Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Это получилось очень легко

В начале книги я писал о том, что нам с Ким было легко отойти от дел более молодыми, поскольку мы занимали деньги в банках. Как только мы оказались готовы расширить нашу реальность и нашу зону комфортности, то обнаружили, что легко также занимать деньги и у правительства.

Я уже писал о налоговых законах, которые служат на пользу тем, кто находится в квадрантах «Б» и «И», и направлены против тех, кто находится в квадрантах «Р» и «С». Я писал также, что большинство людей, жалующихся на налоги, принадлежат к квадрантам «Р» и «С». Суть в том, что, если вы на стороне «Б» и «И», правительство хочет быть вашим партнером, потому что эти квадранты создают рабочие места и обеспечивают жильем. Я всегда знал это со слов богатого папы, но не имел представления о том, насколько правительство помогает тем, кто помогает ему, пока не начал искать возможность инвестировать в недвижимость, стоимость которой превышала пять миллионов долларов, пока не появилась потребность расширить мой контекст.

Наши поиски продолжались. Теперь мы искали более крупные проекты, которые выходили далеко за пределы нашей зоны комфортности. Впервые встретившись с торговым агентом по недвижимости, специализирующимся на спонсируемых правительством жилищных объектах с низким доходом (это было в 2001 году), мы с Ким показали ей наш портфель инвестиций. В нем были миллионы долларов, вложенные в недвижимое имущество, в основном в 30—50-квартирные жилые дома.

— Вы знаете, как управлять домами с квартирами, сдаваемыми внаем, — сказала молодая женщина-агент. — Это хорошо.

— Почему это хорошо? — спросила Ким.

— Потому что одним из требований правительства является следующее: тот, кому оно дает ссуду, должен хорошо зарекомендовать себя в деле управления многоквартирными домами, сдаваемыми внаем. Вы занимались этим в течение 10 лет и смогли добиться рентабельности. Многие люди обращаются за этими правительственными займами, но лишь очень немногие получают на это право, — сказала женщина-агент. — Как вы знаете, большинство людей, которые владели лишь немногими объектами инвестиционной недвижимости, не имеют нужного опыта в управлении, сборе ренты и выполнении ремонтных работ. Вот почему им нельзя доверить большие по размеру объекты. Но вы — совсем другое дело.

Мы с Ким кивнули в знак согласия, поскольку знали, что с недвижимостью связаны не только такие проблемы, как сбор ренты и установка новых туалетов. За последние 10 лет мы научились многому. Но сейчас настало время двигаться дальше. Мы могли бы встретиться с новыми людьми, изучить новый словарь терминов и проявить готовность сыграть в гораздо более крупную игру. Я стал понимать, что за последние 10 лет мы уподобились зайцам и лебедям из сказок, оперируя на рынке недвижимости стоимостью менее четырех миллионов долларов. И теперь настало время двинуться дальше и опять стать неуклюжими, медлительными черепахами и маленькими гадкими утятами в гораздо более крупной игре.

Рядом с агентом сидел банкир по инвестициям, специалист по свободным от налогов, облагаемым и не облагаемым пошлиной правительственным облигациям на жилые дома. Когда я спросил его, какого рода финансовые программы есть у правительства на этот случай, он ответил:

— Если вы и ваш проект получите «добро», правительство предложит вам ссуду под 95 процентов к 110-процентному финансированию.

— Вы имеете в виду, что оно даст нам ссуду, достаточную, чтобы купить нашу следующую инвестицию? Правительство даст нам деньги, чтобы купить наш актив?

— И даже больше, если вы получите «добро», — сказал он. — В этом случае правительство ссудит вас деньгами даже для того, чтобы привести в порядок или отремонтировать этот объект.

— Вы хотите сказать, что если проект стоит 10 миллионов долларов, то они дадут нам ссуду на все 10 миллионов или даже больше? И если потребуется три миллиона долларов на то, чтобы привести объект в порядок, они также ссудят нас и этими деньгами? Они дадут нам все деньги, которые необходимы для инвестиции в нашу собственность?

Банкир по инвестициям утвердительно кивнул головой.

— Они могли бы дать вам при необходимости и 20 миллионов долларов или даже больше, но для начала вам вполне подошла бы сумма в 10 миллионов. Как только вы сделаете 10-миллионный проект, 20- и даже 50-миллионный не будут представлять проблемы, если у вас есть зарегистрированный, официально утвержденный протокол о намерениях.

Я как бы слышал, как богатый папа говорит, что все пойдет с большей или меньшей легкостью. Но я не мог поверить в то, что это может быть настолько легким. Все еще с некоторым недоверием я спросил:

— А на каких условиях можно все это получить?

— Я мог бы гарантировать твердые ставки от пяти до семи процентов на протяжении 40 лет и без права обратного требования.

— Без права обратного требования? — произнес я, задыхаясь. — Вы хотите сказать, что правительство не наложит арест на все, чем я владею лично, если данный проект пойдет плохо и я не смогу выплатить обратно взятые в долг деньги? Мой банкир терпеть не может займов без гарантии. Всякий раз, когда я занимаю у него деньги, он должен убедиться, что в качестве гарантии может рассчитывать на все, чем я владею.

