Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 10 страница



 

Относительно понятия предмета сделки в науке нет единого подхода. Так, Г.Ф. Шершеневич предметом договора определял "юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т.е. наличность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. С. 74.

 

4. Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки. Причины заблуждения не имеют значения. Заблуждение может возникнуть по вине самого заблуждающегося, по причинам, зависящим от другой стороны или третьих лиц, а также при иных обстоятельствах. Вина другой стороны в сделке влечет возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана (ст. 179 ГК).

Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения, как и относительно дохода, который могла бы получить сторона в сделке <1>. По смыслу настоящей статьи сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны сформировалась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение либо остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 18 апреля 2007 г. N 3959/07 по делу N А81-7232/2005.

 

Заблуждение в качестве предмета может повлечь недействительность сделки, если переданный по договору объект становится непригодным для предполагаемой цели или количество не отвечает цели сделки.

Так, Высшим Арбитражным Судом РФ не признано существенным заблуждение относительно объекта, передаваемого по договору аренды. В качестве объекта недвижимости, предназначенного для осуществления розничной торговли, был передан объект, обладающий статусом памятника архитектуры, о чем не знал арендатор. Наличие или отсутствие у объекта статуса памятника архитектуры не влияло на действительность оспариваемой сделки, поскольку и в том и в другом случае объект после капитального ремонта мог быть использован для торговой деятельности. Кроме того, спорный объект является вновь выявленным объектом историко-культурного наследия <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 18 февраля 2009 г. N 1357/09 по делу N А57-1306/08-34.

 

Торги могут быть признаны недействительными в том случае, если проданная вещь окажется впоследствии не того качества, как это было определено. Так, например, посередине выставленного на аукцион и приобретенного обществом земельного участка проходили уличная водопроводная линия и линия электропередачи, что не было указано в информации при проведении аукциона. В соответствии с п. 1 ст. 274 ГК РФ прохождение указанных инженерных коммуникаций является обременением земельного участка сервитутом.

Верховным Судом РФ был признан недействительным договор дарения супругом своей доли в доме в пользу супруги (имущество, приобретенное до брака), поскольку даритель заблуждался относительно последствий такой сделки, не предполагал, что он лишается 1/2 части дома и права на жилище. Как выяснил Суд, волеизъявление истца не соответствовало его действительной воле, он не имел намерения лишить себя права собственности на 1/2 доли дома и не предполагал, что ответчица сменит замки и воспрепятствует ему пользоваться домом, что она захочет вселить в дом взрослого сына от предыдущего брака. Суд также указал в решении, что заблуждение истца относительно сути договора дарения имеет существенное значение, поскольку он лишился права собственности. Собранными по делу доказательствами установлено, что даритель совершил договор дарения под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, - он не предполагал, что лишится права собственности на принадлежавшую ему часть дома и одаряемая будет вправе требовать от него освобождения жилой площади. При этом в качестве основания для признания договора недействительным было отклонено заблуждение относительно мотивов сделки - заключение договора с целью сохранения супружеских отношений <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВС РФ от 3 декабря 1998 г. N 10-Вп98-15.

 

5. Признаком существенного заблуждения был признан судом факт неправильного указания общей стоимости в договоре купли-продажи. Между продавцом и покупателем был заключен договор купли-продажи акций в количестве 100 штук номинальной стоимостью 500 рублей. Договором предусмотрено, что цена продаваемого пакета акций составляет 10 тыс. рублей. Данная сумма покупателем уплачена. Суд установил, что действительная воля продавца была направлена на отчуждение этих ценных бумаг по цене 500 рублей за акцию. При этом указанная истцом сумма (40 тыс. рублей) не рассматривается в качестве реального ущерба (п. 2 комментируемой статьи), а представляет собой не уплаченную покупателем часть номинальной стоимости акций, которую рассчитывал получить продавец при отчуждении ценных бумаг <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 26 апреля 2007 г. N 8192/06 по делу N А41-К1-3729/06.

