Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Что такое интеллект?



Это был мой настоящий папа, руководитель департамента образования и одаренный учитель, кто, в конце концов, стал личным учителем Энди-Муравья. Энди был настолько способен, что должен был быть в старших классах в школе, а не в пятом. Его мать и папа понимали, что он может "перескочить" несколько классов, и все же они хотели, чтобы он оставался со своими сверстниками. Поскольку мой настоящий папа тоже был академически одарен, и он окончил Четырехгодичный университетский курс за два года, он понимал, как чувствовал себя Энди и в это время он уважал желание его родителей. Во многом он соглашался с нами, понимая, что академический возраст не так важен, как эмоциональное и физическое развитие. Он был согласен, что для Энди было важнее созреть эмоционально и физически, чем ходить в старшие классы школы или колледж, со студентами старше его вдвое. Итак после посещения начальной школы с обычными детьми, Энди должен был приходить к моему отцу, руководителю образования, и проводить послеобеденное время здесь, занимаясь с ним. Я же, с другой стороны, ходил в офис его богатого отца, чтобы получить начальное финансовое образование.

- Мне интересно поразмышлять над фактом, что многие отцы брали на себя обязанность заниматься с детьми других родителей. Замечательно, что это все еще происходит и сейчас. Многие родители добровольно обучают детей спорту, искусству, танцам, ремеслам, бизнесу. В конце концов, все взрослые - это учителя, каждый по-своему и будучи взрослыми, мы учим больше делами, чем словами. Когда наша учительница объявила нам, что Энди - гений с высоким коэффициентом интеллекта, в сущности, она сказала, что остальные нет. Я пришел домой и спросил отца, каково его определение интеллекта. Его ответ был простой. Вот все, что он сказал: "Интеллект это способность делать четкие различия".

Я постоял минуту, не понимая, что он сказал. Итак, я ждал дальнейших объяснений, и зная, что он был настоящим учителем, он не мог оставить меня, стоящим здесь с немым выражением на лице. Наконец осознав, что я не понял его объяснение, он начал говорить на языке десятилетних: "Ты знаешь, что значит слово "спорт"?"

"Конечно, я знаю, - сказал я, - я люблю спорт".

"Хорошо, - ответил он, - а есть ли различие между футболом, гольфом и серфингом?"

"Конечно, есть, - ответил я с волнением, - есть огромная разница между этими видами спорта".

"Хорошо, - продолжал папа учительским тоном, - эта разница называется различием .

"Ты имеешь в виду, что различие - это то же самое, что и разница?" - спросил я.

Мой папа кивнул.

"Итак, чем больше различий я могу назвать между чем-то, тем умнее я?" - спросил я.

"Правильно, - ответил мой папа, - итак, твой умственный интеллект в спорте выше, чем у Энди... но академический интеллект Энди выше твоего. На самом деле это значит, что Энди учится лучше, читая, а ты - делая что-то. Итак Энди легче учиться в классе, а тебе -на спортивной площадке. Энди выучит историю и науки быстрее, а ты выучишь бейсбол и футбол быстрее".

Я стоял, молча. Мой папа, будучи хорошим учителем, позволил мне постоять молча, пока различия не улягутся. Наконец, я вышел из состояния транса и сказал: "Итак, я учусь, играя, а Энди - читая".

Снова мой папа кивнул. Он помолчал немного и сказал: "Наша школьная система придает большое значение академическому или схоластическому образованию. Итак, когда говорят, что у кого-то высокий IQ, они подразумевают высокий схоластический или академический IQ. Современный тест, определяющий коэффициент умственного развития, измеряет первоначально вербальный IQ, то есть умение читать и писать. Итак, в специальном смысле, человек с высоким IQ - этот тот, кто учится быстро чтением. Этот тест не измеряет всех человеческих способностей. Поэтому этот IQ не является мерой артистических, физических или даже математических способностей, которые являются врожденными".

Продолжая, я сказал: "Итак, когда учительница говорит, что Энди гений, это значит, что он учится лучше меня, читая. А я лучше учусь, что-то делая".

"Да", - сказал мой папа.

И снова я стоял, там размышляя некоторое время. Медленно я начал понимать, как та информация применима ко мне. "Итак мне надо найти пути изучать вещи, которые соответствуют лучшим образом моему стилю изучения", - сказал я наконец.

Папа кивнул. "Тебе все еще нужно учиться читать, но, кажется, ты будешь учиться быстрее, работая, чем читая. Во многом у Энди есть проблемы с тем, что он может читать, но не может делать. В некотором смысле, ему будет труднее приспособиться к реальному миру чем тебе. Он будет преуспевать до тех пор, пока будет находиться в мире науки. И поэтому ему трудно на бейсбольной площадке или общаться с другими детьми. И это великолепно, что ты и твои друзья разрешаете ему быть членом спортивной команды. Вы учите его тому, чему школьный учебник никогда не сможет научить... вещам и умениям, которые очень важны для достижения успеха в реальной жизни".

"Энди - замечательный друг, - сказал я, - но ему бы лучше читать, чем играть в бейсбол. И я бы лучше занимался бейсболом, чем читал. Итак, это значит, он умнее в классе, потому что он учится лучше там. Но это не значит, что он умнее меня. Его высокий IQ означает, что он талантлив в учебе, читая. А мне нужно найти способ выделять больше различий быстрее, чтобы я мог учиться быстрее... таким способом, который лучше всего подходит мне".

