Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Юридичность (юридический характер) профессиональной деятельности



 

1. Цели анализа данной проблемы. Признак или свойство юридичности деятельности определяет компетенцию юристов, предмет юридической профессии. Его содержание менялось в истории общества, скорее становясь все более широким. Это еще более сложная проблема, чем определение профессионализма. Здесь вновь возникает необходимость описания деятельности как юридической, отграничения ее от неюридической деятельности. При разграничении юридической и неюридической профессиональной деятельности важны два подхода. Первый связан с тем, что на практике часто приходится решать юридические проблемы, не опираясь на юридические знания. Второй вызван обратной трудностью, когда нужно решать неюридические, экономические, социальные, культурные проблемы, руководствуясь юридическими аргументами, не имеющими отношения к делу. Приведем два примера. Первый - когда трудность состоит в том, что покупка хлеба в магазине также представляет собой заключение и исполнение публичного договора купли-продажи, связанного в принципе с целым рядом практических и теоретических вопросов. Юрист, рассматривая этот договор, может заинтересоваться различиями российской и немецкой доктрин, причинами, по которым немецкая доктрина здесь основывается на принципе строжайшего разделения обязательственной и вещной сделки, в данном случае - передачи хлеба, и многими другими вопросами. Однако никто не обращается к помощи юриста для приобретения булки хлеба, но иногда не хотят обратиться за правовой помощью при приобретении хлебного магазина. В таких ситуациях неверное определение юридичности деятельности грозит деформацией права. Второй - когда при разработке антимонопольного законодательства нужно учитывать и экономические, и правовые аргументы, и юристы руководствуются лишь своими внутриправовыми аргументами.

Таким образом, юридичность при всех трудностях ее определения характеризует природу деятельности, ее место в профессиональном разделении труда, хотя, как отмечалось выше, деятельность может быть юридической, но не профессионально юридической. Признак юридичности может относиться и к отдельным действиям, и к деятельности в целом. Он может распространяться на систематическое осуществление действий, среди которых необходимое место занимают и действия отнюдь не юридические (организационно-управленческие, вспомогательные и пр.). Это важно иметь в виду по многим причинам. Признание той или иной деятельности юридической ложится и в основу определения содержания специального образования, ибо юриста следует учить той работе, которая является юридической и используется при создании отдельных рабочих мест и целых ведомств.

Далее рассматривается признак юридичности только профессиональной деятельности, связанной с преимущественным исполнением правовых предписаний.

2. Критерии определения юридичности профессиональной деятельности. Как показывает практика, признание деятельности юридической обычно связано не с теоретическими соображениями, хотя они и важны, но с необходимостью ее профессионализации и определяется потребностями правового оборота. При этом происходит своеобразная спецификация труда - указание на его принадлежность определенной профессиональной группе - юристам. "Наличие или отсутствие юридической службы, - правильно пишет К.К. Лебедев - зависит от ряда обстоятельств, прежде всего от объема правовой работы в организации, т.е. в конечном счете - от профиля ее деятельности, специализации, структуры партнерских и контрагентских деловых отношений. В силу необходимости постоянного правового сопровождения штатная юридическая служба организуется, к примеру, в риэлторских, аудиторских, венчурных, девелопментских (девелоперских) фирмах, оптово-розничных организациях, частных охранных структурах, банках, страховых компаниях, инвестиционных институтах, туристических агентствах. В производственных отраслях - промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, на транспорте, инфраструктуре - штатные юридические службы образуются, как правило, в крупных и средних по своим производственно-экономическим показателям коммерческих организациях"*(36). (Здесь обилие англоязычных терминов огорчает. Оно означает, что юристам приходится осваивать чужую практику. - А.Ж.)

Приведенный перечень, разумеется, может быть дополнен и иными структурами. Но он достаточно убедительно показывает, что понимание признака юридичности действительно основано главным образом на здравом смысле, который представляется как будто достаточным. Деятельность, рассматриваемая как юридическая и осуществляемая в достаточно большом объеме, поручается юристам. Для обеспечения их эффективной работы создаются соответствующие структуры, не всегда имеющие устойчивое общее наименование: правоохранительные органы, судебная власть, юридические службы и пр. Порученная юристам и признанная юридической деятельность должна соответствовать определенным требованиям, которые вырабатывают общество в целом, его органы и сообщества (профессиональные ассоциации) юристов.

Именно так: от признания деятельности профессиональной и юридической до возникновения соответствующих оргструктур происходит становление отрасли правовых работ и услуг как элемента общественного разделения труда. Впрочем, в некотором противоречии со сказанным нужно повторить, что рассмотрение деятельности как юридической, признание ее юридичности не является простым. Ошибки здесь, можно полагать, связаны скорее с недобором, чем с перебором. Речь идет о том, что чаще не распознается юридическое содержание и юридический характер той или иной деятельности, чем неюридическая принимается за юридическую.