 

При решении вопроса о существенности заблуждения суды учитывают и субъективные факторы, относящиеся к участнику сделки. Так, Определением Верховного Суда РФ от 25 июня 2002 г. N 5-В01-355 было рекомендовано исходить из существенности того или иного обстоятельства для конкретного лица с учетом особенностей его положения, состояния здоровья, характера деятельности, значения оспариваемой сделки. Судом первой инстанции эти юридически значимые обстоятельства учтены не в полной мере. Истец 1920 г. рождения, участник и инвалид Великой Отечественной войны, в силу возраста и состояния здоровья мог заблуждаться относительно природы сделки и значения своих действий, поскольку он в своих жалобах в вышестоящие судебные инстанции утверждает, что при заключении оспариваемой сделки путал дарение с завещанием, считал, что за ним сохраняется право пользования домом и прилегающим к нему земельным участком.

6. Положение о существенном характере заблуждения предусмотрено и в зарубежном законодательстве, в частности в § 119 Германского гражданского уложения, разд. 3 Гражданского кодекса Нидерландов, ст. 110 Французского гражданского кодекса, § 871 Австрийского уложения, ст. 1400 Гражданского кодекса Квебека.

7. Новеллой комментируемой статьи являются основания для отказа в признании сделки недействительной, предусмотренные в п. 4. Те условия, из которых исходила заблуждавшаяся сторона, должны быть отражены в решении суда.

Правом, но не обязанностью суда является отказ в признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п. 5 комментируемой статьи, а именно: заблуждение не могло быть распознано лицом, которое действовало с обычной осмотрительностью, а также с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Так, покупатель может заблуждаться в отношении действительной рыночной стоимости приобретаемого по договору купли-продажи объекта или перспектив получения дохода от этого объекта, что и другое лицо не могло бы определить при вышеназванных условиях.

8. Положения о последствиях сделки, совершенной под влиянием заблуждения, также претерпели отдельные изменения по сравнению с ранее действовавшей редакцией. Общее положение о двусторонней реституции сохранено.

Кроме того, к последствиям признания сделки, совершенной под влиянием заблуждения, относится взыскание реального ущерба или убытков (ст. 15 ГК) в зависимости от причин возникновения существенного заблуждения и ответственности другой стороны, причем закреплена презумпция возмещения реального ущерба со стороны, которая заблуждалась при совершении сделки. Новеллой комментируемой статьи является указание на основания для освобождения заблуждавшейся стороны от обязанности возмещения другой стороне причиненного реального ущерба. В соответствии с ранее действовавшей редакцией абз. 2 п. 2 комментируемой статьи заблуждавшаяся сторона была обязана возместить другой стороне реальный ущерб независимо от оснований возникновения заблуждения, кроме случаев, когда заблуждение возникло по вине другой стороны.

В соответствии с абз. 2 п. 6 комментируемой статьи другая сторона не имеет права на возмещение ущерба в том случае, если эта сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе когда заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств. Так, например, заблуждавшаяся сторона не возмещает причиненный вследствие признания сделки недействительной другой стороне реальный ущерб, если, например, при проведении оценки спорного имущества независимым оценщиком им была предоставлена сторонам не соответствующая действительности информация, о чем не знала заблуждавшаяся сторона. При этом другая сторона знала о реальной стоимости этого имущества.

Законодатель не использует теперь термин "вина" в отношении другой стороны, поскольку наличие вины влечет применение норм ст. 179 ГК РФ об обмане.

 

Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств

 

Комментарий к статье 179

 

1. Содержание комментируемой статьи, как и ее название, претерпело значительные изменения в соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ. В настоящей статье сохранены четыре юридических состава недействительных сделок:

- сделки, совершенные под влиянием обмана;

- сделки, совершенные под влиянием насилия;

- сделки, совершенные под влиянием угрозы;

- кабальные сделки (сделки, совершенные на крайне невыгодных условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств).

2. Норма п. 1 комментируемой статьи была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ <1>. По мнению заявителя, положение, согласно которому сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, противоречит ст. ст. 2, 8 (ч. 2), 17 (ч. 3),35 (ч. 2), 40 (ч. 2) и 45 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку позволяет признавать недействительной сделку купли-продажи и в том случае, когда она совершается под влиянием обмана, не исходящего от добросовестного приобретателя - участника сделки.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 52-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курамшина Рустама Рахимджановича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации".

