Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Послевоенное развитие итальянского государства 1 страница



 

Крах фашистского режима. Образование республики и Конституция 1947 г. Разгром гитлеровских армий и италь­янского экспедиционного корпуса под Сталинградом явился одновременно мощным военно-политическим ударом по итальянскому фашизму. Военное поражение до крайности обострило и без того напряженное внутриполитическое по­ложение в стране. Фашистская машина подавления уже не могла справиться с ростом народного движения. Не помогли и присланные Гитлером несколько тысяч гестаповцев. Кри­зис фашизма породил стремление итальянского генералитета и части руководителей фашистской партии отмеже­ваться от него путем отстранения от власти Муссолини. Большой фашистский совет вскоре после высадки в июле 1943 г. англо-американских войск в Сицилии принял резо­люцию об отставке Муссолини. 25 июля 1943 г. король пору­чил формирование правительства маршалу Бадольо, а Мус­солини был арестован. Но эти полумеры не могли спасти положения. Под давлением демократического движения правительство Бадольо распускает фашистские организа­ции и подписывает акт о капитуляции. После этого Север Италии был сразу же оккупирован войсками фашистской Германии. Юг страны оказался занятым англо-американскими войсками. Тогда же был образован Комитет нацио­нального освобождения, возглавивший все антифашистские силы страны. В него вошли коммунисты, социалисты, республиканцы, либералы и христианские демократы (бывшая партия "пополяри").

Весной 1945 г. в результате вооруженного восстания на Севере страны вся Италия была освобождена от гитлеров­ских захватчиков. Партии антифашистской коалиции обра­зовали Временное правительство и вскоре добились отре­чения от престола короля Виктора Эммануила, скомпроме­тировавшего себя сотрудничеством с фашистами.

Политическая обстановка в стране после окончания второй мировой войны оказалась крайне сложной. Демокра­тические силы страны стремились покончить с остатками фашистского режима, выступали за создание демократиче­ского республиканского строя. Реакционные правящие кру­ги, вынужденные считаться с требованиями демократиче­ского движения, стремились не допустить его радикализации. Произошла их переориентация на христианско-демократическую партию, что давало им возможность исполь­зовать влияние на верующих католиков поддеживающего эту партию Ватикана.

В июне 1946 г. были проведены референдум по вопросу о форме правления в Италии и выборы в Учредительное собрание. На референдуме 12 700 000 голосов было подано за республику и 10 700 000 - за сохранение монархии.

Конституция 1947 г. и ее последующее развитие.В Учредительном собрании большинство мест получили три партии: христианские демократы (35% голосов), социали­сты (21%) и коммунисты (19%). После длительных дебатов в Учредительном собрании 22 декабря 1947 г. Конституция Итальянской республики была утверждена и 1 января 1948 г. вступила в силу.

Конституция провозгласила Италию демократической республикой и установила, что суверенитет принадлежит народу. Задачей республики было объявлено устранение препятствий экономического и социального характера, ко­торые фактически ограничивают свободу и равенство гра­ждан, мешают полному развитию человеческой личности и действительному участию всех в политической, экономиче­ской и социальной жизни страны. В частности, предусмат­ривалась возможность национализации предприятий, имею­щих важное общественное значение. Эти положения представляли собой юридическую базу, опираясь на которую, демократические силы могли вести борьбу за прогрессив­ные преобразования не только в политической, но и соци­ально-экономической сферах.

В Конституции закреплен широкий круг демократических прав и свобод граждан: равенство всех перед законом, равноправие граждан независимо от социальных, полити­ческих, национальных и иных различий, свобода личности и ее неприкосновенность, свобода собраний, союзов, поли­тических партий, слова, печати. В числе социально-эконо­мических прав были провозглашены право на труд, право на справедливое вознаграждение за него, равенство муж­чины и женщины в экономической области, свобода проф­союзов и стачек, участие трудящихся в управлении пред­приятиями.

