Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ШЕСТОЙ (С ПОЛОВИНОЙ) ПОДВИГ ГЕРАКЛА



 

– Нас вызывают на допрос Заутберга. Сегодня, кажется, уже сто десятое слушанье его дела, и они наконец дошли до его преступлений на Аробике, – оповестил Алекс, войдя на костылях в комнату, где скучали мы с Профессором. – Отвертеться не получится, мы свидетели. Более того, единственные очевидцы‑люди, ну… не считая разумного кота. Судьи признали его право на официальную дачу показаний.

– И? – Я вопросительно вскинула правую бровь.

– Нам необязательно идти всем. Может пойти кто‑нибудь один. Тот, кто способен внятно изложить ситуацию и кому мы готовы предоставить передачу наших голосов. Кто бы это мог быть?

И мы с мужем посмотрели на кота. Он любит, когда его персона в центре внимания и к нему обращены восторженные взоры. К тому же он единственный кот в мире, чьи свидетельские показания так же легитимны, как у правомочного человека, поэтому эта поездка как раз для него. Вариантов нет.

– Настал твой звездный час, дорогой друг, – сказала я.

– Нет, я не могу. Я готовлю Агента 014 к экзаменам для поступления в детский садик, это мой самый одаренный ребенок, моя надежда. Абиссинка – девочка, я думаю, из нее могла бы выйти хорошая актриса, если бы я не был категорически против, а Мандаринчик… – к моему дикому удивлению, продолжил отмазываться кот, – он странно себя ведет в последнее время: вместо того чтобы носиться по комнате, кусаться и драться, как нормальный растущий организм, часами читает книгу о мономолекулярной связи между атомами в диффузных соединениях. Так что, как видите, в отличие от вас у меня проблем по горло. Неужели хоть раз вы не можете обойтись без меня? Алиночка, ехать должна ты! А речь я тебе напишу, чтоб ты не сболтнула какой‑нибудь глупости…

Как вы понимаете, все эти споры могли кончиться только потасовкой, а потасовка привела к тому, что на Аробику все же делегировали меня. Может, оно и неплохо, разомнусь немножко, а то мы все засиделись на Базе…

Дело в том, что Алекс на прошлом задании растянул лодыжку, и я настояла, чтобы ему на всякий случай всю ногу закатали в гипс. Он согласился (плохо ли два дня полежать перед телевизором?), но все равно ни на какие допросы ему ехать было нельзя, про гнилые отмазки агента 013 вы знаете. Он у нас всегда выкрутится.

Поэтому на следующее утро, скоренько позавтракав, я быстро собралась, поцеловала мужа на прощание, села на специально присланный космический корабль и отбыла к месту, на межпланетную станцию Х123‑12568, где проходило заседание суда по делу Заутберга.

…Злой гений скромно сидел на скамеечке перед залом заседаний. Он нисколько не изменился, та же худоба, то же плоское, ничего не выражающее лицо, те же немигающие глаза буравят насквозь, как инфракрасные лучи ночного видения. Мы не виделись уйму времени, в нашу последнюю встречу он, помнится, был в скафандре, а сейчас красовался в полосатой робе и круглой шапочке. Руки его стягивали оптоволоконные наручники. Трое массивных охранников спокойно пили кофе из пластиковых стаканчиков в двух шагах…

– Вот мы и встретились, дважды свидетельница, – кисло кивнул он мне.

– Почему дважды? – не поняла я.

– Потому что я как раз собираюсь бежать. – Его блеклые глазки на миг зажглись торжеством. – Не думай, что ты можешь мне помешать, глупая девчонка! Но когда будешь свидетельствовать о моем побеге, не забудь всех деталей. Адиос, бэби!

Негодяй резко вскочил и бросился наутек по коридору.

– Эй, охрана! Преступник сбежал! – закричала я, бросаясь вдогонку.

Охрана, отшвырнув стаканчики с кофе, ринулась за нами, на ходу вытаскивая лучевые парализаторы. Коридор заканчивался тупиком, и Заутбергу просто некуда было деться, но…

В углу его ждал верный робот, маскирующийся под тихое помойное ведро. Он вытянул тонкую металлическую лапку, самоотверженно вручая хозяину переходник.

