Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Элизабет Леннокс

 
 

«Его Заключенная» Серия «Братья Торпа#1»

 

 

Глава 1

Отэм смотрела на список, бегло просматривая весь документ. Ее глаза улавливали одно единственное имя, она посмотрела снова, находясь в полном шоке и не веря своим глазам. Она посмотрела еще раз и от изумления открыла рот, до сих пор не веря, что это имя могло находится в данном списке. Конечно, имя никуда не делось, оно по-прежнему находилось на том же месте, хотя она упорно вглядывалась в страницу.
Её охватила паника, она осмотрелась вокруг, задаваясь вопросом, что же ей предпринять. Этого не может быть! Из всех имен, которые были в досье реестра суда, единственное имя, которое Отэм никогда бы не ожидала там увидеть, было ее.
— Эш! — прошептала она, внезапно зная точно, что ей нужно сделать.

Она спустилась вниз по лестнице, через длинный коридор и ворвалась в офис, находившийся слева в углу.
Огромный человек, устрашающего вида, будто из стали, сидел за столом из стеклянной поверхности, и ей казалось, что он должен стать супергероем дня, по крайней мере, когда дело дойдет до выяснения этой непонятной ситуации.
— Помогите! — закричала она, ворвавшись в его офис, даже не потрудилась постучать как обычно.
Темные брови Эша поднялись вверх, и он уставился на нее своими голубыми глазами.

— В чём дело? — очень вежливо спросил он, своим обычным суперпрофессиональным тоном, за исключением тех случаев, когда его окружали коллеги по работе. Она стояла перед ним с широко раскрытыми глазами, и буря эмоции отражалась у нее на лице. Эш наблюдал, как она обошла вокруг стола, пытаясь остаться спокойной, несмотря на охватившую ее панику.
— Пожалуйста, вы можете вызволить ее оттуда! — и положила перед ним лист, он тут же пробежался по нему глазами, чтобы понять, что от него требуется для решения возникшей проблемы. Отэм поспешно подошла к его столу и сняла пиджак, висевший на спинке стула, схватила его руку, придерживая рукава, чтобы он смог его надеть, но он по-прежнему продолжал читать газету, не смотря на те бумаги, которые она бросила ему на стол секунду назад.

— Это список людей, привлеченных к суду сегодня утром, — произнес Эш и переместил бумагу в другую руку, все еще читая список. С имеющейся уже практикой, Отэм схватил его другую руку, сунула её в рукав, а затем натянула пиджак на его огромные плечи. Эш смотрел на имена в списке, по-прежнему оставаясь спокойным даже тогда, когда позволил девушке помочь его одеть.

Отэм даже не потрудилась снова посмотреть на бумагу, отчаянно пытаясь заставить двигаться этого здоровенного мужчину.

— Уточняю, особа, которую вам необходимо спасти - третье имя снизу в этом списке.

Девушка схватила его портфель и небрежно стала пихать в него бумаги, затем осмотрелась, чтобы убедиться, было ли что-то еще, что, возможно, ему понадобиться.

Эш посмотрел на имя.

— Миа Паулсон?

— Да! Вы должны пойти и помочь ей! — настаивала она, отолкнув его кожаное кресло в сторону. Отэм положила руки на его плечи, бесцеремонно толкая это огромное тело от стола к двери. Она никогда не была такой смелой прежде, но у неё не было времени, чтобы быть хорошей. Это была экстренная ситуация.

Эш остановился, обернулся, чтобы посмотреть вниз на взволнованные карие глаза Отэм.

— Похоже, её привлекут к уголовной ответственности за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами.

Отэм смотрела на мужчину, который был единственным, кто мог бы спасти её лучшую подругу.

К сожалению, у неё не было времени, чтобы объяснять, а Эш был слишком большой грудой накаченных мышц, чтобы толкать его, когда он не хочет и с места двинуться.

— Она моя лучшая подруга и я гарантирую, что она невиновна. Но что еще более важно, она, вероятно, пытается уладить все это самостоятельно. Потому что она наивно верит в систему правосудия и вероятно думает, что её рассказ о невиновности вытащит её из тюрьмы.

Отэм закачала головой при этом размахивая руками в воздухе.

— И, кроме всего прочего, Мия не способна убить кого-либо. Она человек, живущий в гармонии с природой и заботой о своих комнатных растениях. Она выбегает стремглав из своего дома, чтобы помочь дождевым червям перебраться в тень, не дай Бог их спалит солнце, вместо того, чтобы топтать их как любой другой человек. Так что убийство человека полностью вне сферы её понимания. К сожалению, вы — её единственная надежда, и вы должны помочь! — по мере рассказа терпение девушки было на пределе. Её голос повышался всё выше и выше и к концу объяснения, её слова казались более убедительными для Эша. Времени для разговора было мало. Заседание суда должно состояться всего через несколько минут, таким образом, Эш должен поспешить, чтобы успеть вовремя.

Эш не мог не помочь. Ему стало забавно от мысли - всегда такая правильная и чопорная Отэм на своих трехдюймовых каблуках, в обтягивающей юбке с её длинными, темными волосами дружит с кем-то, кто спасает жуков и червей, он даже испустил довольный смешок.

— Ну что ж, тогда она — святая! Но даже святые имеют предел и, тогда поддавшись провокации или какому-либо влиянию, могут убить кого-то, если гнев или страсть возьмут верх над разумом.

— Прежде всего, надо выяснить было ли это не предумышленное убийство, не так ли? Кроме того, вы не можете думать плохо о нормальных людях, как и я, даже когда я говорю с вашим неприятным братом, Ксандером. Но не Мия! Мы знаем друг друга с начальной школы, — сказала она, подбирая его зарядник и запасные авторучки, кидая все это в ящик стола. Оказавшись позади него, девушка снова попыталась выпихнуть его из офиса. Хотя сделать это было невозможно, если Эш Торп не собирался идти сам. Он был просто слишком большой.

 

Но слава богам он все же позволил себя толкнуть в направлении к выходу, затем открыл дверь.

— Вы должны поспешить. Заседание в суде начнется в любой момент, и она, вероятно, в полном ужасе. Мия абсолютно не понимает всей системы, потому что она — школьный учитель. У Мии Паулсон даже нет штрафа за нарушение правил парковки, поэтому она не имеет ни малейшего понятия, насколько система правосудия может быть суровой. Ей нужны вы, и вы должны поспешить!

На выходе Эш схватил другие личные документы, качая головой от осознания ситуации.

— Если она обвиняется в убийстве, то где она была на момент совершения преступления? Что есть у полиции на нее? Каков мотив? — спросил он.

— Я не знаю! — огрызнулась она, толкая его сзади, в этот момент она представляла обеспокоенное лицо подруги. Может та сидит в тюремной камере со всеми другими преступниками, которые могут причинить ей боль, потому что Мия всегда была такой хорошей, невинной девушкой, которая верила в человеческую доброту.

— Хватит задавать вопросы! Идите быстрее! — командовала она, совершенно забыв, что была лишь офис-менеджер, в то время как Эш Торп был одним из партнеров прославленной юридической команды «Thorpe Group». В которую входили четырех выдающихся брата. Все они работали в различных областях юрисдикции. Не говоря уже об Эше Торпе лучшем адвокате в стране по уголовным делам. Люди звонили Эшу со всех уголков Соединенных Штатов, чтобы получить его в качестве адвоката для защиты их интересов.

— Разве тебе не нужен пиджак? — спросил он, глядя на шелковую блузку девушки. Он редко видел Отэм без соответствующего её костюму пиджака. Возможно она сняла его в своем кабинете, но после того как выскользнула вслед за Эшем, вернуться в офис у нее просто не было времени. Их окружило прохладой октябрьского утро с характерной свежестью воздуха.

Она покачала головой.

— Нет времени возвращаться, — признавая тем самым, что сейчас это не главная проблема. Подтолкивая шефа локтями с призывом не отставать, пара направились к её машине. Когда они наконец добрались до автомобиля, Отэм открыла пассажирскую дверь и практически впихнула Эша в своё авто. Полностью игнорируя при этом его веселые замечания на счет размеров его большого, накаченного тела, сидящего в крошечном транспортном средстве. На вопросительный взгляд Эша девушка ответила.

