возникают вследствие употребления законодателем общих, недостаточно определенных выражений);

· неопределенностью количественных отношений в законе;

· противоречиями между различными текстами закона;

· интерпретационными оградами вокруг закона;

· изменениями жизненных условий (главным мотивом, побудившим законоучителей к толкованию текста, притом довольно часто в противоречии с прямым, буквальным его смыслом – были изменения в культурном строе народной жизни, а также перемены, происшедшие в этических воззрениях народа на личность человека и т. д.).

Юридическая наука в своем непрерывном развитии находится в постоянном взаимодействии с различными отраслями гуманитарного знания. Современная герменевтика как направление современной гуманитарной мысли активно разрабатывает вопросы интерпретации, проблемы теории языка, в том числе и в связи с фундаментальными проблемами правоведения. Она исследует практику истолкования разнообразных смыслов, содержащихся в письменной и устной речи, в знаках и символах, в суждениях о должном и сущем. Необходимо отметить, что герменевтический подход к изучению и интерпретации текстов представляет собой межнаучное направление в сфере гуманитарного знания.

Центральным вопросом герменевтической методологии является вопрос об условиях понимания человеком смыслов сущего и должного и о пределах интерпретационной свободы. Особую значимость этот вопрос обрел в сфере юридической герменевтики, где традиционное понимание закона предполагает, что он имеет обязательную силу и обычно применяется в пределах текстуально выраженной воли законодателя. Многообразие общественных отношений, особенности правовой культуры субъектов непосредственной реализации правовых норм и правоприменения нередко затрудняют реализацию правовых норм, в связи с чем вопросы понимания и интерпретации правовых текстов всегда были в центре внимания отечественного правоведения и получили по отдельным направлениям необходимую разработку.

До недавнего времени юридические исследования, как правило, ограничивались формально-логическими операциями, призванными произвести максимально глубокий анализ правового материала для его практического использования в процессе реализации того или иного закона. Обоснованием такого подхода служило общее убеждение в исконном предназначении юриспруденции отвечать требованиям юридической практики и процесса обучения и повышения квалификации юристов-профессионалов. Научный инструментарий такого подхода сформировался довольно давно.

Задачи, которые решаются с помощью подхода, определяемого учеными как юридический позитивизм, носят жестко прагматичный характер и состоят в определении понятия правового явления, его классификации в соответствии с признанными критериями, установлении его отличительных признаков и характеристик. Определение сущности правового явления через ряд более простых понятий предназначается для лучшего, углубленного понимания нормы права правоприменителем при решении им конкретно-прикладных проблем ее реализации. Можно говорить о том, что юридический позитивизм систематизирует правовые знания, обобщает их, дает научно-практические рекомендации, способствует повышению правовой культуры. Однако юридический позитивизм не ставит задачи установления глубинных связей и взаимодействий элементов социально-правовой системы, которые выявляются более сложными, нежели формально-правовой анализ, способами. Тем не менее, современная юридическая практика требует от теории права постоянного совершенствования методологии. Возможно, поэтому в новейшей юридической литературе все большее признание находит понимание необходимости философского осмысления правовой проблематики.

Современная юридическая герменевтика как самостоятельное научное направление в российской юридической науке – явление относительно молодое. Однако именно герменевтический подход к праву отвечает гуманитарным и правовым идеалам настоящего. Так, герменевтика, по мнению С. С. Алексеева, является наукой и искусством толкования юридических терминов и понятий, вершиной юридического мастерства, кульминационным пунктом юридической деятельности.

Предназначение современной юридической герменевтики заключается, прежде всего, в поиске и реализации смысла правового текста, изучении проблем множественности смыслов. В современных условиях форма права не может выступать иначе как знаковая форма, источником и воплощением которой служит язык. Правовое регулирование и его элементы выступают как идеальные объекты, внешняя форма выражения общественного сознания.

Практической целью процессов взаимодействия этих идеальных элементов с человеческим сознанием является реализация сложившихся правовых норм применительно к жизни социума. Исходя из этого, целью юридической герменевтики является не только уяснение смысла правового текста, но и перевод этого смысла на язык более конкретных высказываний, настолько близких к реальным общественным отношениям, чтобы не возникало сомнений в соответствии им толкуемой нормы и тем самым облегчалось бы ее применение.

Герменевтическая проблематика юридических текстов являлась предметом научных дискуссий в русской правовой мысли с середины XIX в. Однако значительное развитие юридическая герменевтика получила в России лишь с конца XX – начала XXI в. Проблемам юридической герменевтики в целом и отдельным герменевтическим проблемам понимания, толкования, применения правовых норм в юридической литературе, особенно в последние годы, уделяется значительное внимание, но логико-теоретическая основа и понятийно-категориальный аппарат учения все еще разработаны недостаточно.

В отечественной литературе первые обращения к юридической герменевтике относятся к середине XIX в., однако пик популярности идей юридической герменевтики в отечественной правовой науке приходится на последнее десятилетие XX – начало XXI в. В этот период появилось значительное количество опубликованных работ, обосновывающих на общетеоретическом уровне необходимость применения герменевтической методологии в процессе понимания, толкования и применения права. Необходимо отметить, что большинство работ имеют своей целью анализ и обоснование именно сущности и функций юридической герменевтики, лишь в малой степени затрагивая вопрос истории развития отечественной юридической герменевтики, в лучшем случае обращаясь к истории зарождения и развития герменевтических идей в древности и на Западе.

