Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 9 страница



В соответствии с п. 2 ст. 222 ГК РФ лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Согласно ст. 51 Основ законодательства Российской Федерации о культуре культурные ценности, хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, картинных галереях, библиотеках, архивах и других государственных организациях культуры, не могут быть использованы в качестве обеспечения кредита или сданы под залог <1>. Подобное ограничение установлено абз. 4 ст. 28 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей": временно вывозимые культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, иных государственных хранилищах, не могут быть использованы в качестве обеспечения кредита или служить предметом залога <2>.

--------------------------------

<1> Основы законодательства Российской Федерации о культуре (утв. ВС РФ 9 октября 1992 г. N 3612-1) // Российская газета. 17.11.1992. N 248.

<2> Закон РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" // Российская газета. 15.05.1993. N 92.

 

Правилами ст. 35 Федерального закона от 22 июля 2005 г. N 116-ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" предусмотрено, что резидент особой экономической зоны - арендатор земельного участка, находящегося в государственной и (или) муниципальной собственности, не вправе сдавать его в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять земельный участок в безвозмездное срочное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив <1>.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 22 июля 2005 г. N 116-ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3127.

 

Запрет на передачу концессионером в залог объекта концессионного соглашения и запрет его отчуждения установлены п. 6 ст. 3 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" <1>.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" // Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3126.

 

Все договоры, заключенные с нарушением указанных требований закона, ничтожны в соответствии с положениями п. 1 комментируемой статьи.

Определенные ограничения по распоряжению имуществом установлены законодательством о несостоятельности (банкротстве). Например, согласно абз. 7 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <1> не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 указанного Закона очередность удовлетворения требований кредиторов. Поэтому сделка по зачету однородного требования с нарушением указанного правила будет ничтожной в соответствии с п. 1 настоящей статьи ГК РФ.

--------------------------------

<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

 

Примеры случаев, когда из закона вытекает запрет на распоряжение имуществом, разнообразны. Поскольку такой запрет установлен законом, о его наличии должно быть известно и лицу, с которым совершается сделка в обход запретов и ограничений, установленных законом, в том числе из законодательства о несостоятельности (банкротстве). Именно поэтому последствием нарушения подобных запретов выступает ничтожность сделки в части распоряжения имуществом, распоряжение которым запрещено законом. Если подобная сделка не была бы совершена без включения недействительной ее части, касающейся распоряжения имуществом, такая сделка ничтожна полностью.

2. Пункт 2 комментируемой статьи определяет последствия совершения сделки с нарушением запрета на распоряжение имуществом, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке. Правила несколько отличаются от правила п. 1 комментируемой статьи, поскольку запрет налагается уже судом или в установленном им порядке, а не следует из закона. Этот факт может повлиять на осведомленность контрагента должника по сделке. Поэтому если приобретатель имущества, распоряжение которым запрещено в судебном или ином установленном законом порядке, является недобросовестным (т.е. знал или должен был знать о подобном запрете), то кредитор должника или иное управомоченное лицо вправе реализовать свои права в отношении указанного имущества. В этом случае недобросовестный приобретатель не защищается и, несмотря на то что собственник имущества поменялся, управомоченное лицо вправе реализовать свои права, как если бы сделки по распоряжению имуществом не было. В том случае, когда приобретатель имущества является добросовестным, т.е. он не знал и не должен был знать о запрете, наложенном в судебном или ином порядке, совершенная им сделка будет действительной и права лица, обеспеченные подобным запретом, не будут реализованы.

Похожее правило содержится в § 135 и 136 Германского гражданского уложения <1>. Согласно п. 1 § 135 ГГУ если распоряжение предметом нарушает установленный законом запрет его отчуждать, направленный лишь на защиту интересов определенных лиц, распоряжение недействительно лишь в отношении этих лиц. Эти же правила применимы и в том случае, когда запрет отчуждения установлен судом или органом власти в пределах их компетенции. Такой запрет приравнивается к запрету отчуждения, установленному законом (§ 136 ГГУ).

--------------------------------

<1> Гражданское уложение Германии: Вводный закон / Пер. с нем. и науч. ред. В. Бергманн и др. 3-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 98.

 

Правила п. 2 комментируемой статьи применимы, например, в случаях, когда вынесены определения суда о принятии обеспечительных мер.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 1302 ГК РФ в целях обеспечения иска по делам о нарушении авторских прав суд может наложить арест на все экземпляры произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для воспроизведения таких экземпляров. Соответственно, любая сделка по распоряжению подобными произведениями и оборудованием не повлияет на права лица, в пользу которого наложен арест, если приобретатель такого имущества не знал и не должен был знать о запрете.

 

Статья 175. Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

 

Комментарий к статье 175

 

1. В отличие от ст. 172 ГК РФ комментируемая статья закрепляет, что сделки, совершенные несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, оспоримы.

Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определен ст. 26 ГК РФ. По общему правилу такие лица совершают сделки сами, но с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. При этом сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.

Следовательно, возможность оспаривания сделок, совершенных несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, зависит от наличия к моменту оспаривания сделки волеизъявления его родителей, усыновителей или попечителя, выраженного в письменной форме.

Следует учитывать, что в целом ряде случаев согласие родителей, усыновителей, попечителя, в свою очередь, может быть дано с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. В соответствии со ст. 60 СК РФ при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного (ст. 37 ГК). В соответствии сп. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе по обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

2. Необходимо иметь в виду, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами; осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; в соответствии с законом вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими; совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ.

Перечисленные виды сделок не могут быть оспорены со ссылкой на ст. 175 ГК РФ, что не исключает возможность признания их недействительными по другим основаниям.

3. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи ее правила не распространяются на сделки несовершеннолетних, ставших полностью дееспособными.

Во-первых, дееспособность в полном объеме может возникнуть у несовершеннолетнего с момента вступления в брак - в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения возраста 18 лет (п. 2 ст. 21 ГК). Статья 13 СК РФ устанавливает, что при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста 16 лет. Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет, могут быть установлены законами субъектов Федерации. Основываясь на этом положении федерального законодательства, некоторые субъекты Федерации приняли законы, снижающие брачный возраст до 14 лет. Так, например, в соответствии с Законом Камчатской области от 5 января 1997 г. N 70 "О порядке и условиях снижения брачного возраста" условиями (особыми обстоятельствами), при наличии которых допускается возможность заключения брака лицами в возрасте от 14 до 16 лет, являются "рождение ребенка, беременность, сиротство, а также иные обстоятельства, указывающие на исключительность ситуации и невозможность разрешить ее другим путем".

Во-вторых, приобретение полной гражданской дееспособности несовершеннолетним лицом возможно в результате эмансипации (ст. 27 ГК).

4. Право обратиться в суд с требованием о признании сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, недействительной предоставлено только родителям, усыновителям или попечителю несовершеннолетнего.

5. В качестве последствия недействительности сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, так же как и в случае недействительности сделки, совершенной малолетним, выступает реституция. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость.

Если дееспособная сторона знала или должна была знать об отсутствии согласия на сделку родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего, она обязана, кроме того, возместить другой стороне (несовершеннолетнему) понесенный ею реальный ущерб. Ввиду того что согласие родителей, усыновителей, попечителя должно быть представлено, как правило, в письменной форме, трудно предположить, что контрагент несовершеннолетнего не знал об отсутствии такого согласия. Более вероятны случаи добросовестного заблуждения контрагента относительно возраста другой стороны, препятствующего этому лицу совершать сделки без согласия родителей.

 

Статья 176. Недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности

 

Комментарий к статье 176

 

1. Гражданин может быть ограничен судом в дееспособности, если вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК). Дело об ограничении гражданина в дееспособности может быть возбуждено на основании заявления членов его семьи, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. На основании вступившего в законную силу судебного решения гражданину, ограниченному в дееспособности, назначается попечитель.

Объем гражданской дееспособности такого лица определяется ст. 30 ГК РФ, в соответствии с которой гражданин вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки он может лишь с согласия попечителя. Попечитель гражданина, ограниченного в дееспособности, получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Таким образом, согласия попечителя потребуют договоры купли-продажи, мены, дарения, аренды имущества, а также любые другие юридические действия, являющиеся сделками в соответствии сост. 153 ГК РФ. К ним относятся, например, выдача доверенности, принятие наследства или голосование на общем собрании акционеров акционерного общества. Более того, в подавляющем большинстве случаев договоры купли-продажи в интересах подопечного совершает его попечитель, поскольку ст. 30 ГК РФ дает ему возможность расходовать заработок или иные доходы подопечного.

При этом согласие попечителя на сделки, влекущие отчуждение имущества подопечного, может быть дано лишь при условии предварительного разрешения органа опеки и попечительства (ст. 37 ГК). Такое же разрешение может потребоваться попечителю и на расходование заработка или иного дохода подопечного.

2. Из буквального смысла ст. ст. 30 и 176 ГК РФ следует, что согласие попечителя не требует письменной формы и может быть высказано устно. С этим обстоятельством связаны и специальные правила признания недействительными сделок, совершенных ограниченно дееспособным гражданином. Согласно комментируемой статье попечитель вправе потребовать в судебном порядке признания недействительной той сделки, которая совершена подопечным без его согласия.

При этом, во-первых, поскольку согласие не требует письменной формы, между попечителем и ответчиком (контрагентом по сделке) может возникнуть спор о факте устной выдачи такого согласия.

