Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Скайлер



Скайлер не знала, почему так нервничает. Она была на многих модных вечеринках в Нью-Йорке. Маскарад, тематические гала-концерты… Вечеринки уже должны были стать обычным делом. Но были причины, по которым мысль о том, что она идет в главный кампус колледжа, заставляла ее сходить с ума. Скайлер попыталась объяснить это Оливеру, когда они были за несколько кварталов от дома, где проходила вечеринка. Финн и Айви с кучей друзей шли впереди.

- О, это не удивительно, - сказал Оливер. – Мы идем на классическую вечеринку у Красной Крови, на которой ты выполняешь новую для себя социальную функцию объявившейся сводной сестры. Мало, что напоминает, правда? Это явно не похоже не вечеринки в Дачезне.

- Думаю, ты прав. Чувствую себя, как в средней школе, - согласилась Скайлер.

- Не волнуйся, это явно не будет похоже на среднюю школу; и кстати, ты не забыла? Ты замужем за самым популярным парнем в школе. Ты, как королева бала, - дразнился Оливер, но, увидев ее реакцию, он готов был похоронить себя заживо. - Прости, плохая шутка.

- Нет, ты прав. Я не хочу делать вид, что нас с Джеком не было.
- Он жив, Скай, я знаю, что это так. И, где бы он ни был, он тоже думает о тебе.

- Я просто хочу… - кивнула она. Хотела бы знать, где он. Что с ним все в порядке. Если они с Мими не уничтожили друг друга, то где сейчас? Что с Джеком? Без него она чувствовала себя неприкаянной. Ей так много хотелось сказать ему, поделиться новостями об отце, о человеческой семье, о Финн. Она была рада компании Оливера, но все же это не то же самое. Скайлер опять почувствовала чье-то присутствие, кто-то бдительно наблюдал за ней. Ей не давала покоя мысль, что кто-то или что-то за ней следит.
- Слушай, в какой-то момент мы должны найти способ вернуться в номер Финн, когда ее не будет. Я должна понять, есть ли способ извлечь кровь из картин. Это может быть то, что мы ищем.

Дом, в котором проходила вечеринка, можно было без сомнений назвать отвратительным. Это было захудалое викторианское строение, в котором находилась группа из восьми парней, явно не заинтересованных в поддержании гигиены. Обувь Скайлер прилипала к паркету, когда она вошла в прихожую, но это были еще цветочки по сравнению с кухней, где стояло пиво. Дом был забит кучей народа, поэтому приходилось пропихиваться через толпу, чтобы продвинуться хоть на дюйм.

- Желаете выпить? - спросил Оливер. - Может виски? Я сделаю коктейль, если хотите.
- Ты такой смешной, - рассмеялась Финн. - Если посмотришь в шкафу, то возможно найдешь там соко.

- Соко? - Оливер шмыгнул носом.
- Ликер « Южный Комфорт», - рассмеялась Финн. – Никогда о нем не слышал? На вкус, как «Севен ап».

Оливер нахмурился.
- Ты такой сноб, Олли, - упрекнула его Скайлер. – Давай лучше пиво. Она вообще-то не хотела его, но, если они решили вписаться, то должны были делать тоже, что и местные.

Добраться до бочки казалось нереальным, тем более что много народу хотело сделать то же самое. Опрятные мальчики в ситцевых футболках и джинсах и девушки в коротких платьях боролись за красные пластиковые стаканчики.

- Чтобы что-то урвать, надо проявить агрессию, - сказала Финн и стала использовать локти, чтобы прорваться к цели.

- Впечатляет, - заметил Оливер.

Здоровенный парень в балахоне оттолкнул Оливера в сторону и вручил Скайлер пиво.

- Красотка ждать не должна.

- Ой, спасибо ,- неуверенно сказала она, думая, хорошая ли это идея.

- К вашим услугам, миледи. Может ли джентльмен узнать ваше имя?
- Ах, оставь ее в покое, Тревор, - сказал Финн, балансируя с тремя стаканами пива в руках. Она дала один Оливер и кивнула Скайлер:

- Похоже, Тревор решил познакомиться с наивной новенькой.

- Стоило попробовать, - пожал плечами Тревор и пошел обратно в толпу.
- Он вроде безобидный, - сказала Скайлер.
- Конечно, но, только если ты готова провести с ним ночь, а потом не дождаться ни одного звонка, - сказала Финн.
- Личный опыт? – спросил Оливер.
Уже ревнует, отметила про себя Скайлер. Интересно.

- Нет, это опыт Айви. Там есть еще пиво, - Финн сделала большой глоток из своего стакана, и Оливер повторил тоже самое, но чуть не выплюнул напиток.

- Ну, на вкус, как Нью-Йоркская водопроводная вода, - сказала ему Скайлер. – Не беспокойся.