Высшим органом законодательной власти стал двухпа­латный парламент. Нижняя палата - палата депутатов - по избирательным законам 1948 г. выбирается всеобщими и прямыми выборами по пропорциональной избирательной системе. Верхняя палата - сенат - избирается по облас­тям Италии по смешанной избирательной системе, содер­жащей элементы мажоритарной и пропорциональной сис­тем. Палаты равноправны в вопросах законодательства и контроля над правительством.

Главой государства является президент, избираемый на совместном заседании палат с участием представителей от областей сроком на 7 лет. К полномочиям президента относится верховное командование вооруженными силами, назначения на высшие государственные должности, право помилования, представительство республики в международ­ных отношениях. Он может на один месяц задержать всту­пление закона в силу, в особых случаях издавать декреты, имеющие силу закона, и имеет право роспуска парламента. Акты президента нуждаются в контрасигнации премьер-министра правительства.

Правительство Италии назначается президентом, но ответственно перед парламентом. Конституция допускает (с некоторыми ограничениями) делегацию законодательных полномочий парламентом правительству и предоставляет правительству право в чрезвычайных обстоятельствах из­давать декреты, имеющие силу закона.

В системе высших органов республики Конституция предусмотрела также Высший совет магистратуры - ор­ган по руководству судебной системой, и Конституционный суд, предназначенный для проверки конституционности за­конов и иных актов властей. В случае признания Конститу­ционным судом того или иного акта неконституционным этот акт утрачивает законную силу. Кроме того, к полномочиям Конституционного суда относится рассмотрение споров между областями и республикой и дел по обвинению прези­дента и министров. Члены Высшего совета магистратуры и Конституционного суда избираются парламентом (1/3) и на­значаются президентом и судьями (2/3).

Италия согласно Конституции, делится на области, про­винции и общины. Во всех территориальных единицах на основе всеобщих выборов создаются представительные ор­ганы - областные и провинциальные собрания и муници­палитеты, которые избирали либо коллегиальные, либо единоличные исполнительные органы. Конституция предусмот­рела автономию областей с довольно широкой компетенци­ей местных органов. Однако их деятельность во многом кон­тролируется правительственными комиссарами. Провинци­альные и общинные органы в еще большей степени зависят от назначаемых правительством префектов.

В целом можно сказать, что Конституция Италии де­мократична, хотя демократические институты реализова­ны в ней с меньшей последовательностью, чем в Конститу­ции Франции 1946 г. Прогрессивные силы страны стремят­ся оградить демократические институты Конституции от по­пыток реакции изменить их или ограничить их деятель­ность.

Это стало насущной задачей уже после первых выбо­ров в парламент, состоявшихся в 1948 г. В обстановке анти­коммунистической компании, начатой христианскими демо­кратами и поддержанной католической церковью, больше половины мест в парламенте получила христианско-демократическая партия, тесно связанная с Ватиканом и выра­жающая интересы монополистической буржуазии и аграриев Италии.

Христианские демократы приложили усилия, чтобы затруднить и задержать реализацию положений Конститу­ции об областной автономии, аграрной реформе, участии трудящихся в управлении производством, возможности на­ционализации монополистических объединений. В течение долгих лет не создавались Конституционный суд и Высший совет магистратуры.

С целью дальнейшего укрепления своих позиций хри­стианским демократам в 1953 г. удалось провести через парламент новый избирательный закон. По этому закону партия, собравшая более 50% голосов, получает 65% депутатских мест. Допускалось для этого и блокирование партийных списков кандидатов. Только если и в этом слу­чае не будет собрано абсолютного большинства голосов депутатские мандаты распределяются по пропорциональ­ной системе. Однако уже на выборах в том же году же­лаемый христианскими демократами результат не был достигнут, места в парламенте были распределены по пропорциональной системе, и в 1954 г. к ней пришлось вернуться. Доминирующее положение христианских де­мократов было поколеблено, и они вынуждены, начиная с 1963 г., создавать коалиционные правительства "левого центра", в которые кроме них входили представители образовавшейся в 1951 г. социал-демократической, рес­публиканской и (несколько позже) социалистической пар­тии. Эти правительства провели ряд демократических преобразований (национализация за выкуп электроэнер­гетической промышленности, частичная аграрная рефор­ма и др.).