 

Умножай - делением,

Мой воспитатель папа улыбнулся. "Это - позиция. Найди путь делать различия быстро и ты будешь учиться быстро. Всегда помни, что природа размножается делением, - сказал он, - как клетка размножается расщеплением... то же самое и с интеллектом.

Одновременно с делением предмета на две части, наш интеллект повышается. Если затем мы два поделим на два, мы получим четыре, и наш интеллект умножается... умножается делением. Это называется суммарным изучением, а не линейным".

Я кивнул, понимая, как учеба могла бы пойти быстрее, если бы я понял, как учиться лучше. "Когда я начинал играть в бейсбол, я не знал многого, - сказал я, - но вскоре я узнал разницу между различными правилами в бейсболе. Не это ли означает рост моего интеллекте делением или выделение четких различий?"

"Правильно, - ответил мой папа, - и чем больше ты будешь играть, тем больше новых и четких различий ты будешь открывать. Не находишь ли ты свою игру лучше, по мере того, как ты узнаешь лучше?"

"Да, - сказал я, - когда я начинал играть в бейсбол, я даже не мог ударить по мячу. Сейчас я могу бить по мячу, отбивать удар и выполнять другие приемы. В этом году я играл намного лучше, чем раньше".

"Да, я знаю, - сказал папа, - и я горжусь тобой. И ты понимаешь, что есть люди которые совсем не понимают, о чем ты говоришь, и конечно же не способны делать ничего, из того, о чем ты говоришь".

"Итак, мои способности в бейсболе действительно высоки?" -спросил я, улыбаясь.

"Очень высоки, - сказал мой папа, - почти такие же высокие, как академические способности Энди, но он не может играть в бейсбол".

"Ты говоришь мне, - продолжил я, - что Энди может знать разницу между различными ударами в бейсболе, но он не мог бы выполнить ни один из них если бы даже его жизнь зависела от этого".

"И в этом проблема с людьми, которых оценивают только по их академическому IQ, - ответил мой воспитатель-папа, - часто такие люди не добиваются успеха в реальном мире".

"Почему это происходит?" - спросил я.

"Это хороший вопрос, на который у меня действительно нет ответа. Я думаю, это потому, что педагоги концентрируют внимание на умственных способностях, а не на превращении умственных знаний в физические. Я также думаю, что мы, педагоги, наказываем людей за ошибки и, если вы боитесь совершать ошибки, вы вообще ничего не будете делать. В образовании много внимания уделяется необходимости быть правым и боязни быть неправым. Страх совершить ошибку и боязнь затем выглядеть, глупо мешает людям предпринимать действия. Мы все знаем, что мы учимся на ошибках, и все же в нашей школьной системе мы наказываем людей за них. Сфера образования полна людей, которые могут рассказать вам все об игре в бейсбол, но сами они не могут играть в эту игру".

"Итак, когда учительница говорит, что Энди - гений, значит ли это, что он умнее меня?" - спросил я.

"Нет, ответил папа, - но в школе ему будет легче учиться, чем тебе, потому что его способности к чтению выше. Однако, на спортивной площадке ты будешь учиться быстрее, чем он. Вот что это значит".

"Итак, иметь высокий IQ может только значить, что он учится быстрее, читая... но это не значит, что я не могу выучить столько, сколько знает он", - ответил я, желая больше объяснить. "Другими словами, я могу выучить то, что я захочу. Не так ли?"

"Да, - ответил мой папа, - образование - это позиция и, если у тебя позитивное отношение к учебе, ты будешь преуспевать. Но если ты не веришь в успех, ты никогда не выучишь ничего".

Я вытащил журнал о бейсболе из моего заднего кармана. Он был помятый и немного порванный. "Я люблю читать этот журнал. Я могу назвать тебе счет любой игры, средний уровень достижений всех игроков и их жалованье. Но, когда я читаю этот журнал в классе, учительница отбирает его".

"Как она и должна, - сказал мой папа, - но она должна поощрять чтение этого журнала после уроков".

Я кивнул. Я наконец понял, почему у Энди был более высокий IQ. Но более важное, что я узнал: так это то, как мне учиться лучше. В тот день я узнал, что лучший стиль учебы для меня: это - сначала делай, а потом читай об этом. Например, что касается бейсбола, чем больше я играл, тем больше я хотел читать об этом. Но, если бы я не играл в бейсбол, мне бы не было интересно читать об этом. Этот стиль обучения подходил мне лучше всего.

Для своею десятилетнего возрастая узнал достаточно для одного дня. Объем моего внимания был истощен. Схватив свою бейсбольную перчатку и биту, я вышел из дома и отправился делать более четкие различия об игре в бейсбол. Мне нужно было улучшить мои бейсбольные способности, и лучший путь для меня была практика.

 

Кроме того, я знал, что если бы я не продолжал тренировки, Энди-Муравей смог бы заменить меня в команде.

Это разъяснение моего отца-воспитателя было первоначальной причиной того, что окончив среднюю школу, я отправился выживать в очень жесткой федеральной военной академии со строгой академической программой. Благодаря его разъяснению я знал, что хотя у меня не было высокого академического IQ, это не значило, что я не был способным. Это просто означало, что мне пришлось бы находить способ обучения, который лучше бы подходил мне. Без этих ценных знаний я мог бы оставить школу задолго до ее окончания. Лично я находил учебу в школе слишком медленной, скучной и неинтересной. Меня не интересовало большинство предметов, которые я должен был изучать; но я нашел способ, как изучать эти предмету и сдавать экзамены. Что меня удерживало, так это знание тою, что однажды я получу университетскую степень и тогда начнется мое настоящее образование.