Ему неплохо бы выпить еще, чтобы расслабиться рядом с Финн. После двух стаканов пива Скайлер почувствовала себя немного свободнее, поэтому она решила исследовать обстановку. К сожалению, остальная часть дома была даже отвратительнее, чем первая. Ванная комната, очевидно, никогда не убиралась, везде были грязь и плесень. Одну жутко пьяную старшекурсницу вырвало в горшок с давно погибшим цветком. Скайлер решила уйти. Оливер и Финн танцевали в гостиной под ужасную музыку. Парень неплохо танцевал и хорошо вписался в толпу студентов колледжа. Скайлер пришлось вытащить его.

- Мне нужно выбраться отсюда, - прошептала она.

- Ты не будешь злиться, если я останусь с Финн. Вообще, я хорошо провожу время.

Все было предсказуемо.

- Нет проблем. Наш рейс с утра, так что, если ты не вернешься в дом, я буду ждать тебя в аэропорту с вещами. Финн, ты не против, если я вернусь в общежитие? Мне кажется, я забыла одну вещь.

- Да, конечно, - сказал Финн. - На двери стоит сигнализация, но она отключена. Это не сильно безопасно, конечно, но ключи есть только у соседа.

- Большое спасибо, - сказала Скайлер. Легче, чем она ожидала. Она не хотела лгать Финн, но это было лучше, чем взлом и риск быть пойманной.
- Я тебя провожу, - сказал Оливер.
- Ты не должен, - сказала она.
- Я хочу.
Оливер помог ей пробиться через толпу.

- Ты уверена, что все в порядке? Ты знаешь, я могу пойти с тобой, но...
- Я понимаю, - сказала она.
- Дело в том… Я не знаю…
- Ты влюбился в Финн.
- Думаешь, я ей нравлюсь? - просиял Оливер.
- Это очевидно. Вы хорошо подходите друг другу.

Оливер обнял ее.

- Спасибо, - прошептал он.

Скайлер ощутила потерю. Они давно были вместе, никогда не обсуждали, что произойдет, если Джек не вернется, но понимали, что может произойти. Но они всегда останутся друзьями. Теперь это ясно. Даже, если Джек не вернется, они с Оливером никогда не будут вместе. Может рановато с выводами, но, похоже, Оливер нашел свою вторую половинку. Ее лучшая подруга, ее вновь обретенная сестра. Что может быть лучше?
- Не вини себя, - сказала она и протянула руку, чтобы чмокнуть его в губы.

Последний поцелуй.

 

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

Мими

Кингсли стоял на входе в гостиную и ждал, пока остановятся перешёптывания. Он был так же красив как всегда, Мими не могла не заметить его густые, темные, почти черные волосы и ясные голубые глаза. Он просмотрел на толпу, и она заметила, что он остановился и смотрел прямо на нее.

Он знает, она поняла. Он видит через маскировку, через иллюзию. Он знает, что это - я за этой маской.

Она ликовала и испугалась в одно время.

Что он сделает?

Они долго смотрели друг другу в глаза. Потом его пристальный взгляд продолжал охватывать комнату.

"Он купился?" - подумала она. Он верит ей? Он должен был, чтобы всё сработало. Он должен был полагать, что она была лгуньей, что она была предательницей, что она сделает все, что в её власти, чтобы действовать против него и против вампиров. Его жизнь зависела от этого. Если он полагал, что она все еще была верна ему, то все было потеряно.

Она должна была заставить его поверить в ложь — это был единственный способ сохранить его. Мими поняла, что не было другого выхода из этого уравнения, из затруднительного положения, которое Люцифер спроектировал для них. Возможно, Джек нашел бы другой путь, но она не знала этого больше. Что-то в нем изменилось, она знала это теперь. Так или иначе, Джек бросил борьбу.

Она обратилась к нему:

"Джек? Джек, ты там?"

Но ничего не было. Возможно, она опоздала; возможно, он уже нашел Скайлер и сделал то, что он решил сделать.

Кингсли начал говорить:

- Как вы все знаете, мы долго были заняты сражением за контроль семи врат, которые охраняют Пути Мертвых и сдерживают демонов и их братьев в Аду. У Серебряной Крови была миссии разрушить их всех так, чтобы Люцифер смог вернуться из Преисподнии. До сих пор, из-за храбрости, верности и свирепости оставшихся команд венаторов, Врата Ада стоят, как раз когда мы понесли тяжелые потери в борьбе против нефилимов.

Он глубоко вздохнул:

- Но это не то, зачем я позвал вас всех сюда сегодня. Мы с тех пор узнали, что нападения на врата Ада - просто отвлекающий манёвр. Поскольку наш враг сосредоточил свой арсенал на чем-то намного более важном. Врата Обещания, врата Габриэллы, охраняют разделенный пополам путь. Один путь ведёт в Преисподнюю, а другой путь - назад в Рай.