 

Однако, как отметил Конституционный Суд РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, "по своему содержанию п. 1 ст. 179 ГК Российской Федерации сам по себе направлен на защиту права граждан на свободное волеизъявление при осуществлении правомочия распоряжения своим имуществом и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы. Кроме того, как следует из материалов жалобы, оспариваемая норма была применена в отношении договора поручения купли-продажи квартиры, стороной которого заявитель не являлся. Договор купли-продажи квартиры с участием заявителя был признан недействительным, и в отношении него были применены последствия недействительности сделки в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ".

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ учтена названная заявителем проблема, возникшая в связи с абз. 3 п. 2 настоящей статьи. В том случае, если обман исходит от третьего лица, не являющегося стороной сделки, сделка может быть признана недействительной лишь тогда, когда потерпевший докажет, что другая сторона знала или должна была знать об обмане (лицо, к которому обращена односторонняя сделка).

3. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, "обман является намеренным возбуждением в другом лице ложного представления. Поэтому сделка, совершенная под влиянием обмана, обсуждается по тем же началам, что и сделка, совершенная под влиянием заблуждения, с тем только отличием, что к обманутому следует предъявлять менее строгие требования, чем к заблуждающемуся, потому что интерес его контрагента менее заслуживает защиты. Обман подрывает силу сделки, если она заключена под его влиянием" <1>. Итак, обман - это умышленное введение стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки, с целью склонить другую сторону к ее совершению. При этом обман может иметь место как в форме действия, так и в форме бездействия.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 1. С. 202.

 

Гражданский кодекс РФ предоставляет право оспорить сделку, совершенную под влиянием обмана, только потерпевшему.

Отличием обмана от заблуждения является то, что обман может касаться любых обстоятельств (в том числе мотивов совершения сделки), влияющих на решение о заключении сделки, а не только тех, которые в силу закона или характера сделки имеют существенное значение.

Юридический состав сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, предусмотрен ГК РФ в отношении договора займа. Согласно п. 2 ст. 812 ГК РФ если договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 808 Кодекса), то его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств (данная норма требует приведения в соответствие с комментируемой статьей). При этом последствия такой сделки, предусмотренные п. 3 ст. 812 ГК РФ, не совпадают с последствиями, указанными в комментируемой статье. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что предмет займа в действительности не был получен от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Когда заем в действительности получен заемщиком от заимодавца не полностью, договор считается не заключенным в части неполученного займа.

4. Сделка, совершенная под влиянием угрозы или насилия, - это сделка, в которой принуждение к ее совершению заключается в оказании на потерпевшего воздействия, направленного на то, чтобы вынудить его поступить в соответствии с волей принуждающего. Действия виновного могут быть выражены в форме психического воздействия на принуждаемого - в угрозе или в форме физического воздействия, в насилии. Насилие выражается в неправомерных деяниях, в частности в причинении телесных повреждений, нанесении побоев, ограничении либо лишении свободы передвижения, причинении вреда имуществу и т.д.

Для признания сделки недействительной насилие и угроза должны быть непосредственной причиной совершения сделки, они также должны быть серьезными, осуществимыми и противозаконными. Кроме того, в отношении угрозы необходимы доказательства ее реальности. Необходимо доказать, что сделка совершена потерпевшим именно потому, что угроза данным действием (бездействием) заставила заключить данную сделку.

В части угрозы, как отмечают суды, она должна представлять собой предупреждение о возможном, не основанном на законе посягательстве на права и законные интересы потерпевшего. Так, было отказано в иске о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, поскольку в предъявленном истцом письме не содержатся угрозы в том смысле, как это понимается комментируемой статьей, а имеется лишь предложение об уступке доли в уставном капитале ООО в обмен на снятие материальных претензий к истцу в связи с ущербом обществу, который причинил сам истец <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 15 ноября 2005 г. N Ф03-А51/05-1/3319 // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке. 2006. N 1.

 

Угроза в осуществлении права, основанном на законе, сама по себе не влечет признания сделки недействительной.

5. Статья 33 ГК РСФСР 1922 г. определяла кабальную сделку следующим образом. Если лицо под влиянием крайней нужды вступило в явно невыгодную для себя сделку, суд по требованию потерпевшей стороны или подлежащих государственных органов и общественных организаций может либо признать сделку недействительной, либо прекратить ее действие на будущее время.