Представляется необходимым всю литературу по данной проблематике рассматривать в соответствии с периодизацией истории возникновения и развития юридической герменевтики в России, в которой выделяются три основных этапа:

· дореволюционный;

· советский;

· постсоветский (современный).

К первому этапу можно отнести работы отечественных исследователей с середины XIX в. по 1917 г. В работах данного периода рядом авторов предпринимается попытка сформулировать понятие юридической герменевтики, систематизировать ее правила и определить место в системе правовых наук.

Так, среди монографических работ отсылки к общим правилам юридической герменевтики можно встретить в трудах таких ученых, как:

К. Н. Анненкова, М. Н. Гернета, А. Пиленко, Л. А. Шалланда и др. В периодической печати упоминание юридической герменевтики и ее правил встречается в статьях М. М. Винавера, А. В. Завадского, К. Змирлова, А. Лошницкого, Л. И. Петражицкого, И. Я. Фойницкого, Г. Ф. Шершеневича, В. Щеглова и др. В трудах Ю. С. Гамбарова, П. Д. Калмыкова,

М. Н. Капустина, И. А. Покровского др., предпринимаются попытки определить предмет и правила юридической герменевтики.

Юридическая герменевтика данного периода не имела еще прочно установленной и рациональной теории, основывалась на некоторых эмпирических правилах, сформулированных в большинстве случаев еще римскими юристами и имеющих весьма ограниченное и условное значение. Среди работ дореволюционного периода следует особо отметить труды

Н. А. Гредескула и Е. В. Васьковского, представляющие собой наиболее полные и глубокие исследования, посвященные герменевтической проблематике. Н. А. Гредескулом до 1900 г. проводится разработка учения об осуществлении права, Е. В. Васьковским с 1901 по 1913 гг. – руководства к толкованию и применению законов.

В начальный период второго этапа процесс роста интереса к герменевтической проблематике правовых текстов в России был прерван политическими изменениями, повлекшими за собой коренные преобразования общественного мировоззрения и правовой практики. Вопросы юридической герменевтики утратили свое научное и практическое значение в связи с отменой действующих ранее законов и утверждением в качестве основного источника права «революционного (социалистического) правосознания».

В вопросах научной разработки проблем понимания, толкования и применения нормативно-правовых актов юридическая наука оказалась отброшенной назад по сравнению не только с мировым уровнем, но и с уровнем развития герменевтических идей в праве, достигнутым в дореволюционной России.

С 50-х гг. XX в. вопросы толкования и применения советского права поднимались в трудах А. Я. Берченко, А. Б. Венгерова, С. И. Вильнянского, Н. Н. Вопленко, П. Е. Недбайло, А. С. Пиголкина, Р. С. Рез, Ю. Г. Ткаченко, А. С. Шляпочникова, А. Ф. Черданцева. Теория толкования советского закона данного периода опирается, прежде всего, на марксистско-ленинскую теорию познания действительности, в основе которой лежит метод диалектического материализма. Юридическая герменевтика как комплекс понимания, толкования и применения правовых текстов не рассматривается и даже прямо отрицается.

Позднее в работах отдельных авторов происходит постепенное формирование научных подходов, целью которых стал поиск принципиально иного мировоззренческого взгляда на интерпретацию правовых явлений, однако и эти работы практически до конца 80-х гг. должны были соответствовать основам марксистской диалектики и историческому материализму. Особое внимание герменевтической проблематике юридических текстов в указанный период уделил, на наш взгляд,

И. Н. Грязин в работе «Текст права. Опыт методологического анализа конкурирующих теорий». Данная работа появляется несколько позднее отмеченных выше трудов советских ученых и представляет собой критический анализ «буржуазных» теорий восприятия и толкования права в контексте марксистско-ленинской диалектики. Однако некоторые положения, высказываемые автором, на наш взгляд, согласуются с положениями юридической герменевтики. Разрабатываются применительно к советским условиям понятие и структура понимания и толкования правовых норм, исследуются способы толкования, анализируются полномочия субъектов толкования и другие актуальные вопросы. В то же время, герменевтический подход к процессу понимания, толкования и применения правовых норм воспринимается в этот период как чуждый советскому правопониманию и отражения в советской правовой науке, в общем-то, не находит.

На современном этапе развития юридическая герменевтика как активно развивающееся направление правоведения нашла комплексное обоснование в трудах Е. Н. Атарщиковой, Н. В. Блажевича, И. Н. Блажевича,

И. П. Малиновой, Н. В. Малиновской, А. И. Овчинникова,

А. Е. Писаревского, В. А. Суслова, И. Л. Честнова и других авторов.

Одним из первых авторов, изложивших в отечественной юридической литературе некоторые положения герменевтики применительно к правовым явлениям, является И. П. Малинова. В работе «Философия права (от метафизики к герменевтике» (1995) специально рассматривается герменевтический подход в философии права, проблематизируется расширение смыслового поля науки о государстве и праве. В данной работе также поднимаются проблемы понимания в праве, значения культурных кодов правосознания, рациональных и иррациональных оснований правовых феноменов и др.