Правительственные кризисы, возникавшие в резуль­тате противоречий между участниками коалиции, привели в 1972 г. к первым в послевоенный период досрочным выбо­рам в парламент, после которых христианские демократы перешли к политике "правого центра", возглавляя прави­тельство с участием социал-демократов, республиканцев и либералов. Только в 1981 г. впервые в послевоенной исто­рии правительство было сформировано представителем рес­публиканской партии. Но христианские демократы сохра­няют позиции ведущей политической силы страны. Актив­ное использование социальной доктрины христианства, идеи классового мира и сотрудничества, поддержка католической церкви позволяют им оказывать влияние на достаточно ши­рокие слои населения.

В целях его укрепления в 1993 г. на фоне упадка влия­ния и раскола ряда других партий христианско-демократическая партия была преобразована в Итальянскую народ­ную партию.

В том же году были реформированы государственные дотации парламентским партийным фракциям, негосударст­венное финансирование политических партий и критерии перераспределения средств на избирательные кампании.

Произошли изменения и в избирательной системе: вме­сто пропорциональной введена смешанная и установлен по­рог представительства партий в палате депутатов - не менее 4% голосов избирателей.

Политическая нестабильность, связанная с необходимо­стью санации промышленного производства и решением про­блем отсталого юга страны, а также с решением обострив­шихся в последние десятилетия задач борьбы с мафиозной организованной преступностью и коррупцией государствен­ного аппарата, проявилась, в частности, в формировании и распаде партийных блоков и частой смене правительств.

На этом фоне стабильным остается конституционное положение основных институтов государственной власти.

 

Глава 13. Государства Центральной и Восточной Европы

 

Становление национальных государств. Возникнове­ние независимых государств Чехословакии, Венгрии, Юго­славии стало следствием революционных событий, непосред­ственно связанных с первой мировой войной и распадом лоскутной Австро-Венгерской империи.

Мировая война до предела обострила социальные и национальные противоречия в Австро-Венгрии. Борьба за национальное освобождение чехов, словаков, хорватов и других тесно переплелась с широким антивоенным демо­кратическим движением и борьбой рабочих за свои права. Невиданный ранее размах приобрели крестьянские высту­пления против засилья помещиков в деревне.

Развал Австро-Венгрии, ускоренный поражением в вой­не, массовым дезертирством солдат из армии (как одной из форм национального и антивоенного протеста) совпал с на­чалом буржуазно-демократической революции, первым ито­гом которой было свержение монархической власти Габсбургов.

В октябре 1918 г. произошло национальное определе­ние Чехии и Словакии. Пражским и Словацким националь­ными комитетами было объявлено о создании сначала не­зависимого государства Чехии, а затем о вхождении неза­висимой Словакии в состав единого Чехословацкого госу­дарства. В том же году созванное на основе провинциаль­ного собора Народное вече под давлением революционных народных выступлений объявило об отделении от Австро-Венгрии всех южнославянских провинций и провозгласи­ло независимое Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. - Югославия), которое включило в себя Черно­горию, Сербию, часть Македонии, Герцеговину, Боснию, Хорватию, Словению, Воеводину, Долмацию. Революция на глазах меняла политико-географическую карту Европы. В ноябре 1918 г. была провозглашена республика в Венгрии, затем - в Австрии.

Победа Октябрьской революции 1917 г. в России созда­ла предпосылки для независимости Польши. Декретом от 24 августа 1918 г., провозгласившим право народов на само­определение, было признано за польским народом неотъем­лемое право на самоопределение и единство, что привело к созданию независимой Польской Республики.