3. Проблемные ситуации определения юридичности. Они возникают при переходе к принятию практических решений самого различного характера, включая признание той или иной профессии юридической, определение достаточности и характера соответствующего стажа, построение организационной структуры и т.п. Связано это, понятным образом, с отсутствием четких критериев, которые - повторяем - должны применяться не к разовому, относительно изолированному действию, но к их системе, к профессиональной деятельности.

В основе возникающих проблем лежат принципиальная неопределенность правового поведения и переплетенность явно юридических и неюридических действий.

Правовое поведение, по мнению В.Н. Кудрявцева, "состоит в соблюдении, применении или же нарушении правовой нормы"*(37). Близкое к этому понимание мимоходом представляет читателю упоминавшийся историк Р.С. Уортман, посвятивший книгу исследованию развития правового сознания в императорской России. С явной симпатией прослеживая становление юридической профессии в России, он пишет: "Новые служители правосудия (речь идет о 50-х гг. ХIХ в. - А.Ж.) еще не составляли единой группы профессиональных юристов. Им не хватало главного качества такой группы - правомочий истолковывать закон и очерчивать сферу его приложения"*(38).

Все же такие определения, указывая на объект правового регулирования, в сущности специфику реализации права юристом, да и неюристом, не раскрывают. То же самое можно сказать и о приводимых ранее определениях юридической деятельности, также не содержащих в себе признаков, идентифицирующих работу юриста.

Действительно, бухгалтер, исчисляющий налог, подлежащий уплате, например определяющий состав себестоимости продукции и относящий те или иные расходы к издержкам, тем самым по существу решает юридические вопросы. Это же можно сказать едва ли не о большинстве направлений финансовой деятельности. Элементарное оформление командировки означает принятие серии правовых решений, определяющих правовую природу расходов и соответственно их оценку. Но эта деятельность традиционно юридической не признается и поручается иным специалистам. Управленческая деятельность, которая включает определение целей, планирование, координацию, контроль, наделение соответствующих лиц полномочиями, также несомненно связана с соблюдением, применением или нарушением норм права. В то же время судья, рассматривая дело о праве гражданском, выполняет лично или через помощника (роль которого также нуждается в анализе) ряд действий организационного либо чисто предметного, юридически нейтрального характера.

В итоге на практике возникает необходимость решения сложных проблем, в частности:

а) какие должности замещаются именно юристами, т.е. какие виды работ являются юридическими (это связано с организацией подготовки специалистов: например, надо решить, должен ли быть юристом работник уголовного розыска или это совершенно иная по своей природе деятельность, которая требует подготовки, в диапазоне "больше права или больше спортивной подготовки");

б) что означает признание работы юридической, какие ожидания с этим связаны, какие требования к ней предъявляются; в) как предупредить возможные негативные последствия, связанные с излишней юридизацией социального управления, а именно его формализацию, замедление, а также повышение расходов на содержание специалистов.

Так, в условиях плановой экономики даже деятельность государственных арбитров, в принципе квалифицированных юристов, нередко фактически превращалась в псевдоюридическую деятельность или псевдосудебную работу. Происходило это тогда, когда решения арбитров выносились с преимущественной целью легализации сложившихся отношений между предприятиями. При этом именно правовые средства воздействия отходили на второй план или игнорировались вообще. Сейчас слышны жалобы на то, что коррупция, порой, лишает адвокатскую деятельность характера юридической.

4. Критерии юридичности деятельности профессионала. К ним следует отнести:

а) преимущественное использование правовых аргументов при осуществлении работ;

б) процедурность (подчиненность процедурам);

в) запрограммированность и правовое значение последствий.

При этом установления только одного из этих признаков недостаточно, как невозможно автоматическое решение и при наличии всех признаков юридичности. Как уже говорилось, деятельность может быть традиционно признана или не признана юридической. Решение об этом может медленно сложиться под влиянием сложного комплекса не всегда учитываемых факторов.

Поэтому признак юридичности следует анализировать и оценивать как исходя из объективно существующих предпосылок, так и на основе компромиссной оценки его как существующего. Необходимость использования правовых аргументов вытекает из целей и природы права.

5. Использование правовых аргументов. Их необходимость и идентификационный потенциал специфичны и определяются тем, что право есть особое средство воздействия, отличающееся от экономических методов регулирования, в чем состоит и его сила, и его слабость.

Юридической деятельность становится тогда, когда основанием составляющих ее действий являются позиции, доводы, аргументы, заложенные в праве и вытекающие из него. При оценке, например, состава затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг) в связи с налогообложением юрист может аргументировать свои выводы (консультации, решения, предложения) исходя из юридического толкования предписаний, содержащихся в нормативном акте, но не целесообразности произведенных расходов или методики их выявления, отражения в соответствующих бухгалтерских документах.