В герменевтической методологии центральным является вопрос о том, как возможно понимание человеком смыслов сущего и должного и каковы пределы интерпретационной свободы. Г. Г. Гадамер выразил ее суть следующим образом: «Фундаментальная истина герменевтики такова: истину не может познать и сообщить кто-то один. Всемерно поддерживать диалог, давать сказать свое слово и инакомыслящему, уметь усваивать произносимое им – вот в чем душа герменевтики».

По мнению специалистов, взаимосвязь юриспруденции и герменевтики проявляется, прежде всего, в истолковании различных форм и источников права, относящихся как к историческим правовым документам, так и к действующим в современный период различным видам правовых актов. Понятие «юридическая герменевтика» в настоящее время широко распространено в юридической литературе и применяется для обозначения процесса интерпретации текстов различных правовых актов – действующих и отошедших в историю. Ряд вопросов реализации права связан с юридической герменевтикой. Постановка задачи соотнесения правового мышления с проблемой понимания значительно актуализирует разработку теории правового мышления и использования герменевтической методологии.

В современной методологии роль герменевтики в процессе интерпретации правовых текстов становится все более значимой. Определяется это тем, что именно герменевтический подход, например, согласно мнению специалистов, позволяет разрешить многие спорные положения в теории толкования, точнее определить его природу, место и роль в правовой системе общества, правильно выявить основные компоненты интерпретационной практики и связи между ними. Герменевтический способ понимания и истолкования реальной действительности основан на проникновении не только во внешне выраженный (объективный), но и субъективный мир, когда толкование происходит с учетом позиций интерпретатора и индивидуальных особенностей языка автора.

Основная задача современной юридической герменевтики заключается в поиске и реализации смысла правовой нормы, а также в исследовании проблемы множественности смыслов. Цель герменевтики состоит не только в том, чтобы уяснить смысл нормы, но и в том, чтобы транслировать этот смысл, приблизить его к практическим ситуациям настолько, чтобы исключить сомнения в их относимости к толкуемой норме и облегчить ее применение.

Итак, толкование правовых норм представляет собой сложное явление интеллектуального характера, направленное на познание и объяснение смысла права. Под толкованием понимается результат мыслительного процесса, выраженный в совокупности суждений, в которых раскрывается содержание толкуемых норм. С позиции того же С. И. Ожегова, толкование – это «высказывание, содержащее объяснение чего-нибудь, а толковать – это давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь; это предполагает и разъяснять, заставлять понять что-нибудь».

Толкование норм права – это деятельность органов государства, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, специалистов-практиков или ученых, направленная на установление содержания норм права, и раскрытие выраженной в них воли законодателя. Норма права – это общеобязательные правила поведения, установленные или санкционированные государством.

Вступившая в законную силу норма права действует, т. е. может использоваться при регулировании общественных отношений. Но может и не использоваться. Практика знает немало так называемых «мертвых норм», которые существуют, но не реализуются в конкретных правоотношениях, в действиях граждан и иных лиц. Переход нормы права из сферы возможного в сферу практической деятельности, конкретных правоотношений осуществляется тогда, когда она становится известной участникам конкретных правоотношений и всем заинтересованным лицам.

В российской юридической науке господствующей является точка зрения, что толкование имеет место в любом правоприменительном процессе, что в толковании нуждается любой закон. Стоит заметить, что такой взгляд разделяется далеко не всеми. Существует мнение ряда зарубежных авторов, что толкование имеет место только в определенных случаях, например при неясности, противоречивости законов и т. д. Когда же при прочтении закон не вызывает сомнения, толкования не требуется. Нормы права носят общий и абстрактный характер, что позволяет охватить регулированием если не бесконечное, то великое множество конкретных ситуаций, отношений, которые всегда отличаются друг от друга в том или ином аспекте. Разнообразие ситуаций порождает разнообразие вопросов юридического характера, ответы на которые призвано дать толкование. Особенности формулирования норм права (лаконичность, специальная терминология

и т. п.), их смысловые связи с другими нормами, отсылки к иным социальным нормам и оценкам, а иногда и недостатки законодательной техники порождают необходимость толкования.

В ходе толкования интерпретатор рассуждает, умозаключает, опираясь на одни знания, выводит другие, отражающие содержание норм права.

Особенности толкования заключаются в следующем:

· Толкование связано с интерпретацией не любых письменных источников, а правовых актов.

· Выступает необходимым условием правового регулирования.

· В установленных законом случаях толкование осуществляется компетентными государственными органами.

· Результаты толкования, могут закрепляться в специальных правовых (интерпретационных) актах.

Признаки, обусловливающие толкование норм права:

· Общественные отношения динамичны, а правовые нормы статичны, поэтому иногда требуется применять старую норму в новых условиях.

· Юридические нормы абстрактны, а отношения, которые они регулируют, всегда конкретны, поэтому правоприменитель должен определить – подходит ли норма к отношениям.

· Многозначность юридических терминов, которые используются в правовой норме. Функциями толкования являются: познавательная функция; конкретизационная функция; регламентирующая функция.

Толкование норм права как процесс представляет собой сложное, комплексное явление. Его можно рассматривать в двух аспектах.

Толкование бывает разъяснительным и уяснительным. Иными словами, следует различать толкование-разъяснение и толкование-уяснение. Оба эти процесса тесно взаимосвязаны. При этом уяснение всегда предшествует разъяснению, а не наоборот. Но не всегда за уяснением автоматически следует разъяснение. Последнее может и не наступить. Это зависит от конкретных обстоятельств.