— Я поведу, если вы будете слишком медлить, то мы не сможем добраться вовремя.

Эш посмотрел на неё искосо, как раз когда убирал ногу в сторону, прежде чем девушка захлопнула за ним дверь.

— Я слишком медлю? — спросил он с удивлением, но только пыль внутри машины услышала его, так как она почти бежала на сторону водителя. Мужчина слегка усмехнулся, покачав головой. Никто никогда не обвинял его в том, что он медленный. Эш вышел из машины, а Отэм замерла, ее огромные глаза цвета шоколада умоляли его вернуться в машину.

— Отэм, что происходит? Я никогда не медлю и суд фактически на заседании.

Девушка становилась раздраженной из-за его задержек и вопросов.

— Хватит прикалываться! Мия нуждается в вашей помощи! Вы — тот, кто всегда думает, что правосудие должно быть сделано, а сейчас вы просто стоите здесь и издеваетесь надо мной, — она сделала паузу, слезы сверкнули в её глазах. — Пожалуйста, Эш! Вы действительно только один, кому я бы доверила помочь ей. Она моя лучшая подруга, и я знаю, что она в панике прямо сейчас и, вероятно, очень расстроена.

Эш сжалился над своей помощницей и стал серьезным. Глядя на неё через крышу её же автомобиля, он улыбнулся.

— Не волнуйтесь, Отэм. Я помогу твоей подруге. Сегодня судья Руни проводит заседания. Если твоя подруга третья по слушанию, у нас все еще достаточно времени, чтобы встретиться с ней. Мы можем ехать, а по пути, я прозвоню некоторые свои источники и узнаю, что происходит. Какие есть доказательства против нее, решим, как подготовиться к судебному слушанию. Хорошо? — спросил он в своей известной манерой отдавать приказы и принимать решения, что было свойственно адвокату Эшу Торпу.

Девушка улыбнулась, в одно мгновение её накрыла волна облегчения, что Эш перестал тянуть резину и наконец, на борту для решения этого вопроса.

— Спасибо! — сказала она. Секунды спустя, Отэм вопросительно подняла бровь, желая усадить его обратно в машину, сама же быстро проскользнула за руль.

Отэм не вслушивалась в телефонные разговоры Эша, для неё главным было сосредоточиться в утреннем потоке машин. По счастью офисы «Thorpe Group» находились недалеко от пункта назначения, но утренние пробки в Чикаго никто не отменял.

Пятнадцать минут спустя, Отэм мучительно сдерживаясь, подъехала на автостоянку здания суда. Выражение лица Эша испугало её больше, чем что-либо.

— Что случилось? — спросила она, паркуясь в одном из пустых мест возле здания.

— Да, в общем-то, все, — сказал Эш и открыл автомобильную дверь. Все признаки юмора и сопротивления тут же пропали, поменялись на холодную логику действий, которая была присуща ему во всех проведенных делах. Человек, конечно, любил свою работу, но, когда он вникал в ситуацию, то был, как питбуль, не останавливался ни перед чем, пока не выигрывал процесс.

— Давай! Мы должны скорее включиться в работу, — при этом он быстро зашагал по ступенькам здания суда и прошел через пост охраны, вместе с Отэм поспешил через двери сразу к залу заседаний.

Прежде чем они вошли, Эш коснулся руки Отэм и остановился. Глядя в её взволнованные глаза, он сказал.

— Отэм, ты должна позволить мне делать мою работу. Я знаю, что она твоя подруга, но я буду относиться к ней так же, как и к любому другому клиенту. Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы освободить её оттуда.

Отэм еле сдерживалась, больно осознавая, что Мия всё ещё ждет. Она понятия не имела, про что Эш говорил ей, но кивнула в знак согласия. Когда мужчина стал поворачиваться, чтобы войти в зал суда теперь уже Отэм остановила его, коснувшись рукой плеча. В очередной раз глядя на него снизу-вверх, девушка стала объяснять суровую правду.

— Она не сможет заплатить, — тихо сказала Отэм. — Я оплачу ваш гонорар. Пожалуйста, просто помогите ей.

Эш вздохнул, вопрос становился более сложным. Отэм всегда выглядела профессионально и жестко, даже когда боролась с его старшим братом не на жизнь, а на смерть. Всегда уделяя внимание важным мелочам, не боящейся доказывать то, во что она верит. Однако Эш работал с этой девушкой в течение нескольких лет и знал, что в глубине души Отэм была мягким, милым, добрым человеком, и оставалась уязвимой от всех тягот жизни.

— А что, если она виновна? — осторожно спросил он, заглянув в её лицо.

Отэм покачала головой.

— Нет это не она. Вы увидите. Подождите, не принимайте никаких решений, пока не увидите её. Вы всё поймете, как только посмотрите ей в глаза. Она просто чуткий, нежный человек, который учит детей и любит свою работу и любит свои цветы - это её хобби. Она ничего плохого не может сделать, если только стоять горой на защите своих маленьких учеников.

Эш смотрел на неё довольно долго. Это было бы сложным делом и если бы не личное участие Отэм, то Эш даже не взял бы его. По мнению полицейского источника, с которым пообщался Эш, преступление на лицо и все ясно, чтобы вызвать какие-то осложнения. Единственный минус на их стороне, это то, что полиция пока не нашла тело жертвы.

Мужчина вздохнул, развернулся чтобы полностью видеть её и убедиться, что она поняла о чем речь, и как всё плохо складывается для её подруги.

— Отэм, есть свидетель, который сказал, что Мия Паулсон и жертва выясняли отношения, жертва пропала без вести. Теперь ваша подруга обвиняется в убийстве. Это её бывший жених. Очевидно, он бросил её ради другой женщины, — Эш покачал головой и вздохнул. — На уликах есть её отпечатки пальцев и обнаружена кровь жертвы. Найдена старая бейсбольная награда, с тяжелым основанием на дне, полиция думает, что это орудие убийства. Уже только это довольно весомые доказательства со стороны обвинения. Если бы я был в составе присяжных, то проголосовал бы, чтобы признать её вину, даже не слыша всех аргументов судебного дела.

Взгляд Отэм ожесточился. Она слушала убедительные факты Эша из того, что он узнал по дороге. Тупиковая ситуация привела её в бешенство.

— Если этот ублюдок сделал всё специально, вы должны заставить заплатить его, Эш! Это не он её бросил, а она порвала с ним! Она всего лишь недавно смогла избавиться от его преследования. Мия говорила, что узнала некоторые непристойные вещи о её бывшем и поэтому рассталась с ним. Хотя он не принял этот разрыв всерьез, продолжал преследовать её, и просто сводил с ума. Пожалуйста, давайте поспешим, и вы сами всё увидите! — умоляла она.

 

Эш покачал головой, удивляясь, почему кто-то решил свести счёты подобным образом.

— Отэм, вы должны …

Она подняла руку, чтобы остановить его.

— Все улики против нее и это несомненно плохо, но она нуждается в вашем профессионализме и помощи, пожалуйста, — в очередной раз просила она. — Вы её единственная надежда, и только вы один можете помочь ей выбраться из этой передряги.

Эш вздохнул и кивнул головой.

— Только не будем губы раскатывать, ладно?

Яркая улыбка Отэм сразила его и в голове возник вопрос, почему его старший брат Ксандер не проявлял своих чувств к этой девушке. Отэм была очень умная, потрясающе красивая и очевидно любила Ксандера. В мыслях Эша эти двое могли быть прекрасной парой. А уж искры, летающие по офису, от этих двух воюющих сторон, в последнее время, были наглядным признаком того, что скоро случиться либо свадьба, либо похороны, хотя во втором варианте он был менее уверен.

— Ладно, давай приступим! — сказал он и шагнул через двери. Как правило, у адвоката было время пообщаться с клиентом до предъявления обвинения, узнать любые смягчающие обстоятельства, чтобы получить преимущества в зале суда. Но из-за внезапно появившегося нового клиента, сегодня у Эша не было для этого времени, ведь обвинения могли быть предъявлены в любой момент.