– Здесь есть предатель! – взвыла я.

Охранники, запоздало компенсируя недопустимую халатность (оставить опасного рецидивиста одного!), дружно целились в преступного ученого. Один крикнул:

– Руки вверх! Брось это на пол! Девушка, а вы бы отошли куда в сторонку, а то вдруг…

Я, не слушая доброго совета, зачем‑то кинулась на Заутберга и почти повалила его, но чуть‑чуть не успела, в то же мгновение пространство закружилось и…

Мы перенеслись и свалились с достаточно приличной высоты на что‑то одновременно мягкое и в то же время твердое, чтобы минут десять было больно вставать. Я открыла глаза навстречу теплым лучам солнца. А выглядит не так уж страшно, даже довольно приветливо. Мы оказались где‑то посреди полуденного луга, свежего, как канадский газон или майская трава.

– Где мы? – спросила я, поднимаясь на ноги и оглядывая долину. Внизу текли две реки, синел лес, а на горизонте виднелось единственное строение, что‑то архитектурно‑храмовое с колоннами в античном стиле.

– В Древней Греции, – наслаждаясь произведенным эффектом, злорадно произнес он. – А точнее, в Элиде, в царстве справедливейшего и верного слову царя Авгия, кстати, моего старого друга. Неплохие у меня связи, правда? В моей непростой профессии преступного гения очень важно иметь тайных друзей, у которых можно отсидеться.

– Скотина! У меня муж дома в гипсе! А я здесь… – чуть не заплакала я от отчаяния и злости, но надежда мгновенно вернулась. – Не радуйся раньше времени, у охранников наверняка есть датчики, которые отследят наше перемещение, и в самую ближайшую минуту сюда прилетит целый полк солдат, которые схватят тебя и снова засадят за решетку. Так что твоей свободе недолго длиться. Ха‑ха! Съел?

– Я всегда подозревал, что в оборотни берут непроходимых идиотов. – Негодяй сочувственно покачал головой. – Думаешь, у гения науки среди изобретений нет неотслеживаемого переходника? Для этого я всегда был достаточно предусмотрителен и умел думать на десять ходов вперед…

– Меня найдут!

– О, несомненно! Вопрос лишь, в каком виде или в чьем желудке. Здесь, знаешь ли, тоже много опасностей, всяких там лернейских гидр, стимфалийских птиц, киринейских ланей. Кстати, последних я сделал по заказу местного царька в угоду его захватническим амбициям. Но не буду тратить время на хвастовство (все злодеи обычно горят на этом!), прежде чем двигаться с места, мне нужно вызвать охрану. Привычка, знаете ли, к тому же не доверяю я всему живому с тех пор, как начал сам есть ложкой в ясельной группе…

Он поднес переходник к губам и громко заговорил:

– Вызывает папа! Срочно! Отряд боевых роботов К‑16 ко мне. Пункт назначения задан и сейчас активируется на ваших пространственных ориентаторах. Жду!

Не в силах терпеть это и дальше, я поддалась слепой ярости, набросившись на него с кулаками. Я была готова его убить!

Заутберг, как и многие ученые крысы, полагавшийся лишь на технику, абсолютно не умел драться! Мне удалось успешно расквасить ему нос, пнуть под коленку, выдрать клок волос, расцарапать щеку и, выхватив переходник, шандарахнуть им о ближайший торчащий камушек. К моему удовлетворению, прибор, ударившись, распался на несколько частей…

– Что ты наделала, дура?!

– Ничего, вылечишься быстро, вот если бы ты попался моему мужу или хотя бы агенту 013 – тогда сразу в реанимацию… А то и в морг!

– Ты сломала переходник, дебилка! Мы пропали‑и…

– Что же ты не предусмотрел тогда на два хода вперед и не изобрел неломающийся переходник, умник? – демонически хохоча, выкрикнула я. – Ничего, твои роботы нас вытащат, если, конечно, гоблины с Базы не обнаружат меня раньше. А насчет опасных птичек и косуль ты, разумеется, пошутил, правда?

Судя по тому, что на его обычно ничего не выражающем лице мелькнул испуг, я поняла, что дело плохо. Значит, не пошутил.

