Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Разновидности качественных исследований.



Многообразие тактик, применяемых в настоящее время в области качественной социологии, в целом можно свести к следующим наиболее распространен­ным: кейс-стади, этнографические исследования, устная история, история жизни, история семьи, grounded theory.

Исследование отдельной общности,— кейс-стади (case study) 4 — традиционное поле изучения уникально­го объекта в совокупности его взаимосвязей.

4 В нашей литературе англоязычный термин case study стал об­щепринятым. Дословный перевод: "исследование случая". Возможно, термин пришел из судебной практики, где кейс — данное судебное раз­бирательство.

 

Таким объектом прежде всего может быть замкнутая общ­ность, труднодоступная для анализа другими методами: "дно" общества (преступные группировки, бомжи, нищие [В.Журавлев, 88]), социальные элиты, религиозные секты, а также и производственные коллективы. В последнем случае исследователи на протяжении длительного време­ни становятся участниками повседневной жизни пред­приятия, изучают систему взаимоотношений, значимость определенных событий в жизни коллектива (А. Н.Алек­сеев [2, 3])или изучают особенности развития рабочих движений протеста (И. Козина [115]).Длительное (в тече­ние нескольких месяцев, а иногда и лет) "погружение" в исследовательское поле дает возможность всесторонне расмотреть "случай" в единстве его взаимосвязей и дина­мике развития, изучить групповые нормы и ценности, структуру ролей или систему властных отношений.

Обычно объектом анализа является один случай. При сравнении его с другими их число не должно превы­шать трех-четырех случаев. В дневнике наблюдений де­тально регистрируются как обычные (повседневные) так и экстремальные ситуации в жизнедеятельности объекта наблюдения по временным единицам (часы, дни, недели). Все факты, комментарии, идеи обсуждаются в группе ис­следователей. Более подробно о тактике наблюдения см. гл. IV, § 1.

Как правило, проблема сопоставления с другими случаями является здесь второстепенной по сравнению с изучением структуры данного уникального объекта. Источниками информации служат в основном включен­ные наблюдения, фотографии, фокус-интервью или экс­пертные интервью, производственные характеристики, а в последнее время и видеоматериалы.

Предметом изученияв кейс-стади могут быть и со­циально-психологические особенности отдельной лично­сти, представляющей самостоятельный интерес как "клинический" случай. Классический пример — "Пись­ма Дженни" Дж. Олпорта [312], где автор опирался на изучение писем стареющей женщины к друзьям своего сына и проанализировал изменения в ее внутреннем мире, ее личные кризисы, реконструировал ее жизнен­ный путь и смену ее идентичностей.

Специфика кейс-стади состоит в глубинном изучении своеобразия объекта, выводы о результатах обычно носят сугубо локальный, прикладной характер и направлены на выработку рекомендаций по разрешению конфликтов или более успешному функционированию общности.

Этнографические исследования как правило имеют описательный характер и представляют собой многосто­ронний анализ каждодневной практики определенной общности с точки зрения ее культуры (нормы, ценности, язык, мифы), отличающейся по стилю и образцам поведе­ния от культуры основной массы населения. Примером может служить исследование российского крестьянства, проводимое под руководством Т. Шанина [50] или работа, выполненная под руководством Д. Хубовой по исследова­нию исторических аспектов жизни кубанского казачества [282]. Описание каждодневной жизни крестьян их соб­ственными словами продемонстрировали, что фактически эта культура на протяжении десятилетий оставалась не­известной и закрытой областью как для исследователей, так и для широкой общественности. Источниками ин­формации в этнографическом исследовании могут быть письма, личные документы, фотографии, образцы фолькло­ра, а также групповые интервью.

Исторические исследования, или устная история, обычно описывают субъективный опыт переживания определенных исторических событий. Интерес социоло­га может быть направлен на изучение локальных или общезначимых исторических событий (история движе­ний, организаций; населенного пункта). Так, М. Рожанский на примере Усть-Илимска проследил, как склады­валась история нового города — "города без прошлого": как формировалась его культурная среда, как из мироо­щущения мигрантов-маргиналов рождалась новая самоценная культура [223]. Историческое исследование осо­бенно ценно, если отсутствует достаточная документаль­ная информация о событии общесоциального масштаба. Например, сведения о раскулачивании крестьян в 20-30-е гг., о сталинских репрессиях, о жизни кубанского казаче­ства, эпизодах Великой Отечественной Войны. Такого рода поиски проводились обществом "Мемориал" и уче­ными Российского Государственного Гуманитарного Уни­верситета (РГТУ). В настоящее время они имеют свои "ус­тные архивы": записанные на пленку рассказы людей о времени сталинских репрессий, голоде на Украине и жиз­ни советских людей в зонах оккупации во время Отече­ственной войны. Особенность данного направления — от­ношение к информанту как очевидцу исторических собы­тий. Поэтому с точки зрения методики здесь на первом плане — проблемы его правдивости, адекватности воспо­минаний, возможности его памяти.5 Для этого необхо­дим — глубокий анализ социально-исторического кон­текста. Обычные источники информации: мемуары, днев­ники, письма, интервью и, конечно, имеющиеся официаль­ные исторические свидетельства.

