Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

УТОЧНЕНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ

 

Обоснованность научных и практических предполо­жений (гипотез) проверяется путем сопоставления об­щих посылок с менее общими, а в конечном счете — на основе непосредственного соотнесения с описанием эле­ментарных фактов. Чтобы проделать этот сложный путь, необходимо нащупать точки соприкосновения понятийного аппарата исследования с реальными собы­тиями, содержание которых они отражают.

Самая простая гипотеза прикладного исследова­ния — ожидается, что интерес к телевидению связан с уровнем образования телезрителей, — нуждается в пере­воде ее понятий в операциональные термины: что такое "интерес", какие операции фиксируют его наличие или отсутствие, частота просмотров, оценки содержания про­грамм, запоминание содержания увиденного и услышан­ного, выбор данной программы из нескольких возмож­ных и т. д.

Поиск эмпирических значений понятий называют его эмпирической интерпретацией, а определение этого понятия через указания правил фиксирования соответ­ствующих эмпирических признаков — операциональ­ным определением.

Как логическая задача проблема эмпирической ин­терпретации понятий теории была поставлена в филосо­фии позитивизма. Речь идет о соотнесении эмпиричес­кого и теоретического уровней знания, о правилах этого соотнесения.

С точки зрения классического позитивизма (М. Шлик), эмпирическая интерпретация достигается путем полной редукции (сведения) значения понятий теории к их эмпирическим признакам. Но содержание научного и вообще достаточно абстрактного термина ни­когда не переводится в конечное число проявлений его сущности, сохраняется какой-то невыразимый в эмпи­рических показателях "остаток".

Поэтому эмпирическая интерпретация понятия по необходимости частичка. Операциональное определение раскрывает лишь некоторое содержание термина и пред­лагает частичное пояснение его значения. Тем более не­возможна полная эмпирическая интерпретация теории. Теория связана со своим эмпирическим базисом так, что в более или менее однозначном отношении с эмпи­рической основой находятся лишь отдельные элементы теоретической системы, отдельные "точки", т. е. понятия, "в состав которых входят признаки, указывающие условия их эмпирического применения, выявляющие не­который эмпирически обнаруживаемый индикатор не­наблюдаемой сущности" [291. С. 67]. Такие понятия или суждения выступают "представителями" системы в целом. Тогда остальные элементы теоретической систе­мы получают косвенную интерпретацию. "Косвенная интерпретация осуществляется при помощи логической связи терминов и предложений системы с непосред­ственно интерпретируемыми терминами и предложения­ми" [291. С. 115—116]. Таким путем эмпирическая ин­терпретация как бы передается по цепочке логических связей понятий в направлении, обратном тому, по кото­рому осуществлялось развертывание теории.

При разработке программы социологического иссле­дования мы должны в первую очередь выделить ключе­вые понятия, выражающие узловые точки изучаемой проблемы. Именно они и подвергаются эмпирической интерпретации, что позволяет не только сформулировать, но и проворить гипотезы на базе фактических данных. Интерпретация понятий в определенных терминах озна­чает поиск эмпирических признаков, поясняющих их зна­чение в некотором существенном для нашей задачи от­ношении. А существенное отношение, в свою очередь, бу­дет определяться проблемой и предметом исследования.

Обратимся к примеру — исследованию отношения моло­дых советских рабочих к труду [283. Гл. II]. Проблема иссле­дования — противоречие между требованиями функциональ­ного содержания труда (технология работы) и запросами лич­ности рабочего в трудовой деятельности (отношение к труду). Предмет — отношение к труду как система мотивов трудовой деятельности; их обусловленность материальным стимулиро­ванием, функциональным содержанием труда, уровней запро­сов личности, а также другими факторами.

Одна из главных_задач — выявление мотивационного ядра трудовой деятельности в тогдашних условиях промыш­ленного производства. Основной ракурс, в котором мы долж­ны вести анализ, связан с мотивацией труда. Поэтому сначала рассмотрим отношение к труду в таких понятиях, как отноше­ние к труду вообще как к ценности; отношение к профессии как К определенному или частному виду труда; отношение к работе как к еще более специфическому виду трудовой дея­тельности в конкретных условиях (рис. 3).