Для кабальной сделки характерны следующие признаки:

- она совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях;

- причинно-следственная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением сделки на крайне невыгодных для него условиях;

- совершение сделки одной стороной вынужденно - вследствие стечения тяжелых обстоятельств, при этом другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. Однако легкомыслие <1> потерпевшего, а также незнание нормативных правовых актов, коммерческий просчет, риск предпринимателя, незнание рыночной конъюнктуры не имеют значения.

--------------------------------

<1> В первоначальной редакции проекта, принятого Государственной Думой в первом чтении 27 апреля 2012 г., легкомыслие и слабоволие рассматривались как основания для признания сделки кабальной.

 

Если контрагент сознательно воспользовался для обогащения тяжелым положением другой стороны, это также должно быть доказано. Обычная "неэквивалентность" сделки не влечет признание ее автоматически кабальной, например договора мены, по которому передаются товары разной стоимости. В некоторых случаях законодатель предусматривает специальные юридические составы, например, согласно п. 2 ст. 44 СК РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву. В п. 1 комментируемой статьи говорится не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило сделку, и не о простой невыгодности совершенной сделки, а о "крайне невыгодных условиях". Об этом свидетельствует и судебная практика <1>.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 2 февраля 2009 г. N 574/09 по делу N А40-1919/08-47-21.

 

Заключить кабальную сделку может любое лицо, как физическое, так и юридическое.

Так, примеры кабальных сделок достаточно многообразны. Это сделки, предусматривающие чрезвычайно высокие проценты по сравнению со ст. 395 ГК РФ как за пользование денежными средствами, так и в качестве меры гражданско-правовой ответственности.

При расторжении договора аренды в соглашении между сторонами предусматривалось, что арендатор обязуется уплатить арендодателю штраф в размере 100 тыс. долларов США в рублях по курсу Центрального банка РФ на день осуществления платежа в неопределенный срок. При этом было установлено, что в случае своевременной уплаты штрафных санкций в целях передачи арендованных помещений и имущества арендодателю в надлежащем состоянии арендатор имеет право беспрепятственного вывоза собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения в течение срока, указанного в п. 2 соглашения. Суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемым соглашением предусмотрено право истца на беспрепятственный вывоз собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения только в случае уплаты ответчику 100 тыс. долларов США, что Постановлением ФАС Московского округа от 30 декабря 2008 г. N КГ-А40/12186-08 по делу N А40-68853/07-63-554 было признано сделкой, совершенной на крайне невыгодных для истца условиях, чем ответчик воспользовался, и суд правомерно удовлетворил исковые требования.

Постановлением ФАС Центрального округа от 5 марта 2009 г. N Ф10-455/09 по делу N А35-3576/08-С13 был признан кабальным договор аренды, совершенный в период тяжелого финансового положения арендодателя на крайне невыгодных для него условиях. Как установлено судом, сделка по передаче комбайна ответчику совершена при проведении процедуры наблюдения, и суд пришел к выводу, что о финансовом состоянии кооператива ответчику было известно, поскольку стороны находятся в одном населенном пункте, сведения о должнике являются общедоступными, публикуются в печати.

В качестве оснований для отказа в признании сделки кабальной, в частности договора займа, суды принимают пользование в течение длительного времени полученными денежными средствами, частичный возврат истцу суммы займа, отсутствие возражений против условий договора (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 января 2005 г. N А19-7825/04-10-Ф02-5713/04-С2).

Истцами по сделкам, указанным в настоящей статье, могут выступать лишь потерпевшие. В правоприменительной практике немало случаев отказа в удовлетворении иска в связи с тем, что истец не является таковым. Так, Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 23 августа 2005 г. N Ф03-А51/05-1/1997 <1> было отказано в удовлетворении иска, поскольку истец не доказал свою заинтересованность в оспаривании договора купли-продажи судна, а также те обстоятельства, на которых основан его довод о недействительности указанной сделки.

--------------------------------

<1> Экономическое правосудие на Дальнем Востоке. 2005. N 5.