Бегло оглядевшись по сторонам, я насобирала в траве пять или шесть обломков и заботливо протянула ему:

– На, чини! Ты же у нас ученый, вот и…

– Его не починишь, – почти всплакнул Заутберг. – А боевые роботы, которых я активировал, управляются только этим универсальным пультом.

– То есть они не только не вытащат нас отсюда, но и могут на нас же напасть, как только материализуются рядом?

– Не городи чепухи, – огрызнулся он дрожащим голосом. – Проблема лишь в том, что не в моих привычках, создавая роботов, подчиняться установленным институтом роботехники и приобретшим статус закона правилам безопасности. За это меня и судили. Я экспериментатор! Я творец, а не…

– Твои роботы нас убьют?

– Возможно.

– Вэк…

– Но сейчас они – мой единственный шанс выбраться отсюда. Если, конечно, у тебя нет своего переходника. Однако, зная, что свидетелей привозит и отвозит специальный корабль, предположу, что скорей всего нет.

– Мы их сдаем по прибытии с задания. Чтобы все под контролем…

– Глупая непредусмотрительность, – внезапно вспылил он и тут же добавил своим обычным ровным голосом: – Но я уверен, что смогу наладить контакт со своими же детищами, они должны помнить меня. То есть я почти уверен, что помнят!

Мне слегка полегчало, не люблю гибнуть одна. К тому же какой‑никакой, но шанс на спасение всегда остается. Меня найдут, не хотелось бы застрять здесь надолго. Хоть в Греции, если верить поговорке, есть все, но нет Алекса. А без него все уже как‑то не комильфо…

В этих грустных размышлениях я и не заметила, как на небо набежала случайная тучка. Сверху брызнул теплый слепой дождь.

– Ненавижу сырость! – Заутберг расфыркался не хуже нашего кота и, неуклюже вскидывая конечности, пустился бежать к тому строению, что виднелось неподалеку.

– Дождь может усилиться, нужно спрятаться под крышей, – сама себе скомандовала я, рысью припуская следом.

Расстояния здесь были короче, чем казались, в десять минут мы добежали до здания с колоннами, которое вблизи оказалось огромным, но простым хлевом. Хотя нет, не простым, а хлевом из настоящего мрамора! Только оценила я это не сразу…

Мы забежали в открытые ворота. Внутри стояла только парочка лошадей, которая при виде нас громко заржала. Не доверяю я древнегреческим животным, все они нос задирают, типа эллины. Но посмотрела – стойла были заперты, и я немного успокоилась.

– Как здесь, однако же, воняет… – зажав нос, сморщился беглый ученый.

– Ничего, сейчас дождь закончится, и мы выйдем на свежий, пахнущий озоном воздух, – утешила я, тихо добавив: – А потом придут наши, мы тебя там же и сцапаем!

Но непогода пока и не думала оканчиваться, более того, дождик явно пошел сильнее. И тут внезапно раздался жуткий грохот! Такое чувство, как будто на мраморную крышу одновременно рухнули два десятка металлических тел. Заутберг расплылся в осторожной улыбке:

– Они прибыли. Они нашли меня. Я знал, знал!

– Надеюсь, твои тупоголовые болваны ничего там не поломают, – мрачно буркнула я. – Надо же додуматься, сунуть роботов в Древнюю Грецию… А если они забредут в деревню или город? Перепугают кучу народу!

– Судя по дошедшим до нас мифам, люди тут привыкли ко всяким разным чудовищам. Какие‑то там «железные люди» их не удивят, даже Гомер не удостоит их вниманием в «Илиаде».

– А если их увидят больные или беременные?

Заутберг смущенно хихикнул. Наверняка ни разу не был женат…

– Ладно, к счастью, у них есть запись моего голоса, и они должны принимать мои словесные команды.

– Эта задача тоже подключается пультом, а его у меня благодаря тебе нет. Просто К‑16 совсем новые. Еще не все функции у них включены. Всех остальных моих роботов благодаря вам у меня забрали. Этих я сделал специально на такой «непредвиденный» случай и спрятал в… хмм… не скажу где.

– Значит, еще не все твои бункеры нашли?!