Во-вторых, следует обратить внимание на то, что комментируемая статья предполагает оспаривание лишь сделок по распоряжению имуществом ограниченного в дееспособности гражданина. Такая формулировка создает противоречия внутри самого института ограничения дееспособности. Получается, что ст. 30 ГК РФ запрещает ограниченно дееспособному гражданину без согласия попечителя совершать все сделки, кроме мелких бытовых, а комментируемая статья позволяет попечителю оспаривать только сделки по распоряжению имуществом.

Законодательство не определяет понятие "сделки по распоряжению имуществом". В п. 2 ст. 37 ГК РФ очерчен примерный круг сделок по отчуждению имущества: это в том числе сделки по обмену или дарению имущества, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделки, влекущие отказ от принадлежащих лицу прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества лица. Закон использует три однопорядковых понятия: "сделки по распоряжению", "сделки по отчуждению", "сделки, влекущие уменьшение имущества". Причем последние два понятия определяются одно через другое.

Принято считать, что сделки по распоряжению имуществом заключаются лишь в определении его юридической судьбы. К ним относятся продажа, отказ от права собственности, дарение, залог. Таким образом, попечитель может, например, не давать согласия ограниченно дееспособному подопечному на заключение договора подряда (на стороне подрядчика) со ссылкой на невыгодно низкий размер вознаграждения. Однако подопечный может заключить данный договор, не поставив заказчика в известность об объеме своей дееспособности. Данную сделку нельзя признать недействительной, поскольку она не относится к сделкам по распоряжению имуществом.

3. Определяя последствия недействительности сделки по распоряжению имуществом, совершенной без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности, комментируемаястатья отсылает к правилам, предусмотренным абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье).

4. Изменения, внесенные в ст. 30 ГК Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", не затронули вопросов признания недействительными сделок, совершенных гражданами, ограниченными в дееспособности вследствие психического расстройства. Эти сделки и после вступления в силу названного Федерального закона будут являться оспоримыми.

 

Статья 177. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими

 

Комментарий к статье 177

 

1. Комментируемая статья определяет два разных основания для признания недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Последствия недействительности в этих случаях одинаковы: как и в ст. ст. 172, 175, 176 ГК РФ, в комментируемой статье содержится отсылка к правилам, предусмотренным абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ.

2. Пункт 1 комментируемой статьи, в отличие от ее п. 2, предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение. Необходимым условием оспаривания сделки является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Причины указанного состояния могут быть различными: болезнь, алкогольное или наркотическое опьянение, стресс и пр. В судебной практике принято доказывать наличие такого состояния посредством заключения соответствующего медицинского учреждения <1>. К числу причин, которые могут вызвать состояние, когда лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими, относят также гипноз <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 19 января 2006 г. N КГ-А40/13646-05.

<2> Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 111.

 

Важно отграничить этот состав недействительной сделки от состава сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК). В случаях, предусмотренных ст. 179 ГК РФ, наступают гораздо более неблагоприятные для другой стороны сделки последствия.

Право обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности имеют как сам гражданин, не понимавший значения своих действий или не руководивший ими, так и иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

К примеру, А.Е., умершая 18 ноября 2001 г., имела в собственности квартиру в г. Москве. 16 июня 1999 г. она и М. заключили договор пожизненного содержания с иждивением, по которому А.Е. передала названную квартиру в собственность М.

А.О. обратился в суд с иском к М. о признании недействительным данного договора и признании за ним права собственности на квартиру. Иск обоснован тем, что А.Е. страдала тяжелым психическим заболеванием, состояла на учете в психоневрологическом диспансере, неоднократно проходила лечение в различных психиатрических больницах. А.О. при обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти А.Е. узнал об указанном выше договоре от 16 июня 1999 г. Этот договор, по мнению истца, является незаконным, так как А.Е. по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

М. иск не признал, ссылаясь, в частности, на пропуск А.О. годичного срока для обращения в суд с иском о признании оспоримой сделки недействительной.

Как отметил Верховный Суд РФ применительно к данному спору, с иском о признании сделки недействительной может обратиться гражданин, совершивший сделку, или правопреемник этого гражданина, в частности наследник, после смерти наследодателя <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-В06-25.

 

3. Пункт 2 комментируемой статьи допускает возможность оспаривания сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом право подачи иска о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности третьим лицам не предоставлено. Такая возможность есть только у опекуна гражданина.