5 Ян Котцы предпринял сравнительное исследование опыта полит­заключенных в разных странах — Южной Африке, Чехии и Россия— и роли социально-культурного контекста при интерпретации таких воспоминаний в настоящее время. Он обнаружил, что в странах с раз­ными политическими режимами отношение к существующему в насто­ящее время строю предопределяет различия в эмоциональной окраске воспоминаний [321].

 

История семьи. Это направление изучает взаимо­действие семьи и общества на протяжении поколений. Семьярассматривается как относительно устойчивая малая группа, взятая в исторической перспективе, кото­рая в каждом поколении членится и перестраивается, что не исключает ее "непрерывности" как социального феномена. Анализируются процессы социальной и тер­риториальной мобильности членов семьи, преемственно­сти или изменения социального статуса семьи от поколения к поколению, передачи "культурного капитала" или трансформации ценностей [313, 240, 241, 316].

Специфика качественного подхода к проблемам со­циальной мобильности является отдельной темой. В ре­зультате ряда таких поисков фактически возник новый аспект проблематики социальной мобильности, прежде традиционно-количественной области социологии: изу­чение семейных стратегий и передачи культурного ка­питала от поколения к поколению [316, 15]; проблема социального статуса и социальной мобильности жен­щин (М. Малышева, [152]); падение семейного статуса в результате социальной революции и адаптация к после­революционной ситуации [313, 241], тип семейного жи­лья как отражение социального статуса (П. Томпсон, [313]). Перечисленный набор тем не мог быть рассмот­рен в рамках количественной стратегии.

Источниками информации здесь служат семейные архивы, глубинные интервью с представителями разных поколений, генеалогические графы.

История жизни, человека от детства к взрослению и старению является, пожалуй, одним из самых распрос­траненных направлений в качественной социологии. Метод получения информации — биографическое интер­вью представляет собой жизненное повествование как своего рода "сценическое представление" (метафора Э. Гоффмана) о себе и своей жизни. Интерес исследова­теля может быть направлен на сам способ построения рассказа о жизни, путь "конструирования" биографии для выявления социальной идентификации респондента (важны приемы "построения" идентичностей, изменения идентификаций). Петербургские социологи В. Воронков и Е. Чикадзе задались вопросом: каким образом в пери­од 20—30-х гг. происходила утрата культурно-нацио­нальной идентичности евреев и формировалась их со­ветская идентичность. Опираясь на биографические по­вествования пожилых и молодых людей, они обнаружи­ли существенные различия в способах построения национальной идентичности в разные исторические периоды советской истории [38]. Индивидуальная история жиз­ни может стать основой и при изучении способов "про­живания" жизненных событий: индивидуальных кри­зисов, поворотных моментов биографического пути, соци­ально-исторической ситуации. Истории жизни часто ис­пользуются в тендерных исследованиях, позволяя глубо­ко изучить особенности мужских и женских моделей поведения в определенных социальных общностях (М. Малышева [152], Е. Мещеркина [172], Е. Здравомыс-лова, Е. Чуйкина).

Биографические повествования в своей совокупности могут стать предметом анализа и как коллективный. опыт "проживания" определенной социальной ситуации, Сравнительный анализ большого числа аналогичных слу­чаев — основа для описания социальной проблемы, кото­рая вырисовывается за сходными обстоятельствами и дей­ствиями, за общей социальной практикой людей. Такой методологический подход позволяет типологизировать жизненные стратегии в сходных ситуациях, конструиро­вать "образцы" (нормативные модели) поведения или типы культурных ориентации, стилей жизни.

Мы применили этот подход в исследовании жизненных стратегий молодых интеллектуалов. На основе анализа 30 биографий были сконструированы типичные черты их стиля жизни, построена типология таких стилей в зависимости от ценностных ожиданий [241]. Иследование Е. Мещеркиной имело своей целью выделить доминантные типы мужской идентичности и сдвиги в этой области в современной России (возвращение к патриархальному типу "добытчика") [172].

Источники информации в этом случае — совокупность биографических интервью (как основная база), а также офи­циальные и личные документы, социальная статистика, ар­хивы, данные опросов общественного мнения, описывающие социальный контекст коллективной практики.

 

Групповая дискуссия, или метод "фокус-группы", —способ выявить различие в понимании некоторой проблемы, события, явлений жизни определенными группами людей. Метод групповых дискуссий широко использу­ется в прикладных маркетинговых исследованиях, при изучении покупательского спроса, реакций на рекламу, отношения к политическим деятелям и т. п. Данный метод в некотором смысле комбинирует количествен­ный и качественный подходы, так как группы должны заведомо репрезентировать некоторую общность.

Дискуссию ведет модератор, т. е. сам исследователь или сотрудник исследовательского коллектива. Он пред­лагает тему (о чем приглашенные для дискуссии заве­домо оповещены) и стимулирует участников к спору, высказыванию своих мнений, отличных от уже предло­женных. Вопросы модератора тщательно обдумываются и следуют программным целям. Вместе с тем модера­тор изобретательно направляет дискуссию, а ее содержа­ние, как и поведение участников, подлежат качественно­му анализу и в смысле аргументации, и с точки зрения лексики, интонаций, короче — всех доступных свиде­тельств, которые позволяют проникнуть в смысл выска­зываний, именно тот смысл, какой вкладывают в сужде­ния сами участники действия.