– Был один для личного пользования. Не для уничтожения Вселенной, это другое. Только для своих надобностей. В общем, они…

В этот момент за стеной послышался женский визг, подхваченный плачем младенца. Я посмотрела на Заутберга, как белогвардеец на брата‑революционера, и, ни слова не говоря, бросилась под угасающий дождь. Злой гений, слегка поколебавшись, последовал за мной. Мы обежали почти весь хлев по периметру, скользя на мокрой траве и падая на поворотах. Не знаю, как я собиралась в случае чего справиться с отрядом роботов, но понимала, что должна сделать все, чтобы помочь людям, которые с ними столкнутся или уже столкнулись. На Заутберга в этом отношении надежды мало.

От дальнего угла убегала прочь молодая девушка в коротком, не очень чистом хитоне. На руках она держала вопящего малыша, скорее всего младшего брата. По‑моему, девица действительно была испугана, а вот ребенок орал оттого, что его уносят от жутко интересного зрелища. Судите сами…

Я, конечно, ожидала увидеть устрашающих обликом боевых мордоворотов, уже знакомая с больной творческой фантазией Заутберга, создавшего роботов в виде чайников, ведер и перелетных птичек. Но то, что предстало перед моими глазами, превосходило все ожидания. Сквозь пелену дождя на нас ровным строем шел десяток толстых… Альфредов Хичкоков?!!

– Точные копии популярного в свое время режиссера Альфреда Хичкока, единственное внешнее отличие от прототипа – рога‑антенки на головах, – горделиво сообщил их конструктор. – Но с ними они еще обаятельнее, не находишь?

– Но почему они тогда К‑16, а не А. Х. 4538549, например? – автоматически откликнулась я.

Он на секунду задумался и улыбнулся:

– А чтоб никто не догадался!

Я сердито промолчала, но про себя не могла с ним не согласиться. Хитрости негодяю не занимать…

– Возможно, дождь слегка повредил их систему человечности. Теперь они будут на своем пути все разрушать, убивать, калечить… – продолжая разговор, посетовал Заутберг, но я расслышала в его голосе ликующие нотки, прищурясь, всмотрелась в него и вздрогнула.

Глаза грязного робофила светились безумным торжествующим блеском, как и должно быть, пожалуй, только у шизофреника!

Повезло же мне… Единственный близкий здесь человек, кто связывает меня с моим домом, Алексом и котом, убивающий руками роботов маньяк – и, пользуясь тем, что он машет своим Хичкокам, я начала медленно вытягивать ремень из форменных брюк. Наверное, мне первый раз в жизни придется кого‑то всерьез душить, но…

– Алина!

От звука родного голоса я едва не потеряла сознание. На пригорке неподалеку стоял Алекс, практически голый – в одной короткой тунике без рукавов и сандалиях на босу ногу. Зато на перевязи блестит короткий греческий меч, как у настоящего мифического героя. Преступный гений тем временем бросился навстречу своим К‑16…

– Как ты меня нашел?!! – воскликнула я, забыв про Заутберга, роботов и подбегая к любимому мужу.

– Наши кольца настроены друг на друга, забыла? По ним вычислить, где ты, конечно, было труднее, чем по отслеживаемому переходнику, гоблинам понадобилось время, но как видишь, все получилось. Пока мы носим эти кольца, мы не потеряем друг друга.

– Спасибо твоим друзьям гномам, сковавшим их, – сказала я, обнимая Алекса за шею и прижимаясь к его широкой груди.

– Да уж, в этом они мастера, как и в пивоварении, – облизнулся командор.

Я слегка отстранилась, чтобы получше рассмотреть его одежду.

– Туника, дай угадаю с трех раз, идея кота? – слегка скривилась я.

– Да.

– Выглядишь неплохо… Но тут у нас боевые… робо‑Хичкоки. А ты полуголый, в сандалиях на босу ногу, и меч, похоже, самый обычный, даже не лазерный. Ну почему ты не догадался взять хотя бы пистолет, генерирующий сверхзвуковую ударную волну? С чем ты собираешься выходить на бой с роботами‑убийцами?

– Не Алекс, а вот кто выйдет на бой с жестокими порождениями безумного ученого, – тоном ведущего боксерский матч шоумена торжественно объявил голос Профессора за нашими спинами.

