Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Тема 6. Архитектура рубежа веков



 

Архитектуре конца XX и рубежа XX и XXI вв. присущ ряд особенностей, которые являются прямым следствием тенденции развития зодчества предшествующих десятилетий. Однако реальное воплощение в строительстве они получили только в конце века. Эти тенденции охватывают весь спектр архитектурной деятельности – градостроительство, типологию, эстетику.

В градостроительстве реализована смена модели развития городов – с экстенсивной на интенсивную. Это привело к росту объемов так называемого «внутригородского» строительства с масштабными работами по санированию и реконструкции исторической застройки. Растет объем индивидуального проектирования, так как типовые объекты трудно вписать в стесненные условия городской застройки; соответственно уменьшается объем применения полносборных железобетонных конструкций, которые вытесняются железобетонными монолитными, сборно-монолитными или металлическими.

Активная управленческая и финансовая деятельность, сосредоточенная в крупнейших городах, привела к градостроительной реконструкции объектов, в которых реализуется деловая активность, - формированию деловых центров с многочисленными многоэтажными и высотными офисами. Эти комплексы «коммерческой архитектуры» размещаются на участках, близких к историческому ядру города. Таков, например, «Фронт Се-

ны» (арх. Р. Лопез, А. Потье, М. Пру) в левобережной части Парижа или застройка офисами финансового центра набережной Гудзона в Нью-Йорке (арх. С. Пелли). Чаще всего такие комплексы воспринимаются как «вставная челюсть» в исторической панораме города. Более продуманным, не нарушающим гармонию исторической застройки, стало продолжавшееся около 20 лет создание нового делового района Парижа – Дефанс, отстоящего от центра на 15 км, но связанного с ним надземными и подземными скоростными транспортными связями. Большим достоинством проекта Дефанса является его многофункциональность (офисы, жилье, гостиницы, торговля, индустрия развлечений и др.).

К удачным компромиссным решениям делового центра при его расположении в историческом ядре следует отнести реконструкцию Фридрихштрассе в Берлине. Это сильно разрушенная во время войны одна из центральных и любимых берлинцами улиц была омертвлена в послевоенные десятилетия пересекавшей ее Берлинской стеной. Правительство ГДР приступило к ее реконструкции только на исходе 80-х гг., и завершено оно к концу 90-х гг. уже в объединенной Германии по новым проектам, к разработке которых были привлечены ведущие архитекторы и проектные фирмы ФРГ и других стран (О. Унгерс, Й. Клейхус, Ж. Нувель, американская фирма СОМ и др.). Радикально реконструируя застройку, проектировщики бережно сохранили ее основные параметры: ширину магистрали и этажность. При этом они резко повысили интенсивность использования территории за счет освоения подземного пространства (оно решено в три – четыре уровня и простирается на всю площадь кварталов при их наземной обстройке только по контуру).

В типологии зданий на рубеже веков сформировались и были реализованы ряд новаций, основные из которых являются следствием поисков многофункциональности зданий и сооружений. Самым масштабным среди них стало формирование «архитектуры больших пространств» или «сверхзданий».

Феномен «больших пространств» начал формироваться в 70-е гг., первоначально в виде крупных крытых атриумов зданий гостиниц и офисов (арх. Д. Портмен), ряда многофункциональных зданий и, наконец, громадных сооружений типа «город входит в дом» со всеми его элементами; магазинами, кафе, ресторанами, кинозалами, залами для игр и т.п.

Возник и быстро приобрел популярность более скромный тип общественного здания – аква-парк. В отличие от давно сложившегося чисто спортивного здания крытого плавательного бассейна, аква-парк многофункционален; спорт, развлечения, игры, образование (изучение водной флоры и фауны в процессе игры).

Естественно, пересмотру подвергалась и самая массовая отрасль архитектуры – архитектура жилища. Здесь грандиозные многоэтажные полносборные комплексы уступили место более соответствующей интимности жилища плотно-низкой (в 2 – 4 этажа) застройке с традиционными, полносборными или сборно-монолитными конструкциями, а свободная планировка застройки – регулярной с замкнутыми или полузамкнутыми небольшими дворовыми пространствами.

В эстетическом отношении архитектура на рубеже веков плюралистична. Отшумела яростная борьба за становление принципов Современного достижения, столь же яростное их отношение после почти одновременного ухода из жизни его корифеев в 60 – 70-е гг. (Ле Корбюзье, В. Гропиуса, Миса ван дер Роэ), утратил прелесть новизны и сменивший модернизм постмодернизм. В современной проектно-строительной практике сравнительно мирно сосуществуют неомодернизм, неоэкспрессионизм, хай-тек, постмодернизм, декон и другие направления при явном количественном преобладании неомодернизма.

Эстетический плюрализм при высоком уровне строительной техники конца века позволяет зодчим уходить от строгости концепции модернизма и структурализма и вводить в архитектурные композиции элемент «игры».

Виртуозные возможности современной строительной техники позволяют «игриво» относится к принципам тектоники: проектировать явно атектонические (визуально) сооружения, либо представлять тектонические элементы чисто символически. Это легко оценить сопоставляя композиции зданий крытой спортивной арены г. Такмацу в Японии (арх. К. Танге, 1962 – 64 гг.), которое называют по образной ассоциации «баркой», с возведенным в конце века в Лондоне многоэтажным офисом, называемым «Ноевым ковчегом». В обоих случаях здания имеют характерный сужающийся книзу силуэт лодки, установленной на суше и удерживаемой в равновесии внешними опорами. Но, если в Такмацу это мощные опоры, действительно воспринимающие нагрузку от здания и образно отражающие «игру сил» в сооружении, то в лондонском объекте все нагрузки воспринимает внутренний каркас здания, а внешние наклонные опоры ничего не несут, соответственно весьма «худосочны» и являются по сути игровыми, «знаковым» элементом фальшивой тектоники.

Нельзя не упомянуть, что к концу века возрастает влияние массовой культуры на творчество даже выдающихся мастеров.

В архитектурную композицию включаются не присущие ей элементы натурализма и кича.

Известный архитектор Ф. Гери в композиции здания рекламного центра в г. Венеция (Калифорния) включает центральный портал (он же въезд в подземный паркинг) в виде увеличенной в десятки раз модели би-

нокля, а в комплексе олимпийской гостиницы в Барселоне – макет гигантской рыбы, парящей над зданием, рядом с Бальбао деконструктивистским зданием музея С. Гуггенхейма стоит превышающий высоту здания одернованный и засаженный цветочками макет сидящей собаки, выполненный американским мастером кича Д. Куинсом. В Берлине в композицию нового здания технического музея, возведенного в 1999 г. в стиле хай-тек Й. Ганцем, включен макет самолета. Это обстоятельство вызывает грустную оценку своего творчества ведущими мастерами.

Однако, далеко не все так безнадежно. Архитектура, как говорил В. Гропиус, не заканчивается – она лишь непрерывно меняется. Влияют на ее развитие эволюция социальных основ, новой техники, разных, иногда, казалось бы, забытых архитектурных течений.

Вопросы для самопроверки:

1. Каковы особенности стилевой направленности архитектуры на современном этапе?

2. Что такое интенсивный путь развития городов?

3. Что такое «архитектура больших пространств»?