— Это правильно, — сказал банкир по инвестициям. — Но ведь вы понимаете, что есть много постановлений и условий, которые применяются в данном случае, но не применяются при обычном банковском финансировании.

— Я понимаю это, — сказал я. — Но я не имел представления о том, каким щедрым может быть правительство.

— Время от времени попадаются еще лучшие варианты этих программ выпуска свободных от налогов правительственных облигаций. Это бывают так называемые невозвращаемые займы, когда правительство просто забывает о том, что ссудило вас деньгами, если вы достаточно хорошо ведете свои дела. Это, скорее, похоже на субсидию.

— Почему же правительство это делает? — спросил я.

— Потому, что одной из величайших проблем, перед которыми стоит наша страна, является строительство жилья для малообеспеченных. Правительство боится, что без таких людей, как вы, многие миллионы бедных людей окажутся бездомными и будут вынуждены жить в не отвечающих техническим требованиям трущобах, в криминальной среде. Правительство преследует владельцев трущоб и сажает некоторых из них в тюрьму. Эти владельцы здорово разживаются на бедняках, и правительство хочет положить конец их бизнесу. В то же самое время оно готово предложить миллиарды долларов таким исключительным предпринимателям, как вы, которые доказали, что могут со всей ответственностью управлять огромными многоквартирными домами.

— Правительство готово дать мне деньги, чтобы я стал еще богаче?

— Верно, — сказал банкир по инвестициям, в то время как агент по недвижимости продолжала с улыбкой слушать наш разговор. — И это не просто деньги. Это большие деньги. Если дела у вас пойдут хорошо в течение следующих нескольких лет, я могу помочь вам занять миллиарды долларов, если вы захотите взять такую огромную сумму и стать такими богатыми. В прошлом году один из наших филиалов вернул правительству более миллиарда долларов, так как не смог найти никого, кто получил бы право на их использование.

И тут Ким сказала:

— Но самое главное заключается не в том, чтобы разбогатеть на этом, а в том, чтобы сделать много добрых дел для множества людей. У меня возникает желание подумать о том, чтобы превратить трущобы в безопасный жилой район для семейных людей.

— Именно этого и хочет от вас правительство. Трущобы являются источником большинства наших проблем. В них зарождается и растет преступность. Если вы сможете перестроить трущобы, превратив в безопасные жилые массивы, то в вашем распоряжении будет все больше и больше денег. Столько, сколько вы захотите.

— Следовательно, мы становимся богатыми, становясь партнерами правительства?

— Настолько богатыми, насколько захотите, — улыбнулся банкир по инвестициям. — Все, что вам придется делать, — это то же, что вы делали в последние 10 лет, то есть приобретать в собственность многоквартирные жилые дома и хорошо управлять ими. Все, что вам придется делать, — это воспользоваться своим 10-летним опытом для собственной выгоды. И мы с радостью поможем вам стать еще богаче. Знаете ли вы, как трудно найти людей с таким огромным опытом? Только дайте нам знать, когда будете готовы. Она, — показав рукой на агента, сказал он, — поможет вам найти собственность, а я найду для вас все необходимые вам деньги.

Наша встреча подходила к концу. Ким и я поблагодарили этих людей и направились к нашему автомобилю. Мы ехали и какое-то время молчали, пребывая в ошеломленном состоянии, не в силах поверить тому, что услышали. Так мы проехали несколько миль. Наконец Ким сказала:

— Ты помнишь тот 12-квартирный дом для сдачи внаем, который мы купили 10 лет назад?

— Я как раз думал об этом, — ответил я.

— А что случилось бы, если бы мы сделали иной выбор и сказали: «Я не могу себе этого позволить»? — спросила она. — Как сложилась бы наша жизнь, если бы мы позволили этим 35 тысячам долларов остановить нас?

Я минуту подумал и сказал:

— Думаю, мы и сегодня продолжали бы говорить эти слова. Если бы 35 тысяч долларов остановили нас тогда, то, по всей вероятности, они остановили бы нас и сейчас.

Выезжая с парковки, я словно слышал слова богатого папы: «Твое будущее определяется тем, что ты делаешь сегодня, а не тем, что будешь делать завтра». Я повернулся к Ким и сказал:

— Если бы мы сказали 10 лет назад, что не можем позволить себе этого, то, по всей вероятности, говорили бы эти слова и сегодня.

Мы подъехали к дому молча, чувствуя приятное возбуждение и радость. И я опять услышал, как богатый папа говорит мне о том, что, когда ты уже стал богатым, стать еще богаче становится все легче и легче; что причина, по которой многие люди никогда не поднимаются выше уровня жизни среднего класса, заключается в их неверии в волшебные сказки. А так как они не верят в волшебные сказки, то не могут и почерпнуть из них полезные уроки. Вылезая из машины, я молча поблагодарил моего богатого папу и снова услышал его слова: «Всегда помни, что волшебные сказки реализуются наяву... так или иначе».

 

Глава 13