При рассмотрении политических процессов, происхо­дивших в первой половине XX в. в восточно- и центрально-европейских странах необходимо учитывать то обстоятель­ство, что эти процессы формировались на почве авторитар­ных режимов трех империй: Австро-Венгерской, Германской и Российской, в условиях господства особого типа по­литической культуры, идеалом которой была сильная не­контролируемая власть, не признающая или с трудом при­знающая демократические права и свободы.

За исключением, может быть, Чехословакии, здесь не утвердилась, как в Западной Европе (в результате предше­ствующих буржуазных революций и последующих полити­ческих изменений XIX в.) либерально-демократическая идео­логия, не сложилась устойчивая партийная система, поли­тически зрелый электорат. Это непосредственно сказалось на том, что в результате кратковременных демократиче­ских сдвигов в 20-х гг., в этих странах впоследствии возро­дились авторитарные или военно-авторитарные режимы, просуществовавшие вплоть до второй мировой войны.

Демократизация государственной власти, антифеодаль­ные преобразования в деревне в 20-х гг. нашли частичное решение во всех этих странах в социальных, экономиче­ских и политических реформах, глубина которых зависела от ряда факторов: расстановки социально-политических сил, уровня развития демократических, антифеодальных и дру­гих социальных движений, характера предвоенных режи­мов, степени прямого влияния внешних обстоятельств и пр. В Венгрии и Словакии, например, под влиянием Октябрь­ской революции в России установились на короткое время даже советская власть и революционные правительства, была национализирована промышленность.

Демократические реформы стали законодательной ба­зой для принятия в восточноевропейских странах консти­туций. Так, например, конституционное самоопределение Чехословацкой Республики началось с утверждения в но­ябре 1918 г. Временной конституции, в которой содержались положения о высшем, избираемом на основе всеобщего избирательного права, законодательном органе - Национальном собрании, о главе государства - президенте, о пра­вительстве, а также о "временном оставлении в силе всех существовавших ранее земских и имперских законов". По­следующими законодательными актами были учреждены Верховный суд, 12 департаментов-министерств, Высший ад­министративный суд.

Конституция 1920 г. закрепила парламентский строй, основанный на принципе разделения властей, согласно ко­торому законодательная власть вверялась двухпалатному парламенту - Национальному собранию, исполнительная власть - президенту и правительству (Совету министров), судебная - независимым судьям во главе с Верховным су­дом.

Новые конституционные законы в Чехословакии, как и в других восточноевропейских странах, испытали на себе в той или иной мере влияние действующих в то время кон­ституций других буржуазных стран. В чехословацкой Кон­ституции влияние американской конституции проявилось, например, в положении о праве конституционного контро­ля, закрепленного за специально учрежденным для этой цели Конституционным судом, влияние австрийской Конститу­ции - в положении о Постоянном комитете, которому вве­рялось право издавать законы в период между заседания­ми парламента. По примеру швейцарской Конституции, по Конституции Чехословакии права президента (при всей их широте) ограничивались в определенной мере подотчетным парламенту правительством, которому принадлежало пра­во законодательной инициативы. Президент же мог вернуть закон в парламент на доработку со своими замечаниями.

Конституция 1920 г. содержала перечень демократиче­ских прав и свобод: право избирать и быть избранным всех достигших соответствующего возраста граждан (кроме во­еннослужащих), свободу слова, печати, собраний, совести, которые, однако, подлежали значительному ограничению в случае "осадного положения".

Возрождение польского государства было законодательно закреплено сначала в так называемой Малой конституции, принятой в 1919 г., характерная особенность которой нашла отражение в нормах о концентрации власти в руках Учреди­тельного сейма и "начальника государства". Им стал Ю. Пилсудский, являющийся, по Конституции, исполнителем реше­ний сейма, но взявший в свои руки командование армией.

Учредительный сейм, срок полномочий которого не был ограничен, призванный разработать Основной закон стра­ны, принимал законы, давал согласие на назначение началь­ником государства членов правительства, которые отвеча­ли перед сеймом за свою деятельность.