При толковании-уяснении норма права толкуется субъектом для себя. Такое толкование представляет собой определенный мыслительный процесс, происходящий в сознании толкователя, и оно не получает какого-либо внешнего выражения, не фиксируется в каком-либо акте. Данный процесс не является юридическим процессуальным действием. Подобное толкование может даваться не только официальным должностным лицом, но и рядовым гражданином. Оно не является обязательным для других, уяснение смысла нормы и его объяснение, то есть процесс мышления лица, изучающего правовую норму, – это необходимый подготовительный этап, предпосылка для правильного решения конкретного дела, проведения кодификационной работы, составления собраний и картотек законодательства, учета нормативных актов, издания акта-разъяснения нормы права и т. д.

Толкование предполагает разъяснение содержания нормы. Это деятельность определенных органов и лиц, имеющая самостоятельное и специальное значение. Ее цель – обеспечить правильное и единообразное осуществление толкуемой нормы во всех случаях, на которые она рассчитана, устранить неясности и возможные ошибки при ее применении.

При толковании-разъяснении осуществляется не только мыслительный процесс, но и совершается реальное юридическое действие, находящее внешнее выражение в специальных актах, которые называются актами толкования, т. е. оно имеет документальное оформление. Это толкование не только для себя, но и для других. Причем оно имеет обязательное значение для всех заинтересованных лиц. Разъяснение нормы вправе давать лишь уполномоченные на то органы и должностные лица. Рядовые граждане такой прерогативой не располагают. Понятно, что любое разъяснение может быть осуществлено лишь после уяснения толкуемой нормы.

Толкование-разъяснение обязательно должно быть зафиксировано либо в форме официального акта государственного органа или иного органа, наделенного властными полномочиями, либо в форме даваемых общественными организациями или отдельными лицами рекомендаций и советов, не имеющих формально обязательного характера.

Таким образом, в первом случае речь идет о различных приемах уяснения норм права – текстовом, систематическом, историко-политическом. Здесь же нужно говорить о тех результатах, к которым приходит интерпретатор, используя все приемы уяснения (буквальное, распространительное и ограничительное толкование). Во втором случае рассматриваются такие виды толкования, как официальное, которое может быть нормативным и казуальным, и неофициальное.

На современном этапе развития российской и западной юридической науки это не только имеет познавательное значение, но и служит практическим целям реализации правовых норм, демократических принципов и институтов. В создавшихся условиях идеи юридической герменевтики, разработанные в юридической науке к началу XX в., приобретают особое значение.

В современном правоведении в рамках учения о юридической герменевтике также разрабатываются понятие, статус, структура юридической герменевтики на настоящем этапе развития. Юридическая герменевтика представляет собой непрерывный процесс познания правовой действительности, состоящий из ряда последовательных стадий герменевтического процесса, называемых элементами юридической герменевтики. Относительно внутренней структуры юридической герменевтики (отдельных ее элементов) в современной российской юридической науке сложились два основных подхода.

Согласно первому подходу, сторонником которого является

И. П. Малинова, в структуре юридической герменевтики можно выделить два элемента: понимание и толкование. Понимание определяется ею как непосредственное постижение смысла, захватывающее все душевные структуры человека. Толкование является вторым структурным элементом юридической герменевтики, всегда имеет дискурсивный характер и связано с манипулированием смыслами.

А. Е. Писаревский, О. В. Пычева в структуре юридической герменевтики выделяют три элемента: понимание (subtilitasintelligendi), истолкование (subtilitasexplicandy) и применение (subtilitasapplicandi). Эти элементы трактуются не столько как методы, которыми мы пользуемся, сколько как «некий навык, требующий особой духовной утонченности». На наш взгляд, вторая точка зрения представляется более удачной, и на современном этапе развития в России юридическая герменевтика состоит из понимания, толкования юридического текста и его применения.

П. Рикер под пониманием подразумевает «искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешние выражения (жесты, позы и, разумеется, речь)». В его трактовке «интерпретация – это работа мышления, которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным смыслом, в раскрытии уровней значения, заключенный в буквальном значении». Достоинством понимания, а также сутью интерпретации П. Рикер признает множественность интерпретаций и даже их конфликт. Понимание же образует суть интерпретации. С точки зрения герменевтической науки понимание определяется не как способность интеллекта, а как умения, навыки интеллектуальной деятельности.

Необходимость «извлечения смысла» обусловлена знаковой природой текста. Внутреннюю структуру знака «можно представить в виде треугольника, где одной вершиной является форма знака, другой – значение или смысл знака, а третьей – интерпретатор, который, воспринимая форму знака, выстраивает посредством мышления в своем сознании определенный смысл». Осуществление коммуникации путем передачи знаков возможно, в случае если знак имеет общеупотребительное значение. Смысл знака вырабатывается в процессе познания окружающего мира, в результате имеет место «прояснение понятий», происходит изменение смысла знака.

Г. Г. Гадамер отмечает, что «возникновение словесного разнобоя часто говорит о том, что здесь действительно познается нечто новое». Вариативность смыслов одного и того же знака может существенно различаться в различные отрезки времени. Так, например, в настоящее время категория «уголовный» означает «относящийся к преступлениям», а в X – XII вв. она употреблялась в правовых документах в значении «убивающий» (от древнерусского «голова» – убитый, «уголовный» – с префиксом «у-», играющим роль усиления).

