Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Экспериментальный метод в широком и узком смысле слова



 

Нормативы экспериментального мышления не являются застывшими формами, но именно владение ими позволяет осуществлять профессиональную исследовательскую деятельность на основе применения экспериментального метода как упорядоченную и одновременно творческую (в отличие от творчества дилетанта, который не владеет необходимой системой знаний, хотя и может проявлять прозорливость «догадливость» и систематичность мышления в смысле его логической непротиворечивости).

1. Одним из таких нормативов является разведение понятия экспериментирование в широком и узком смысле слова. Экспериментирование в широком смысле - это изменение каких-либо условий при изучении закономерностей в той или иной области эмпирической реальности. В узком смысле термин «экспериментирование» означает проверку научных гипотез каузального характера на основе применения нормативов экспериментального метода.

2. С точки зрения норматива рассуждений исследователя экспериментальный метод выступает в качестве образца гипотетико-дедуктивного рассуждения. «Единственный процесс, посредством которого может утверждаться научная теория, - это процесс «ограничения правдоподобных конкурентных гипотез» (3). Гипотезы как высказывания, истинность или ложность которых первоначально неизвестны, но могут быть установлены на основании эмпирической проверки, являются связующим звеном между «миром теорий» и «миром эмпирии». Два аспекта здесь специфичны для понимания основ психологического экспериментирования. Во-первых, это признание онтологического статуса психологической реальности. Во-вторых, сциентистская установка как принятие возможности научного познания психологической реальности.

Как уже было сказано, в психологических гипотезах мир эмпирии реконструируется в системах психологических понятий, т.е. при определенных понятий к установлению закономерностей в психологической реальности. Многообразие подходов к пониманию механизмов, лежащих в основе психологических закономерностей, определяет и специфику формулирования устанавливается причинно-следственных зависимостей. Неразличение особенностей психологических реконструкций изучаемой реальности от возможных других типов ее объяснения приводит к формированию редукционистских объяснений в психологии.

3. С точки зрения специфики самих психологических закономерностей, в отличие от законов, устанавливаемых другими науками, существенной является поправка на психологические понимание причинности. В работах, посвященных основам методологии экспериментального метода безотносительно к рассмотрению специфики психологических знаний, предлагается рассматривать в качестве причинных только такие условия, которые проявляют действие законов, теоретически и дедуктивно объясняющих наблюдаемые эффекты. Если дедукция как путь обобщения касается зависимости между переменными, то указание на «условия» уже на полно. Законы и гипотетические конструкты как объяснительные компоненты гипотез вводят в эмпирически устанавливаемую, т.е. «наблюдаемую» зависимость, ее интерпретацию. Это объяснение эмпирически установленной связи на основе раскрытия необходимого характера отношений между постулируемыми причинами и следствиями.

4. С точки зрения организации исследования экспериментирование в узком смысле предполагает более строгие требования к формам контроля сбора эмпирических данных и, значит, последующей интерпретации устанавливаемых на их основе закономерностей. В качестве отправных точек для характеристики психологического эксперимента как метода указывают, например, отличия его от метода наблюдения и корреляционного подхода, которые вместе могут относиться и к одному классу так называемых «пассивно-наблюдающих» исследований. Именно строгий контроль переменных в экспериментальной ситуации позволяет настаивать на том, что установлена или наблюдалась зависимость, сформулированная именно в экспериментальной гипотезе, а не какая-то другая.

Планирование эксперимента обеспечивает условия для реализации достоверного (валидного) вывода. Но и при хорошо спланированном эксперименте психолог может допустить ошибки вывода, сделать неверные обобщения или прийти к артефактным выводам.

Психологический эксперимент отличается от других методов особым вниманием к формам организации исследования потому, что связывает сбор эмпирических данных с формами контроля за выводом, т.е. возможностями обобщений за пределами ситуации исследования. Формы контроля психологических переменных как составляющих психологической гипотезы могут иметь как общее, так и отличия от форм контроля в других, непсихологических, экспериментах. Нет общего правила реконструкции психологических переменных, соответственно и нет рецепторов их экспериментального контроля. Важным здесь является критерий, который позволил бы отличать так называемые поведенческие эксперименты от психологических.

Для последних характерна попытка обоснования психологических объяснений. Для многих же поведенческих экспериментов психологизация объяснений может быть неадекватной именно в силу направленности гипотез на другого плана реалии и объяснительные схемы. Так, анализ форм экономического поведения людей, являющихся предметом изучения совсем другой области знаний - экономики, внешне выглядит подчас как психологический эксперимент с практическими целями, поскольку в реальных формах экономического поведения экономический эффект действительно опосредствуется психологическими механизмами его регуляции. Изучение психологических механизмов, например мотивационных факторов «иррациональности» человека в ситуации траты денег, не может, однако, заменить объяснительные схемы из другой области знаний - экономических теорий.

Другой пример: в сфере психолого-педагогических экспериментов, как и в других «социальных экспериментах», например экономических, правовых и других, психологические механизмы регуляции не всегда вычленяются на уровне оперирования переменными, «очищенными» от других, непсихологических составляющих. Однако цель и выводы, полученные на основе исследования, позволяют четко указать, какой из эффектов - собственно педагогический или психологический - подлежал интерпретации.

5. Логика экспериментального вывода носит нормативный характер в том смысле, что представляет схемы рассуждений, допустимых по отношению к любым опытным данным: как к тем, которые реально установлены, так и к тем, которые лишь мысленно можно предположить, если нет возможностей для проведения реального эксперимента. Так называемый мысленный эксперимент и эксперимент как эмпирический метод основаны на общей логике реализации достоверного вывода. Достоверным считается такой вывод, который основан на обобщении именно представленной в гипотезе причинно-следственной связи, а не какой-то другой, которую можно сформулировать в конкурирующей гипотезе. В обоих случаях проверяется следствие из какой-то теории, объясняющей исследуемую психологическую зависимость (2).