 

6. Перечисленные в настоящей статье сделки являются оспоримыми. Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" к требованиям о признании оспоримой сделки недействительной не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности.

В силу п. 2 ст. 181 ГК РФ срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (п. 1 комментируемой статьи), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

7. Существенным изменениям подверглись положения о последствиях сделок, предусмотренных комментируемой статьей. Из статьи исключены положения о специальных конфискационных последствиях недействительности сделок - изъятии в доход государства. Вместо них, как было установлено в п. 5.2.7 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, предусмотрены гражданско-правовые меры реагирования, а именно правила о возложении на виновную сторону риска случайной гибели предмета сделки, возмещении причиненных потерпевшему убытков.

8. Статья 179 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) некоторые из указанных в настоящей статье действий виновного в совершении сделки лица рассматривает как преступные деяния. Так, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения либо повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства наказывается штрафом в размере до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

 

Статья 180. Последствия недействительности части сделки

 

Комментарий к статье 180

 

1. Часть сделки - это одно или несколько условий сделки, которые применительно к настоящей статьене должны относиться к категории существенных условий. В основном ГК РФ использует термин "условия сделки", выделяя прежде всего существенные условия. Г.Ф. Шершеневич, рассматривая состав сделки, различал три части, неодинаковые по своему юридическому значению, по существу определяющие содержание сделки: "a. Необходимые части - это те элементы, которые являются характеризующими сделку как тип... b. Обыкновенные части составляют те элементы сделки, которые обыкновенно встречаются в сделках такого типа, не являясь в то же время их сущностью, так что устранение их не разрушает рода сделки... c. Случайные части сделки не присущи вообще сделке этого типа, но входят в состав той или другой конкретной сделки по воле совершающих акт" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. С. 197 - 198.

 

2. Часть сделки может быть признана в основном ничтожной, хотя законодатель допускает и оспоримость части сделки. Основная проблема, возникающая при применении положения комментируемой статьи, состоит в установлении того, была ли сделка совершена без включения недействительной ее части.

Некоторые спорные моменты уточнены иными федеральными законами, а также судебным толкованием. Так, недействительность условий о способе обеспечения исполнения обязательства не влияет на действительность договора в целом (ст. 329 ГК). В соответствии со ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, признаются недействительными. В то же время это не влияет на другие условия договора. Так, в п. 11Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" <1> подчеркивается, что в соответствии с п. 1 ст. 859 ГК РФ договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время. Законом не предусмотрена возможность ограничения права клиента на расторжение договора. Поэтому при наличии в договоре банковского счета условия, ограничивающего право клиента на расторжение договора в зависимости от факта невозвращения банку полученного кредита или по каким-либо другим причинам, арбитражным судам необходимо расценивать такие условия как ничтожные в соответствии с комментируемой статьей.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 1999. N 7.

 

Согласно п. 2 ст. 1033 ГК РФ являются ничтожными условия договора коммерческой концессии, предусматривающие обязательство пользователя продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения, место жительства на определенной договором территории.

3. Нарушение валютного законодательства при совершении сделки не влечет ее недействительность в полном объеме, если сделка была совершена и без включения недействительной ее части. В п. 16информационного письма ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле" <1> дано разъяснение, согласно которому использование без разрешения Банка России иностранной валюты платежа при оплате строительных услуг нерезидента не влечет недействительность договора подряда в целом и не освобождает его стороны от выполнения иных соответствующих законодательству условий такого договора. Право одной стороны гражданско-правового обязательства истребовать от другой стороны неосновательно исполненное в связи с этим обязательством предусмотрено ст. ст. 1102 и 1103 ГК РФ.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2000. N 7.

 

В п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <1> приводится пример того, что включение сторонами в договор, не требующий государственной регистрации, условия о том, что он подлежит государственной регистрации и вступает в силу с момента регистрации, противоречит нормам законодательства.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2001. N 4.

 

Недействительность процессуальных положений, включенных в договор, в частности условий, определяющих договорную подсудность, не влияет на сделку в целом, как и материально-правовые условия договора не влияют на действительность процессуальных условий. Согласно ст. 16 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" <1> арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора. Решение третейского суда о том, что договор ничтожен, в силу закона не влечет за собой недействительность арбитражной оговорки.