Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Января 1964



 

(Мать выглядит уставшей и простуженной. Она начинает цитировать по памяти одну запись, сделанную ею по-английски:)

«Истинная цель жизни — жить ради Божественного или ради Истины, либо, по крайней мере, ради собственной души…

 

Это минимум. А затем:

 

…Настоящая искренность — жить ради Божественного, не ожидая от него взамен никакой выгоды.»[20]

 

Я сказала это вчера или позавчера, потому что была очень сердита на ашрамитов!… Потому что мы проходим через очень трудный финансовый период, так что ты знаешь, люди... они почитают вас только пока у вас есть деньги; когда у вас кончились деньги, они вас больше не почитают — и это кажется им таким само-очевидным, столь естественным! Это даже не так, что они чувствуют себя как-то не по себе, вовсе нет: совершенно очевидно, что вы уважаете кого-то только тогда, когда у него есть деньги и он держит их в своем кулаке.

 

*

* *

 

Затем Мать показывает

еще одну рукописную запись:

 

Это молитвы, которые приходят отсюда (из сердечного центра), вот так, вдруг, неожиданно — они приходят все время, но вот эта меня заинтересовала. Она возникла опять после того, как я приняла ванну (!). Они часто возникают в это время…

 

«Быть тем, что Ты хочешь от меня,

делать То, что ты хочешь, чтобы я делала…»

 

Это было начало; затем пришло ощущение: «что же это за нелепое ‘я’»? (заметь, это пришло не из витала или ментала, вовсе нет: это пришло от тела, это клетки тела вдруг спросили себя: «но что же это за ‘я’»?) Тогда пришло это переживание, и оно было очень интенсивным:

 

«Быть Тобой, в каждое мгновение всевышней Спонтанности.»

 

(молчание)

Человеческие существа всегда делают что-то ДЛЯ чего-то, с какой-то целью, по какой-то причине, исходя из какого-то мотива; даже духовное усилие — ДЛЯ прогресса сознания, ДЛЯ достижения Истины, для… это вибрация, которая всегда имеет хвост — хвост перед собой. И эти клетки поняли, что если достичь вибрации без хвоста, тогда сила возрастает десятикратно — «десятикратно» еще ничего не значит! Иногда разница фантастическая. И как только клетки сказали себе: «Быть тем, чем Ты хочешь…», это был способ выражения той необходимости, которую они чувствовали для этого; но как только это было выражено такими словами, они сразу же сказали: «Как плоско! Что это за ‘я’, которое сует свой нос!» Тогда внезапно пришла Настоящая Вибрация, без причины и следствия, тотальная и абсолютная в каждое мгновение вселенной. И это трансформировалось так: «Быть Тобой, Господи, в каждое мгновение всевышней Спонтанности.»

Был необычайно ослепительный свет — но это не длилось долго.

 

(молчание)

Так что вывод (который, естественно, делается впоследствии, когда все было увидено и внимательно изучено), вывод состоит в том, что у Всевышнего нет ни причины, ни следствия; и все сущее подобно тем пульсациям из моего переживания, которое я имела два года тому назад (или полтора, не помню — это было в апреле), пульсациям Любви, вспыхивающим и творящим мир, следующим одна за другой, но не имеющим ни причины, ни следствия: ни одна пульсация не была результатом предыдущей и не была причиной следующей — совсем нет — каждая пульсация была полна в себе.

Каждое мгновение Всевышний полностью находится в себе.

А что такое «мгновение»? Чему это соответствует в истине Всевышнего? Я не знаю — для нас это передается вот так, потому что для нас все передается таким вот образом. Всякое изменение передается для нас как ощущение времени — ОДНО ощущение времени, определенное ощущение времени, которое может быть бесконечным и вечным, но для нас это всегда время. А для Него изменение не имеет времени. Что это такое? Что это значит? Я не знаю.

Потому что сознание (Матери) вне времени и пространства, полностью, и все же есть это…

 

(молчание)

*

* *

 

(Мать начинает кашлять)

 

Кто-то сделал мне подарочек: насморк – щедрый подарок!

 

Кто же это сделал?

(Смеясь) Он сделал это неумышленно.

Но это урок. Я могла бы сразу вылечиться (это было вчера): это заболевание сразу же было встречено с истинным сознанием и с истинной позицией (даже в теле) и было подавлено в течение нескольких часов. Затем стали приходить люди, которые обычно приходят каждый день: кто-то утром, кто-то после обеда (и это было вчера после обеда), со своими «тележками» работы — это как разгрузка тележки на твою голову, то есть, никто не ждет, пока будет разгружена очередная тележка: все сваливается вместе. Так что вдруг мой нос потек, было кончено — это было напряжение. Эта Сила, которая была там, больше не могла сопротивляться. Ночью и этим утром болезнь снова была подавлена и могла бы вообще уйти; но затем стали приходить обычные люди со своими обычными «тележками» (каждый со своей тележкой, всего их четверо); так что, посреди работы, мой нос снова потек. Это глупо, но, в конце концов…