Мы обернулись. Ну да, куда же без него, без него никак…

Но агент 013 был не один, он привел с собой какого‑то монументального типа с колчаном стрел и здоровенной палицей в руках. Не выше Алекса, но немного постарше его, загорелый, с курчавыми каштановыми волосами, бородой вполлица и плечами примерно равными его же росту. Этот бугай вообще был одет в одну набедренную повязку, как побродяжка безродный. Но особенно необычной в его облике была шкура какого‑то зверя на плечах с перевязанными на груди лапами… Похоже на львиную, но разве в Греции водятся львы? Может, только в зоопарке. Если, конечно, это не…

– Геракл?! – благоговейно прошептала я, вдруг прозревая.

– Он самый, – многозначительно подвигал бровями котик. – Я буквально только что встретил его на подходе, с совочком и веником. Кажется, бедняжка собрался чистить конюшню. Мы уже подружились. Перед умным котом никто не устоит, даже эпический герой…

– Нам нужно спасти людей от разбушевавшихся Хичкоков, которые уже… Хотя с чего это я взяла, что они разбушевались? Вроде все тихо, мирно, Заутберг явно их к чему‑то склоняет. Держу пари, к чему‑нибудь противоестественному!

– Логично, – кивнул агент 013 (он всегда в курсе событий с первой же минуты) и повернулся к Гераклу. – О прославленный герой, помоги нам одолеть робот… как бы тебе подоходчивей… железных людей. По силам ли тебе сей подвиг?

Но древний герой и бородой не повел, а лишь спокойно кивнул:

– Видел, встречался, бывало. Когда‑то такого Гефест, мастер кузнечный, создал из железа. Он это сделал, чтоб тот незаметно и тихо Зевса священный огонь охранял неустанно. Впрочем, огонь Прометей все равно сумел выкрасть, вырвав железному сзади такой толстый волос… – И Геракл проиллюстрировал жестом, как это было.

– Двигательный нервный провод? Ловко, – восхищенно присвистнул Профессор. – Вот и с этими так будет справиться проще, после такого они умереть могут сразу.

Алекс скучающе зевнул. Он‑то уже приготовился к схватке. А Геракл неожиданно заключил:

– Ну а покуда к хлеву пошел я, ибо важное дело поручено мне, и усилий час настает неустанных.

Да‑а, кто бы спорил, в конце концов, у него тут свои задачи. Мифы‑то по сути никто еще не отменял…

– Эй, вы! Недостойные гонители гения, – протяжно донеслось с противоположной стороны хлева. – Мне нужен ваш переходник! Или мои роботы все здесь разнесут!

– Шайтан раздери и выплюнь задницу этого порочного Заутберга! – витиевато по‑восточному выругался кот.

А к нам строевым шагом направлялись толстые боевые роботы. Жуткое зрелище…

– Вы, конечно, можете переместиться. Но пока попадете к себе на Базу, получите со склада нужное оружие, вызовете спецназ и вернетесь сюда с подкреплением, кто‑то из местных может ОЧЕНЬ пострадать! И их жизни будут на вашей совести…

– К сожалению, он прав. – Мой муж дал команду отступать в хлев. – Даже если мы отправим с переходником одного из нас, помощь может не успеть. Придется драться…

– В этом вонючем раю? – уперся всеми четырьмя лапками агент 013. – Хотя при зрелом размышлении мы могли бы заманить сюда противника, обкидать навозом, а когда они тут завязнут и поскользнутся, здесь же всех их и закопать!

– Вот удивятся археологи будущего, – себе под нос буркнула я. – И уж конечно, вся грязная работа ляжет на нас, а ты, сноб, будешь руководить операцией из безопасного местечка, философствуя гекзаметрами со своим древнегреческим другом?!

– Его помощь была бы нелишней, – поддержал меня командор.

– Ну, не знаю, не знаю… – пошел на попятный кот. – Все‑таки в первую очередь его долг – убрать конюшни. Мифы нельзя изменять по сиюминутной воле обстоятельств. Но я попробую его уговорить, у меня талант коммуникабельности…

А я, не вступая в пустые споры, просто подняла валявшийся рядом булыжник и изо всех сил запустила в сомкнутые ряды противника. Камень угодил одному в колено, но лже‑Хичкок даже не замедлил шаг. Подхватил на ходу мой булыжник и без усилий растер его в пыль…

– Кажется, нам будет не так легко справиться с этими милыми роботами, – расстроенно пробормотала я.