— Дело Мии Паулсон, убийство первой степени, — громогласным голосом объявил секретарь суда.

Как всегда, зал суда был хаотично заполнен людьми, слоняющимися адвокатами, говорящими со своими клиентами, члены их семей, что-то обсуждающие друг с другом, полицейские, окружные прокуроры, а также следователи со стороны обвинения и представители защиты, по предстоящим слушаниям. Помещение не было похоже на старомодные залы суда, которые каждый видел по телевидению, это была ультрасовременная комната, где задняя часть была более темной, нежели чем авансцена, где подобно на троне восседал судья на своем стуле, глядя своим прожигающим и раздраженным взглядом на весь этот хаос.

И Эш шагнул в эту смесь хаоса, а Отэм села на лавочку, в одном из рядов, чувствуя себя гораздо лучше, видя, как Эш берет управление в свои руки. Она осмотрела комнату и попыталась одобрительно улыбнуться подруге, когда полицейский вывел Мию вперед.

Мия подошла к столу защиты, её глаза стали большими от страха, а дрожь охватила всё тело. Она всё ещё не могла поверить, что это происходит с ней на самом деле. Как её жизнь в один миг вышла из-под контроля?

Она была одета в обычные джинсы и футболку, а не в костюм с иголочки. Когда полиция вломилась к ней в дверь ранним утром, ей было не до макияжа и прически, она была в ужасе от происходящего. Накинув быстро халат, Мия открыла им дверь, убирая свои темные кудри с глаз в попытке сосредоточиться на происходящем. Полицейские приехали с ордером на её арест около четырех часов утра, разбудили от глубокого сна, забросали кучей вопросов, сунули под нос кусок бумаги прежде чем начали рыться в её доме. И сейчас, когда она стояла перед оживленной публикой в зале суда, её ум отчаянно пытался разобраться как такое могло случиться.

— Есть ли у вас адвокат? — выкрикнул судья, перекрикивая шум аудитории.

Миа огляделась, наконец сообразив, что судья обращается именно к ней. Адвокат? Этот кошмар на самом деле происходит с ней?

— У мм... — начала она говорить, но шанса ответить судье не было. Она уже собралась было открыть рот, но кто-то за спиной остановил её.

— Эш Торп, адвокат мисс Паулсон, Ваша Честь — сказал глубокий, властный голос.

Миа огляделась, её серые глаза стали сканировать помещение. Супер-высокий мужчина вышел из толпы и её глаза расширились от удивления. Она заглянула в его голубые глаза, удивляясь, зачем он здесь, кто он такой и почему он вышел вперед. Этот эффектный мужчина не должен быть в зале суда и уж он, безусловно, не должен стоять рядом с ней. Но ведь и она не должна быть здесь. Она должна была выскочить из своего маленького домика, уронив ключи на деревянный пол, ворча наклониться, чтобы поднять их снова, бежать вниз по лестнице, чтобы вовремя попасть на работу в школу, прежде чем её дети начнут приходить. Она должна была беспокоиться о разлитом кофе на её костюме, и как она справлялась с движением в потоке машин.

Вместо этого, из-за какой-то странной, необъяснимой иронии жизни, она стоит здесь, защищая себя от обвинения в убийстве. Конечно, это какой-то кошмар, и сейчас она проснется. Небо будет ясным на горизонте, и она решит, что ей нужно одеть костюм из легкого материала вместо шерстяного, потому что этот осенний день обещает быть теплым, нежели чем предыдущие одинаково холодные. Все это подарит ей больше уверенности и радости на работе.

Нет, эта ужасная ситуация не может происходить с ней в реальности!
— Так, ваша подзащитная признает себя виновной? — спросил судья через шум.

— Нет, Ваша Честь, не признает! — уверенно заявил, стоящий рядом шикарный мужчина. Он стоял рядом, но даже не удосужился посоветоваться с ней по какому-либо из вопросов.

— Мы настаиваем, чтобы обвиняемая была освобождена под подписку о невыезде, — продолжил сумасшедший-высокий мужчина.

Заговорил прокурор и глаза Мии повернулась в его направлении, прибывая в тумане происходящего, девушка не понимала кто с кем говорит, и кто кому отвечает.

— Подсудимая обвиняется в убийстве своего бывшего жениха из ревности. Обвинение настаивает, чтобы подсудимая была под заключением до суда.

Высокий-великолепный-красавчик покачал головой, его глаза свирепо смотрели на прокурора.

— У мисс Паулсон нет даже штрафа за неправильную парковку, — отозвался высокий, невероятно умный адвокат. Голос его был уверенный, глубокий, сексуальный и Мия не могла поверить, что она думает о чем -то подобном, в тот момент, когда вся ее жизнь висит на волоске.

— Она не была помолвлена с предполагаемой жертвой в течении четырех месяцев, а также у стороны обвинения даже нет тела жертвы, которую мисс Паулсон, возможно убила.

Прокурор покачал головой.

— Жертва пропала более чем неделю назад. Его кровь найдена на орудии убийства, так же, как и отпечатки пальцев мисс Паулсон.

Судья покачал головой.

— Если тела нет, похоже, вы даже не можете доказать, что произошло убийство. Мужчина может просто всё оставил и уехал, чтобы отдохнуть где-нибудь на острове, — заворчал судья, явно сожалея, что он не мог сделать то же самое.

Высокий-великолепный-красавчик вмешался в разговор.

— Так как тела нет и обвинение не может доказать, что там даже произошло убийство, я прошу, снять все обвинения с моего клиента, Ваша Честь...

Глаза Мии метались от высокого мужчины рядом с ней к судье, молясь при этом с надеждой, что мужчина в черной мантии согласится с этим незнакомцем.

Тут же довольно быстро заговорил прокурор.

— Нынешняя невеста потерпевшего клянется, что он не мог исчезнуть. Он директор местной средней школы и у него много обязанностей. И в доме жертвы было много крови. Слишком много крови, чтобы это было похоже не глупые игры. Мы в настоящее время проверяем дом мисс Паулсон, точнее задний двор, в поисках тела. Мы уверены, что найдем его к середине дня.

Судья рассмотрел доводы противоположных сторон, и пришел к немедленному заключению.

— Так как тела нет, я не буду держать подсудимую под стражей. На случай продолжения судебного разбирательства я назначу председательствующего судью, если услышу достаточно доказательств, для продолжения этого дела. А пока обвиняемая будет находится под подпиской о невыезде и должна сдать свой паспорт в суд до окончания судебного разбирательства!

Молоток ударил вниз, а секретарь суда пригласил участников следующего слушания.

Мия почувствовала, как кто-то сжал её руку и не ослабевая хватку вывел из зала. Происходящее до сих пор не было для Мии реальностью. Тем не менее она чувствовала высокого мужчину, его тело рядом со своим, и зарождающейся дрожь в теле, но на это раз тому были другие причины.

Наконец она увидела Отэм, слезы застилали ей глаза

— Ты здесь! — и бросилась на шею подруги. — Не могу поверить, что это происходит! — всхлипывая пробормотала она. Сейчас в сравнении с Отэм, Мия казалась ниже ростом, но это только из-за большой любви её подруги к шпилькам.

Глядя на Эша, который стоял рядом, Отэм обняла подругу и сказала.

— Спасибо. Спасибо, вам.

Эш смотрел на двух женщин, обнимавших друг друга. Та, которую он только что защищал рыдала, и он почувствовал себя немного виноватым за то, что разглядывал её стройные, обтянутые узкими джинсами ноги. Он желал лишь поскорей рассмотреть так ли она красива на лицо, как завораживающе выглядела со спины. Ему вдруг, до боли в пальцах захотелось дотронуться до её волос, которые мягкими закрученными локонами струились по её плечам.

