Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧАСТЬ II. РЕАЛЬНОСТЬ, ИЛИ КТО И КАК ВМЕШИВАЕТСЯ В НАМЕРЕНИЯ ПРОЕКТАНТОВ



 

Глава 1. Основные противоречия и конфликты, определяющие специфику «исламских революций»

 

Итак, содержание нынешней волны «исламских революций» никоим образом не сводится к примитивной дихотомии: либо взрыв социально-экономического негодования угнетенного диктаторами населения, либо происки «злых сил Запада», возжелавших нефти, власти и т.п. Речь идет о проекте глобальной трансформации мироустройства.

Однако, как давно сказано, «дьявол кроется в деталях». И потому при обсуждении нашей темы нельзя обойтись без хотя бы беглого и пунктирного анализа этих самых деталей – конкретных и специфических для каждой страны.

 

Ливия

Этнополитические «линии разлома»

 

Население страны преимущественно арабское, но до 8% считают себя берберами и до 3% – туарегами. При этом и арабы, и берберы, и туареги до сих пор очень прочно вписаны в родоплеменную структуру общества (в стране более 140 племен, и в каждом, как правило, несколько родовых кланов). Верность роду и племени и в Средние века, и сейчас в стране стоит выше (за исключением узкой модернизированной элитной прослойки), чем верность любым правителям – султану, халифу, королю, президенту, лидеру нации и т.д.

 

Вплоть до предоставления стране независимости (1951 год) племена в Ливии были фактически автономными политическими, военными и экономическими единицами с закрепленной за каждым условной собственной территорией («ватан»). Большинство населения всегда вело (и в значительной мере ведет до сих пор) кочевой «бедуинский» образ жизни. Происходившая (в основном уже при Каддафи) урбанизация ослабила, но не отменила систему кланово-племенной идентификации147.

Основная религия – ислам в специфической форме суфийского ордена сенусийя, основанного в 1837 году в Мекке Мухаммедом Али ас-Сенусси (из арабского рода, идущего от пророка Мухаммеда по линии его дочери Фатимы) и «скрестившего» суфизм и ваххабизм в новом ордене со следующими целями:

– возрождение чистой веры и практики ислама в соответствии с учением Пророка;

– объединение всех суфийских тарикатов в единый орден;

– пропаганда ислама на периферии арабского мира.

Первый сенуситский религиозный центр(завия) в Ливии был создан в 1843 году в Эль-Бейде (Киренаика) и в дальнейшем играл решающую роль в объединении постоянно враждующих ливийских племен. В каждом племени создавалась своя завия и через пиров сенусийи приводила племена под общий «конфессиональный зонтик». Вскоре сенусизм стал единым теократическим знаменем борьбы за независимость Ливии и от турок, и от итальянцев. Первым королем Федеративного королевства Киренаики, Триполитании и Феццана (нынешней Ливии, которая стала унитарным государством только в 1963 г.) после получения независимости стал религиозный и военно-политический лидер сенусийи и эмир Киренаики Идрис ас-Сенусси (правнук основателя ордена из племени Хараби), который оперся на элиту ведущих племенных кланов Киренаики148.

После того, как в конце 50-х годов ХХ века в Ливии была найдена «большая нефть», властное доминирование Киренаики привело к быстрому ухудшению отношений короля Идриса I с шейхами и даже пирами большинства племен, и особенно с племенами Триполитании и Феццана, которые были обделены нефтяными доходами. Именно этот фактор, наряду с недовольством присутствующими в Ливии военными базами США и Великобритании, определил широкую элитную и социальную базу произошедшего в 1969 г. военного переворота Каддафи.

Каддафи, с одной стороны, жестко подавил сопротивление сенуситской верхушки (преимущественно из племени Хараби), а также близких к королю Идрису элитных кланов племен Варфалла, Обейдат, Магарха и др. С другой стороны, он, будучи выходцем из сравнительно слабого племени Каддафа, должен был для удержания и стабилизации власти опереться как на элиту ведущих племен, так и на сенуситских пиров. Основным инструментом его политики стали относительно справедливый раздел нефтяных доходов между племенами, а также попытки «торпедировать» родоплеменную структуру общества идеями национального единства и панарабизма. Политическим курсом Каддафи стал специфический «уравнительный» социализм, экономически базирующийся на рентных нефтяных доходах, плюс система законодательства, построенная на нормах шариата.

На первых порах Каддафи также пытался породниться (что для бедуинского общества практически эквивалентно «помириться») с сенуситами. Его первая жена Фатхия Халед, от брака с которой родился сын Мухаммед, была из рода ас-Сенусси. Но этот брак вскоре распался, и второй женой Каддафи стала Сафия Фаркаш из крупного племени Обейдат. Кроме того, Каддафи быстро инкорпорировал во власть большие группы выходцев из элиты наиболее влиятельных ливийских племен, включая племена Киренаики.