Принятая затем сеймом в марте 1921 г. Конституция получила название Мартовской. В преамбуле этой Консти­туции возносилась "благодарность провидению за освобож­дение от полуторавекового гнета". Основными принципами Конституции стали: принцип представительной демократии, разделения властей, ответственного перед парламентом пра­вительства, а также принцип преемственности "светлых традиций" польского государства и его "однородности", т. е. унитарной формы государственного устройства*. Законода­тельная власть вверялась двухпалатному парламенту, со­стоящему из сейма и сената. Законодательные полномочия сената, однако, были ограничены, он имел право лишь вно­сить поправки в принятые сеймом законы, которые могли быть отклонены при вторичном обсуждении законопроекта в сейме 1/20 голосов.

*Исключением из этого принципа стала временная автономия Горной Силезии.

 

Президент республики как глава государства представ­лял Польскую Республику в международных делах, назна­чал (считаясь при этом с позицией большинства сейма) и распускал правительство. Он обладал правом с согласия сейма объявлять войну и заключать мир, созывать и рас­пускать сейм (с согласия 3/5 членов сената), назначать выс­ших должностных лиц, издавать исполнительные распоряжения и постановления. При всей широте этих полномочий (президент нес ответственность только за измену родине, нарушение Конституции и уголовное преступление), он, од­нако, должен был действовать в определенных демократи­ческих рамках, которые устанавливались не только сеймом и сенатом, но и правительством. Премьер-министр по Кон­ституции обладал таким важным полномочием, как контрасигнация актов президента.

Раздел V Конституции 1921 г. был посвящен "Общим обязанностям и правам граждан". Традиционный перечень демократических прав и свобод дополнялся некоторыми социальными правами: правом на охрану труда и материн­ства (особенно труда несовершеннолетних и женщин), правом на социальное обеспечение, правом бесплатного обуче­ния в школах и др. При этом гарантии осуществления этих прав должны были найти закрепление в текущем законода­тельстве, которое или запаздывало, или расходилось в сво­ем содержании с конституционными нормами.

Не столь радикальны были демократические измене­ния в других странах. Новые конституционные законы Бол­гарии, Югославии, Румынии внесли демократические изме­нения главным образом в избирательное право, провозгла­сили ряд демократических прав и свобод, но сохранили мо­нархическую форму правления. В Виттовданской консти­туции Югославии 1921 г. (она была принята в день святого Витта) явным анахронизмом были положения о значитель­ных полномочиях короля, о лишении избирательных прав женщин. Конституция Румынии 1923 г. мало чем отлича­лась от старой Конституции 1866 г. Закрепляя монархиче­скую форму правления, она оставляла фактически нетронутым помещичье землевладение, сохраняла привилегии знати.

Конституция Румынии, формально закрепляя принцип народного суверенитета, определяла Румынию как "консти­туционно-монархическое государство". По ст. 34 Конститу­ции, законодательная власть в стране осуществлялась ко­ролем и национальным представительством в лице палаты депутатов и сената. Палата депутатов избиралась на основе высокого возрастного ценза - 21 год для избирателей и 25 лет для избираемых. Возрастной ценз для сенаторов повы­шался до 40 лет. Более того, сенат состоял не только из избранных сенаторов, но и сенаторов "по праву". Выборы осуществлялись по коллегиям (членами "палат торговых, промышленных, труда, сельского хозяйства", университе­тами) и по округам. Сенаторами "по праву" становились лица, "занимающие высокое положение в государстве и церкви": члены королевской семьи, митрополиты, епископы, генера­лы, бывшие премьер-министры, председатели палат выс­ших судов и пр. (ст. 72, 73).

Конституция вверяла большие правомочия наследствен­ному королю, назначавшему и увольнявшему министров, утверждавшему и обнародовавшему законы, имеющему право отменять и смягчать кару по уголовным делам, издавать указы, "необходимые для исполнения законов", и пр.