Так, п. 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции устанавливало, что в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются: а) затраты, непосредственно связанные с производством продукции (работ, услуг), обусловленные технологией и организацией производства. Правовые аргументы при оценке правильности отнесения затрат основаны на толковании понятия "непосредственно связанные". Здесь можно считать, что данное понятие исчерпывается закрытым перечнем затрат и непосредственная связь теряет свое значение либо что оно является ключевым и лишь иллюстрируется открытым перечнем. Это именно аргумент, восходящий к праву, к разработанным внутри права приемам толкования правовых текстов.

Правовые аргументы, как известно, не совпадают с экономическими. Они преследуют иные цели, нередко ограничивая действие экономических аргументов и целей. Правовые предписания определяют границы и содержание рекламы, защищая потребителя; регулируют процесс производства, имея преимущество перед технологическими нормативами, обеспечивая экологические интересы общества, и т.д.

В этом смысле правовые аргументы присутствуют обычно там, где возникает проблема защиты интересов государства и третьих лиц, введения той или иной деятельности в некоторые рамки, не имеющие собственно экономического, технологического, технического смысла.

Впрочем, сложность понятия "правовой аргумент" исключает его автоматическое использование для идентификации профессиональной деятельности юриста самого по себе. Необходима оценка значимости правовых аргументов в данной поведенческой структуре.

6. Процедурность. В принципе она также присуща разнообразным видам профессиональной деятельности. Но в структуре деятельности, которую целесообразно поручить юристам, она играет особую роль. Процедурность состоит:

- в использовании информации, имеющей специальную оценку;

- в связанности возможными последствиями осуществляемых работ;

- в учете интересов представляемых лиц, общества, третьих лиц;

- в последовательности и форме действий, использовании стандартизованных формулировок и др.

Консультации адвоката, заключения юрисконсульта, решения следователей - результат определенного типа деятельности, процедуры которой установлены законом, признаны юридическим сообществом, соответствуют методике правовой науки, сложившемуся этосу.

7. Запрограммированность и значение последствий. Они также определяют признак юридичности только при определенных обстоятельствах.

Например, правовые последствия некоторых видов работ настолько значимы, что превращают деятельность в специфическую. Это отражается даже в понятиях предметной подследственности и подсудности, когда не только содержание деятельности, но и возможность назначения того или иного наказания определяют ее объективную принадлежность. Собственно назначение наказания также определяет признание юридичности деятельности, ему предшествующей.

8. Правовое признание юридичности деятельности. Законодатель в ряде случаев исходя из приведенных признаков принимает обязательные решения о том, что данная деятельность признается юридической, а соответственно, для своего осуществления требует получения юридического образования. Это относится к судебной, прокурорской деятельности, оказанию правовых услуг адвокатом в виде выступлений в судах по уголовным делам. В ряде случаев именно выполнение юридической деятельности в течение определенного времени (наличие стажа работы по специальности) позволяет занимать должности судей, прокуроров, выполнять работу адвоката.

Представляется, что одно из направлений правовой реформы, осуществляемой сейчас в России, должно состоять в расширении законодательной базы признания деятельности юридической, и соответственно создание условий ее осуществления.

9. Интегральные признаки профессиональной деятельности юриста. Эти признаки отражают общее, наличествующее в профессиональной юридической деятельности, и характеризуют ее как социальный, действительно предметный феномен, который имеет взаимно определяющие свойства.

Такими признаками должны являться:

- доступность, прозрачность, подконтрольность, надежность профессиональной юридической деятельности как свойства, присущие ей в идеале;

- социальная затратность и потенциальная эффективность как свойства, реально складывающиеся в процессе функционирования отрасли правовых работ и включающиеся в структуру социального поведения;

- внутренняя связанность профессии обязательными стандартами и технологическими условиями, высокая ответственность юриста.

Это практически определяет обязательный минимум состояния профессиональной деятельности юристов, без которого она саморазрушится. Указанные интегральные признаки (свойства) наиболее ярко проявляются при анализе профессиональной деятельности юристов на социальном уровне как социального института и будут рассмотрены в соответствующем разделе.

 

§ 4. Содержание профессиональной деятельности юриста

 

1. Цели и методика изучения. Цели изучения состоят в:

а) получении реального представления о том, что делают и должны делать юристы, выраженного в проверяемых данных;

б) уяснении динамики данной деятельности, ее изменений;

в) информационном обеспечении оптимизации профессии юриста.

Существует довольно распространенное мнение о том, что содержание профессиональной деятельности юриста установлено нормативными правовыми актами и определяется приемами (методиками, тактиками) реализации содержащихся в них предписаний. Содержание профессиональной юридической деятельности поэтому если и описывают, то путем характеристики отдельных юридических профессий. Таким образом, получается, что профессиональная юридическая деятельность - это деятельность следователя, судьи, адвоката, юрисконсульта, иных профессионалов, и чтобы описать ее, приходится обращаться к тем профессиональным и организационным действиям (операциям), которые они обычно выполняют.