Ф. Шлейермахер конкретизирует и уточняет понятие «герменевтического круга», что позднее было продолжено В. Дильтеем. С учетом принципа «герменевтического круга» понимание конкретного текста каждый раз конкретизируется интерпретатором. Согласно Ф. Шлейермахеру, пониманию подлежит не только дословный смысл сказанного или написанного тем или иным автором, понимание должно понять и самого создателя текста. Всякий текст, всякая речь может быть осмыслена и преобразована в акт понимания. Метод понимания обращается как на общее, так и на единичное: должен быть достигнут и текст, и контекст самого произведения и автора. Понимание должно преодолеть временной барьер и оказаться в позиции так называемого «первоначального читателя». При этом такая позиция оказывается отождествлением с самим автором. Понимание начинается в пределах теста с учетом культурных, исторических и духовных особенностей (социального опыта) понимания интерпретатора.

Для того чтобы смысл закона был раскрыт и понят соответствующим субъектом, субъекту необходимо использовать свой социальный опыт, идентифицировать себя в социальных связях и с учетом личностного и социального статуса интерпретировать закон. Проецирование на правовую интерпретацию «способов выхода из герменевтического круга» актуализирует вопросы «предпонимания» факторов, на основе которых оно формируется у интерпретатора; «горизонта понимания» интерпретатора как совокупности неосознанно учитываемых им факторов – традиций правовой системы и собственной модели желаемого права; знание юридических речевых стереотипов.

Данный этап понимания можно определить как социальный. Через конкретное символическое значение, которым индивидуальное сознание наделяет знак, помимо его буквального значения, можно проследить влияние иррациональных структур на результат интерпретации и увидеть, насколько он отличается от того смыслового содержания, которое заложено законодателем: «понимание источника правовой информации – юридического текста – напрямую зависит от его качества, как в плане содержания, так и в плане выражения.

Интерпретация есть начальная и конечная точка текстовой коммуникации. Правовое регулирование является особой разновидностью социальной коммуникации, осуществляемой путем передачи информации. В правовом регулировании носителем информации является особый язык. Чтобы быть понятым, переведенным во внутренний план сознания, правовой текст должен обладать свойствами символичности, представлять то смысловое поле, в котором он был рожден и проникновение в которое сопутствует его прочтению, скрытый смысл извлекается в личностный, внутренний текст. «Если перевести коммуникативную функцию языка в понятия информатики и кибернетики, то можно сказать, что язык служит тем средством, с помощью которого одна система посылает другой системе определенную информацию с намерением таким образом изменить внутреннюю модель второй системы, чтобы определенные предметы и явления среды понимались этой системой так, как того желает первая система. При этом должны быть достигнуты в функциональных связях второй системы те результаты, которых желает первая система.

Понимание неразрывно связано со вторым элементом юридической герменевтики – толкованием (subtilitasexplicandy). Интерпретация как таковая является центральным звеном в процессе понимания текста. В Словаре русского языка С. И. Ожегова слово «толковать» означает «давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь», а также «разъяснять, заставлять понять что-нибудь». Более широко трактовалось слово «толкование» В. И. Далем, в его словаре глагол имеет значение «рассуждать, переговариваться, беседовать, разбирать дело, советоваться, условливаться, объяснять что-либо, давать чему-либо смысл, значение, выводить свои догадки и заключения». В качестве синонимов слова «толкование» в современном русском языке используются такие слова, как истолкование, трактовка, объяснение, освещение, разъяснение, комментарий, интерпретация, прочтение.

Понятие толкования применимо только по отношению к процессам целенаправленной смысловой интерпретации правовых текстов. Истолкование предполагает внешнюю ориентированность, нацеленность не только на извлечение некоторого смысла, но и на обоснование, утверждение в другом сознании (в т. ч. и в своем). Толкование имеет дискурсивный, логически опосредованный характер и связано с манипулированием смыслами, не всегда совпадающими с внутренним текстом. Определение понятие толкования права (закона) является традиционной проблемой отечественной юриспруденции.

Понимая толкование права аналогично приведенной ранее в работе

С. С. Алексеева трактовке соответствующего понятия как деятельности по уяснению и разъяснению содержания правовой нормы, С. А. Комаров вместе с тем специально выделяет еще одно значение этого термина. Он пишет, что «толкованием также называется интерпретация, т. е. выяснение соотношения объема толкуемой правовой нормы с объемом (буквальным смыслом) ее текста». Толкованием называют также акты государственных органов и высказывания отдельных лиц, преследующие целью разъяснения содержания правовой нормы. А. С. Пиголкин полагает, что «в самом общем виде толкование правовых норм можно определить как установление содержания нормативных актов, направленных на раскрытие выраженной в них воли законодателя».

Толкование права в традиционной теории права есть своего рода редукция, т. е. сведение права к его текстуальной форме и выявление ее логического значения. Для герменевтической интерпретации этого недостаточно. Правовой текст всегда имеет автора и именно от него получает свою коммуникативную направленность. Таким автором может быть конкретное физическое лицо (Президент, губернатор), «обезличенное лицо» (народ, общество в целом), «мифологизированное» лицо (боги). Даже максимально обезличенный и реифицированный правовой текст всегда соответствует тому культурному уровню, в рамках которого он возникает. Задача герменевта заключается не только в уяснении и объяснении логического смысла правового текста, но и в понимании его, которое дается через «вживание» в духовный мир автора, восприятия той культурной среды, продуктом которой является сам автор. В. Н. Протасов, Н. В. Протасова считают, что «в процессе толкования требуется как бы проникнуть через форму объекта к его содержанию и сути».