 

 

Эти понятия выступают как общее и особенное. Значит, с точки зрения смыслового (семантического) уточнения поня­тия "отношение к труду" мы получаем некоторую общую ди­рективу: в нашем исследовании надо иметь сведения, которые бы характеризовали отношение к труду вообще, в его специ­альном виде и в еще более специальном — к работе в данных конкретных условиях.

Рассмотрим для примера последний элемент как более простой — отношение к работе, т. е. специфическому виду труда в конкретных условиях. Оно проявляется в объектив­ных признаках (реальная деятельность и ее продукты) и в субъективных (мотивация).

Теперь от уточнения смысла выделенных понятий, в свою очередь связанных с более общим понятием "отношение к тру­ду", мы начинаем приближаться к их прямой интерпретации в эмпирических признаках. Внешне выражаемые показатели от­ношения к работе: качество и производительность труда, иници­ативность, уровень дисциплины рабочего, а также другие. Субъективные показатели: ценностные ориентации, структура и иерархия мотивов, состояние удовлетворенности работой.

В самом общем виде отношение к труду можно разделить на два принципиально разных типа: как к самоценной дея­тельности, наслаждению от самого процесса труда и как цель инструментальной деятельности, в которой реализуются по­требности, лежащие за пределами самого процесса труда, а труд выступает главным средством их удовлетворения. Эта гипотеза диктовалась двумя аргументами. Во-первых, постула­том марксизма о том, что при коммунизме труд из средства жизни превращается в первую жизненную потребность, т. е. мы хотели проверить, насколько советское общество того вре­мени приближается к коммунистическому. Во-вторых, данная гипотеза обосновывалась теорией Ф. Херцберга об инструмен­тальной и терминальной мотивации труда, каковые модели мотивации он фиксировал в США у неквалифицированных и квалифицированных рабочих.

Каковы же эмпирические признаки отношения к труду — как к самоценной деятельности или как к средству? Можно указать признаки господствующей ориентации на содержание, процесс трудовой деятельности и признаки ориентации на ма­териальные результаты труда. Показатель той или иной ори­ентации — состояние удовлетворенности или неудовлетворен­ности какими-то сторонами работы. Доказательство господ­ствующей ориентации на содержание труда сравнительно с ориентацией на труд как средство к жизни есть более тесная связь (корреляция) между содержанием труда, с одной сторо­ны, и уровнем общей удовлетворенности работой, с другой—по сравнению с теснотой связи между размером заработка и уровнем общей удовлетворенности работой. Так, если об­наружится, что общая удовлетворенность работой при низком функциональном содержании труда (малоквалифицированная, монотонная работа) и высоком уровне заработной платы ниже, чем общая удовлетворенность при высоком содержании труда (высококвалифицированная, разнообразная работа) при аналогичном или меньшем размере заработной платы, следу­ет вывод, что господствует ориентация на содержание труда. При обратной зависимости — противоположный вывод. Практически же речь идет о выявлении соотносительного зна­чения той и другой ориентации.4

4 В проведенном в начале 60-х гг. исследовании мы нашли, что более значимая ориентация на содержание труда отличает более моло­дых рабочих от рабочих среднего и пожилого возраста; занятых более сложным и квалифицированным трудом по сравнению с малоквали­фицированными работниками; людей с более высоким уровнем обра­зования (более развитая система потребностей) сравнительно с работ­никами, не имеющими среднего образования [283. С. 288—306].

 

При повторном исследовании, спустя 15 лет, выявилось, что имеет место тенденция укрепления инструментального от­ношения к труду как к источнику материального благополу­чия, самоутверждения и повышения социального престижа в трудовом коллективе [305]. В исследованиях последнего вре­мени (1989—1993 гг.) было показано, что по мере нарастания экономического и социального кризиса инструментальные мо-тивационные программы полностью оттеснили на второй план программы "целетворческой мотивации" в среде промышлен­ных рабочих, занятых на государственных или кооперативных предприятиях.

Подобные аналитические рассуждения следует про­должить в отношении всех ключевых понятий, относя­щихся к проблеме и главным задачам исследования.