Все в комнате пооткрывали рты.

Кингсли ждал, пока они не успокоятся:

- Мы также узнали, что Люцифер обнаружил средство использования святого огня, и он хочет использовать это оружие, чтобы вести войска на сами Небеса.

Комната загудела от страха и ожидания.

- Мы должны остановить его, - сказал Кингсли. - Мы не можем позволить Темному принцу использовать то, что законно не является его.

- Как мы сможем сделать это? - кто-то, наконец, завопил.

Кингсли улыбнулся.

- Я рад, что вы спросили, - сказал он. Всегда очарователен, даже когда пытался собрать войско. - У нас есть два преимущества в этой борьбе. Первое: Люцифер не в состоянии взять Рай без ключа к вратам. Я послал команду венаторов, чтобы защитить привратника и привезти ее в безопасное местоположение. Есть мало шансов, что Серебряная Кровь найдёт ее; а без нее, они не смогут взять врата. Другое…

- Остановись! - закричала Деминг. - Мы не можем обсуждать наши планы сейчас. Не перед нею. - Она указала на Мими, почти заставляя её убрать меч. - Это не моя сестра! Это - предатель! Аперио Орис! - закричала венатор.

Покажи себя!

Маска сошла и Мими стояла посередине комнаты. Ее длинные блестящие платиновые волосы спадали на ее плечи. На ее лице была ухмылка.

- Она работает на Серебряную Кровь! Она больше не наш Регент! - завопила Деминг.

Мими была в ловушке. Венаторы окружили ее прежде, чем она смогла достать свой меч из ножен. Она оглянулась — на лица, которые уставились на нее с презренной ненавистью и страхом. Они убили бы ее. Медленно. И они наслаждались бы этим.

Вот он, момент истины. Она посмотрела на Кингсли и ждала — ждала, чтобы узнать, понял ли он, увидел ли он их "сражение" в истинном свете. Шарада, уловка, отчаянный обман, чтобы спасти ее любовь и ее Ковен.

Но голубой цвет его глаз стал ледяным, и она поняла, что потеряла его, наконец. Что он перестал надеяться. Ее план сработал.

Он верил, что она фальшива.

Он поверил в ложь.

Она не знала, радоваться ли или отчаяться.

- Схватите ее, - сказал он.

 

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

Томасия (Флоренция, 1452)

Она была запертой в замке принцессой. Андреас приказал ей оставаться в кровати оставшийся срок беременности. Она была одна, за исключением двух защищающих ее венаторов - верного Беллармини и стоической Валентины. В редкие визиты Андреаса, Томасия пыталась поговорить с ним о будущем ребенке, но он не хотел ничего обсуждать. Она попросила глину, чтобы искусство помогло ей отвлечься от одиночества. Андреас смягчился, а она была поглощена своей работой, в то время как он отправлялся на охоту со своим новым партнером Лудививо Аросто. Лудививо когда-то был для Томасии как отец. Но в этом цикле они пересеклись один- два раза прежде, чем Андреас запер ее. Она скорее помнила его как тонкого белокурого мальчика чем-то напоминающего ученого, чем как убийцу Серебряной Крови. Но когда Андреас приходил навестить ее, то рассказывал об их с Лудививо многочисленных успехах. Это даже заставляло Томи завидовать, когда она пыталась представить, как преследовала бы Серебряную Кровь в нынешнем положении.

- Ты определенно делаешь успехи, - сказал Андреас, изучая то, что она уже расставила. Это была самая сложная работа, которую она когда-либо делала. Три фигурки были окружены воротами: одна - лежащая на земле женщина, две другие - мужчины, которые стояли над ней лицом к лицу. Сюжеты для скульптур она брала из памяти, выплескивая воспоминания, которые было все тяжелее и тяжелее нести.

«Разве Андреас не понимает? - думала она. - Неужели он не видит, что я изображаю? Или он так зациклен на удержании меня здесь, на его планах на моего ребенка, что предпочитает все это игнорировать?».

Она была уверена, что он строил планы. У него не было оснований полагать, что ребенок будет отличаться от ребенка Симонетты.

- Что будет с остальными? С другими детьми, рожденными от демонов? - спросила она однажды. – Вы не должны убивать нефилимов. Они заслуживают снисхождения.
Андреас сказал ей не беспокоиться, потому что перуанские монахи обучили его обращению с такими детьми.
- Мой ребенок ни в чем не виноват, - сказала она. - Ему нельзя причинять вред.
- Все твое и мое тоже, - пообещал Андреас. – Тебе надо отдыхать больше других. Ты сможешь вернуться к работе только, когда оправишься после родов, - сказал он, осматривая скульптуру более внимательно.