Слишком худая, подумал он. В то время, как она обнимала Отэм, рубашка девушки поднялась вверх и Эш мог разглядеть её ребра через тонкую ткань. Он решил, что она похудела из-за расставания со своим парнем и ей не помешало бы набрать фунтов десять. И как он думал, это типичное женское поведение либо отказываться от еды во время стресс, либо заедать его едой. На своем опыте, правда, он не мог об этом судить, потому что избегал общения с женщинами в такие моменты. Его не интересовали страдающие дамы он предпочитал веселых, счастливых и сексуальных девиц.

Мия отстранилась от подруги, глядя в её обеспокоенные глаза.

— Спасибо! — сказала она с душевной искренностью.

Отэм всё ещё удерживала подругу за плечи, думая через какой ужас той пришлось пройти, побывав в камере предварительного заключения.

— Почему ты не позвонила мне сегодня утром? Я только двадцать минут назад узнала про эти нелепые обвинения и сразу поспешила на помощь. Мне практически пришлось похитить Эша, чтобы мы могли успеть вовремя.

Игнорируя упоминание имени «Эш», подозревая, что именно он был тем высоким, пугающим мужчиной, стоящим позади нее. Мия вздохнула и посмотрела вниз.

— Полагаю, мне было очень стыдно. Я не знаю, что происходит, и я не могу понять, что случилось с Джеффом, да и полиция не может его найти. Они где-то нашли его кровь, и теперь обвиняют меня в убийстве, — в надежде, что Отэм ни о чем таком не думает, Мия продолжила.

— Я не разговаривала с ним больше месяца, а в нашем последнем разговоре я просила, чтобы он оставил меня в покое.

Отэм снова обняла подругу и покачала головой.

— Я всегда знала, что он был неудачником.

Миа засмеялась, но это скорее было похоже на плач.

— Я знаю. Многие говорили мне, но я не слушала. Это определенно будет мне уроком в следующий раз, — она посмотрела на людей, слоняющихся по всему широкому коридору.

— Хотя, если честно, не могу себе представить, чтобы я заинтересовалась кем-то ещё после таких отношений. Я даже не знала, что Джефф мертв, пока полиция не арестовала меня сегодня утром.

Вспоминая случившееся Мия положила руку ко рту, пытаясь контролировать эмоции, которые снова нахлынули на нее.

Отэм улыбнулась и выпрямилась.

— Не волнуйся. Если кто и может разобраться в этой ситуации, это будет Эш. Он лучший адвокат по уголовным делам в нашей стране.

Мия повернулась, готовая поблагодарить человека, который вытащил её из этого ужасного места. Но как только она обернулась, то замерла на месте. Видеть человека, в то время как её жизнь была под угрозой это одно, но смотреть на него сейчас это совсем другое. Мужчина не был толстым, но из-за своего роста и ширины выглядел просто огромным. Напротив, ни грамма лишнего жира, его живот был плоским, а ноги длинными и очевидно мускулистые. А эти плечи! И как она стояла рядом с этой громадиной, не замечая его все это время? Конечно, нет! Она заметила эти плечи уже давно и рост около шести футов четырех дюймов.

И эти глаза! Они были ясными и невероятно синими с небольшим кольцом желтого вокруг радужной оболочки, осознавая всё это Миа часто заморгала, глядя ему в глаза.

— Это Эш Торп, — сказала Отэм, — Эш, это твой новый клиент, Мия Паулсон.

Эш посмотрел на девушку и стиснул зубы. Мия был не просто красивая, она была ошеломляющей! Ее мягкие, серые глаза подчеркивали бледность кожи. Сейчас ее губы были бледными, но он подозревал, что это только из-за пережитого шока. И она улыбалась ему! Эта женщина только что была под заключением с обвинением в убийстве, и тем не менее она тепло улыбается ему, глядя на него с восхищением и радостью.

— Приятно познакомиться, — сказала Мия, заставляя себя улыбнуться, несмотря на то, что ей хотелось провалиться от стыда сквозь землю. Этот человек выглядел изысканно утонченным, элегантным и удивительно великолепным и именно он только что помог ей избежать тюрьмы! Она же была в своих изношенных джинсах и футболке, что не прибавляло ей уверенности. В то время, когда он стоял перед ней в костюме с иголочки, который стоил явно больше того что она зарабатывала в месяц.

При других обстоятельствах она могла бы растаять от одного вида этого учтивого и сильного мужчины. Но сейчас перед глазами всплыли момент ареста в четыре утра, обыск, напоминание о ее правах, то как она свернулась калачиком в тюремной камере, пытаясь оттереть с пальцев следы черной краски после дактелоскопии и фотографии. Эти фотографии! Просто позор!

Ведь все, что произошло сегодня утром, случилось потому, что один мужчина показался ей милым и восхитительным. Джефф Ричардсон был милым с очаровательной улыбкой, но теперь он пропал и все думали, что она убила его. И меньше всего сейчас она нуждалась в том, чтобы этот, стоящий рядом, шикарный мужчина, смотрел на нее взглядом, говорящим… «все пути ведут в кровать».

Эш оторвал взгляд от прекрасной брюнетки и уставился на его офис-менеджера. Отэм смотрела с улыбкой, то на Эша, то на подругу, пытаясь оценить их реакцию друг на друга. Этот взгляд сказал ему, что она точно знала, что происходит у него голове.

Он протянул руку, и рука Миа утонула в его руке. Эш почувствовал дрожь и ему захотелось притянуть её в свои объятия, крепко обнять, успокоить и позаботиться обо всём. В нем вдруг проснулся инстинкт защитника. Он любил, когда женщины без проблем оказывались в его постели и были милыми, отзывчивыми и горячими. Но Мия Паулсон, похоже не такая. Проблемы появились у него, потому что он захотел прижать её к себе, попробовать на вкус эти пухлые губы, раскрыть все секреты её стройной фигуры. Эш хотел держать её в объятьях и сказать, что он сделает все и это недоразумение пройдет.

Но тут в нем заговорил профессионал, где гарантия что эта женщина не была убийцей. Он почти ничего не знал ни о ней, ни о её случае, ни о её прошлом.

Только почему же он чувствует себя, так, словно кто-то касается его мягким перышком?

Откашливаясь он отвел взгляд от этих мягких, серых глаз, выпрямился и сказал себе, не ведись на милое личико.

— Давайте вернемся в мой кабинет, — проворчал он. Тут же отпустил руку и стал пробираться сквозь толпу, придерживая под локоток мисс Паулсон, чтобы убедиться в том, что она идет рядом с ним и не исчезнет таинственным образом. Ему просто захотелось ощущать не только её духовное присутствие, но и телесные прикосновения, он почувствовал какую-то пустоту, как только отпустил её руку. Он коснулся её руки и теперь он хотел прикоснуться к её телу. Эш не желал выпускать девушку из поля своего зрения не потому, что сомневался в её причастности к убийству, а только за тем, чтобы полюбоваться на ее прекрасные черты следующие... двадцать часов или около. Да, возможно, этого времени ему хватит и омут этих прекрасных глаз отпустит его.

Мия старалась не отставать от идущего рядом высокого мужчины, но она никак не могла выдернуть свою руку и ей практически приходилось бежать рядом с ним. Даже у Отэм были проблемы с темпом, так они мчались через окрашенные под мрамор коридоры, а подруга, смотрела на своего адвоката так, будто за пару секунд у него выросло две головы.

— Эш, подожди! — окрикнула Отэм, пытаясь притормозить его. Она не могла так быстро передвигаться в этих туфлях, и поймала на себе отчаянный запутанный взгляд Мии.

Эш не слышал. Он вышел к машине Отэм и открыл заднюю дверь, усадил туда загадочную чертовски привлекательную девушку.

— Я поведу, — сказал он и выдернул ключи из пальцев Отэм.
К счастью, Отэм не собиралась спорить и села на пассажирское сиденье, а мужчина обошел с другой стороны автомобиль.

— Я понятия не имею, что на него нашло, Мия, — сказала она, пока обе женщины наблюдали за его длинными шагами вокруг капота, — Обычно он гораздо более очарователен.

Мия хотела что-то ответить, но мужчина, которого она просто рассматривала как красивого и очаровательного теперь казался ей слишком самоуверенным и большим. Он рывком отодвинул водительское сиденье и откинул спинку, чтобы разместить свои длинные ноги. Было ли ему все равно, что Мии пришлось быстро убирать ее ноги к другой стороне, потому что там теперь было не так много свободного места? Конечно нет!