Мы спрятались внутри мраморного хлева, и Алекс закрыл тяжелую дверь. Но они проломили ее меньше чем за две минуты и, гуськом войдя в конюшни, продолжали двигаться на нас. Геракл, лопатой складывавший подсохший навоз в мешки, поднял голову, округлил глаза и, аккуратно прислонив орудие труда к стойлу, потянулся за палицей.

– Легких путей я не выбирал, когда нимфы две в лесах Киферона мне предложили избрать свой жизненный путь, путь наслаждений иль лишений ужасных и людям всегда помогать, не получая даже спасибо. Выбрал второе я, о чем уж не раз пожалел, но следовать должен я избранным. Раз взялся – так делай! – громко провозгласил бессмертный герой, бросаясь с дубинкой на Хичкоков.

А те вели себя более чем странно…

Кто‑то пытался запугать нас объемными многослойными звуками, кто‑то наездами крупным планом (то есть попросту корча страшные рожи прямо перед нашими лицами), а один вообще расстегнул пиджак, задрал рубашку и, открыв на брюхе телеэкран, стал демонстрировать ретроспективные кадры фильмов великого мастера ужасов. Все это было призвано нагнетать предельное напряжение. Профессор так и сказал:

– На меня это уже нагнетает предельное напряжение. Невозможно понять истинный смысл происходящего…

– …как в фильмах Хичкока, – автоматически продолжила я, меня внезапно осенило: – Кажется, это не только внешние копии. И – о небо! – так они убивают не только тело, но и разум.

– Рассредоточиться! – крикнул мой муж. – Они довольно неповоротливые, нападайте со спины!

Я так и сделала, но никаких проводков у них найти не смогла. Видимо, другая система. И головы у них были очень крепкие, даже палица Геракла била по ним безрезультатно. Пару он каким‑то образом все же завалил, но остальные продолжали нас теснить. Отступая, мы выбежали наружу с другой стороны конюшни, там, где за деревянной плотиной текла река.

– Нужно сломать дамбу! – крикнул Профессор с единственного дерева, которое росло рядом.

Когда только он успел туда запрыгнуть? Хотя, чего гадать, котик всегда руководит сражением с безопасной высоты, это его привилегия…

– Что здесь сломать надо, однако? В деле нетрудном я равных героев не вижу, – мгновенно откликнулся Геракл.

Судя по всему, ему тоже не доставляло удовольствия проиграть битву толстым «железным людям», и он хотел закончить это дело побыстрее.

– Ломаем вон ту плотину, вода идет через хлев и вымывает весь навоз, – радостно пояснила я. – Ну и этих, непробиваемых, тоже топим, как котят. Ой, извини, агент 013, сорвалось, народное выражение…

– Действенный план и достойный, – задумчиво признал древний грек и, видя, что Алекс пытается рубить бревна плотины мечом, громко крикнул: – Посторонись, о герой торопливый! Дабы тебя не задело тяжелым железом…

После чего он подхватил ближайшего робота и легко, как в кино, запустил им в дамбу! А силища у мужика и впрямь мифическая – бревна треснули, показалась первая неуверенная струйка воды. Командор охнул, схватил меня на руки и потащил, карабкаясь на стену конюшни. Я еще удивилась – зачем, ведь снизу все лучше видно?! Но в этот момент второй Хичкок, брошенный в плотину, довершил начатое, река усилила напор, и Геракл сам едва успел запрыгнуть повыше…

Плотина рухнула! Бушующая мощь волны смыла неизвестно куда всех роботов, начисто выдраила помещение, унеся все лишнее – типа крыши, дверей, перегородок, кормов и того же злосчастного навоза.

Впрочем, вода уходила быстро. На месте хлева (или конюшни?) стояли только стены, на которых сидели мокрые мы, и та самая пара перепуганных коней, которых я видела вначале в стойлах. Хорошо, что они спаслись. Надеюсь, теперь лошадки поняли, что может произойти, если ежедневно бездумно оставлять за собой горы навоза, и впредь будут стараться гадить меньше…

Кот помахал нам лапкой с дерева, призывая спуститься вниз, в раскисшую грязь, и принять его величество.