Исследователь фокусирует внимание и на предмете обсуждения, и на конкретной группе представителей какой-то особой общности (социального слоя; профес­сии; группы, поддерживающей некоторое общественное движение; фанатов "поп-звезды"; потенциальных поку­пателей конкретного товара и т. д.)

Пример. Американский социолог Дж. Робинсон провел опрос студентов факультета социологии МГУ по формализо­ванной анкете. Надо было в пятибалльных шкалах дать оцен­ку наиболее острых проблем нашей жизни (Москва, 1990 г.). Многие студенты указали на нехватку товаров массового спро­са как одну из наиболее острых. После опроса Робинсон устро­ил групповую дискуссию: почему именно так ответили на этот вопрос? В ходе дискуссии тема товарного дефицита резко смес­тилась в сторону проблемы человеческих взаимоотношений.

Дефицит ресурсов — дна из при причин обострения социаль­ной напряженности. Люди становятся агрессивными, недобро­желательными, злыми, вступают в противоборствующие соци­альные движения и партии, возникает межнациональная не­приязнь и т. д. Интервьюер не стал возвращать аудиторию к заданной теме ("нехватка товаров"), но повел дискуссию в но­вом направлении и в итоге пришел к лучшему пониманию, по­чему, по каким мотивам были получены такие-то статистичес­кие распределения в формализованной анкете. Интерпрета­ция пункта о товарном дефиците теперь представляется на­много более полной, выводит на серьезные размышления о че­ловеческих взаимоотношениях.

Состав группы определяется целью и задачами ис­следования. Это могут быть представители полярных общностей (скажем, сторонники и противники некото­рой политической партии, любители жанра в искусстве и равнодушные к нему), гомогенная группа (студенты, пенсионеры, военные), "целевая" (слушатели, читатели некоего источника массовой информации), "случайная" группа (люди, внезапно пережившие общее бедствие...). Численность таких групп — до 15 человек.

Дискуссия записывается на аудиопленку, но час­то — на видеокассету с тем, чтобы впоследствие тща­тельно проанализировать ее содержание и осмыслить его соответственно задачам исследования. 6

6 Детально о технике фокус-групп и групповой дискуссии см. [26].

 

Итак, теперь мы знаем, что, используя разные так­тики, социологи-"качественники" могут анализировать разнообразные поля социального опыта.

 

Тактики качественного анализа:

• Если в фокусе интереса прежде всего проблемы уникальности объекта и выяснение скрытых пружин его функционирования — он выбирает тактику кейс-стади. В этом случае результаты исследования сугубо практические и носят характер советов или рекоменда­ций относительно данного сообщества.

• Если цель изучения в первую очередь — новое знание о культуре определенного общества, то он ис­пользует тактику детального описания форм поведения и языка — этнографическое исследование.

• Если же исследование направлено на выяснение субъективной стороны исторического события и его по­следствий для участников или очевидцев, то выбирается тактика устной истории, где первоочередной задачей яв­ляется проверка степени правдивости воспоминаний при сопоставлении их с другими источниками информации.

• В случае интереса к ретроспективе социальных процессов и механизмам передачи культурного капитала от поколения к поколению, он обращается к тактике исто­рии семьи.

• Если же интересна прежде всего индивидуальная жизнь и отражение в ней социально-культурных норм, соотношение социального и индивидуального, то социолог применяет тактику истории жизни.

• Существенное значение имеет еще одна тактика, о которой мы поговорим позже, — это тактика построения теории случая (grounded theory).

Общими свойствами исследования можно считать:

а) ориентацию на длительный непосредственный кон­такт исследователя с данным социальным феноменом;

б) познание объекта в первую очередь с помощью изучения неструктурированных текстов как живых об­разцов устной или письменной речи, содержащей ин­формацию о субъективных смыслах непосредственного человеческого взаимодействия;

в) использование нескольких разноплановых источ­ников информации об объекте и разных методов;

г) всестороннее описание и интерпретация состоя­ния социального феномена в совокупности всех характе­ристик.

Многообразие техник качественного исследования отличает этот подход от "количественного". Исследователь волен изобретать способ действия и собственную стратегию, подходящую для его исследовательской ситу­ации. Вместе с этим, как и в жесткоструктурированном системном подходе, он должен следовать определенным канонам научного поиска, концептуализировать свои наблюдения и интерпретацию в понятиях теории, обо­сновывать аргументы, опираясь на достоверные данные (тексты, наблюдения, имеющиеся документы, данные других исследователей).

"Качественное" исследование по объекту интере­са — повседневная практика людей — как бы напо­минает работу журналиста. Но только социолог-профессионал достаточно подготовлен для того, что­бы концептуализировать живую реальность в поня­тиях теоретического знания. Поэтому и в процедуре исследования он обязан следовать определенной логи­ке и придерживаться правил научного подхода.