Авторитарный характер Конституции не могли изме­нить и формально закрепленные в ней, по образцу западно-демократических конституций, гражданские права и свобо­ды: слова, союзов, печати, положения об уголовно-процессуальных гарантиях, суде присяжных. Эти права фактиче­ски перечеркивались введением в 1923 г. репрессивного за­кона о защите государства, систематически вводимым в предвоенные годы чрезвычайным положением, и пр. В ус­ловиях роста социальной напряженности, движения за свои права национальных меньшинств, в целях обеспечения проч­ного большинства в парламенте в 1926 г. вводится новый антидемократический избирательный закон, предоставляв­ший партии, получившей на выборах большинство голосов, абсолютное большинство мест в палате депутатов.

Наряду с демократическими преобразованиями в госу­дарственной сфере повсеместно были проведены и аграр­ные реформы, которые, однако, носили половинчатый ха­рактер, не затронули существенно крупного землевладения и не решили проблемы безземельного крестьянства.

По закону об аграрной реформе 1919 г. в Чехословакии государство получило право приобретать за выкуп излиш­ки земли с тем, чтобы у земледельцев оставалось в среднем от 250 до 500 га, но не был предусмотрен порядок передачи земли крестьянам.

В сербско-хорватско-словенском государстве полностью отчуждались лишь земли Габсбургов, австрийских и вен­герских помещиков. Излишки (сверх 150-400 га земли в Хорватии, 150-400 га в Воеводине) должны были сдавать­ся помещиками за большую компенсацию в фонд аграрной реформы, осуществление которой растянулось на 20 лет.

В Венгрии и Румынии на долгие годы сельское хозяй­ство сохранило полуфеодальные черты, в том числе барщи­ну и издольщину. По закону 1921 г. об аграрной реформе в Румынии подлежали отчуждению за выкуп излишки поме­щичьей земли, превышающие 500 га, причем крестьяне должны были уплачивать помещикам выкуп, в 30-40 раз превосходящий арендную плату. Более радикальный харак­тер носили земельные реформы 1919-1920 гг. в Болгарии, где максимальный размер землевладения был установлен в 30 га.

Не были решены в многонациональных восточноевро­пейских странах и острые национальные проблемы. Нацио­нальные распри не прекращались в Югославии и Румынии, не были урегулированы отношения чехов и словаков в Че­хословакии. Национальную проблему Конституция 1921 г. просто обошла молчанием, исходя из ошибочной теории су­ществования единой чехословацкой нации.

Стойкие кризисные явления в экономике, мировой эко­номический кризис 1929-1933 гг. сопровождались новым обострением социально-классовых, национальных проти­воречий, углублением политической нестабильности, вы­ход из которой правящие круги видели в свертывании демократических государственно-правовых институтов, в ужесточении политических режимов. Во всем регионе четко наметились тенденции кризиса парламентаризма, не имев­шего прочных традиций и социальной базы, вмешательст­ва государственно-бюрократического аппарата во все сфе­ры политической жизни, ущемления или прямого отказа от конституционных прав и свобод. Эти тенденции на за­вершающем этапе мирового экономического кризиса при­вели к установлению диктаторского военно-авторитарного режима в Болгарии, в закреплении авторитарных принци­пов и институтов во вновь принятых конституциях Югославии 1931 г., Польши 1935 г., Румынии 1938 г., сужавших права представительных органов, расширявших правомо­чия исполнительной власти, армии и всего аппарата управ­ления.

Правящие круги этих стран пытались, вместе с заим­ствованием фашистской идеологии, перенять у фашистских режимов Германии и Италии методы управления, создать однопартийную систему и пр. Однако на восточноевропей­ской исторической почве эти порядки до конца не утверди­лись, профашистские партии не сумели обрести массовой базы. В этом и проявилось их качественное отличие от за­падноевропейских фашистских, тоталитарно-автократиче­ских режимов, сумевших на определенном этапе и на опре­деленных условиях мобилизовать политически активное большинство населения на поддержку фашистских поряд­ков, на признание культа харизматического вождя.