– Ну вот мы и справились, ребята, – важно заключил он, спрыгнув к Алексу, будто бы и не отсиживался все это время на дереве.

– Отродясь не понимала, почему этот навоз никогда не убирали? Его бы всей Греции хватило на удобрение полей.

– Да вы что, смеетесь? – устало покачал кудрявой головой Геракл. – Использовать навоз как удобрение?! Закон богов запрещает даже скот пасти на полях из‑за того, что они могут испортить посевы. Разве может вырасти чистым хлеб с унавоженного поля? А вдруг это еще и оскорбит мать‑Гею, вызвав гнев Зевса…

Я даже как‑то не сразу заметила, что сказат он это обычной человеческой речью, без гомеровских речитативов. Вода ушла, а под ногами у нас по всему лугу трепыхалось с десяток свеженьких рыбин.

– Неплохой улов, агент 013, для кота здесь рай.

– Я не люблю сырую, – скорчил мордочку он, однако на рыбу смотрел жадно хищным взглядом.

– А мы сделаем уху. Я сама сварю ее для тебя.

– Нужно сначала задержать Заутберга, – напомнил нам Алекс.

Умничка моя, а то мы с Пусиком вечно стремимся расслабиться при первой же возможности. Женщины и кошки похожи…

– Прошу тебя, славный герой и могучий, снова нам помощь яви! – тут же сориентировался Профессор.

Хорошо устроился, нашел безотказного служителя правды, на которого можно свалить наши обязанности. Но, с другой стороны, хоть это и наша работа, но здесь мир Геракла, так почему бы и не воспользоваться?

– В чем он виновен, скажите сначала, что я должен вам в том помогать? – вновь вернулся к гекзаметру сын бога.

– Роботов создал, убийц, что бесчинны, и сам ты их видел. Позже вселенную вирусом злобным хотел уничтожить.

Геракл только пожал плечами:

– Женщину эту украл, друга жену моего, прямо из зала суда, – не растерялся кот. – И богов не стыдился!

Герой сердито нахмурился.

– В Греции это поступок дурной, похищение женщин к войнам троянским приводит. Нужно его задержать, помогу вам, покуда вновь не пошел воровать он чужую жену…

По счастью, злодея не пришлось долго искать. Его выдал бычий рев! Из‑за ближайшего перелеска выскочил огромный белоснежный бык и намертво увяз ногами в размокшей земле. А вот как раз на быке и распластался полосатой лягушкой подлый Заутберг. Держу пари, он решил поизображать ковбоя, пытаясь скрыться с места событий.

– Бык Фаэтон, что вожак беспримерный двенадцати серебристо‑белых быков, равных которым и нет, – вытаращившись, приобалдел Геракл. – И Авгием он же мне был обещан за расчистку конюшни. Как он его подчинил? И украсть захотел у героя?!

– Дружно пойдем и ему навтыкаем примерно! – как мне казалось, на хорошем древнегреческом поддержала я.

Мужчины кивнули и двинулись вперед, а Профессор подозрительно надулся на меня. То ли гекзаметр не тот, толи заревновал, что последнее слово осталось за мной…

Дальнейшие события велись быстро, скучно и без огонька. Геракл просто схватил быка за рога и прижал к земле, тот вяло вырывался, а мои муж тем временем стащил с его спины Заутберга. Усталого преступного гения отвели в сторонку и скрутили ему руки. Вот и все. А в чистом небе над нами уже гудели сирены полицейских кораблей межпространственной службы охраны законопорядка…

– Опять повязали, волки позорные, – напоследок выругался горе‑конструктор.

– Спасибо за помощь. Вы с нами? Вас подвезти? – спросил начальник полиции, собираясь нажимать на переходник.

– Мы сами, чуть позже. – Я ведь обещала коту свежую рыбу из экологически чистой древнегреческой реки Алфей. – Удачи, командир. Следите за ним получше. В следующий раз нас может не оказаться рядом.