Как бы то ни было, речь идет об интеллектуальной деятельности интерпретатора, толкователя постигающего смысл закона, правового акта, текста и т. п. Отсюда большое значение имеет тот способ или метод, с помощью которого выясняется тот или иной смысл текста законодателя.

Под методом толкования в соответствии с категориями философии права будет пониматься система способов, правил и приемов, направленных на познание сущности правового текста. Способы толкования, в свою очередь, необходимо понимать как отдельные действия, направленные на решение задач интерпретатора. А. Е. Писаревский в связи с этим указывает, что «за каждым конкретным методом познания стоит своя совокупность приемов познания и составляющих их содержание принципов и правил познания».

К примеру, разрабатывая систему методов толкования, Н. В. Блажевич,

И. Н. Блажевич предлагают следующую схему. Методу буквального анализа соответствуют языковой и логический способы толкования; методу догматического анализа – систематический, логический и специально-юридический способы толкования; методу культурологического анализа соответствует соотношение результатов исторического толкования и знаний, полученных методами буквального и догматического анализа.

Метод буквального анализа текста представляет собой исследование внешнего, словесно-документального изложения нормы права. Буквальный анализ является дальнейшей основой изучения правового текста. Его конкретизируют языковой и логический способ толкования.

Метод догматического анализа правовых текстов представляет собой исследование юридических особенностей норм, правовых предписаний, их технико-юридического своеобразия, особенностей, присущих догме права. Догматическому анализу свойственны систематический и специально-юридический способы толкования.

Систематическое толкование – смысловое соотнесение текста закона с различными правовыми контекстами (институциональными, отраслевыми, законодательными и т. п.) Данный способ толкования основывается на знании связей каждой правовой нормы с другими нормами, с общими нормативными положениями и принципами права. Этот способ толкования относится к контекстуальному анализу, поскольку предполагает выявление внешней структуры данной нормы.

Метод культурологического анализа норм права. При культурологическом анализе правовая норма исследуется как элемент культуры общества в целом. Такая ее интерпретация согласуется с попыткой выявить ее социокультурную природу, понять контекстуальное окружение, внешние основания правовых норм. Понять, в каких условиях появилась норма – значит, во многом понять, каковы цели и задачи, понять основания, от которых можно отталкиваться при ее истолковании. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод том, что культурологический анализ, являясь методом толкования смысла правового текста, содержит в себе цель, к которой должен стремиться интерпретатор. При культурологическом анализе используются результаты языкового, логического и систематического способов толкования, но непосредственно он связан с историческим способом толкования.

Как уже отмечалось выше, методы толкования посредством дихотомии делятся на текстуальные и контекстуальные. В вопросе культурологического толкования возникает проблема соотношения данного способа толкования и контекстуального анализа. При контекстуальном анализе исследуется внешняя структура нормы права; норма рассматривается как часть системы права и культуры человечества в целом. Одно из основных правил юридической герменевтики формулируется так: чтобы понять текст, необходимо выйти за пределы данного текста, обратившись к контексту. Понимание текста сопряжено с обращением к контексту. Смысл текста для интерпретатора возникает там, где существует выход на какой-либо контекст.

При культурологическом анализе норм права контекстом выступает вся культура общества, в связи с чем культурологический анализ можно рассматривать как предельный случай контекстуального толкования права. Однако культурологический анализ выходит за пределы контекстуального анализа, включая в себя и текстуальный анализ правового текста. Хотя культурологическое толкование и текстуальное толкование имеют различные задачи, результаты, полученные путем текстуального анализа правовой нормы, используются при культурологическом анализе. В то же время текстуальное толкование не может выйти за рамки культуры и существовать вне пределов культурологического толкования права. Для осуществления полноценного культурологического анализа мышление интерпретатора должно выйти за пределы юридического позитивизма. Наряду со знанием юридической догмы требуются обширные философские, исторические, социологические, экономические и иные знания.

В современных условиях особого внимания заслуживает проблема интерпретации закона в самом процессе законотворчества. Создавая новые правовые нормы, законодатель, так или иначе, прогнозирует их эффективность, проспективно толкует их. В связи с этим необходимо особо отметить предложенные И. П. Малиновой способы проспективного толкования правовых норм.

Криминологическая интерпретация будущего закона, т. е создание идеальных моделей правовой реальности и разработки вариантов «вмонтирования» в последнюю предполагаемого закона. Здесь учитываются телеологический, систематический аспекты, прогноз общественного мнения. Кроме того, особо рассматриваются обстоятельства, связанные с наличием в обществе стихийно сложившихся версий «инфраправа», которые данная норма призвана или легализировать, или подавить.

Парадигмальное толкование, представляет собой соотнесение готовящегося закона с духом права, с образцами законотворчества, имеющимися в данной правовой системе.

Игровая (ситуативная) апробация нормы (закона), нацеленная на предвидение возможных правовых казусов, связанных с ее применением. В процессе «репетирования» нормы (т. е. моделирования экстраординарных случаев ее применения) происходит ее шлифовка и оптимизация.