На самом деле необходимо сквозное описание профессиональной деятельности юриста как целостного процесса, причем с учетом элементов, реализуемых во всех специализациях и видах работы. Причем здесь возможны и полезны несколько моделей:

а) отражение реального состояния на практике, т.е. того, что предметно делается;

б) гипотетическая характеристика соответствующего праву ответа на потребности практики, т.е. попытка выявить, что надо делать;

в) показ происходящих сдвигов в содержании профессиональной деятельности юристов как синтез реальной и идеальной моделей, т.е. характеристика происходящих процессов. При этом описание содержания деятельности или его моделей может и должно быть дано путем: 1) описания фактов; 2) их норматив ной характеристики. Это значит, что необходимо в начале представить, что делает юрист, сколько и как он слушает, читает, говорит, пишет, осматривает, а затем - как он консультирует, допрашивает, участвует в прениях и пр.

Эти описания должны совместно применяться к каждой составляющей юридической деятельности.

2. Источники информации о содержании профессиональной деятельности юриста. Содержание профессиональной деятельности юриста - это совокупность самых различных действий и операций, которые выполняет юрист в сфере своего профессионального труда и профессионального поведения. Это практика юридической профессии, опыт юристов, их успехи и неудачи. Затем - научные публикации, учебники, методические пособия, книги и статьи, посвященные материальному и процессуальному праву, методикам и процедурам деятельности юристов, имеющих различные специальности. Чаще всего в литературе раскрывается содержание деятельности следователей, судей, прокуроров, реже - адвокатов. Меньше внимания до сих пор уделяют собственно деятельности юристов на предприятиях, в организациях, фирмах, т.е. деятельности юристов в сфере экономики, управления, социальных услуг, культуры. Однако, так или иначе, в большинстве публикаций говорится не столько о самой работе юристов, сколько о ее правилах.

Содержание профессиональной юридической деятельности раскрывается также в статистических данных о принимаемых решениях и совершаемых действиях (статистика деятельности судов, отчеты о работе адвокатов, консультаций, коллегий и т.п.), в данных социологических исследований, включающих замеры различного рода, опросы и т.д., в личном опыте юристов, описанном ими в публикациях или в устных сообщениях.

3. Элементы содержания профессиональной деятельности юриста. Они могут быть выделены по самым разным критериям. По степени организации, например, выделяют телодвижения (которые здесь значения не имеют); действия, т.е. серию телодвижений, направленных на один объект; операции. В праве говорят о процессуальных действиях, о тактических операциях, о производствах. Могут быть выделены основные и вспомогательные действия.

Иной способ структурирования элементов содержания профессиональной деятельности юристов связан с выделением двух блоков (или сторон) - интеллектуального и предметного. Они, в свою очередь, образуют направления, которые поддаются конкретизации.

Преимущественно интеллектуальная деятельность юриста представляет собой правовое или юридическое мышление*(39). В ней можно выделить, в частности:

а) действия по работе с правовой информацией, по ее отбору, анализу, переработке, оценке;

б) опознание и оценку ситуаций, требующих решения правовых задач и использования правовых средств, т.е. правовых проблемных ситуаций;

в) выбор оптимальных вариантов поведения в рамках правовых предписаний, т.е. решение задач.

Преимущественно предметная деятельность включает физическое совершение различных управомочивающих и правопредписывающих действий, например, написание юридически значимых решений, проверку документов, составление договоров, подготовку предложений, связывающих адресата необходимостью ответной реакции, и др.

В содержании профессиональной юридической деятельности, кроме того, можно выделить две группы действий: совершаемые в силу должностного положения в публично-правовой сфере и совершаемые в силу уполномочия либо по поручению в частноправовой сфере. Иными словами, выделяют публично-правовые и частноправовые действия.

Публично-правовые действия подразделяются на связанные с разрешением споров (судебным, досудебным, внесудебным), осуществлением функций обвинения и правоприменения, осуществлением административных и непосредственно принудительных действий.

Частноправовые действия, в свою очередь, можно подразделить на связанные с разрешением споров, оказанием правовых услуг, осуществлением защиты от публично-правовых обвинений в правонарушении. Частноправовые действия могут рассматриваться (со стороны юристов) как договорные услуги и работы, оказываемые в сфере постоянных отношений, либо процессуального или иного правового положения (опекунство, доверенное лицо при исполнении завещания, конкурсный управляющий, генеральный представитель, управляющий финансами или имуществом). По ограниченному соглашению (поручению) юрист может давать консультации, осуществлять правовой аудит, рассматриваемый как правовая оценка фактов и ситуаций, удостоверять документы, составлять проекты, вести переговоры с целью разрешения наличного или потенциального конфликта, осуществлять правовую поддержку, выполняя необходимые действия, связанные с получением соответствующих публично-правовых разрешений, удостоверением, регистрацией, лицензированием, выделением квот, выполнением публично-правовых требований финансового и иного характера в виде оплаты налогов, акцизов, таможенных платежей и т.п.