Далее мы переходим к операциональным определени­ям тех понятий, которые были выделены в качестве ме­нее общих, чем первоначальные, исходные, и так вплоть до простейших показателей, которые относительно легко различимы при регистрации первичных данных.6

6 "Операциональное определение, — пишет Г.С.Батыгин, — это се­рия инструкций, описывающих действия, которые должен осуществить исследователь для установления значений переменной" [10. С. 56].

 

В принципе простейшие показатели могут быть индивидуальными и совокупными, которые, в свою оче­редь, подразделяются на подвиды [10. С. 46—58]. Так, индивидуальные могут быть абсолютными, т. е. атрибу­тивными, вроде половозрастных, и относительными, срав­нительными, вроде показателей взаимоотношений меж­ду членами группы или уровнем активности ее членов. Один из наиболее распространенных видов индивиду­альных показателей — контекстуальные, т. е. указания на принадлежность к некоторой социальной общности, вследствие чего ее представители наделяются свойства­ми общности. Совокупные показатели часто являют со­бой усреднение индивидуальных (аналитические), но могут выступать в виде структурных (отношения между объектами) и "глобальных". Последние, характеризуя всю социальную целостность, непосредственно трудно­наблюдаемы. Таковы, например, социально-характероло­гические черты этнических общностей.

Последовательность действий при уточнении основ­ных понятий, интерпретации их смысла в наблюдаемых показателях можно резюмировать следующим образом:

1. Прежде всего — это теоретическая работа: анализ соответствующей литературы по предмету, уточнение смысла понятий в рамках данного теоретического под­хода (или множественности смыслов в разных парадиг­мах, из которых мы избираем одну либо формулируем свое "рабочее определение"). Это предполагает возмож­ность избежать ошибки смешения общеупотребительного смысла понятия с его научным, социологичес­ким значением.

2. Создание "образа" данного свойства, аспекта по­нятия или его целостного представления в каких-то "зримых" проявлениях (в нашем примере отношения к труду — это "образ" из поддающихся изучению конк­ретных проявлений отношения рабочих к труду по объективным и субъективным показателям).

3. Построение более упорядоченной системы харак­теристик, свойств нашего "образа" так, чтобы не расши­рять и не сужать объем интерпретируемого понятия за пределы, где соответствующие эмпирические прообразы потеряют свою функцию быть соотнесенными с его об­щим смыслом.

4. Выбор прямых показателей каждой из выделен­ных характеристик, т. е. переход к операционным уточ­нениям: какими конкретными методами и технически­ми приемами следует (можно) зафиксировать выделен­ные свойства (например, удовлетворенность работой и отдельными ее составляющими).

5. Построение так называемых индексов или состав­ных показателей, формируемых путем определенной комбинации частных показателей, которые были выделе­ны в предыдущей операции. (Примером может служить построение "логического квадрата" удовлетворенности ра­ботой, описываемого ниже на с. 261, Схема 20).

При обратном движении к анализу данных в соот­ветствии с выдвинутыми гипотезами крайне важно еще раз проверить (теперь уже опираясь на опыт, получен­ный при сборе данных и изучении их связей), насколь­ко семантическая и эмпирическая интерпретации клю­чевых понятии исследования были удовлетворительны­ми, т.е. в какой мере возможны прямые соотнесения по­казателей и индексов с теми смыслами, свойствами, к которым они первоначально были "привязаны".

В заключение еще раз подчеркнем: было бы оши­бочным полагать, что движение от теории к уточнению смысла и эмпирической интерпретации основных понятий исследования, как и возврат к теоретическому ис­толкованию полученных данных — это четко обозначен­ные "прямые трассы", по которым исследователь может успешно и "безаварийно" двигаться, соблюдая известные правила. В действительности, это сложные познаватель­ные процессы, далеко не полностью формализуемые. Немаловажную роль играют здесь аналогии, ассоциации, научная интуиция, знание и опыт исследователя, его об­щая культура.7

7 В недавней публикации [12] Г. С. Батыгин справедливо пишет о том, что эмпирическая интерпретация понятий нередко замещается "нарративен", т. е. повествованием о возможных взаимосвязях между переменными, признаками изучаемого явления, включая "случаи из жизни" но своему опыту [С. 63].