Герменевтическая экспертиза – исследование социокультурных условий понимания этой нормы, возможностей ее вхождения в правовой менталитет с учетом таких иррациональных факторов «приживания» нормы, как ассоциации, которые она может вызвать, ее резонансности, созвучности культурным кодам правосознания.

Учитывая результаты толкования нормативных правовых актов, современные правоведы предпринимают попытку построения классификации толкования по широте и объему.

Широта толкования права показывает круг лиц, на которых распространяется результат данного толкования. По этому признаку, характеризующему результат, толкование может быть поделено на казуальное и нормативное; на общеобязательное, адресное и необязательное.

Под объемом нормы понимается совокупность общественных отношений, подпадающих под регулирование данной нормы. В контексте юридической герменевтики объем толкования правовой нормы определяет, как совокупность общественных отношений отражается в сознании толкователя. Смысл правовой нормы понимается как идеальный образ, эталон. Это образ действительных правовых отношений, который может быть адекватен или неадекватен оригиналу. Объем толкования правовой нормы может быть меньше буквального смысла, равен ему или быть шире него. В связи с этим, по объему толкование может быть ограничительным, буквальным или распространительным.

В контексте юридической герменевтики при рассмотрении в качестве объекта толкования всех явлений правовой действительности толкование по объему будет иметь ряд особенностей. Поскольку процесс познания правовой действительности, как и любой познавательный процесс, направлен на достижение абсолютной истины, в этом случае буквальным толкованием правовых явлений будет только то уяснение смысла правовых явлений, при помощи которого достигнута эта цель. Опираясь на концепцию герменевтического круга, можно утверждать, что абсолютная истина вообще недостижима, поэтому буквального толкования правовых явлений не существует. Можно лишь с определенной степенью условности говорить об адекватном толковании тех правовых явлений, которые имеют формальную определенность, выраженность во внешнем мире. В этом случае соответствие будет устанавливаться не между смыслом правового явления и его формальным выражением, а между его формой и результатом понимания субъектами толкования этой формы. Любое правовое толкование подразумевает под собой не простое повторение ранее существовавшего смысла, а постоянное творческое создание нового смысла правового явления.

Исходя из анализа различных взглядов современных исследователей, юридическая герменевтика представляет собой направление (учение) юридической науки с тенденцией к формированию новой интегративной концепции герменевтического правопонимания. При этом в структуре юридической герменевтики как деятельностного процесса выделяют три последовательных элемента: понимание (subtilitasintelligendi), истолкование (subtilitasexplicandy) и применение (subtilitasapplicandi).

В процессе понимания представляется возможным выделить три этапа понимания: физиологический, ментальный и социальный. Физиологический этап понимания определяет способность к пониманию в целом; ментальный этап определяет возможность осознания личностного текста; социальный этап понимания формирует осознание значения текста. С учетом принципа «герменевтического круга» понимание конкретного текста каждый раз конкретизируется интерпретатором.

Понимание неразрывно связано со вторым элементом юридической герменевтики – толкованием (subtilitasexplicandy). Понятие толкования применимо только по отношению к процессам целенаправленной смысловой интерпретации правовых текстов. Истолкование предполагает внешнюю ориентированность, нацеленность не только на извлечение некоторого смысла, но и на обоснование, утверждение в другом сознании (в т. ч. и в своем). Толкование имеет дискурсивный, логически опосредованный характер и связано с манипулированием смыслами, не всегда совпадающими с внутренним текстом.

Задача толкования, конкретизации правовых предписаний имеет своей целью реализацию правовых норм. Применение (включая непосредственную реализацию права и правоприменение) является третьим элементом юридической герменевтики: «понять и истолковать – значит познать и признать действующий смысл закона». Применение можно сопоставить с пониманием, так как для того, чтобы понять текст правового предписания правильно, необходимо в каждой конкретной ситуации понимать его по-новому.

В рамках герменевтического подхода выводятся различия понятия «интерпретация (толкование) правовых текстов» и «толкование права». Толковаться может только то, что выступает в качестве текста, т. е. связанного знакового комплекса «означающее-означаемое». В данном случае в литературе различают правовые тексты, т. е. тексты, имеющие прескрептивное значение и являющиеся легитимными основаниями для субъективных прав и правовых обязанностей, и текст самого права, т. е. сложившиеся представления о праве, которые получили текстуально-языковую форму выражения

Соответственно, любой профессиональный язык имеет свою специфику и потому каждой науке, любой отрасли знаний присуща собственная терминология, отражающая характерные особенности и свойства предмета познания и регулирования. Нередко понятия и категории, которыми оперируют представители той или иной научной сферы, весьма сложны и труднообъяснимы для непосвященных лиц. Общественный интерес ко многим из них бывает недолгим и проистекает из остроты проблемы, которую актуализирует особая обстановка вокруг их использования. И с устранением причин и поводов, вызвавших спрос на применение, они постепенно как бы девальвируют в цене, вновь становятся узкой терминологией специалистов.

Однако существует терминология, которая, несмотря на свою специфику, востребована повсеместно и повседневно, в том числе и юридической герменевтикой. В частности, она является необходимой составной частью юридического мира, выработавшего собственный юридический язык и собственную систему юридических понятий. Речь в данном случае идет о специальном юридическом языке.