В исковой сфере или в целом при разрешении судебных споров работа юриста состоит в правовой оценке ситуации или конкретных юридических фактов, формулировании притязания в виде соответствующего искового заявления, ведении переговоров, доказывании фактических обстоятельств, формулировании и защите позиции, выступлении в суде или ином органе, решающем конфликт (например, в комиссии по трудовым спорам), оценке решения, дальнейшем продолжении спора путем обжалования или обеспечения опротестования.

Защита против обвинения наиболее детально рассмотрена в литературе*(40) и состоит в формировании позиции в пределах данного поручения, возможном ведении переговоров по вопросам государственного либо частного обвинения, доказывании позиции доверителя, выступлениях в суде, обжаловании приговора или решения.

4. Основные этапы профессиональной юридической деятельности. Выделение основных этапов соответствует логике развития деятельности профессионала-юриста на индивидуальном уровне. Всякая индивидуальная деятельность на конкретном месте имеет начало, переходит на этапы совершенствования и превращения в налаженную, отработанную деятельность, когда юриста могут оценить как опытного, знающего свое дело специалиста. Такими этапами являются:

1) принятие на себя профессиональной роли и ее адаптация к происходящим изменениям;

2) поддержание внутренней и внешней готовности к выполнению профессиональных задач, индивидуальная адаптация и поддержание формы, идущие извне - от задач профессиональной юридической деятельности - и изнутри - от реакции на задачи профессиональной юридической работы;

3) организационно-управленческое обеспечение выполнения профессиональных задач, в частности установление необходимых связей с лицами, ставящими задачи, снабжающими информацией и другими ресурсами, осуществляющими контроль;

4) опознание и формулирование для себя проблемных правовых ситуаций, а также поиск и выбор рациональных методик решения разнообразных правовых задач, как правило, по профессиональным методикам с использованием технических средств и без них;

5) собственно осуществление основных действий и процедур по переработке информации, выполнению процедур, осуществлению необходимых личных контактов (бесед, переговоров, сообщений, докладов), подготовке документов, принятию решений, их обоснованию, защите, реализации;

6) поддержание связей с внешней средой в целях обоснования целесообразности и законности проводимой работы и обеспечения авторитетности и исполнимости ее результатов.

В рамках этих этапов, которые ниже будут рассмотрены более подробно, полезно выделить осуществляемые, как правило, по профессиональным методикам с использованием технических средств или без них типовые элементы профессиональной деятельности юриста или производства (например, производство по делам об административных правонарушениях), рабочие комплексы, процедуры, операции, действия. К ним относятся:

1) правовая оценка представленных или встретившихся фактов;

2) юридически программированные поиск, проверка и оценка фактической информации;

3) поиск правовой информации;

4) интеллектуальные процедуры применения права, т.е. оценка фактов, подбор правовых норм, получение юридического вывода;

5) ведение в правовых рамках переговоров, выступления в судах и других органах, посредничество в разрешении конфликтов;

6) подготовка и оформление правовых документов в виде решений, справок, предложений, разработка и обоснование позиций;

7) контроль процесса и результатов чьей-либо деятельности и многое другое*(41).

К приведенной краткой характеристике содержания деятельности юриста можно добавить еще несколько замечаний. Первое - все выделенные элементы имеют общие и особенные черты в зависимости от должности, положения, характера труда. Второе - удельный вес и значение различных действий неодинаковы, но тем не менее, они все присущи профессиональной юридической деятельности, реализуются в ней. Третье - сведение работы юриста к правоприменению, к работе с нормой не соответствует действительности. Принятие правовых решений - отнюдь не единственный элемент юридической деятельности, профессиональной работы правоведа. А ведь именно такой подход предопределял длительное время не только содержание и методы юридического образования, но и управленческие решения в сфере правовой политики. Лишь в последнее время делаются попытки полнее представить реальное содержание того или иного вида профессионального юридического труда.

Так, в свое время едва ли не единственным примером реального подхода к деятельности юриста была книга "Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок"*(42). В ней основным или обобщающим показателем качества правосудия признается количество законных и обоснованных приговоров*(43). Осуществление правосудия рассматривалось как главный, наиболее важный компонент судебной деятельности*(44). Но вместе с тем авторы отмечали, что, по их данным, 50-60% времени судей уходит на осуществление правосудия и непосредственно связанные с ним трудовые операции (изучение дел, проверка протокола судебного заседания и т.п.)*(45), а остальное время - на прием граждан, контроль за исполнением частных определений и др. В настоящее время особое внимание уделяют организационным действиям, в частности информационному обеспечению, контактам с прессой, разъяснению позиций и пр. Но и сейчас недостаточно анализируется показатель доступности суда для граждан, т.е. возможность изложить свое дело судье, получить разъяснение, необходимые справки и т.п.*(46), в доступе к правосудию.