Они ехали в молчании до офиса. Мия раньше была в этом здании, но только чтобы забрать Отэм на обед или в магазин в счастливые часы скидок. Она фактически никогда не была внутри. Девушке хотелось задать несколько вопросы, выяснить, что происходит, что адвокат знал и то, что он не рассказывает ей. Эш ехал по улицам Чикаго, а она наблюдала за его руками, формируя в сознании глупые, романтические мечты или, что еще хуже, сексуальные фантазии о его руках, но тут солнце исчезло, она моргнула и вернулась в настоящее с глухим стоном.

 

 

Глава 2

 

Они припарковались в подземном гараже и Мия сделала глубокий вдох облегчения, когда последовала за своей подругой. Отэм ободряюще улыбнулась, пока они шли к лифту. Внутри офисное здание выглядело элегантно, кругом всё было из гранита и стекла, а новый адвокат выглядел так, словно съел лимон по дороге.

Выйдя из лифта, оглянувшись вокруг, Мия уловила все признаки богатства и успеха. Адвокатское бюро «The Thorpe Group» было отделано черным гранитом, блестящей сталью и сверкающим стеклом. Было полно людей с интеллигентным видом, снующих во всех направлениях, как если бы им срочно надо было решить вопрос жизни и смерти. Отэм всякий раз рассказывала ей о сослуживцах, но только в общих чертах, о том, что руководили четыре брата — партнеры в фирме.

На взгляд Мии, это не была юридическая фирма. Это была огромная корпорация. Она понятия не имела, сколько этажей занимает каждый брат, но выглядело всё это пугающим. Все служащие были одеты в безупречные костюмы с шелковыми рубашками и галстуками, на фоне них Мия чувствовала себя не в своей тарелке, будучи одетой в розовую футболку и джинсы. Девушка заправила волосы за уши, мечтая о более презентабельном костюме и прическе. Она предпочла бы любое другое место, нежели этот роскошный офис с этим выводившим из душевного равновесия человеком. Просто немного помады, подумала она, войдя в изящный кабинет, это позволило бы чувствовать себя более уверенно.

— Подождите здесь, — сказал этот внушающий ужас человек, открывая дверь. Он подождал пока она пройдет внутрь, закрыл за ней дверь, а все остальные остались снаружи.

Миа уставилась на закрытую дверь, перспектива провести оставшуюся жизнь взаперти подвергла её в ужас. Сделав несколько глубоких вдохов, она попыталась взять себя в руки. Раньше она не боялась замкнутых пространств, но после утреннего опыта, она вдруг почувствовала приступ паники, как будто воздух вокруг нее стал гуще.

Она перешла к центру комнаты и осмотрелась вокруг, говоря себе мысленно, что он не запер её здесь.

Мия решила сосредоточиться на чем-то другом кроме закрытой двери, пока мерила шагами комнату. Должно быть, он считает, что она виновна и должна сидеть в тюрьме, а здесь оставил одну специально, чтобы проверить не сворует ли она его Паркер с золотым пером. Да, нет … это просто смешно. Дверь вероятно можно открыть, если повернуть ручку, какой смысл ему запирать её в своем кабинете. Эта мысль немного успокоила девушку.

Оглядевшись, она стала рассматривать обстановку его кабинета. А, поскольку он закрыл дверь и велел ей оставаться на месте, слежку за ней никто не вел. Мия предположила, что так он просто даёт ей возможность узнать профессионал ли он в своем деле, хотя в глубине души, ей захотелось узнать о нем что-то личное.

Диплом университета на стене привлёк её внимание, и она подошла, чтобы рассмотреть его. Хм ...подумала она. Ученая степень юридического факультета Стэнфордского университета. Впечатляет! Но почему в дальнем углу, где большинство посетителей не видит? Она всегда думала, что люди, обладающие подобными наградами выставляют их на всеобщее обозрение.

Обойдя вдоль стола, Мия увидела фотографии на книжной полке. Там не было ни детей, ни женщин, так что девушка предположила, что Эш Торп не был женат и не имел детей. На фотографиях были четверо мужчин, один из которых был Эш, а остальные три, должно быть, его братья, так как все они выглядели очень похожими. На первой фотографии — мужчины на яхте в кристально голубой воде, ещё на одной все они, должно быть, на лыжной прогулке в горах, с падающим снегом, а на последней — все четверо мужчин в смокингах... она посмотрела на каждого по отдельности и нехотя призналась себе, что Эш Торп действительно был самый красивый в из братьев.

Не долго думая, она проигнорировала фотографии, не желая забивать голову мистером адвокатом, пока мысли не ушли ещё дальше. Оглядевшись, она прикусила нижнюю губу и задумалась, в состоянии ли она себе позволить почасовую ставку этого человека. К гадалке не ходи, это было около двух или трех сотен долларов в час, а значит она позволить себе его услуги не в состоянии.

Конечно, это была её жизнь, и она ей управляла. Если человек был готов взять её дело, должна ли она отказать ему? Мия смотрела в окно, но ничего не видела. Её ум подсчитывал активы. На пенсионном счете было мало средств, ведь ей только двадцать шесть. Возможно, она могла заложить свой дом, но так как купила она его в прошлом году много за него не дадут. Другими словами, она не имела больших сбережений и перспективы получить их тоже не было. Эти нелепые обвинения обанкротят меня, поняла она с грустью.

Она была так бережлива всю жизнь. Пошла работать сразу после колледжа, тратя по минимуму, чтобы накопить на свой дом. Миа воспользовалась советом инвестиционного эксперта, что недвижимость — лучшая инвестиция. И купила дом… Она мечтала выйти замуж и иметь полный дом детей. Джефф выглядел идеальным кандидатом на роль мужа и отца. Да и как она могла устоять от настойчивых ухаживаний директора школы? Но постепенно она поняла, что в погоне за мечтой о семье и детях может выйти замуж за нелюбимого человека. Так она разорвала помолвку, желая быть честной и доброй и дать Джеффу возможность найти кого-то, кто мог бы любить его, как он того заслуживает.

Всё изменилось, когда Мия вернула кольцо. Джефф вдруг стал неуправляемым и злым, бросая оскорбления в её адрес. После каждого разговора он становился ещё грубее, ей даже пришлось занести его номер в мобильном в черный список после всех его назойливых звонков и попыток вернуть былое. Где-то через месяц он попытался все наладить с помощью цветов, конфет и подарков, но Миа снова и снова возвращала ему всё с запиской оставить её в покое.

Один кошмар сменился другим. От общих друзей Миа узнала, что он помолвлен с другой девушкой и ослабила свою бдительность, в надежде что всё закончилось. Но как оказалось все ещё сильнее запуталось, а она теперь стоит в кабинете незнакомого ей человека в состоянии полной безысходности.

Девушка уселась в одно из комфортных кресел рядом с панорамным окном и уронила голову на руки. Думая о том, как так произошло, что её жизнь полностью пустилась под откос. Джефф не был мертв и это он всё подстроил, думала она. Он же предупреждал, что, если она не вернется к нему он накажет ее. Так ведь слова к делу не пришьешь, а ей за всю жизнь не выяснить, что к чему и уж тем более не доказать свою невиновность только основываясь на интуиции, что Джефф стоит за всем этим. Как она могла доказать полиции, что человек, которого они считают убитым, даже не был мертв?

Это было определенно загадкой!

Эш проигнорировал хаоса своего отдела, зная, что там было несколько громких дел в стадии реализации. Дело Мии Паулсон вдруг стало для него первостепенным, хотя он полностью не мог объяснить свою реакцию, тем не менее продолжал подниматься по лестнице на верхний этаж. Торп Группа занимала четыре верхних этажа этого здания. У каждого из братьев был свой этаж, свой штат юристов и помогающего персонала. Верхний этаж занимал его брат Райкер, к нему Эш и направлялся сейчас. Минуту назад Эш созвал всех на экстренное совещание, и он знал, что его братья бросят все свои дела и прибудут в течении пяти минут на верхний этаж, в конференц-зал.