И всегда одно и то же (первое видение было совершенно верным, я имею в виду, видение клеток было совершенно верным): это не что-то, что приходит снаружи, это импульс, который приходит снаружи, неверная вибрация, которая приходит снаружи, и трудность состоит в том, чтобы заменить ее или, скорее, отменить с помощью Истинной Вибрации. Я уже говорила это: «пропорция» не достаточна, так что этот процесс занимает некоторое время. Я понимаю, что если бы пропорция клеток, оставшихся в Истинной Вибрации, была бы достаточной, то лечение было бы мгновенным, то есть, воздействие неверных вибраций автоматически было бы отменено. Но я все видела и провела почти час, три четверти часа [в концентрации], и тот маленький кусочек, который был затронут (в горле) был нейтрализован — он не вернулся в больное состояние. Это было нейтрализовано. Но спустя эти три четверти часа я должна была возобновить свою деятельность, видеться с людьми, делать какие-то вещи, а также принять свою ванну (но ванна всегда благоприятно сказывается), и оставался только как след памяти… но затем, начиная с трех часов, без четверти три, началось вторжение: сначала один человек, затем другой, затем еще двое, затем третий, затем… Так что, вдруг, поскольку внимание было ОТВЛЕЧЕНО на то, что я должна была делать (писать ответы, посылать благословения, разрешать проблемы — все это сбрасывало меня вниз), поскольку мое внимание было отвлечено на это, то, естественно, я вдруг начала чихать и т.д. — не оставалось ничего другого, как пройти через все это до конца.

Все же, для действий из этой области, для действий трансформации, я не говорю, что уединение, потому что это глупо — нет уединения — но спокойствие необходимо, то есть, совершенный контроль над деятельностью: деятельность должна держаться на том уровне, где она не мешает внутренней работе, вот в чем дело. Вот, между прочим, почему я была вынуждена (внешне) переехать повыше, потому что там, внизу… это было невыносимо — это был ад, какой невозможно вообразить! И всегда был один и тот же принцип: «А почему не я?». А их 1300 человек, ты понимаешь… не считая визитеров, приходящих сотнями (в некоторые дни бывает сразу же по 200-300 визитеров); они услышали, что есть «что-то, что стоит увидеть», и когда я была внизу и приходил «балаганный зазывала» (смеясь, извините!), он приходил со всей толпой.

Сейчас немного лучше, но принцип остался: «Почему не я?». Мать виделась с людьми из такой-то категории, значит, все люди из этой категории имеют право видеться с Матерью!… С днями рождения то же самое, там прослеживают зависимость от возраста и рода занятий: если я виделась с людьми такого-то возраста и таких-то занятий в их дни рождения, то и все люди того же возраста и аналогичных занятий имеют ПРАВО придти — они имеют право — а я же ОБЯЗАНА их принять. А когда я говорю, что у меня нет времени… они недовольны.

Это фарс, ты знаешь! И этот фарс длится с 1929 года.

Но когда Шри Ауробиндо был здесь, мне достаточно было упомянуть ему об этом, и он посыла слово, говоря людям, чтоб они должны быть спокойными (я нашла это в его корреспонденции, я не знала об этом; сколько раз он писал людям!). Но после этого… после этого они все превознесли свою «преданность», потому что они продолжали оставаться в Ашраме, продолжали как-то рассчитывать на меня! И, естественно, я должна быть бесконечно признательна им за это — «Мы были преданы Матери».

В то время у меня были все деньги (так было во времена Шри Ауробиндо: он никогда не занимался деньгами, он передал все это мне, и так это и продолжалось), и это немного сдерживало их. Но когда я говорю: «У меня нет денег, я не могу платить», тогда… Вот вам и «духовная жизнь»!

Сейчас, после того, что я увидела и испытала («маленькие экзамены» по случаю), несомненно, есть — о! Будучи ЧРЕЗВЫЧАЙНО великодушными, терпеливыми и (как бы выразиться?) милосердными — есть добрая треть, кто находится здесь из-за того, что им здесь комфортно: вы работаете, если вы хотите, а если не хотите, то и не работаете, вы всегда сыты, у вас есть кров и одежда, и, в конце концов, можно позволить себе делать то, что хочется (достаточно лишь сделать видимость подчинения, и это все). И если ты отказываешь им в удобствах, они начинают ворчать — Йога не в счет! Она за сто тысяч лет от их сознания (в их ртах много слов, но это только болтовня). Достаточно иногда испытывать угрызения совести, чтобы создавать видимость работы. А некоторые сильно состарились или пришли сюда из-за того, что стали непригодными для жизни снаружи… так что их нельзя выгнать! (Было неправильным их принять — я должна сказать, что я играла маленькую роль в вопросе принятия их: если я говорила «нет», то в девяноста девяти случаях из ста они заявляли, что услышали «да», но, в конце концов… такова жизнь). Так что я не могу их выгнать! Но я собираюсь устроить им аскетическую жизнь: здесь больше не будет комфортно — тогда зачем же здесь оставаться?

Что же, посмотрим. Появились ограничения — о! Они не серьезны, но, в конце концов…[21]