Томи посмотрела на свою незавершенную скульптуру и думала о тех жертвах, на которые пришлось пойти Андреасу, чтобы они смогли вернуться к прежней жизни, здесь во Флоренции. Возможно, он был прав. Может быть, ей правда следует очистить сознание.

Андреас вышел из комнаты, и она могла слышать, как он вполголоса говорит с Лудививо, который ждал его за дверью.
- Это скоро произойдет. Она никогда не должна узнать, – говорил Андреас. – Она не должна вспомнить, что Джио и есть Люцифер, только в человеческом облике.

Неужели они думают, что она не знала о том, что натворила? Неужели они думают, что она их не слышит?
- Мы сотрем ей память, - сказал Лудививо. - Она никогда не узнает, что родила дитя.

- Ребенок должен умереть, - сказал Андреас и добавил. – Раньше, чем Люцифер вообще узнает о его существовании.

- Не беспокойтесь, - ответил Лудививо. - Я позабочусь обо всем. Патрицио проследит за этим.
Томи была права, они планировали убить ее ребенка. Она чувствовала, как в ней кипела ярость, она никогда этого не допустит! Томасия попыталась сесть, но была слишком слаба для этого. Она не могла даже пошевелиться. Что это? На нее было наложено заклятие, и она была в ловушке.

Андреас вернулся в комнату и поцеловал ее в лоб.
- Спокойной ночи, любовь моя. Скоро всё закончится.

Единственным другом, который мог навещать ее в этой тюрьме, был колдун - хронометрист.

- Ты должен мне помочь, - сказала она. - Я боюсь за ребенка. Андреас не позволит ей жить.
Колдун не стал спорить. Скандинавы должны придерживаться нейтральных позиций при общении с падшими, но он любил Томи. Кроме того, он был большим поклонником ее творчества.

- Я позабочусь о нем. Я помогу тебе. Я украду тебя сегодня вечером. Но мне надо подготовиться.

- Обещай мне, - сказала она, сжимая его руку.
- Я не подведу тебя, мой друг.
Но в ту ночь было слишком поздно. Прошло совсем немного времени после ухода колдуна, как начались схватки. Сначала они были слабые, поэтому Томи игнорировала их. Но когда они участились, стали острыми и сильными, она позвала акушерку.

- Помогите мне, - сказала она. – Позовите моего друга.

Но вместо этого акушерка привела Патрицио де Медичи вместе с близнецом Тиберием, Серебряную Кровь, которая теперь была предана Андреасу.

- Лакопо не придет, Маргарита тоже, здесь только мы, - говорил Тиберий. - Они не хотят быть частью всего этого, поскольку подозревают, что что-то не так.
Томи услышала имена своих друзей, Лакопо и его жены Маргариты. Что такого планировал Анреас, что даже Ангелы Апокалипсиса отказались участвовать в этом? Где обещавший помочь друг хронометрист.

- Мы должны все сделать быстро, - сказал Патрицио.
- Куда вы меня везете? - плакала Томи. Где были ее верные венаторы? Почему она одна?
- Туда, где безопасно.
К тому времени она была слишком усталой и слабой, перенёсшей слишком много боли, чтобы сопротивляться. Они принесли ее в подполье, в темный подвал, пахнущий плесенью и пылью. Томи надеялась, что роды пройдут быстро, но все оказалось далеко не так. Боли продолжались час, плавно перетекая в следующий день. Она была слаба и билась в лихорадке. Трудно было отличить, где сон, а где реальность, потому что она иногда закрывала глаза на несколько блаженных секунд. Акушерка начала настаивать, что у нее начался бред. Андреас вошел, с Лудививо. Почему она окружена таким количеством мужчин? Что происходит?

- Дре, пожалуйста, что происходит? - простонала она.
Они ждали.
- Не убивайте ее, - просила она. - Не убивай моего ребенка.
- Мы не причиним ей вреда, - сказал Андреас. - Лудививо нашел ей семью. Поэтому Патрицио здесь, - успокаивал он ее.
- Мы будем заботиться о ребенке, - кивнул Патрицио. - Не бойтесь, дорогая Габриэлла.
Томи была слаба, чтобы что-то сказать, но она почувствовала облегчение от мысли, что ребенок будет жить. У нее не было сил, чтобы бороться сейчас, но если с ней будет все в порядке, то она сможет потом отыскать своего ребенка.

Она начала кричать. Боль была невыносимой.
- Тссс ..., - сказала акушерка. - Андреас, она должна что-нибудь выпить. Вода из прохладного кувшина подойдет.

- Я принесу, - сказал Андреас. – С ребенком все будет хорошо, любовь моя, обещаю.
Только после этого Томасия наконец- то смогла родить.

 

ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