Но он ошибся. Как только Эш вошел в комнату, его три брата были уже на месте.

— Что происходит? — спросил Райкер, как только дверь была закрыта. И как самый старший и наиболее спокойный, шагнул вперед, проявляя озабоченность всем своим видом.

— Я беру бесплатное дело, — сказал Эш без преамбулы.

Трех других мужчин продолжали смотреть на него.

— И? — спросил один из них, желая получить более подробную информацию.

Эш почувствовал облегчение. Братья всегда его поддерживали без всяких возражений. Они все были опорой друг для друга, но это было необычное обстоятельство. Эш даже не был уверен, что может объяснить это себе, нежели рассказать все своим братьям. Он посмотрел на стол и сжал руки в кулаки по бокам.

— Это — дело об убийстве, где замешана женщина.

Ксандер скрестил руки на груди.

— Это женщина в какой-то опасности?

Об этом Эш не думал. Он знал только, что очевидно, не владеет всей информацией и это был ещё один существенный минус, чтобы не браться за это дело. Не смотря на все факторы, он собирался работать над ним.

— Не думаю, что она в опасности. Я буду держать вас в курсе поступающей информации.

— Так что такого особенного в этом деле? — спросил Аксель, наблюдая за братом с любопытством.

Эш сделал глубокий вдох, прежде чем, наконец, сказать слова, которые могли бы коренным образом изменить ситуацию, но он всегда был честным с братьями. Они никогда не врали друг другу, а только могли дразнить и подшучивать, по-братски. И сейчас Эш не собирался ходить вокруг да около. Что-то внутри подсказывало ему, что это очень важное.

— Это личное. Для меня.

Трое остолбеневших мужчин посмотрели на своего брата.

— И насколько, интересно, это личное? — наконец спросил Райкер, озвучивая вопрос, который они все обдумывали, в том числе и Эш.

Эш тщательно продумывал слова.

— Я не знаю. По моим внутренним ощущениям …очень-сильно-личное.

Все трое задумались. Затем как всегда кивнули, указывая на их полную поддержку.

— Ты дашь нам знать, если мы сможем как-то помочь, — отозвался Аксель.

Это было не вопросом, это было знаком общей поддержки. Все братья были погодки, с разницей в возрасте около года. Их родители погибли в автокатастрофе несколько лет назад, после этого они стали ближе друг к другу, сплотились, образуя единое целое. Эш был самым молодым среди братьев, тридцать три года. Аксель, следующий по возрасту, ему тридцать четыре, вечный шутник и приколист. Он тот, кто шутит и дразнит всю семью, а также и тот, кто больше всех пропускает ударов в тренажерном зале. Все вместе они часто работают на боксерском ринге, спорт, в котором все четверо отлично преуспели. Ксандеру — тридцать пять лет и он в постоянной борьбе с их офис-менеджером Отэм. Все трое братьев давно подозревают его в том, что он влюблен в неё. Но ни кто из них не проявляет достаточной храбрости, чтобы завести подобный разговор, боясь взрыва на минном поле, который грозит накрыть всех и вся. Райкер, самый старший и теперь глава семьи. “Старику“-— тридцать шесть. Статус “Старика“ он получил не за его возраст, а скорее потому, что всегда был серьезным и редко улыбался.

Эшу стало легче дышать, чувствуя их поддержку, он кивнул.

— Я буду держать вас в курсе. Это может быть трудный случай.

— А насколько трудный случай? — спросил Аксель и начал улыбаться.

Эш повернулся к Ксандеру, держа с ним зрительный контакт.

— Ну, для начала…. она лучшая подруга Отэм.

Он хотел предупредить старшего брата, но опасался его реакции в случае эмоционального взрыва, что по понятным причинам было в последнее время очень часто.

Ксандер сразу насупился и скрестил руки.

— Тогда тебе точно понадобится наша помощь, — сказал он, подразумевая, что Отэм была большей проблемой чем его клиент. — Это только от неё могут быть неприятности.

Эш уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но затем посмотрел на Акселя и Райкера. Оба мужчины думали то же самое, переглянувшись, решили оставить его в покое.

— Я должен вернуться к ней, — сказал он наконец, — Как только узнаю что-то от прокурора или получу новые улики, дам вам знать через Эмму.

Эш вернулся обратно на свой этаж, подал знак своему эксперту Марку.

— Я хочу, чтобы ты выяснил все, что сможешь об этих людях, — сказал он и протянул ему список, который содержал имена предполагаемой жертвы, его новой невесты и очень милого имени Мия Паулсон.

— Это срочный вопрос. Поручаю это вашей команде, сделать немедленно и доложить мне, всё, что сможете найти, — приказал он, Марк мгновенно кивнул головой и исчез в своём кабинете.

Марк был одним из скромных людей, который вписывались в любую ситуацию. Но его наблюдательность и интуиция граничили со сверхъестественным. Он имел лучший технический склад ума, который Эш когда-либо видел. Человек мог установить камеры в самых причудливых местах, все, чтобы получить доказательства. С ним работала команда экспертов с большим опыт в своем деле, все подобрались из разведывательных сообществ или других следственных отделов. Их совместный опыт был на вес золота, потому что они могли найти доказательства практически всего, чтобы помочь в освобождении своих клиентов.

Старт расследованию был дан и Эш поспешил к своему кабинету. Он усмехнулся, когда увидел симпатичную мордашку, выглядывающую из его офиса. Чем же эта женщина поразила его, как ни какая другая прежде, ход мыслей стал раздражать его. Эш не мог понять той мощной силы, которая как магнит тянула к ней, не понимал, но и не собирался противостоять этому.

— О нет, моя маленькая леди, — пробормотал он себе под нос, наблюдая, как её красивые, серые глаза сканируют коридор для побега, — Ты никуда не пойдешь.

Пара шагов и он уже был перед ней, прежде чем девушка успела сделать попытку покинуть комнату. Подтолкнув её обратно внутрь, он прислонился к двери и посмотрел на неё сверху вниз, с улыбкой, наблюдая как она кусает свою полную розовую нижнюю губу.

— Куда-то собираешься? — спросил он, растягивая слова.

— Я должна уйти, — Мия нервничала. Эш вопросительно поднял брови, она глубоко вздохнула.

— Послушайте, вы один из лучших адвокатов в Чикаго, — сказала она, запихивая свои руки в карманы. Столь невинное действие натянул футболку на её груди, показывая затвердевшие соски, тем самым заставляя тело Эша довольно хорошо затвердеть в некоторых местах.

— Я понятия не имею, сколько вы берете за час, но я просто не могу себе этого позволить, — добавила она.

— Мия, ты не можешь уйти из этого офиса, — сказал он, игнорируя её замечание о почасовой ставке.

Она покачала головой.

— Две или три сотни долларов в час, не так ли? — спросила она.

Эш пожал плечами, как бы давая понять "ход мысли верный, но... ", она вглядывалась своими обеспокоенными серыми глазами, понимая, что для себя он что-то решил. Конечно же он не мог сказать ей, что работал по тарифу от семисот до одной тысячи долларов в час, в зависимости от сложности дела. А в её ситуации добавилась бы такса всего вспомогательного персонала и ведение правовых документов.

— Я не могу себе этого позволить. У меня нет таких средств, — пояснила она, отчаянно желая по быстрее выбраться из этой конторы. Она была так унижена от всего происходящего, что не могла даже допустить мысль, что перед ней человек, который мог, вероятно, позволить себе быть благородным.

— Мия, сядь, — скомандовал он и подошел к своему столу, указывая, что она должна занять место в одном из кожаных кресел перед ним, — Не стоит волноваться по этому поводу. Давай выясним это после того, как все будет улажено.

Девушка стояла на месте, ее разум боролся с инстинктом. В глубине души она чувствовала, что этот человек — её погибель, и жизнь никогда не будет прежней.

Просмотрев несколько бумаг на столе Эш поднял глаза, но Мия всё ещё продолжала стоять у двери. Тогда он вернулся и встал рядом с ней понимая, что она по-прежнему беспокоится. Эш взял её руки в свои, её пальцы были холодными и дрожали.

