Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ



Раздел I. Византия

Эклога1

Публикуется по: Эклога. Византийский законодательный свод VIII века / Вступ. ст., пер., коммент. Е. Э. Липшиц. М., 1965

Избранные законы — Эклога, составленные в сокращении Львом и Константином, мудрыми и благочестивыми [нашими] императорами, из Институций, Дигест, Кодекса и Новелл — конституций великого Юстиниана с внесенными в них исправ­лениями в духе большего человеколюбия; опубликованы в меся­це марте девятого индиктиона в году от сотворения мира 6234.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа Лев и Константин, [бла­гочестивые] императоры [ромеев].

Господь и создатель всего — Бог наш, который создал челове­ка и удостоил его самовластием, дал ему в помощь, согласно сло­ву пророков, закон, который определил то, что следует делать, и то, чего следует избегать, а также и то, что надлежит избирать как содействующее спасению и чего нужно остерегаться как вле­кущего наказание. И никто из тех, кто соблюдает заповеди его, или — чего да не будет — из тех, кто нарушает их, не будет об­манут относительно соответствующего тем или иным действиям возмездия. Потому что Бог заранее определил и то и другое и сила его заповедей непреложна, и воздает по достоинству каждо­му по делам его, и, согласно Евангелию, не отменяется.

И так как он вручил нам императорскую власть, такова была его благая воля, он принес этим доказательство нашей любви к нему, сочетающейся со страхом, и приказал нам пасти самое послушное стадо, как корифею апостолов Петру; мы полагаем, что ничем не можем воздать Богу должное скорее и лучше, чем управлением доверенными им нам людьми — согласно закону и

1 Датируется VIII в.

 

с правосудием — так, чтобы начиная с этого времени прекрати­лись всякие беззаконные объединения, и чтобы были расторгну­ты сети насильственных сделок по договорам и пресечены были стремления тех, кто грешит, и чтобы таким образом под его всемогущей рукой нас увенчали победы над врагами более дра­гоценные и более почетные венчающей нашу голову короны, и чтобы установилось у нас мирное царствование и прочное уп­равление государством.

И так как мы заняты подобного рода заботами и неусыпно устремляли разум в поисках того, что угодно Богу и полезно обществу, почитая более всего земного справедливость — пред­ставительницу небесного, являющуюся у служащего ей более острой по своей силе, чем всякий меч в борьбе с врагами, и так как мы знаем, что законоположения, изданные прежними импе­раторами, записаны во многих книгах и что одни могут постиг­нут* их смысл лишь с трудом, другим же, особенно живущим за пределами этого богохранимого города, смысл их и вовсе не доступен, мы созвали наших славнейших патрикиев, и славней­шего квестора, и славнейших гипатов, [и антиграфевсов], и про­чих богобоязненных людей и приказали [доставить] к нам все собранные у них книги. Мы рассмотрели все тщательным об­разом; и в соответствии с тем, что нами издано нового в отно­шении часто встречающихся дел и сделок по договорам, мы приказали соответствующие решения и наказания за преступ­ления изложить именно в настоящей книге более ясным и бо­лее сжатым образом для лучшей обозримости и познания силы этих благочестивых законов, и для более легкого и справедли­вого решения дел, и ради справедливого наказания преступле­ния и возвращения и исправления тех, кто расположен их со­вершать.

Тем же, кто поставлен исполнять законы, мы рекомендуем, а вместе с тем и приказываем воздерживаться от всяческих чело­веческих страстей и выносить решения исходя из здравого суж­дения по истинной справедливости; не презирать бедных, не оставлять без преследования несправедливо поступающего мо­гущественного [человека] и не выказывать в преувеличенной форме на словах восхищения справедливостью и равенством, на деле же отдавая предпочтение как более выгодному несправед­ливости и лихоимству. Когда судятся две стороны, одна — стре­мящаяся к стяжанию, и другая — малоимущая, ставить их в

равное положение друг к другу и отнимать у имущего настолько больше, насколько они найдут обиженным ущемленного. Так как те, в души которых ранее не заложена истинная справедли­вость и которые либо испорчены страстью к деньгам, либо по­творствуют дружбе, либо мстят за вражду, либо опасаются мо­гущественных людей, не могут судить справедливо, подтверж­дая на себе слова псалмопевца: «Аще убо во истину правду глаголете, правая судите сынове человестии: ибо в сердце безза­коние делаете на земли; неправду руки ваши сплетают». Рав­ным образом и Соломон Мудрый, уподобляя неравный суд не­равным мерилам, говорил в притче: «Мерило великое и малое мерзко пред господом». И вот это определено нами как увеща­ние [и как предупреждение] тем, кто понимает справедливость, но уклоняется от истины. Тем же, кто лишен разума и потому не может э^ого постигнуть и воздавать каждому поровну, скажем словами Иисуса из Сираха: пусть ни от Господа величества не ищут, ни от царя постов не просят, судьями быть пусть не спе­шат, так как уничтожить неправду они не в состоянии; тем же, кто обладает разумом и здравомыслием и ясно понимает [истин­ную] справедливость: пусть правильно выносят решения. Пото­му и Господь наш Иисус Христос — божественная сила и муд­рость — с избытком наделил их знанием права и открыл им труднопостигаемое в делах; он внушил с истинной мудростью творить правосудие и Соломону, который, руководствуясь им, вынес правильное решение женщинам о ребенке. Ибо сказанное [каждой из них] не было засвидетельствовано, и он приказал уступить место судьи природе и с ее помощью искать неизвест­ное; в то время как чужая женщина бесстрастно приняла приказ об умерщвлении ребенка, родная мать вследствие природной любви к ребенку не могла принять его и вынести даже слуха об этом распоряжении.

Пусть это разумеют [и понимают] и сообразно с этим себя ведут назначенные нашим благочестием судить дела — те, кому вручены весы правосудия по нашим благочестивым законам. Ибо этим мы стремимся служить Богу, вручившему нам скипетр [царства]; с этим оружием мы намереваемся твердо противосто­ять врагам, с этим мы печемся о порученном его властью нашей кротости христоименном стаде, чтобы оно росло в добре и пре­успевало, этим мы стремимся [надеемся] восстановить древнее правосудие в государстве.

 

Господь [и спаситель] наш Иисус Христос сказал: «Не суди­те, взирая на лица, но праведным судом судите»; поэтому право должно удерживаться от всякого принятия подарков. Ибо напи­сано: «Горе оправдывающим нечестивого ради даров и правду правдивого отметающим, их же корень будет как перст, а цвет рассеется как прах, так как не захотели исполнить господний закон. Потому что мзда и дары ослепляют очи и мудрым».

Поэтому, стремясь всемерно положить предел корыстолю­бию, мы решили выдавать жалованье из нашего благочестивого саккелия славнейшему квестору, антиграфевсам, всем служащим в судебных органах с тем, чтобы они с какого бы то ни было [лица], судимого у них, ничего совершенно не брали, дабы не исполнилось у нас сказанное пророком: «Продашь за серебро праведного», чтобы не навлекли из-за этого гнева божьего, став преступниками как нарушившие его заповеди.