В литературе ФРГ отмечается, что распространенное здесь сведение права к системе понятий и правилам их применения (юриспруденция понятий, дефиниций) было не случайным. "Эта высокая преимущественная ориентация на понятия (понятийность), связанная с представлением о судье как своего рода решающем автомате, имела, между прочим, также функцию обоснования независимости юстиции, связанности судьи законом. Это был аргумент, с помощью которого боролись за независимость судей. Таким образом, юриспруденция понятий имела свою позитивную сторону"*(47). Но и в Германии уже Р. Иеринг повернул от юриспруденции понятий к юриспруденции целей. Не столько понятие, сколько цель должны быть решающими в праве, писал он в работе "Серьезное и несерьезное в праве".

Разумеется, здесь обнаруживается тесная связь данного вопроса с проблемами теории права и истории учений о государстве и праве. Несомненно, однако, что применение права должно рассматриваться как работа, труд, деятельность, и в самом деле несводимые к оперированию понятиями или построению силлогизмов, как это представляется при изучении традиционных отраслей права в системе юридического образования. Переход к социальному анализу и обеспечение социальной адекватности правоприменения, которое называют то ли юриспруденцией интересов, то ли юриспруденцией целей, то ли иначе, - означает увеличение объема работы юриста и расширение круга совершаемых им операций. Юрист в системе российского континентального права не создает закон, не подменяет законодателя в процессе судоговорения, но и не применяет закон слепо, только по книге.

5. Принятие профессиональной роли. Этот этап недостаточно полно описан в литературе, а главное - слабо осознается как юристами, так и обществом. Заняв должность, вступив в профессиональную корпорацию, юрист должен осознать значение своего дела и определить отношение к нему. Это включает, в частности, уяснение задач данной должности, ее места в организационной структуре и системе разделения труда, ее значения для общества и граждан, ее соответствия требованиям общества. Технически это выражается в возможном для данного специалиста анализе социальной обстановки, действующих правовых норм, сложившейся практики, общественного мнения.

Все это означает, что для юриста очень важно разумное вхождение в команды специалистов, образующие основу организационной структуры, уяснение как роли команды, так и своего места в ней*(48). Здесь могут возникнуть различные ситуации. Во многих коллективах юристов господствует формально-бюрократическое, а нередко и деформированное отношение к своему труду и его целям. Достаточно часто юрист пренебрежительно относится к тому, что он делает, считает, что его работа бесполезна, либо выполняется им заведомо плохо по чужой воле. Часты оценки работы типа "Кому это нужно?", "Мне не дают работать", "Мы занимаемся не тем" и т.п. Это иногда говорится не вполне искренне и не отражает реального отношения юриста к своему труду, но все же влияет на его качество, на состояние трудовой атмосферы.

Принятие профессиональных ролей как разовое действие или комплекс действий, заканчивающихся привыканием к негативной позиции, влечет в отдаленной перспективе и отрицательные последствия для юриста. В начале положение кажется благоприятным. Согласие с коллегами, их привычками одобряется ими. Однако для юриста принятие профессиональной роли, обеспечивающей хорошие перспективы, должно означать как принятие позитивных целей и средств их реализации, так и допустимую законом последующую адаптацию профессиональной роли к меняющейся обстановке, появлению новых задач. Такое принятие роли может встречать сопротивление, но его следует уметь нейтрализовать, пережить. В целом специалист в начале осознает свою роль и значимость своей деятельности, а затем адаптирует ее конкретные проявления, ибо неизбежно для него другой становятся окружающая среда, общество и его требования.

Очень важна поэтому необходимость разработки и освоения практических приемов и способов принятия, а также изменения профессиональной роли, вхождения в команду. Этому пока не учат юристов, а ведь они в течение всей жизни должны решать подобные задачи.

Принятие профессиональной роли также связано с обеспечением своей независимости. Юрист одновременно должен уметь:

а) обозначить свою компетентность, умение не пренебрегать чужим опытом;

б) найти пределы своей самостоятельности и исполнять чужие решения;

в) обеспечивать надежность своих решений и пользоваться чужой информацией.

Все это связано с существенными затратами нервной энергии. Часто конформность наиболее выгодна и практична. Безусловно, подчинение на первых порах спасает от неприятностей, хотя бы частично, но длится это недолго. Очень важно иметь в виду, что независимость и самостоятельность юриста определяются его знаниями и характером. Юрист может консультироваться, советоваться, но не проявлять беспомощность, растерянность. Начинающим юристам следует забыть привычку спрашивать: "Какую литературу Вы мне порекомендуете?"