— Я вижу, что ты напугана и не знаешь, что будет дальше. Но ты должна доверять мне. Поверь, Мия, я хорош в том, что я делаю. Просто расслабься и позволь нам делать нашу работу. Сейчас ты не в тюрьме, но я сомневаюсь, что ты можешь работать, так что давай просто медленно двигаться дальше и попытаемся разобрать некоторые вещи вместе. Позволь мне применить свою тактику и стратегию, просто ответь на мои вопросы. Договорились? — спросил он мягко, стараясь успокоить ее.

Но на подсознательном уровне мужчина очень хотел притянуть её ближе и поцеловать. Вместо того, чтобы следовать этому соблазну, он решил вернуться к работе.

— И так... давай перейдем к вопросам, — предложил он, стараясь создать ей какой-то комфорт, но не зная, как.

— Что за человек был ваш жених? — спросил он, ведя её к своему письменному столу, чтобы она села рядом с ним.

Мия отвечала на вопросы, снова и снова Эш уточнял детали в истории, а она должна была всё объяснять. Зашел молодой человек, вручил папку с документами сразу вышел. Эш по-прежнему был неумолим в своих вопросах, не давая возможности ей ничего скрывать. Иногда их кто-то прервал, и Мия начинала молиться, чтобы у неё была хотя бы маленькая передышка от допроса, но эффективно ответив на вопросы менеджеров Эш возвращался к ней с новыми вопросами. Девушка рассказала ему об истории знакомства, развитии отношений, кольце, реакции Джеффа когда она порвала с ним. Про все маленькие подарки что он отправлял, пытаясь убедить снова вернуться к нему.

К полудню, девушка была истощена. Снова и снова в миллионный раз отвечая на вопросы, от бессилия Мия запустила пальцы себе волосы.

— Я не знаю! — наконец, закричал она на него.

— Я не знаю, где Джефф! Я же сказала вам, я не говорил с ним в течение месяца. Он не давал мне прохода, и я пригрозила, что подам на него в суд за преследования, если он не оставит меня в покое!

— И ты выполнила угрозу?

— Нет! — ответила она раздраженно, признавая своё поражение.

— Почему нет?

Девушка вздохнула, качая головой.

— Да, потому, что я не знаю, как! — выпалила она. Она встал и подошла к окну, вглядываясь в пейзаж Чикаго.

— Знаю, что для вас это звучит забавно, но обычные люди не знают, что делать в таких ситуациях!

Она была взволнованна, что её глупость имела такие последствия.

— Единственное, что я знаю из телешоу, что есть такая вещь, как охранный ордер — судебный запрет. И при его наличии полиция следит за соблюдением судебного решения уже на месте. Но единственное, в той передаче, никогда не объясняли, как и куда обратиться.

Она рухнула обратно в удобное кожаное кресло, ожидая поток новых вопросов.

— Ты завтракала сегодня? — спросил Эш.

Миа изумленно подняла глаза на более мягкий тон его голоса. Их взгляды встретились, и она глубоко вздохнула.

— Нет. Полицейские были слишком заняты, одевая наручники. Они не дали мне возможности захватить мои утренние хлопья, — ответила она с сарказмом.

Эш представил картинку, Миа в наручниках... его тело мгновенно отреагировало на визуальный образ, что пришел в голову, и никакой одежды... на ней только наручники, а он рядом с ней не для того чтобы арестовать. Он откашлялся, в попытке немного развеять изображение, в его фантазиях “заключение” не имело отношения к тюрьме.

— Полагаю, — продолжила она уже мягче, — Завтрак это последнее, о чём я могла думать сегодня утром.

— Тогда пойдем со мной, — сказал Эш вставая, на ходу зацепив свой пиджак.
Миа изумленно поднялась с кресла, она не была уверена в необходимости куда-либо ехать с этим человеком.

— Куда мы идем? — спросила она, её ноги не могли двигаются таким темпом, чтобы успевать за его быстрыми шагами.

Эш взглянул на девушку, с легкой улыбкой он прикоснулся к её лицу и темным кругам под глазами.

— Тебе нужно что-то поесть и, наверное, еще несколько часов сна. Но, к сожалению, это произойдет еще не скоро. Еду, я могу устроить. Остальное — роскошь, которую не могу предложить тебе на данный момент.

 

Плечи Мии поникли, но она знала, что Эш был прав.

— Еда... было бы хорошо. Можете отвезти меня домой, я просто захвачу сэндвич.

Эш колебался.

— Что? — спросила она, боясь услышать что-то не совсем приятное. Выражение его лица обещало, что услышанное вряд ли ей понравится.

Больше всего Эшу хотелось отвезти её домой и уложить в постель. Он уже представил её, лежащей среди вышитых подушек, на покрывале ручной работы поверх двухспальной кровати. Она выглядела как женщина, которая могла вышивать, создавая уют, не плохая мысль, подумал он и добавил

— Ты не можешь пойти домой. Во всяком случае пока — нет.

 

От взгляда Эша, жесткого и напряженного Мия резко напряглась.

— Почему же нет?

Он положил руку на её спину и повел по коридору. По пути несколько человек передали ему какие-то документы, кивнув он взял все бумаги с собой.

— Потому что твой дом, всё еще обыскивает полиция, — сказал он прежде чем двери лифта открылись. Ошеломленная новостью Мия замерла и Эшу пришлось подтолкнул её внутрь лифта.

Мия задумалась на минутку, снова и снова прокручивая услышанное в сознании. И тут ее осенило.

— Они ничего не нашли, ведь так? — спросила она, сияя своей улыбкой, — Это же хорошая новость, правда?

 

Эш был впечатлен, что Мия сделала такие оптимистические выводы, тогда как большинство людей в подобной ситуации стали либо злиться, либо оправдываться.

–Правильно. Это хорошая новость.

–Так они в конце концов отказались от обвинения, да?

Эш не хотел врать и давать пустые надежды.

— Возможно нет. Судебные заседания могут проходить и без предъявления трупа, поверь, были такие дела, где обвинению удавалось доказать убийство. А пока они пытаются найти тело, закопанное в твоем саду. Видимо у тебя посажено много новых кустов и этот факт не дает покоя полиция.

Мия вздохнула, покачала головой, наблюдая как Эш нажал кнопку подземного гаража.

— Я не настолько глупа, чтобы закапывать кого угодно в моем дворе. Да я бы и кошку свою там не закопала, — проворчала она.

Эш засмеялся, несмотря на серьезность ситуации.

— Даже не дохлую кошку? А почему бы тогда не труп бывшего жениха? Я думал, что каждому хочется быть со своими близкими рядом в загробной жизни.

Мия закатила глаза.

— Это шутка? Джефф не давал мне покоя несколько месяцев. И уж если бы я убила его, чего я не делала, — предупредила она, — Вы действительно думаете, что я бы закопала его труп у себя во дворе? Для чего? Чтобы этот несносный человек и после смерти всегда меня преследовал?

Железная логика Мия вызвала его смех. Всё могло быть ложью, но тем не менее её слова имели смысл.

— Ваши доводы имеют смысл, — сказал он, пытаясь подавить смех, двери лифта открылись. Они вышли из здания, но неожиданно вспышки фотокамер преградили им путь. Пытаясь огородить и защитить Мию, Эш обнял её за плечи, прибавил темп и попытался выяснить что происходит.

 

 

Глава 3

 

Толпа репортеров продолжала их преследовать, сверкали вспышки и посыпались вопросы журналистов.

— Мисс Паулсон вы признаетесь в убийстве своего жениха? Есть ли другие подозреваемые?

Кто-то ещё крикнул.

— Если вы невиновны, то что ищет полиция перекапывая ваш сад? Неужели они думают найти там труп?

Камеры продолжали щелкать, ловя в объектив шокированную девушку.

Мия уцепилась за руку Эша, позволяя ему вести ее почти в слепую. Своим огромным телом он как мог закрывал девушку от прессы, ускоряя шаг в сторону своей машины. Когда он почти запихнул её в машину, Мия даже не задумалась чья она, ей хотелось по быстрее скрыться от камер и вопросов.