Изменения в демократических положениях конститу­ций выразились в 1927 г. в Чехословакии, например, в том, что президенту страны были вверены не только чрезвы­чайные полномочия, но и право вносить изменения в кон­ституцию. В Венгрии в 1926 г. было отменено всеобщее из­бирательное право, восстановлена антидемократическая по способам формирования и по характеру своей деятельно­сти верхняя палата парламента (сенат), в которую входили представители генералитета, судейских чинов, лица, назна­ченные правящим диктатором Хорти, и др.

В Польше государственный переворот в 1926 г. привел к утверждению авторитарного режима, закрепленного впо­следствии в Конституции 1935 г., явившейся своеобразным антиподом Мартовской Конституции 1921 г. Антидемокра­тическое дополнение было внесено в Конституцию Польши уже в 1926 г., по которому президент получил право (ст. 44) издавать "в случае государственной необходимости" испол­нительные указы, "имеющие силу закона".

По Конституции 1935 г., источником и носителем госу­дарственной власти являлся президент, ответственный толь­ко перед "Богом и историей". Вводилась недемократическая, крайне сложная система выборов главы государства, кото­рая определялась им самим, так же как и порядок выдви­жения на этот пост кандидата, не исключающий выдвиже­ние президентом самого себя. Деятельность сейма и сената, который на 1/3 назначался президентом, носила подчинен­ный характер, так как последнему принадлежало не только право издания указов, имеющих силу закона, отлагатель­ного вето, созыва и роспуска сейма и сената, но и, более того, преимущественное право законодательной инициати­вы в вопросах изменения конституции.

В результате государственных переворотов конца 20-х- 30-х гг. были установлены авторитарные режимы также в Югославии и Венгрии. И что особенно характерно для пред­военных режимов - это их почти полная зависимость, эко­номическая и политическая, от фашистских государств: гер­манского рейха и Италии.

Характер и формы революций 40-х гг. в Центральной и Восточной Европе. В середине 40-х гг. XX в. в странах Центральной и Восточной Европы прокатилась волна рево­люций. Как и Октябрьская революция в России 1917 г., эти революции проходили в экстремальных условиях, вызван­ных войной, экономической разрухой, резкой поляризацией социально-политических сил как внутри этих стран, так и на международной арене. Вместе с тем эти революции имеют ряд только им присущих черт, которые выделяют их среди других революций прошлого. Почти везде (кроме Гер­мании) народно-демократические революции выросли из антифашистских движений Сопротивления европейских народов немецкому или итальянскому фашизму, установ­лению в странах Центральной и Восточной Европы режима национального и политического бесправия, грубого диктата, открытого экономического грабежа. Борьба, которую вела подавляющая часть народов этих стран, была направлена не только против немецкого и итальянского фашизма, но и против антинародных реакционных сил, которые сотрудни­чали с нацистскими оккупантами.

Общей для всех этих революций была международная обстановка, в которой они происходили. Это сокрушитель­ное поражение - военное, политическое и моральное - гитлеровской Германии и ее сателлитов во второй мировой войне и решающая роль Советского Союза в разгроме гит­леровского рейха.

Характерные черты этих революций определялись тем, что еще во время войны во всех странах Центральной и Восточной Европы росли левые тенденции, укреплялись позиции народных, отечественных фронтов, а в ходе побе­ды над фашизмом складывалась своеобразная обществен­ная коалиция, выражавшая конструктивный компромисс ме­жду представителями различных политических сил: рабо­чих, крестьян, мелкой буржуазии. Утверждалась антифа­шистская, народно-демократическая политическая власть, имеющая широкую социальную базу, которая в известной мере выступала в качестве альтернативы тоталитарной со­ветской власти.

В Болгарии и Чехословакии важными вехами в разви­тии революционных событий стали народные вооруженные восстания в 1944-1945 гг., которые, однако, не привели к политическому господству одной партии. В правительствах всех этих стран определенное время были представлены все социально-политические силы, которые не скомпроме­тировали себя сотрудничеством с фашизмом.