Полицейский окрысился, но промолчал, взмахом руки давая команду к отлету. Полчаса спустя мы развели огонь и отдыхали, жаря рыбу на костре. Варить уху было не в чем…

– Трудная у тебя жизнь, не дай бог никому. Взять хотя бы этот подвиг. За один день вычистить такой хлев, – для поддержания разговора начал Алекс, подав Гераклу пережаренного карасика.

– Это ли трудность! Вот, помню, однажды пришлось мне ночью единой с пятьюдесятью дочерьми царя беотийского Феспия гостеприимного сочетаться… С каждой два раза! Вот трудность так трудность, поверь мне на слово!

– Ну, все‑таки не думаю, что свод удержать будет легче.

– Какой еще свод? – так удивился Геракл, что даже снова забыл о гекзаметре.

– Небесный, – не вдаваясь в подробности, покачала головой я, – а все этот подонок Еврисфей…

– Он не подонок, и не называй так, если не хочешь прогневать героя, от амазонок ушедшего целым и с поясом ценным Ареса. Доблестный муж он, равный который богам по красе, и уму, и изяществу тела!

– Согласно Диотиму из Адрамития, Геракл совершил свои подвиги, ибо был влюблен в Еврисфея, – шепнул мне на ухо агент 013. – Так что ты поосторожней с выражениями. А вдруг он гей?

Но я не поверила коту. И правильно сделала. Позже, когда Геракл уже наелся, он размяк и сам заговорил на эту тему, после того как я вежливо заметила, что хорошо, наверно, жить в такой прекрасной стране, как Греция. И, видимо, затронула больную тему…

– М‑да, неплохо, – без особой радости в голосе откликнулся он. – Но эта наша древнегреческая традиция… Меня оно просто вымораживает! Герой должен быть либо геем, либо бисексуалом. Бывало, придешь в какой‑нибудь кабак в Афинах или Спарте, заранее перемажешься мужской губной помадой, все тебя уважают! Знали бы вы, как трудно человеку нормальной сексуальной ориентации у нас в Древней Греции…

– И не говори, – так значимо покивал кот, словно сам через это прошел, и, жадно урча, продолжил есть рыбу.

– К тому же приходится все время говорить гекзаметром, – покраснев, добавил герой. – Бывает, пока выскажешься как положено, гидра улизнет, и догоняй ее потом заново…

– И не надо. Мы же свои люди. Хотя и приятно звучало.

– Знаю, это наша вечная проблема, мы во всем ищем красоту. Совершенство в искусстве эллинов не могло быть достигнуто иначе чем многовековым неустанным трудом над гармонией тела и духа.

– А ты не хотел бы прочесть лекцию на эту тему у нас на Базе? – загорелась я, командор солидарно кивнул.

– Почему бы и нет? – задумался Геракл. – А где эта ваша База?

Вот примерно в таком ключе, никуда не торопясь, мы проболтали больше часа. Потом Алекс напомнил о возвращении, достал из‑за пазухи переходник, и мы засобирались в путь. Герой мифов тоже поднялся на ноги, прощаясь…

– Я не могу вернуться в Тиринф ни с чем, это пошатнет мой статус, – пожимая нам руки, сказал Геракл. – Ибо я поклялся Филею, сыну Авгия, что очищу конюшню, пока блеск золотой колесницы светозарного Гелиоса коснется края земли, окрасив в багровый пурпур море, поля и дома.

– Но конюшня уже очищена!

– Да, но нигде не было сказано, что для этого я могу ее разрушить. Не переживайте, тут мне работы на сутки, не больше. Бреши заделать, двери навесить и крышу на место пристроить. Может, конечно, убрать весь навоз лопатой было бы проще, но что делать, если такова доля героя…

– Тогда не будем отвлекать. Как говорил один великий писатель: «До свидания и спасибо за рыбу»… Заглядывай к нам в гости. Адреса не оставляем, мы тебя сами найдем. Жми на кнопку, любимый!

– Алиночка‑а, – неожиданно взвыл Профессор, – у меня что‑то с животом. Мне надо… задержаться‑а… эта рыба…

Наш пухлый котик бегом умчался в приснопамятные конюшни. Мы с мужем виновато покосились на Геракла. Кажется, ему придется убирать там по второму разу…