Эш завел машину и выехал со стоянки, умело маневрирую мощным внедорожником.
Спустя несколько мгновений, он сказал

— Я сожалею об этом, Мия. Мне следовало предвидеть, возможное появление прессы.
— Что это было? — спросила она, все еще не понимая, почему пресса так заинтересовалась её случаем.
— Ты работаешь в школе, с детьми, обвиняешься в убийстве своего жениха...Что тебя удивляет?
— Бывшего жениха, — быстро поправила она.

— И что особенного в моем деле? Я что серийный убийца, которого долго не могли поймать?

— Подробности, кажется, привлекли внимание СМИ и общественности, — пояснил он. Эш нажал какую-то кнопку на руле и мгновение спустя раздался голос на линии.

— Джинни, убедитесь, что служба безопасности очистила от прессы переднюю часть здания. Да, и получите охранный ордер в отношении её дома тоже.

Рот Мии образует идеальное немое “О”, когда она слышит разговор и понимает, что без подобного ордера пресса достанет её и дома.

— СМИ решили, что это я? — спросила она еле слышно. Эшу не понравилась паника в ее голосе, куда подевалась девушка, способная за себя постоять несколько минут назад. Сейчас не время для слабости.

— Прессу не волнует, сделала ты это или нет. В спокойный денек, все средства хороши для сенсации.

Миа смотрела в окно, качая головой.

— Я работаю с детьми, — сказала она. — Они ещё слишком малы и впечатлительны. Они не поймут, что происходит, особенно, если толпа журналистов появится в школе. Это отпугнет их и введёт в заблуждение. Я потеряю доверие в их глазах.

Эш не собирался опускать руки.

— Я не позволю очернить твоё имя, Мия. Просто верь мне.

Она посмотрела на него, чувствуя его силу и власть, но не была до конца уверена в том, что может доверять.

— Даже если вы сможете очистить моё имя от уголовных обвинений, всегда найдутся люди, которые будут думать, что я сделала это.

Как не печально, но девушка была права, подумал он.

–Тогда я просто должен убедить всех, и развеять любые сомнения.

Она вздохнула и упала вниз на мягкое, роскошное кожаное сиденье.

— Честно говоря, я не очень голодна. Вы можете просто подбросить меня к моему дому? — спросила девушка.

— Ты не можешь пойти туда, — сказал он твердым и настойчивым голосом.

— Почему нет? Конечно, они не будут переворачивать мой дом весь день, или будут? — спросила она.

— Они могут, в зависимости от того, что они нашли или не нашли, — он продумал следующие свои слова.

— И даже если они закончат сегодня, твой дом ещё несколько дней может быть не пригодным для жилья. Кроме того, мы тоже не закончили на сегодня. У меня есть новые вопросы, нужно уточнить некоторые детали и моя команда, работающая по твоему делу нуждается в помощи. С крючка тебе так просто не сорваться.

Он притормозил у закусочной, они вышли.

— Более того, ты весь день ничего не ела, мы возьмем горячие бутерброды на вынос. Сегодня будет долгий и утомительный вечер, тебе понадобится много силы.

 

Мия проследовала за ним внутрь, после того как Эш открыл дверь и помог выбраться из машины. Все эти знаки внимания удивляли девушку, вызывая странные ощущения теплоты и мягкости, словно бабочки запорхали у неё в животе. Проклятье, да он — джентльмен! И почему он не может просто постоять и подождать ее снаружи как большинство парней? Она не привыкла к мужской помощи и старалась всё делать сама. Но Эш, с его манерами джентльмена в сочетании с его богатством удивлял её, заставляя думать о вещах, совершенно неуместных.

Он даже придержал для неё стул, в то время как официантка протянула им меню. Неожиданно для себя Мия поняла, что и её лицо запылало от смущения.

— Что случилось? — спросил он, мгновенно осознавая её перемену. Мия подвинулась в кресле и положила меню в сторону.

–Ничего, — ответила она нервно.

Глаза Эша сузились.

— Что не так? Ты вспомнила что -то относящееся к делу? — подсказал он, откладывая меню.
Она не могла даже взглянуть на него, настолько ужасно затруднительно ей было.

— Нет. Я просто поняла, что совсем не голодна.
Эш не поверил ни секунды.

— Тебе нужно немного поесть, Мия, — его голос был нежным, но твердым, — Ты же не ела целый день и нам предстоит ещё вернуться в офис.

 

Девушка вздохнула и прикрыла на мгновенье глаза, но тут её желудок предательски заурчал от голода. Она положила руку на живот и попыталась тем самым приглушить звук.

— Я просто нервничаю вот и все. Не каждый день меня арестовывают, — сказала она, в попытке отшутиться.
Эш подозревал, что был прав и пытался не улыбаться.

— Как насчет новоанглийского клэм-чаудера (блюдо из крупных морских моллюсков) и «сэндвич Рубена» (изрядное количество тонко нарезанных ломтиков копченого мяса, помещенных между двумя большими ломтями сдобного хлеба. Сэндвич так назвали по фамилии румынского иммигранта, который и предложил оригинальный рецепт копченого мяса. Сопровождают этот впечатляющего размера бутерброд салат из свежей капусты — coleslaw и самый что ни на есть наш соленый бочковой огурец.)? — предложил он.

— Или гамбургер с двойным сыром и луковыми кольцами? — спросил он, внимательно наблюдая за ней.

Когда Мия слегка кивнула на втором варианте, Эш отложил меню с довольным кивком и сделал знак официантке.

— Тогда это будет бургер.

— Нет! Действительно. Я в порядке. — пробормотала она
Эш продиктовал официантке заказ — чизбургеры с луковыми кольцами и большую порцию картофеля-фри.

— Можете ли вы принести немного соуса с уксусом, а?

Конечно может... её не нужно просить дважды. Пожирая глазами Эша официантка кивнула, готовая сразу бежать и исполнять приказ этого красавца как можно быстрее. Мия пристально смотрела вслед девице, сдерживая желание плюнуть, когда эта дерзкая девчонка покачивала своими бедрами как очевидное приглашение к общению.
Мия оглянулась на мужчину, желая убедиться в своих догадках, что Эш с открытом ртом пялится на официантку. Ей необходимо как-то успокоить эти сумасшедшие эмоции, которые плавают в ее голове. Но Эша не интересовала официантка и её голодные взгляды. Сейчас он увлеченно наблюдал за Мией, прикусившей свою нижнюю губу и убийственным взглядом провожая официантку. И это зрелище доставляло ему удовольствие … эти губы, эти сексуальные губы манили его.
— У меня нет с собой кошелька, — наконец сказала девушка, пытаясь переключиться от нахлынувшей ревности.
— Я понял это, — рассмеялся он, — Неужели ты думаешь, я собирался заставить тебя платить за свою еду?

Девушка нервно перецепляла на коленях пальцы, волнение усиливалось из-за смотревших на неё голубых глаз.

— Я не знаю, что и думать. Сегодня был один из тех сумасшедших, непредсказуемых дней, который я надеюсь больше никогда не повториться.
Он мягко улыбнулся.

— И я здесь, для того, чтобы убедиться, что этот день пройдет, ситуация разрешима, и что мы сможем всё уладить.

Эш помолчал, глядя с беспокойство в её глаза.

— Вы действительно спасаете дождевых червей? — поинтересовался он, не в силах остановить вопрос, только что всплывший в его памяти.

Она подняла на него глаза, не зная, о чем он говорит.

— Спасаю дождевых червей? — переспросила девушка, в замешательстве.

— Сегодня утром, когда Отэм тащила меня в зал суда, она рассказывала мне, что ты внеземное существо в человеческом обличии. И пытаясь убедить меня в твоей невиновности рассказала историю о спасении дождевых червей.

Мия покраснела и посмотрела вниз. Не зная, о чем точно могла рассказать подруга, девушка пожала плечами и почти прошептала.

— Мне было больно смотреть как они страдают от палящего солнца.