Однако уже в первой половине 70-х годов в Ливии начались межплеменная резня и восстания, подогреваемые шейхами племен и сенуситскими завиями. Каддафи жестоко подавил восстания, конфисковал у племени Хараби часть его земель и раздал другим племенам149. Большинство сенуситской верхушки Хараби, а также часть элиты других племен, участвовавшей в восстаниях, бежали из страны (в Лондон, Египет, Париж и др.).

Именно после этого Каддафи начал писать свою «Зеленую книгу», проповедующую «третий путь» между капитализмом и социализмом как систему прямого народовластия (Джамахирии), а также фундаментально трансформировать всю систему власти. При провозглашении в 1977 году Ливии Джамахирией вместо Министерства обороны и Генштаба создали Главное командование, а армию разделили на «войска отпора» и «войска охраны». Одновременно ввели всеобщую воинскую повинность, разрешили брать на военную службу женщин, а также создали войска Местной народной обороны, в которые вошла очень большая часть населения страны.

Структура политической власти оказалась представлена системой выбираемых прямым голосованием народных конгрессов, а также народных и революционных комитетов. Сам Каддафи освободил себя от всех официальных должностей, оставив за собой в неофициальном порядке должности «лидера революции» и верховного главнокомандующего.

В условиях родоплеменного общества такая структура власти могла удерживаться только в отсутствие сильного низового протеста. Это Каддафи обеспечил достаточно справедливым распределением доходов от национализированной нефтяной промышленности, активы которой были сосредоточены в Национальной нефтяной корпорации, а также созданием (почти по кальке Норвегии) крупных фондов зарубежных инвестиций, которые давали прибыль от нефтяных сверхдоходов за счет капиталовложений в нескольких десятках развитых и развивающихся стран мира.

В результате в Ливии самый высокий в Африке уровень Индекса человеческого развития, бесплатное образование и здравоохранение, отсутствует безработица, полная грамотность и одна из самых больших в Африке продолжительность жизни150. Кроме того, Каддафи сумел решить исключительно важную для этого региона Африки проблему обеспечения основных населенных пунктов страны пресной водой, затратив более $25 млрд. бюджетных средств на систему добычи воды из гигантской подземной пресноводной линзы под Сахарой и ее транспортировки к районам потребления по подземным трубопроводам общей протяженностью около 4000 км.

При этом часть племенной верхушки никогда не смирялась с лидерством Каддафи – бедуина из далеко не самого влиятельного племени. За время его правления было несколько попыток госпереворотов и десятки покушений, с инициаторами и виновниками которых Каддафи жестоко расправлялся. Именно эта показательная жестокость (а также то, что М.Каддафи через жену и детей породнился с верхушкой большинства наиболее влиятельных племен и вывел представителей этих племен на высшие уровни власти) обеспечила, в условиях родоплеменной специфики ливийского общества, признание Каддафи реальным «лидером нации».

Другой крупной проблемой Каддафи все эти годы была радикальная исламская оппозиция, которая имела наиболее сильное влияние в прибрежной зоне Киренаики вблизи Египта (регион Барка), в том числе на бывших сенуситских землях племени Хараби (зона Бенгази – Тобрук).

Так, 16 марта 2011 г. сайт WikiLeaks обнародовал телеграммы посольства США в Триполи, датированные 2008 г. В них сообщалось, что регион Бенгази – одна из основных идеологических и политических баз «Аль-Каиды», а также один из главных регионов «мирового экспорта» шахидов и джихадистов151.

А 25 марта пресса США опубликовала выдержки из аналитического доклада американской военной академии «Вест Пойнт», составленного в 2007 г. на основе захваченных в Ираке личных данных 600 джихадистов152. Оказалось, что из них 41% – из Саудовской Аравии, а на втором месте – ливийский регион Бенгази– Дерна–Тобрук – «сердце» нынешнего восстания против Каддафи. Причем из крохотной Дерны в Ирак прибыли 52 моджахеда, а из огромного Эр-Рияда – 51. Доклад «Вест Пойнта» подчеркивает, что «Бенгази и Дерна были центром крупнейшего исламистского восстания против Каддафи в середине 90-х годов» и что они «являются опорной базой Ливийской Исламской Боевой Группы (LIFG), которая в 2007 году официально слилась с Аль-Каидой». В связи с этим нужно отметить, что уже 19 февраля 2011 г. пресса сообщила о создании в этой же зоне Киренаики, в Дерна и Эль-Байда, «исламских эмиратов». Причем в Дерна эмират был учрежден бывшим заключенным Гуантанамо Абделькаримом аль-Хасади, и уже 24 февраля «Аль-Каида» объявила о поддержке оппозиции в Ливии и пообещала «сделать все возможное для оказания ей помощи».