6. Поддержание внутренней и внешней готовности к выполнению профессиональных задач. Этот этап профессиональной деятельности по логике следует за первым. Приняв профессиональную роль, юрист обязан обеспечивать готовность к ее выполнению, причем даже при наличии определенных неблагоприятных обстоятельств. Эта готовность состоит в пополнении необходимых профессиональных знаний и создании (для себя, т.е. для своего дела) механизма их обновления, позволяющего отслеживать происходящие изменения и реагировать на них. Она также имеет психологическое содержание и состоит в открытости внешним факторам, происходящим изменениям, во внутреннем понимании необходимости их учитывать и к ним (для преодоления либо развития) приспосабливаться.

Примеры готовности к исполнению профессиональных задач демонстрируют юристы, способные работать в изменившихся экономических и социальных условиях как в публично-правовых (следственных подразделениях, суде), так и в предпринимательских структурах. Внешние проявления этого - понимание экономического содержания своих действий, освоение нового (во многих случаях противоречивого) законодательства, умение пользоваться современной техникой работы с информацией и пр.

В нашей стране поддержанию профессиональной готовности способствует разветвленная система послевузовского образования, переподготовки, особенно сильно развитая в МВД, прокуратуре, Министерстве юстиции. Но поддержание готовности к выполнению профессиональных задач осуществляется в первую очередь путем повышения профессионального мастерства, развития системы самомотивации, приемов преодоления профессиональной усталости, постоянного анализа ошибок и упущений, поиска средств повышения производительности труда.

Вместо этого достаточно опытные следователи и судьи нередко для экономии сил, из-за нежелания реагировать на неприятные раздражители вырабатывают собственные, упрощенные процедуры работы, нарушая требования закона. Очень часто жалобы рассматриваются формально, ответы даются порой самые нелепые, советы - противоречивые и т.п. На индивидуальном уровне многие ошибки и пробелы понятны и объяснимы, но, будучи распространены, они приводят к потере доверия к системе, к профессии.

Разумеется, необходимость поддержания готовности к профессиональной работе легче провозгласить, чем реализовать. Но, во всяком случае, начинающие юристы должны знать, что условия работы меняются, законодательство становится иным, наступает все большая усталость, работа нередко приедается, возникает безразличие к ее результатам, и если этому не противостоять, добиться успеха в выбранной профессии трудно. К тому же и граждане не обязаны страдать из-за неготовности юриста к большим нагрузкам.

7. Организационно-управленческое обеспечение. Оно осуществляется для юриста как индивида, структуры, ведомства, отрасли правовых работ (например, для всех имеются поисковые системы). Действительная проблема здесь состоит в том, чтобы определить, какая организационно-управленческая работа является полезной, необходимой, а какая - излишней, и как эффективно выполнять нужную работу. Последнее может оказаться наиболее сложным для начинающего юриста и отвлекающим для опытного юриста.

К видам организационно-управленческого обеспечения относятся:

а) организация рабочего места, обеспечение и поддержание информационных потоков;

б) планирование рабочего времени и минимизация его затрат;

в) обеспечение совместной деятельности с другими лицами и получение от них необходимого содействия;

г) присутствие на различного рода совещаниях и др.

Особое место в организационно-управленческом обеспечении занимает установление или поддержание управленческо-профессиональных связей с иными структурами и должностными лицами, работающими в них. При этом речь идет, в частности, о своевременном получении и однозначном понимании информации, взаимном определении позиций на основе жесткого соблюдения требований закона. Следователь не вправе подлаживаться под мнение судьи, к которому идут его дела, но он должен осознавать и учитывать законные требования суда к качеству следствия. Пререкания между следователями и судьями, недоказываемые обвинения во взятках, корыстной заинтересованности лишь подрывают авторитет юристов.

Типичные недостатки данного этапа работы: несвоевременное поступление и осознание рабочих заданий, целей деятельности, их пересечение во времени и по кругу лиц; отсутствие четко определенной компетенции и разработанных адаптированных процедур деятельности; отсутствие необходимой рабочей техники на месте и неумение ее использовать; отсутствие необходимой информации и системы ее обновления.

Масштаб и содержание организационно-управленческого обеспечения зависят от положения юриста в профессиональной структуре. Прокурор района или города имеет более широкий круг организационно-управленческих обязанностей, чем рядовой следователь. Заведующий юридической консультацией больше занят этой работой, чем адвокат.

8. Опознание и формулирование проблемных правовых ситуаций, поиск и выбор методик решения правовых задач. Это один из центральных этапов работы юриста. Данный этап состоит в том, что специалист определяет проблемы, подлежащие решению на его рабочем месте, и способы их решения. Во многих случаях круг проблем как бы задан должностью, а задания на работе поступают от начальника. Например, так работают следователи, судьи и некоторые другие должностные лица. Но и в этих случаях специалист должен уметь обнаружить и сформулировать ряд ситуаций, решение которых: а) является или может быть обязанностью; б) требует профессиональных знаний; в) может быть осуществлено быстрее и лучше, чем это делалось раньше.

