Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Подготовка



 

Люк сразу же становится в штыки. Он вскакивает на ноги и начинает расхаживать по комнате.

— Значит, мы позвоним твоему отцу и предупредим его, чтобы он не рекомендовал завтра акционерам идею о слиянии, — вслух рассуждает он.

Но я тут же качаю головой.

— Не выйдет.

— Почему нет?

— Он мне не поверит! Он разговаривал с Кэролайн и подумает, что я попытаюсь подставить его после того, как они раскрыли меня перед прессой.

— Подожди, что? — Люк останавливается и смотрит на меня. — Так это твой отец навел прессу?

— Я говорила тебе, что в моей семье все сложно.

Он раздумывает несколько секунд, после чего, кажется, соглашается оставить рассуждения по этому поводу на потом.

— Что ж, ладно, тогда я скажу ему.

Бросаю в него взгляд сомнения.

— И что ты скажешь?

— Просто скажу ему, чтобы он не доверял ЛяФлеру и не рекомендовал слияние. Если акционеры не проголосуют «за», то работа твоего отца останется в сохранности.

— Ну да, — с сарказмом говорю я. — Мой отец отзовет миллиардную бизнес-сделку, потому что у его двадцатиоднолетнего интерна плохое предчувствие.

Он знает, что я права, и поэтому отводит глаза и вновь начинает мерить комнату шагами.

— Нам нужно доказательство, — говорю ему. Хотя и знаю, что об этом не обязательно говорить. К этому времени он уже должен был сам прийти к подобному заключению. — Мой отец среагирует только на вескую улику.

Люк вскидывает руки в воздух.

— Как, черт возьми, мы достанем доказательство? Причем всего за несколько часов? Голосование уже завтра утром!

— Не переживай, — спокойно говорю я, собирая бумажки. Беру их на руки и встаю. — У меня есть план.

Схватив Люка за локоть, веду его наверх, в свою комнату, и закрываю за нами дверь.

Он беспокойно осматривается по сторонам, прежде чем присесть на кушетку. Холли тявкает и подпрыгивает на месте рядом с ним. Он осторожно гладит ее по голове. Будто боится, что сломает ей что-нибудь.

— Э... хорошая комната, — неловко говорит он.

— Спасибо.

Я исчезаю в шкафу и начинаю снимать одежду.

— Так в чем состоит твой великий план? — спрашивает он тревожно.

Раздается стук в дверь, и я слышу, как в комнату входит Горацио.

— Что это? — спрашивает у него Люк.

— То, о чем просить мисс Ларраби, — загадочно отвечает Горацио и вылетает из комнаты.

Я высовываю голову из шкафа, чтобы увидеть, как Люк держит маленькую, без опознавательных знаков картонную коробку, пытаясь открыть крышку.

— Что это? — снова задает он вопрос, только уже мне, когда ему наконец-то удается снять крышку. Затем тянется внутрь коробки и достает черную гарнитуру со встроенным микрофоном и крошечный наушник. Он держит по предмету в руке и с интересом на них смотрит.

Ныряю обратно в шкаф и роюсь на дальних полках, находящихся за всеми моими вечерними нарядами, пока не нахожу платье, которое искала.

— Это наши шпионские примочки! — с восторгом говорю я, натягивая платье через голову и просовывая руки в разрезы для рукавов. Ткать ощущается знакомо неудобной, и я немного съеживаюсь от воспоминаний, когда приходилось носить эту отвратительную вещь.

Боже, такое ощущение, будто это было вечность назад!

И, смотря вниз на бело-голубые полоски и белый воротничок, я понимаю, сколько всего изменилось с тех пор, как все началось. Чувствую себя совершенно другим человеком, а не той девчонкой, которая впервые надела этот наряд более четырех месяцев назад.

— Наше что? — со скептицизмом интересуется голос Люка.

Я затягиваю платье и обуваюсь.

— ЛяФлер арендует дом в Палос Вердес, — отзываюсь я. — Там проходила вчерашняя вечеринка. Я заметила кабинет на первом этаже. У него должно быть там какое-нибудь доказательство того, что он в сговоре с теми членами Правительства. Так что я собираюсь пробраться в дом и найти его.

— Ты собираешься сделать ЧТО?

Хотя я не могу видеть его лица, но могу сказать по панической нотке голоса, что он начал сомневаться в успехе моего плана.

— Успокойся, — говорю я, роясь в коробке с париками, пока не нахожу идеально подходящий вариант. На ярлыке написано «Никки». Волосы в парике шоколадно-коричневого цвета, асимметричные, длиной до подбородка. Завязываю свои волосы резинкой, наклоняюсь вперед и надеваю парик на голову. — Я собираюсь замаскироваться.

— А?

Теперь, когда все элементы моего костюма на месте, я с грацией и плавностью дефилирую обратно в спальню и в конце делаю скромный реверанс.

Он осматривает меня с ног до головы в замешательстве, уделяя внимание каждому элементу моего наряда.

— Это что, твоя форма из «Маджестик Мэйдс»?

— Ага. Я проберусь туда в роли горничной. — Я подхожу к нему с деловым видом, забираю маленький наушник из его руки и вставляю в свое ухо. — А ты будешь ждать снаружи с этим, — прикасаюсь пальцем к гарнитуре, которую он держит в другой руке, — и подсказывать, что я должна искать.

Он резко встает на ноги и начинает отступать от меня, словно у меня какое-то инфекционное заболевание, называемое сумасшествием.

— Ни за что, — зарекается он. — Это проникновение со взломом. Тебя узнают. Нас точно поймают.

— Меня не узнают в этом, — я указываю на свою униформу.

— Эй, прием! — говорит он, ошарашенный. — Ты Лексингтон Ларраби. Дочь человека, выступающего посредником в этой сделке. Ты не можешь просто войти в дом ЛяФлера и надеяться, что останешься незамеченной.

Я подхожу к Люку и, чтобы подбодрить, прижимаю руку к его щеке.

— О, Люк, — говорю я полным сочувствия голосом, — ты забываешь о самом важном уроке, который я извлекла из всего этого приключения.

— Каком же? — спрашивает он, глядя на меня с подозрением.

Бросаю ему кривую улыбку.

— Никто не замечает прислугу.