Это правило подверглось оспариванию в Конституционном Суде РФ. От имени продавца квартиры действовали по доверенности иные лица. Решением суда доверенность, а также заключенный на основании доверенности договор купли-продажи были признаны недействительными. Суд первой инстанции, руководствуясь в том числе положениями комментируемой статьи, исходил из того, что на момент оформления доверенности продавец страдал хроническим психическим расстройством, не мог понимать значение своих действий и руководить ими, а решением суда позже он был признан недееспособным. Покупательница обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой, утверждая, что положения ст. 177 ГК РФ нарушают ее конституционные права и свободы. Однако Конституционный Суд счел, что данные положения, будучи направленными на защиту определенной категории граждан, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы <1>.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 659-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Галимовой Фариды Габдуллахатовны на нарушение ее конституционных прав положениями пунктов 1 и 2 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 112, части первой статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 3 Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации".

 

Вместе с тем в рассматриваемой ситуации не решен вопрос о возможной защите прав и интересов добросовестного приобретателя, который, вступая в отношения с представителями стороны по договору, вряд ли знал или мог знать о наличии у продавца (представляемого) хронического психического расстройства и, как следствие, о возможной недействительности выданной им доверенности.

4. В соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" п. 2 комментируемой статьи со 2 марта 2015 г. будет дополнен новым абзацем:

"Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом".

Введение этой нормы в комментируемую статью обусловлено тем, что со 2 марта 2015 г. должны вступить в силу изменения, внесенные в ст. 30 ГК РФ по вопросу об ограниченной дееспособности граждан, страдающих психическими расстройствами.

После вступления в силу указанных новелл значение приобретает вопрос о добросовестности контрагента, поскольку его незнание об особом психическом состоянии другой стороны сделки в момент совершения сделки освободит такого контрагента от риска негативных последствий. В случае с гражданами, не признанными недееспособными, а лишь ограниченными судом в дееспособности вследствие психического расстройства, это особенно важно, поскольку из обстановки, в которой совершается сделка, психическое расстройство стороны сделки может не быть очевидным.

Следует также иметь в виду, что добросовестность стороны сделки предполагается, пока не доказано иное (п. 5 ст. 10 ГК).

 

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

 

Комментарий к статье 178

 

1. Настоящей статьей установлен один из наиболее сложно доказуемых на практике юридических составов оспоримых сделок - сделки, совершенные под влиянием заблуждения. Подобное основание было известно как дореволюционному, так и советскому законодательству. Г.Ф. Шершеневич называл такое основание неведением или ошибкой. И.Б. Новицкий писал: "Заблуждение как технический термин, обозначающий одно из оснований оспаривания сделки, требования о признании ее недействительной, предполагает, что при ее совершении лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке (наряду с неправильными представлениями надо поставить и неведение о каких-то обстоятельствах)... При решении вопроса о существенности заблуждения возникает вопрос и о критерии, которым нужно при этом руководствоваться: должен ли устанавливаться момент существенности заблуждения исходя из некоторого общего критерия или же необходимо основывать заключение на конкретных обстоятельствах, при которых совершалась данная сделка... Существенным должно признаваться заблуждение в таком моменте, который при данных конкретных обстоятельствах и для данного конкретного лица имел вообще существенное значение, но не в силу капризов лица, не ввиду его своеобразных вкусов и т.д., а по установившемуся пониманию того или иного обстоятельства в конкретных условиях" <1>.

--------------------------------

<1> Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 102 - 106.

 

Статья 32 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 57 ГК РСФСР 1964 г. предусматривали возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения, но при этом критерии заблуждения не были установлены.

2. Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ внес немало нового в правовое регулирование признания недействительными сделок, совершенных под влиянием заблуждения, начиная с названиястатьи и заканчивая последствиями совершения такой сделки.

Прежде всего уточняется понятие "существенное заблуждение" и приводятся его виды.

К условиям признания заблуждения существенным относятся следующие:

- сторона, которая действовала под влиянием существенного заблуждения, не знала о действительном положении дел;

- если предположить, что сторона знала о таком положении, то она бы не совершила сделку;

- сторона не совершила бы сделку при условии разумной и объективной оценки ситуации.

Указанные обстоятельства должны быть доказаны стороной, заявившей требования о признании сделки оспоримой.

3. В п. 2 комментируемой статьи указываются отдельные ситуации, подпадающие под понятие "существенное заблуждение" при наличии вышеназванных условий. Подпункты 2 и 3 включают в себя положения, содержавшиеся в прежней редакции комментируемой статьи, а именно заблуждение относительно тождества предмета сделки и природы сделки: "Под юридической природой сделки принято понимать совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого", "нужно относить к числу таких случаев совершение сделки, сходной по многим признакам, но существенно иной по правовым последствиям (поручение - комиссия - агентирование; купля-продажа - рента и т.п.), от той, которую сторона намеревалась совершить" <1>. Как свидетельствует судебная практика, заблуждение стороны относительно объема прав, передаваемых ей по сделке, не может быть признано существенным и не является основанием для признания этой сделки недействительной <2>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007.

<2> Обзор практики рассмотрения кассационной инстанцией споров о признании договоров недействительными // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2001. N 1.