Для следователя, например, проблемные ситуации могут быть связаны с обеспечением своевременного поступления материалов, на основе которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела, для юрисконсульта подобная проблемная ситуация - это просрочка в исполнении договорных обязательств.

На этом этапе также возникают достаточно сложные и незатронутые в литературе проблемы. Они связаны с новизной и невыявленностью многих проблемных ситуаций, с непониманием их значения, с неподготовленностью к восприятию происходящих изменений. В итоге юрисконсульт может просто не выявить ряд проблемных ситуаций, связанных с отсутствием гарантий исполнения обязательств, ненадежностью партнера, неясностью полномочий сторон в договоре или должностных лиц, принимающих решения, которые влекут имущественные последствия.

На практике это выглядит так, что выявление потребности в применении права (проблемных правовых ситуаций) и собственно применение права (решение правовых задач) требуют:

- анализа социальной действительности, соответствия праву новых видов поведения, выявления действительного значения такого поведения, что колеблется от признания вредоносным до признания полезным;

- уяснения тенденций развития законодательства, осознания его меняющихся целей, установления нового контекста закона, что полностью легитимируется рекомендуемыми в теории права способами толкования закона;

- понимания возможностей закона, условий его применения;

- учета интересов лиц, затрагиваемых законом сторон, третьих лиц, социальных групп и т.п.

Это показывает, какой огромный объем информации юрист (группа юристов) должен собрать, переработать, использовать для опознания и формулирования правовых проблемных ситуаций. Для всего этого необходимы затраты интеллектуальных сил и время, позволяющие юристу думать, осознавать сложившуюся ситуацию, понимать ее особенности, оценивать возможности права.

9. Осуществление основных правореализационных действий и процедур. Этому этапу работы уделяется наибольшее внимание и в литературе, и на практике. Он состоит в проведении тех действий и процедур, которые выполняются, как правило, именно юристами и в которых закрепляются результаты их работы. Основными можно считать: официальные беседы, допросы, переговоры, вынесение различных решений, процессуально регламентированную фиксацию информации, удостоверение документов и др.

Разумеется, этим действиям предшествует определенная организационная работа. Их проведение связано с использованием разнообразных технических средств и осуществляется по определенным методикам.

Многочисленные исследования практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, более редкие исследования в сфере частного права, административно-правовой деятельности показывают, что уровень выполнения этих действий также не всегда высок или просто низок. Неумение их выполнять приводит к многочисленным нарушениям закона.

Невнимание к данному этапу работы - одна из причин многих недостатков правоприменительной практики. Нарушения прав граждан, случайность принимаемых решений объясняются нередко тем, что юрист плохо представляет себе, в чем смысл его работы, что и, главное, как он должен делать. И сейчас можно лишь надеяться, что правовая работа в экономике, подчиняясь острой необходимости повышения ее качества, может подтянуть общий уровень грамотности и профессиональной культуры работы юристов.

10. Поддержание связей с внешней средой в целях обоснования проводимой работы. Это также один из важных этапов профессиональной деятельности юриста. Любое общество заинтересовано в независимой юриспруденции и в то же время хочет держать ее под контролем. Со своей стороны, юристы должны уметь, давая сведения о своей работе, показать обществу, что они и независимы, и подконтрольны, "прозрачны". Осуществление этого этапа профессиональной юридической деятельности тем более важно и сложно, что независимость и подконтрольность нередко рассматриваются как противоречащие друг другу состояния профессиональной деятельности юриста. На самом деле проблема состоит в определении степеней независимости и подконтрольности, а затем - в их обеспечении*(49).

Поэтому данный этап работы юриста предполагает:

1) получение необходимой социальной поддержки, включая (в зависимости от масштабов осуществления профессиональной юридической деятельности) формулирование правовых позиций отдельных людей, социальных групп, институций;

2) обоснование и защиту позиции по осуществляемым действиям и принимаемым решениям;

3) повышение авторитетности и принудительности (исполняемости) нормативных правовых актов, решений юрисдикционной власти, управленческих актов.

Эти действия приводят к определенному отношению общества к юриспруденции, становлению и функционированию оптимальной системы контроля за работой юристов, к пониманию реальных пределов их независимости, не переходящей в произвол, как это нередко бывает на практике.

Здесь стоит привести два обратных примера. Первый - высказывание Председателя Верховного Суда РФ о том, что практически все значимые структуры государственной власти, общественности, объективно заинтересованные в положительном образе судьи, сознательно или невольно сами способствуют его дискредитации*(50). Второй - постоянные сообщения о высоких заработках адвокатов, вызывающие едва ли не гнев населения.