Правовой язык — совокупность грамматических, логических и иных способов передачи и оформления понятийного содержания права. В силу специфики проявления он обладает собственными особенностями, среди которых выделим:

· исторически длительный процесс образования, включающий по­этапное формирование юридического языка по отдельным частям страны (партикулярный уровень), по странам (национальный уровень), по регионам (в частности, язык европейского или мусульманского права) и выработку общих правовых понятий мирового сообщества;

· профессионализм, поскольку юридический язык (как и язык медиков, политиков, дипломатов, моряков и т. п.) создается в интересах определенного сословия, призванного на постоянной основе обслуживать право как общественное явление;

· искусственность, связанная с привязкой правовых понятий и терминов к целям и задачам правотворчества и правоприменения;

· интернационализм, определяемый в первую очередь римским правовым наследием, а также влиянием стран, оказавших существенное влияние на становление и закрепление в национальном законодательстве общепринятой юридической терминологии;

· консерватизм, проявляющийся в осторожности в процессах формирования новой юридической терминологии;

· стабильность, являющаяся гарантом длительного использования постоянных форм юридического языка;

· сложность, требующая выяснения не только истинного содержания правовой нормы, но и различных аспектов ее внешнего оформления.

Язык права действительно сложен и кажется многим излишне казуистичным. Недаром появление новых нормативных правовых документов даже общего характера влечет за собой многочисленные комментарии правоведов-ученых и практиков. Они не только поясняют, как будет действовать закон, но и что означает тот или иной термин, в каком юридическом смысле использовано определенное понятие, что подразумевал законодатель, закрепляя в отдельных юридических нормах те или иные права и обязанности субъектов правоотношений, и как следует интерпретировать действие нового предписания во времени, в пространстве или по кругу лиц.

Практика подтверждает, что четкость и ясность юридических положений, их единообразное смысловое восприятие и адекватное использование являются существенным фактором, определяющим реальное место и роль права в жизни государства и общества. Уже в Риме от юриста требовалось глубокое усвоение юридического лексикона, поскольку «ignoratis terminis artis ignoratur et ars» («если терминология предмета неизвестна, неизвестен и сам предмет»).

Необходимость обращения к смыслу юридических терминов связана не только со специальными понятиями, используемыми преимущественно в процессе правоприменительной деятельности (например, выяснение терминологического различения между понятиями «поступок» и «проступок» при квалификации правового поведения), но и с более общими категориями государства и права.

Они принадлежат к основным понятиям юриспруденции в целом, и важнейшая задача теории государства и права состоит в выявлении их истинного значения. Необходимость четкого представления с точки зрения права значения даже самых употребимых слов и выражений, используемых в юридических актах, возникает при обращении практически к любому из них.

Юридическое понятие — явление, имеющее правовое значение. Оно включает в себя способы отражения принципиальных признаков, свойств, связей и отношений, характеризующих институты и явления государственно-правовой реальности. Примерами могут стать такие формы юридического мышления, как «правопонимание», «закон», «юрисдикция», «преюдициальный», «нормативный» и т. д.

Краткое содержание, сжатая формулировка основных черт явления, имеющего юридический смысл, передается посредством научного определения, или дефиниции (от лат. definitio — точное указание). Так, обобщенная характеристика гражданства содержится в его определении: «Гражданство — это устойчивая юридическая связь лица с конкретным государством, порождающая их взаимные права и обязанности».

А юридический термин (от лат. terminus — граница, предел) — слово или словосочетание, которые, обеспечивая определенность и четкость языка права, конкретизируют используемые в нем понятия для определенной сферы регулирования. Терминами в праве, к примеру, пользуются для словесного обозначения понятий, применяемых при изложении содержания нормативного или иного правового акта.

В правовом языке часто применяют в качестве системообразующего выражения слово или словосочетание, носящее характер юридической категории как понятия, имеющего обобщающее значение для всей юридической науки в целом.

Примером юридической категории может выступать правовой акт как официальный юридический документ, отражающий волеизъявление органов публичной власти и ее должностных лиц, а также (в случае референдума) и населения. Правовой акт конкретизируется в таких специальных понятиях, как нормативный правовой акт, т. е. письменный официальный документ, который принимается уполномоченным органом государства и направлен на установ­ление, изменение или отмену нормы права; нормативный договор как соглашение субъектов права, нормам которого государство придает общеобязательную юридическую силу; индивидуальный {или правоприменительный) акт, содержащий конкретные решения государственной власти, которыми устанавливаются определенные права и обязанности и назначаются меры юридической ответственности; акт официального толкования, которым дается специально на то уполномоченным органом государства разъяснение положений действующего законодательства.

В любом случае овладение юридической терминологией, умение ее правильно применять и грамотно излагать сложнейший правовой материал становятся важными условиями профессиональной подготовки будущего юриста. И в этом процессе целесообразнее обращаться к специальным словарям-справочникам, содержащим совокупность юридических терминов как по общим вопросам государства и права, так и в сфере правового регулирования отдельных общественных отношений.

Таким образом, на современном этапе развития учения о юридической герменевтики происходит оценка существующих правил и приемов интерпретационной деятельности в праве, предпринимаются попытки систематизировать методы, применяемые юридической герменевтикой. Однако в настоящее время разработка системы методов еще не завершена.