LIFG (она же «Аль-Джамаа аль-Исламия аль-Мукатиля», она же ДИМ, «Ливийский джамаат»), созданная в 1995 г., объявила своей целью свергнуть Каддафи и учредить в Ливии исламское государство и провела в стране ряд крупных терактов. В 1996 г. в горных районах Ливии против ДИМ была проведена войсковая операция, в которой были задействованы до 10 тыс. военных. Моджахеды ДИМ создали инфраструктуру в различных европейских и арабских странах, а также наладили связи с исламскими радикалами других стран Магриба. Во время гражданской войны в Алжире ДИМ тесно сотрудничала с «Салафитской группой проповеди и джихада» (она же – «Аль-Каида в странах Магриба»). В 2001 г. моджахеды ДИМ принимали активное участие в боевых действиях в Афганистане, причем духовный лидер ДИМ ас-Саади получил от главы движения «Талибан» муллы Омара титул «шейха арабов в Афганистане»153.

В Ливии ДИМ все эти годы создавала «спящие ячейки». Осознавая исходящую от ДИМ угрозу, власти начали с ней переговоры (ответственным стал старший сын Каддафи Саиф аль-Ислам). За отказ от боевых действий власти гарантировали свободу активистам организации. В сентябре 2009 г. ДИМ опубликовала 417-страничный документ с критикой идеологии «Аль-Каиды» и изложением причин отказа от борьбы с режимом Каддафи. При этом, начиная с 2006 г., из тюрем были выпущены около 300 ранее арестованных членов ДИМ. Эксперты указывают, что в новой политической ситуации они были вполне способны реанимировать свое «спящее подполье».

«Братья-мусульмане» (БМ) до последнего времени в Ливии были малоактивны. В середине марта мировые СМИ сообщили, что Египет (акторы операций при этом не были названы) поставляет оружие ливийским мятежникам в обход эмбарго ООН154. Однако военные источники указывают, что именно БМ с первых дней «новой ливийской революции» обеспечивали переправку в Киренаику из Египта оружия и добровольцев. Наконец, нельзя не отметить, что вернувшийся в конце февраля в Египет после полувекового изгнания духовный лидер «Братьев-мусульман» Юсеф аль-Карадави незамедлительно призвал убить Каддафи «за жестокую расправу над демонстрантами»155.

Эксперты сообщают, что одним из основных «внешних» организаторов нынешнего «восстания» в Ливии стала созданная в июне 2005 года в Лондоне «Национальная конференция за ливийскую оппозицию», состоящая из нескольких групп изгнанных членов королевской семьи, племенных лидеров и бывших функционеров ливийской власти. Наиболее влиятельные из этих групп – «Братья-мусульмане», а также «Ливийский конституционный союз» во главе с наследным принцем Мухаммедом ас-Сенусси, племянником свергнутого в 1969 г. короля Идриса156. Именно указанная лондонская оппозиция вела «подготовительные переговоры» о мятеже с лидерами ливийских племенных кланов, и именно она ввезла в Ливию огромное количество знамен монархии короля Идриса (черно-красно-зеленых с белыми полумесяцем и звездой), под которыми сейчас выступают «восставшие». И не случайно сегодняшний «официальный» лидер этой оппозиции – дезертировавший из лагеря Каддафи его бывший министр юстиции Мустафа Абдель Джалиль – выходец из опорного сенуситского племени Хараби.

Таким образом, основным политическим ресурсом нынешнего восстания против Каддафи стали, во-первых, радикальная исламская оппозиция, объединившаяся с наследниками сенуситской династии, и, во-вторых, часть шейхов и пиров племенной элиты, рассчитывающих в ходе перераспределения власти получить более существенную долю национального «нефтеэкспортного пирога». Пообещав кусок этого пирога своим «низовым» племенным массам и обеспечив разграбление региональных складов оружия, созданных Каддафи для войск Местной народной обороны, клановая элита получила «вооруженный народ», вставший на борьбу с центральной властью.

Однако, как сообщают СМИ, значительная часть наиболее мощного оружия из разграбленных складов к «восставшим» не попала. Она была тут же изъята (украдена или куплена у лидеров восстания) группами радикальных исламистов и в больших количествах отправлена через южные границы Ливии в труднодоступные районы Сахеля (Чад и Мали), где располагаются региональные базы «Аль-Каиды» и ряда других исламистских организаций157. Причем некоторые эксперты не исключают, что «Аль-Каида» могла получить из разграбленных складов в восточной и южной части Ливии не только тяжелое вооружение и средства ПВО (что уже зафиксировано разведками соседних государств), но и имевшиеся у режима Каддафи компоненты химического оружия.